Главная » Книги

Дорошевич Влас Михайлович - Демон

Дорошевич Влас Михайлович - Демон



В. Дорошевич

Демон

  
   Театральная критика Власа Дорошевича / Сост., вступ. статья и коммент. С. В. Букчина.
   Мн.: Харвест, 2004. (Воспоминания. Мемуары).
  
   - Тебя, болвана, не спросились! Ты душу из меня, негодяй ты этакий, вынуть хочешь? Душу? - кричал Иван Иванович.
   Петр Сидоров, сапоги бутылками, стоял - к-к-ка-налья! - отставив ногу и "довольно спокойно" говорил:
   - Ругаться есть воля ваша, потому как вы губернаторы и человек военный. А только и я, как, стало быть, председатель местного отдела "Союза русского народа", дозволить не могу...
   - Я "Анатэму" тебе запретил. Сделал удовольствие. Теперь ты до "Демона" добираешься, борода твоя...
   - Да Бога-то, твое превосходительство, помнить надоть. Аль его совсем из Рассей выселить?
   - Ты голоса не возвышай!
   - И возвышу, потому я говорю по-Божьему. Черное слою поминать грех али нет? А тут черт, -прости меня Господи, -цельный вечер перед глазами торчит. И какие слова говорит! Андрееву в лоб не влетит. Вы поглядеть извольте!
   Петр Сидоров помуслил палец и открыл либретто.
   - "И будешь ты царицей мира". Нешто возможно?
   - Ну, это переделать можно. "И будешь ты губернаторшей мира", -петь будут.
   - "Ты хочешь послушанья, а не любви. Любовь горда, горда, как знанье". На галерке гимназисты сидят. А вы им этакие мысли во все горло внушаете? Да он, постреленок, пойдет завтра классному наставнику нагрубит. Почему? В театрах пели, чтоб не слушаться. Вы этаким манерам, ваше превосходительство, юношество воспитываете? Вы что же? Бомбу на себя готовите?
   - Гимназистам можно запретить посещение оперы.
   - А ангела куда вы денете? Ангела можно на посмешище выводить? Чтоб их демоны переспаривали.
   - Ангела нет. Врешь. Есть "добрый гений"!
   - В газетах пишут: "Г-жа Толстоногою - приличный ангел". А? "Приличный ангел"! Да ведь за этакие слова повесить мало!
   - Газету можно закрыть!
   - Ангела не закроете. Баба лет сорока. Ей бы по всему, что у ее видать, в купеческом доме в кормилицах быть. А она в этаком виде
   ангела представляет. Через это большой поворот в религии может выйти.
   - Надо сказать, чтоб передали певице потоньше.
   - Да ведь как тонка ни будь, все же женскую прелесть видать будет у подлой! Дальше взглянуть извольте. Действие второе. Князь только что угоднику помолился, а его татары и зарезали.
   - Да ведь кавказский князь! Что тебе? Революционеров жалко?
   - Не в князе дело. А что ж это? Помолился, и зарезали? Бесполезность молитвы святым угодникам доказывается? А желаете вы, мы сейчас на представление всем отделом явимся? Патриотическую манифестацию сделаем. "Не сметь убивать князя! Потому он угоднику помолился!"
   - Ну, ну!
   - Опять на фамилью извольте внимание обратить. Куда гнут! "Си-нодал" - фамилия. Это какие же такие намеки? Синодальная молитва, стало быть, до Бога не доходит, позвольте вас спросить?
   - Фамилия действительно опрометчивая. Мы его в Гегечкори переделаем.
   - Чтоб Гегечкори Богу молился? Нешто возможно? Опять, последнее действие. Где? Женский монастырь! Обитель! И вдруг - мужчина! Целуются! Нет, уж как вам будет угодно. Этакой морали на обители допущать не можем. Пущай Тамара эта на курсы идет, - там и целуется. А обители на смех выставлять не дадим.
   - Да ведь классическое произведение! Черт!
   - А нам наплевать.
   - Да ведь кто написал?!
   - И это нам довольно известно. Что господин Лермонтов Столыпиным родственником приходился. Потому и написал. Ежели он министру сродственником приходится, так ему и этакие вещи писать возможно? А Бог? - "На нас не кинет взгляда: он занят небом, не землей". К министрам-то прислуживаетесь, а про Бога забыли, ваше превосходительство? Оченно даже хорошая корреспонденция в "Русское знамя" может выйти: "До чего дошло при Столыпине прислуживанье господам министрам".
   - Да ведь на казенной сцене играют! Дуботол! Идол! Ведь там директора для этого!
   - Это нам все единственно. Нам еще неизвестно, какой эти самые директора веры. Тоже бывают и министры даже со всячинкой!
   - Ты о министрах полегче!
   - Ничего не полегче. Министры от нас стерпеть могут. Потому, ежели какие кадюки или левые листки, - тем нельзя. А нам можно. Наши чувства правильные. Мы от министров чего? Твердости! Ну, и должон слушать. А только я вам прямо говорю. Ежели, как мы, стало быть, постановили, "Демона" вы не снимете, - извините, ваше превосходительство, в "Земщине" вас процыганить придется.
   - То есть как это?
   - Оченно просто. Вот, мол, и губернатор! С немкой в незаконной связи находится, и сам в хлысты перешел. Толстых баб ангелами выставляет.
   - Запрещу. Иди. Ска-а-тина!
   - Прощенья просим. Премного благодарствуйте.
   Через два часа его превосходительство говорил очень худому человеку, оперному антрепренеру.
   Говорил сердито, но стараясь на него не смотреть:
   - Ну, время ли теперь "Демона" петь? Ставьте "Аскольдову могилу". Чем не опера?
   - Слушаю, ваше превосходительство.
   - Удивляюсь я вам, господа! Откопаете вы всегда что-нибудь этакое... несовременное!
   На афишных столбах висели анонсы:
   "По непредвиденным обстоятельствам вместо объявленной оперы "Демон" дана будет известная, знаменитая опера "Аскольдова могила".
   А в первом же акте...
   Неизвестный, выйдя из лодки, орал, махая руками:
  
   Люди ра-а-атные не смели
   Брать все да-а-ром на торгу...
  
   В партере раздался звон шпор.
   Ротмистр расквартированного в городе драгунского полка Отлетаев, звеня шпорами и гремя шашкой, демонстративно вышел из театра.
   - Оскорбление чести мундира.
   Опера "Аскольдова могила" была снята с репертуара:
   - Ввиду того, что в ней затрагивается военное сословие. В театре открылся кинематограф.
   А местная газета уведомила:
   "В следующем году наш оперный театр будет сдан интендантству и переделан на вещевой склад".
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Театральные очерки В.М. Дорошевича отдельными изданиями выходили всего дважды. Они составили восьмой том "Сцена" девятитомного собрания сочинений писателя, выпущенного издательством И.Д. Сытина в 1905-1907 гг. Как и другими своими книгами, Дорошевич не занимался собранием сочинений, его тома составляли сотрудники сытинского издательства, и с этим обстоятельством связан достаточно случайный подбор произведений. Во всяком случае, за пределами театрального тома остались вещи более яркие по сравнению с большинством включенных в него. Поражает и малый объем книги, если иметь в виду написанное к тому времени автором на театральные темы.
   Спустя год после смерти Дорошевича известный театральный критик А.Р. Кугель составил и выпустил со своим предисловием в издательстве "Петроград" небольшую книжечку "Старая театральная Москва" (Пг.-М., 1923), в которую вошли очерки и фельетоны, написанные с 1903 по 1916 год. Это был прекрасный выбор: основу книги составили настоящие перлы - очерки о Ермоловой, Ленском, Савиной, Рощине-Инсарове и других корифеях русской сцены. Недаром восемнадцать портретов, составляющих ее, как правило, входят в однотомники Дорошевича, начавшие появляться после долгого перерыва в 60-е годы, и в последующие издания ("Рассказы и очерки", М., "Московский рабочий", 1962, 2-е изд., М., 1966; Избранные страницы. М., "Московский рабочий", 1986; Рассказы и очерки. М., "Современник", 1987). Дорошевич не раз возвращался к личностям и творчеству любимых актеров. Естественно, что эти "возвраты" вели к повторам каких-то связанных с ними сюжетов. К примеру, в публиковавшихся в разное время, иногда с весьма значительным промежутком, очерках о М.Г. Савиной повторяется "история с полтавским помещиком". Стремясь избежать этих повторов, Кугель применил метод монтажа: он составил очерк о Савиной из трех посвященных ей публикаций. Сделано это было чрезвычайно умело, "швов" не только не видно, - впечатление таково, что именно так и было написано изначально. Были и другого рода сокращения. Сам Кугель во вступительной статье следующим образом объяснил свой редакторский подход: "Художественные элементы очерков Дорошевича, разумеется, остались нетронутыми; все остальное имело мало значения для него и, следовательно, к этому и не должно предъявлять особенно строгих требований... Местами сделаны небольшие, сравнительно, сокращения, касавшиеся, главным образом, газетной злободневности, ныне утратившей всякое значение. В общем, я старался сохранить для читателей не только то, что писал Дорошевич о театральной Москве, но и его самого, потому что наиболее интересное в этой книге - сам Дорошевич, как журналист и литератор".
   В связи с этим перед составителем при включении в настоящий том некоторых очерков встала проблема: правила научной подготовки текста требуют давать авторскую публикацию, но и сделанное Кугелем так хорошо, что грех от него отказываться. Поэтому был выбран "средний вариант" - сохранен и кугелевский "монтаж", и рядом даны те тексты Дорошевича, в которых большую часть составляет неиспользованное Кугелем. В каждом случае все эти обстоятельства разъяснены в комментариях.
   Тем не менее за пределами и "кугелевского" издания осталось множество театральных очерков, фельетонов, рецензий, пародий Дорошевича, вполне заслуживающих внимания современного читателя.
   В настоящее издание, наиболее полно представляющее театральную часть литературного наследия Дорошевича, помимо очерков, составивших сборник "Старая театральная Москва", целиком включен восьмой том собрания сочинений "Сцена". Несколько вещей взято из четвертого и пятого томов собрания сочинений. Остальные произведения, составляющие большую часть настоящего однотомника, впервые перешли в книжное издание со страниц периодики - "Одесского листка", "Петербургской газеты", "России", "Русского слова".
   Примечания А.Р. Кугеля, которыми он снабдил отдельные очерки, даны в тексте комментариев.
   Тексты сверены с газетными публикациями. Следует отметить, что в последних нередко встречаются явные ошибки набора, которые, разумеется, учтены. Вместе с тем сохранены особенности оригинального, "неправильного" синтаксиса Дорошевича, его знаменитой "короткой строки", разбивающей фразу на ударные смысловые и эмоциональные части. Иностранные имена собственные в тексте вступительной статьи и комментариев даются в современном написании.
  

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

  
   Старая театральная Москва. - В.М. Дорошевич. Старая театральная Москва. С предисловием А.Р. Кугеля. Пг.-М., "Петроград", 1923.
   Литераторы и общественные деятели. - В.М. Дорошевич. Собрание сочинений в девяти томах, т. IV. Литераторы и общественные деятели. М., издание Т-ва И.Д. Сытина, 1905.
   Сцена. - В.М. Дорошевич. Собрание сочинений в девяти томах, т. VIII. Сцена. М., издание Т-ва И.Д. Сытина, 1907.
   ГА РФ - Государственный архив Российской Федерации (Москва).
   ГЦТМ - Государственный Центральный Театральный музей имени A.A. Бахрушина (Москва).
   РГАЛИ - Российский государственный архив литературы и искусства (Москва).
   ОРГБРФ - Отдел рукописей Государственной Библиотеки Российской Федерации (Москва).
   ЦГИА РФ - Центральный Государственный Исторический архив Российской Федерации (Петербург).
  

ДЕМОН

  
   Впервые - "Русское слово", 1909, 7 ноября, No 256. Печатается по изданию - В.М. Дорошевич. На смех. СПб., 1912 ("Юмористическая библиотека "Сатирикона").
   Теперь ты до "Демона" добираешься... - Имеется в виду опера А.Г. Рубинштейна.
   Гегечкори Евгений Петрович (1879-1954) - адвокат, депутат 3-й Государственной думы, один из лидеров социал-демократической фракции.
   Что г-н Лермонтов Столыпиным родственником приходился... при Столыпине... - Столыпины - представители старинного дворянского рода, родственники М.Ю. Лермонтова с материнской стороны. Столыпин Петр Аркадьевич (1862-1911) - русский государственный деятель, с 1906 г. министр внутренних дел и председатель Совета министров.
   Кадюки - кадеты.
   "Русское знамя" - черносотенная газета, орган "Союза русского народа", выходила в Петербурге в 1905-1917 гг.
   "Земщина" - газета, орган крайне правых депутатов Государственной думы, выходила в Петербурге с 1909 по 1917 гг.
   Хлысты - религиозная секта в России, возникшая в конце XVII в.
  

Другие авторы
  • Суханов Михаил Дмитриевич
  • Суриков Иван Захарович
  • Погорельский Антоний
  • Никитенко Александр Васильевич
  • Семевский Михаил Иванович
  • Зарин-Несвицкий Федор Ефимович
  • Байрон Джордж Гордон
  • Чарская Лидия Алексеевна
  • Ваксель Свен
  • Гофман Виктор Викторович
  • Другие произведения
  • Лукьянов Александр Александрович - Марио Раписарди. Рудокопы
  • Клюев Николай Алексеевич - Прошение Н. А. Клюева и С. А. Есенина в Постоянную комиссию для пособия нуждающимся ученым литераторам и публицистам
  • Шмелев Иван Сергеевич - Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной
  • Башуцкий Александр Павлович - Башуцкий А. П.: Биографическая справка
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Смотрины
  • Писемский Алексей Феофилактович - А. Ф. Писемский: об авторе
  • Дорошевич Влас Михайлович - Вишневый театр
  • Клушин Александр Иванович - Смех и горе
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Ник. Смирнов-Сокольский. "Колпачок"
  • Тургенев Иван Сергеевич - Фауст
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 309 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа