Главная » Книги

Айхенвальд Юлий Исаевич - Мариэтта Шагинян

Айхенвальд Юлий Исаевич - Мариэтта Шагинян



Ю.И. Айхенвальд

Мариэтта Шагинян

  

I

Orientalia

  
   Не весь сборник" Мариэтты Шагинян "Orientalia" соответствует своему заглавию: наряду со стихотворениями ярко восточного колорита, он содержит и такие, которые совсем не отличаются расовой окрашенностью, а проникнуты общим чувством и особенно общей мыслью - тем, что по преимуществу, но не исключительно характеризует нашего умного автора. Ее стихи далеко не "глуповаты", как этого от поэзии требовал Пушкин, но они и не рассудочны, и много красивых образов, точно лианы, обвивают ствол их интеллектуального содержания. Может быть, впрочем, и ту, и другую - и образность, и мудрость - поэтесса действительно получила от своего родного востока. Она оказалась достойной дочерью его. Все чары и пламень экзотики и эротики вдохнула она в свои строки, звучащие музыкой, дышащие негой, горящие страстью. "Кто б ты ни был, - заходи, прохожий", - зовет у нее женщина, откровенная в своих желаниях; и в этом есть какая-то простота и величие и восточная покорность мужчине: "кто б ты ни был - будешь господином". Дыхание многих ароматов передано в сладострастных, но и простодушных зовах, какие женщина востока посылает своему властителю: "пахнут руки чебрецом и тмином"; "душистый сок из лучших роз" ожидает счастливца, и "благовонен сад сераля", и "цветет миндаль в саду" влюбленной. Не скуднее пиршество, приготовленное глазам: "земле не счесть цветов и злаков; луна - как розовый орех, темней вина небесный полог". А слух услаждают самые стихи поэтессы, сосуд чарующих звукосочетаний. И в тишине и тайне затихшей природы, как только "последний луч на минарете крылом тяжелым стирает ночь", свершается великое таинство любви. Ибо для любви созданы жены султана и жены и невесты человеческие вообще.
  
   Словно птичьих крыльев трепет
   Шевелится тень платанов;
   Робок ропот, странен лепет
   Разговорчивых фонтанов.
   И под ропоты фонтана
   В сад, луной обвороженный,
   Тихо сходят ждать султана
   Со ступеней белых жены.
   Томный шелк шуршит и прячет
   Затаенные желанья.
   Ах, кого пророк назначит
   Для блаженного закланья?
  
   Но любовь не только страсть: она - и святость. В ней - чистота и религия. Священна невеста. И вот как она молится, прежде чем станет женою:
  
   Нисходят с неба звездные дороги;
   В вечерний час по ним гуляет Бог,
   Глядится вниз, - а лунный серп двурогий
   За ним плывет, как огненный челнок.
  
   Взгляни туда, сквозь кружева черешен:
   Господь считает горние цветы...
   Чтоб был мой день, чтоб был мой сон безгрешен,
   Ему молюсь, - молись Ему и ты.
  
   Бог дал мне жизнь, тебя, кто всех дороже;
   В Его руке - твоя с моей сплелись.
   Чтоб Он помог принять тебя на ложе,
   Ему молюсь, - и ты Ему молись.
  
   Если, однако, для искупления восторгов и грехов страсти мало той молитвенной чистоты, в какой пребывает невеста, то вот уже на неоспоримой и сияющей высоте безгрешности находится мать:
  
   Она бледна; по нежной коже,
   Блестя, бежит жемчужный пот.
   Губа прикушена... И тот,
   Кто дал ей боль, склонен у ложа,
   ..............................................
   Часы в томлении великом
   Текут, текут... и наконец
   К ее груди с гортанным криком
   Припал горячий сосунец.
  
   Кто любит, тот близок Богу и сердце свое ощущает как Божью чашу:
  
   Уж ночь. Земля похолодела,
   С горы торопятся стада;
   И у Господнего предела
   Моргнула первая звезда.
   Там, в голубой исповедальне,
   Ночной монах зажег свечу...
   За нашу встречу, друг мой дальний,
   Слова молитвы я шепчу.
   Блаженный ветер, пролетая,
   Колышет кружево дерев... -
   Душа, как чаша налитая,
   Полна тобою до краев.
   Полна тобою и Тобою...
  
   Цитаты - осколки. Надо прочесть стихотворения Шагинян в их цельности, для того чтобы воспринять их красоту, их яркость, их образность. Можно было бы указать в них кое-какие изъяны, но делать этого не хочется, потому что они несущественны. А существенно то, что ее восточные пьесы напоминают цветы в саду сераля; ее стихотворения - розы, ее стихи - лепестки.
   Но в ее сборнике, где обнаружено столько понимания пленительной женственности, где столько неподдельного ориентализма, есть и другое - есть философия. В нескольких словах наметим несколько мыслей ее.
   Душа - Божья чаша. И сквозь жизнь надо пронести ее так, чтобы не пролить ни капли из ее драгоценного вина. "Час не повторяется", и оттого в каждом часе необходимо отпечатлеть себя всего, необходимо до конца запечатлеть себя в своем. Не растратить своих сокровищ, не потерять напрасно ни одного дыхания своей души. Живи так, чтобы в "священной череде" дней и годов ни один не оказался лишним.
  
   Умей забыть, что день - стрелы короче.
   И, как и он, зайди на лоне ночи,
   Не погасив огней сторожевых.
  
   Как ни короток твой день, как ни коротка твоя жизнь, пусть они продолжают гореть в вечности сторожевыми огнями и после того, как твои собственные зрачки погаснут и ты погрузишься в мировую ночь. Оставь после себя слепительные следы. Но - и здесь, кажется, центр в мировоззрении Мариэтты Шагинян - есть сомнения и трудность в том, какой сделать выбор в жизни: идти ли по ее общей, по ее большой дороге или блюсти свою отдельную линию, свою частную тропинку. Иными словами, к чему склониться - к сходствам или к различиям? Пантеизм или индивидуализм? Согласиться ли благодарно на то, чтобы бессмертное, всеединое небо "утопило" меня "в своей лучезарности", "поглотило своей синевой" (это - из другого сборника нашей поэтессы, "Первые встречи"), чтобы я был только частицей единой космической души и ослепил, заглушил в себе прихотливые желания своего личного сердца, чтобы я принял себя и других лишь за "геометрические схемы задачи, заданной Творцом"? Или же, наоборот, всей своей отдельной душой, носительницей моего собственного имени, помнить и настаивать, что Бог - это "Создатель всех различий", что не зря дал он, "мудрейший Судия из судей", "имена и зверю, и цветенью", что, при Его благосклонности, я могу и смею в мировой толпе, во вселенской массе никогда не терять из виду "лик любимый меж чужих обличий"? Одни и те же ли существуют Божьи чертежи и планы для всех земных странствий, единая общая карта, и мы все "одни пространства мерим, одни минуем рубежи", и одна душа повторяет другую душу, и "однообразен узор судеб"? Или же, подобно тому как "в хлебном поле колос не похож на ближайший колос тонкий", так и я могу и должен отдаться своей избирательной любви, выделить из общей населенности мира себя и свое любимое существо, остановить предназначенный мне "бег времен" на личности одного человека? Законны ли в мире отдельные карьеры и субъективные любви?
  
   Я Божьего завета не нарушу,
   Трудов и дней я выполню наказ, -
  
   но для этого нужно от милых глаз отвести свои глаза и взять назад свою душу, отданную было кому-то одному, единому, незаменимому, и в горестной разлуке с ним, разведя свои взоры в грустной покорности, совершать свой крестный путь, "как текут светил покорных хоры в лучезарной высоте небесной".
   Если же все-таки в пафосе религиозного чувства или в проникновенном служении красоте возможно найти ту целостность духа, где примиренно соединяются общее и частное, угождение единому и угождение многообразному, где одинаковые приносятся жертвы Богу сходств и Богу различий, то в эту сферу высоких примирений открыта дорога и для Мариэтты Шагинян, потому что она обладает творческой душою, а где творчество, там - гармония.

II

"Узкие врата" и "Семь разговоров"

  
   В прозе Мариэтты Шагинян много художественной легкости, изящества, остроумия; видна умелая техника, и от грациозных нажимов пера выступают яркие и живые фигуры. Но в то же время психологические линии на этих страницах порою так элементарны, что, зная утонченность нашей писательницы, читатель иногда уличает себя в неуместном предположении, будто бы г-жа Шагинян, богатая юмором, ведет свое повествование "нарочно" и с лукавой насмешкой над теми, кто так писал бы всерьез. Словно змеится улыбка на ее устах, и cum grano sails (с крупинкой соли (лат.)) надо принимать ее изложение. К счастью, однако, эту подозрительность скоро отбрасываешь, и от нее остается лишь какой-то неуловимый эстетический оттенок, положительный, желанный, а не отрицательный. Оказывается, что вполне серьезна моральная стихия, проникающая книги автора, дух старинного святочного рассказа, серьезная ласковость - вся эта своеобразная реставрация Диккенса, старое преломившееся через модернизм; оказывается, что нет у автора ложного стыда прел старомодной добротою и простыми истинами жизни; за шуткой, в глубине, оживает нечто умиляющее и трогательное, доверие к душе, - и вот исцеляется порочный, своего принц.s находит Золушка, свою награду получает добродетель, осуществляется благополучная свадьба, идеал гончаровской Марфиньки, и наступает конец, который "венчает не только дело, но и героев". Мариэтта Шагинян пишет, как она сама выражается, "киноповесть", и то наивное, что идет от кинематографа и его посетителей, не является искусной подделкой: перед нами не стилизация, а естественный стиль. Вот это не совсем обычное сплетение тонкости и морализма, элементов змея и элементов голубя, внутренней свободы и уважительности, свободного ума и преклонения перед вечными догматами - это составляет основную и прекрасную черту в чистых книгах г-жи Шагинян. Непринужденные страницы ее, точно сквозистые, чуждые всякой грузности, изящно-простые, содержат в себе, под незатейливой оболочкой, ту или другую мысль, глубокую, религиозную, светлую; раздвигаются мирные рамки какой-нибудь тирольской легенды, например, и неожиданно проступает редкая ценность. Там, где "душистые воздушные местечки" Тироля, где "кажется, будто ты у одной из бесчисленных бьющихся артерий земли: так необычайно сконцентрирована в этом уголку земная теплота и густота", там, по поводу одного самоубийства, в напутствие одной "несчастной, до безумия перепуганной одиночеством" душе, убедительно звучат художественные суждения автора о разнице между великой любовью и слабой жалостью, о тех "узких вратах", которые воздвигает христианская мудрость, о смысле страдания. Выходит, что девушка Клара была не права перед Богом, обрекая себя и других на скорбь и веря в очистительную силу одного только горя. Она представляла себе, что "люди подобны пробкам: они рождаются с легким сердцем, которое вечно норовит всплыть на поверхность, ищет легкого и пустого, не переносит и боится глубины; жизнь подобна морю, драгоценный смысл и лучшие дары которого, как жемчужины, таятся на самом дне; человек одной своей первородной тяжестью не может достичь жизненной глубины, - он, как пробка, держится на поверхности мироощущения; и вот, чтобы довести его до глуби и до жемчужной жизни, мудрый Творец швыряет в человека время от времени камушками: камень попадает на пробку, утяжелит ее вес, и пробка уходит на дно, где обретает жемчужину... Богу угодно страдание, - ведь Он даже Сыну своему подарил жемчужину Воскресенья через камень гробницы". Но вещий сон показал Кларе, что ангелы, охраняющие "узкие врата", исполняя Божье поручение, не требуют от людей несчастья и скорби: великая и благостная тайна этих узких врат заключается в том, что они "слишком узки для одного", что "сюда проходят лишь по двое", что жизненный путь надо совершать непременно со спутниками. Не умиленное спасение собственной одинокой души заповедано людям, а нечто другое: "до конца удержать и до конца возлюбить, чтоб было с кем войти в узкие врата Вечности". Не жалость ко всем, а сосредоточившаяся любовь - это настроение, в переливах внутренней торжественности и внешней простоты, чуется на многих страницах Мариэтты Шагинян. И оттого даже те ее герои, которые хотели бы оттолкнуть от себя любовь, оказываются ее радостными жертвами, находят в ней свой вожделенный клад. Например, барышня Тата, которая констатировала в себе отсутствие "нравственных принципов" и даже самой души, которая от гложущей скуки, от внутренней незанятости болтала с авиатором Невзлетайко (ни разу, впрочем, не летавшим) и спрашивала, нельзя ли "отменить" закон притяжения, которая вздумала корыстно поиграть в любовь, - легкомысленная Тата эту игру проиграла, сама полюбила и, полюбив, нашла свою душу и "нравственные принципы". Или - милая полунегритянка Мэри; она встретилась на дороге русскому эмигранту, который искал в жизни определенности и исповедовал, что мы, русские, "всегда вне себя и вне своей судьбы", что мы забегаем вперед навстречу своему часу, а не дожидаемся его спокойно, что даже обломовщина - это "тихий бунт": "лошади иногда ложатся, не доезжая до конюшни... мы все когда-нибудь ляжем... от одной этой мысли Обломов вылез из своей судьбы и лег преждевременно, не дожидаясь, когда его распрягут., судьбе просто с нами нечего делать... она привыкла натыкаться на известную упругость, привыкла встречать противодействие, бороться с человеком, приобретать реальность... а у нас она натыкается на одних нетерпеливо лежащих... поэтому она у нас до сих пор не может принять никакой плотности и реальности и шатается, как невбитый гвоздь; поэтому мы все как бы люди без судьбы и Россия - страна без судьбы", - так этому эмигранту (умные речи которого г-жа Шагинян не должна бы, правда, вставлять в киноповесть, ума и речей вообще не приемлющую) Мэри вернула определенность тем, что полюбила его и полюбилась ему: "Он положил голову на смуглое плечо Мэри и думал, не мыслями, а чувством, что кто-то твердый, радостный, вечный связал его бытие с землею, людьми, родиной, раскрывает путь и указывает долг; кто - это родное, смуглое тельце с серьезной душой, любовь или, может быть, Бог?"
   Внешне занимательные фабулы нашего автора нередко пронизываются не только этой мыслью о торжествующей, определяющей любви, о любви как откровении, но и другими идеями. Например, дорожит писательница мыслью, что "полезно было бы людей, подобно картам, время от времени перетасовывать", менять их жизненные ситуации, осуществлять человеческий калейдоскоп. Или вот женщина-красавица тайну своей добродетели находит в любви к самой себе: "Мне было так благодарно и радостно, что Бог сделал меня прекрасной... Я подумала, что это нужно хранить и не погубить. То есть не красоту хранить, а себя, чтобы быть ее достойной". Или отмечается роковое "перемещение", в силу которого человек начинает жить не живыми своими клетками, не духом и сознанием, а своей вещественностью и тяготеет к миру неорганическому, перемещает в себе центр, и на этой почве происходит у него странное сближение с вещами, с элементами земли; он любит их, но они враждебны ему, и стихии овладевают им, если в таком взаимном тяготении, любви и вражде он не овладевает ими; как бы то ни было, "нынче уже не человек делает вещи, а вещь делает человека".
   Книга Мариэтты Шагинян, озаглавленная "Семь разговоров", менее значительна, менее ярка, чем "Узкие врата", но и на ней лежит та же печать оригинального дарования, острой, порою играющей мысли, большого и многосторонне заинтересованного ума. С особенным вниманием прочтут все первый рассказ - "Семь разговоров", из впечатлений немецкой ссылки, в которую попали герои, застигнутые войной в Германии, высланные в Баден-Баден. Невольные обитатели немецкого города за общим столом пансиона ведут между собою беседы о войне, о характере государства, о смысле истории; и так как собеседники принадлежат к разным национальностям, то это и дает возможность автору развернуть цветную и очень характерную вереницу типов и миросозерцании. - Рождественская сказка о "последнем милитаристе" рисует человека, который уже потому, через два столетия после наших дней, является милитаристом, что, убежденный в пагубности пацифизма для нравственного уровня людей, он объявил войну самому себе, своим слабостям, инстинктам и порокам. Деятели клуба пацифистов всячески убеждали его примириться с собой, - но тщетно. Энтведеродер (так звали последнего милитариста) оставался непреклонен, не хотел прощать самого себя, твердо решил покончить с собой.
   И вот он убил мешавшего его самоубийству портного Пинчука; но убитый, с благостным и светлым лицом, в последнее мгновенье простил убийцу, успел вымолвить слово "прощаю". И после этого, потрясенный, не убил себя милитарист, а заплакал над убитым, как еще никогда не плакал. Прощенный другим, он тогда простил самого себя, и он перестал быть милитаристом, когда убил: вот проба, которой не выдержит никакой принципиальный, теоретический милитаризм. - Нравственная идея вытекает и из рассказа "Заповеданное", - та идея, что "кто поступил, тот уступил": от дурной мысли до дурного поступка - расстояние очень большое, и разница между ними не количественная, а качественная; заповедь охраняет меня, не дает мне совершить дурного действия, и не самая наличность во мне искушения, соблазна осуждает меня, а моя уступка искушению, реализация его. Это - "катехизис" (как замечает один из героев рассказа, журналист Федя, блестящий и передовой ум, речи свои снабжающий множеством цитат, "начиная от Гераклита и кончая Ивановым-Разумником"...); однако в том-то и заключается особенность г-жи Шагинян как автора, что она не стесняется катехизиса, не стыдится старых моральных ценностей и понимает всю привлекательную искренность своих героев и "Головы Медузы", ищущих такого сожительства людей, при котором все получали бы и никто бы не терял (а теперь это не так: "все, что мы получаем, - это не из воздуха, не из материи, не из кассы, а от такого же существа, как мы; кассы в мире не существует"). Но мораль дает Мариэтта Шагинян без морализации; у нее духовная свобода, игра души, легкость изящного рисунка, и в живой, остроумной, искрящейся форме, с налетом тонкой шутливости и лукавства, предлагает она свои духовные драгоценности. У нее - мною писательской изобретательности, выдумки, власти над вниманием читателя; и дорого то, что это соединено с какою-то внутренней благочестивостью; утонченное сливается в ее рассказах с простотой, и, как истинная аристократка, Мариэтта Шагинян не боится показаться мещанкой.
  
   Из книги: Силуэты русских писателей. В 3 выпусках. Вып. 3. М., 1906 - 1910; 2-е изд. М., 1908 - 1913.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 429 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа