Главная » Книги

Фишер Куно - Жизнь и труды Соломона Маймона, Страница 2

Фишер Куно - Жизнь и труды Соломона Маймона


1 2

nbsp;   Из принципа определимости вместе с формами суждений вытекают и категории: они суть условия возможности реального объекта вообще и, стало быть, заключены в принципе определимости и должны быть поэтому намечены посредством полного развития этого принципа. Это развитие Маймон называет дедукцией категорий[20].
   Определимое относится к своим возможным определениям, как единство ко множеству: многие объемлемые единством определения дают категории целого или всеобщности (единство, множество, всеобщность). Соединение определений дает понятие реальности, их разделение - понятие отрицания. "Всякому определимому как субъекту принадлежит один из всех возможных предикатов или его противоположность: реальность, отрицание. Число возможных определений ограничивается еще тем, что лишь те из них обладают объективной реальностью, которые соответствуют принципу определимости, отсюда - ограничение (лимитация)". Определимое не зависит от определения, последнее же, наоборот, завитсит от первого: отсюда категория субстанциальности. Разнородное представимо только во временной последовательности, само время определимо; определение временной последовательности есть категория причинности. Определимое заключает возможность определения и, в то же время, является его необходимой предпосылкой; установленное определение дает понятие действительности, контрадикторное противоположение (согласно принципу исключенного третьего) - понятие необходимости: отсюда - категории действительности, возможности, необходимости[21].
  

III. Критически-скептическая точка зрения Маймона

1. Оценка догматической философии

   Прежние точки зрения философии суть: догматическая, критическая, скептическая; догматические философы либо метафизики, либо эмпирики. Каково же значение этих точек зрения?
   Догматическая метафизика уже по самой своей задаче имеет дело с невозможным понятием, а именно с познанием вещи в себе; точка зрения этой метафизики опирается на значение причинности как всеобщего принципа познания. Прежде всего говорят, что опыт в любом данном случае обеспечивает значение причинности, фактически доказывая причинную связь вещей; но отнюдь не доказано, а, наоборот, оспаривается скептиками, что относительно эмпирических фактов имеет место причинная связь в объективном смысле, а не только ассоциация идей в смысле субъективном. Догматическая метафизика покоится, таким образом, на недоказанном и не признаваемом скептиками предположении: это ее первая ошибка. Далее из частного случая выводится всеобщее значение причинности, но из отдельных случаев никогда нельзя вывести всеобщего принципа; если бы предположение догматической метафизики было даже верно, то вывод, который она делает, был бы все-таки не верен; это ее вторая ошибка. Всеобщий принцип заявляет, что все имеет причину; отсюда делается заключение: стало быть, и мир имеет свою причину, и притом первую, которая не может быть ничем иным, как безусловным существом, или Богом. Так на принципе причинности обосновывается бытие Бога, т. е. из положения "все имеет свою причину" делается вывод, утверждающий бытие существа, не имеющего причины: это очевидное противоречие есть третья ошибка. Из незаконного предположения незаконным способом выводится всеобщий принцип, который употребляется так, что применение его совершенно противоречит самому принципу[22]. С. догматическими эмпириками Маймон расправляется коротким манером и верным взглядом попадает прямо в их несостоятельную основу. Они хотят обосновать познание исключительно a posteriori, все понятия должны быть выведены из чувственных вещей; понятие "красное" абстрагировано от вещи, которая окрашена в красный цвет, понятие единства от вещи, которая едина и т. д. Таким образом ничто не выводится, но все предполагается. "Эти философы, - говорит Маймон, - в самом деле неопровержимы, ибо как же их опровергнуть? Тем, что показать, что их утверждение несообразно, т. е. содержит очевидное противоречие? Они не желают допустить закона противоречия. Но они и не заслуживают опровержения, ибо они ничего не утверждают. Я должен сознаться, что я не могу составить себе понятия о таком способе мышления". "Эти господа не претендуют на большую способность, чем нечто вроде того инстинкта и ожидания аналогичных случаев, которым животные обладают в гораздо более значительной мер[23]".
  

2. Оценка критической философии

   Против догматических философов восстают критические. Последние исследуют условия возможности опыта, которые они предпосылают как достоверный факт. Но этот факт отнюдь не установлен, он оспаривается скептиками и имеет лишь гипотетическое значение. С критической точки зрения "философствуют" только "гипотетически[24]".
   Из возможности опыта развиваются условия познания, а из этих последних затем выводится возможность опыта. Здесь - очевидный круг, в котором вертятся критические исследования. Если указанный факт не имеет силы, то критика философствует в неверном предположении. Quid facti? Вот мучительный вопрос для критической философии. Критические философы предполагают объективную реальность опыта: в этом их ошибка. Не следует спрашивать: как возможен опыт при предположении его объективной реальности? Надлежит ставить вопрос о самом этом предположении: как возможна объективная реальность или сам реальный объекте?
   Критические философы допускают обоснование объекта познания a posteriori, форм его - a priori. Таким образом они должны объективную реальность опытного познания утверждать, а объективную реальность разумного познания отрицать. Они удостоверяют эмпирическое и оспаривают рациональное познание: они - "эмпирические догматики" и "рациональные скептики".
  

3. Критическая и скептическая философия

   Объективная реальность, или реальный объект, возможен лишь в том случае, если и формы, и объекты нашего познания суть a priori, если мы посредством этих форм производим объекты. Это невозможно относительно объектов опыта, но лишь относительно объектов мышления. С этой точки зрения поэтому всеобщность и необходимость эмпирического познания оспаривается, но - разумного познания доказывается, в обоих случаях, по критическим основаниям. Философы, стоящие на этой точки зрения, удостоверяют рациональное и оспаривают эмпирическое познание: поэтому они - "рациональные догматики" и "эмпирические скептики". "Если меня спросят, кто - рациональные догматисты, то я не сумею в настоящее время назвать ни одного, кроме меня самого. Я думаю, однако, что система Лейбница (правильно понятая) есть рациональный догматизм[25]".
   В этом состоит разница между Маймоном и Кантом. Он отрицает то, что Кант утверждает: всеобщность и необходимость опытного познания. Его скептицизм поражает опыт, и он называет себя поэтому "эмпирическим скептиком". Этот скептицизм не опирается на опыт, но, наоборот, направляется против него; опыт есть не основание, но предмет скепсиса Маймона, основание этого скепсиса - критическая точка зрения. Поэтому я даю точке зрения Маймона наименование критического скептицизма в отличие от антикритического скептицизма Энезидема. Маймон оспаривает всеобщность и необходимость опыта, в согласии с Юмом и иначе, чем Кант; о возможности познания он судит с трансцендентальной точки зрения, иначе, чем Юм, и в согласии с Кантом.
   Догматические философы опровергнуты, скептические идут заодно с критическими против догматических. Но скептический философ предъявляет критическому вопрос: "quid facti?" И этот вопрос угрожает прежней критической философии. "Критическая и скептическая философия, - так заканчивает Маймон свое сочинение об успехах философии со времен Лейбница, - относятся друг к другу приблизительно так, как человек и змий после грехопадения: он (человек) наступит тебе на голову (это значит: критический философ будет всегда беспокоить скептического требуемыми для научного познания необходимостью и всеобщностью принципов); но ты поразишь его в пяту (это значит: скептик будет всегда дразнить критического философа тем, что его необходимые и общеобязательные принципы не могут быть применяемы). Quid facti?"
  

Примечания

   1. Salomon Maimons Lebensgeschichte, von ihm selbst geschrieben und herausgegeben von K. P. Moritz. 1792
   2. Минской губ. Новогрудского уезда
   3. Maimons Leben Cap. XVI. S. 252 flgd.
   4. Письмо к Рейнгольду от 28 марта 1794 года.
   5. Ueber die Progressen u. s. f. S. 48.
   6. Die Kategorien des Aristoteles u. s. f. S. 173.
   7. Kritische Untersuchungen u. s. f. S. 158.
   8. Kritische Untersuchungen u. s. f. Allgem. u. transc Logik. S. 188-191.
   9. Die Kategorien der Aristoteles. S. 99 flgd. S. 143 flgd.
   10. Versuch uber die Transcendentalphilosophie. S. 419. Сравни Kategor. d. Arist. S. 203 flgd.
   11. Versuch uber die Transcendentalphilosophie. S. 419 и след.
   12. Die Kategor. d. Aristotel. S. 170 flgd.
   13. Die Kategorien d. Aristot. S. 101 flgd
   14. Versuch u. d. Transc. S. 36 и 37. Ср. Die Kateg. d. Arist. S. 153-158, S. 208-211. Ср. Kritische Untersuch. S. 139 flgd.
   15. Там же, S. 191 flgd.
   16. Versuch uber Transcend. S. 16. Ср. D. Kategor. d. Aristotel. S. 227-249.
   17. Там же, S. 141 flgd.
   18. Versuch u. d. Transc. S. 33-36.
   19. D. Kategor. d. Aristotel. S. 145-153. S. 158-168.
   20. Kntisch Untersuch. S. 204
   21. D. Kateg. d. Arist. S. 213-237. Krit. Unters. S. 204-208.
   22. D. Kateg. d. Arist. S. 131 flgd.
   23. Versuch u. d. Transcnd. S. 432-434.
   24. D. Kategor. d. Aristot. S. 132 flgd.
   25. D. Kateg. d. Ar. S. 436 flgd.
  
   Дата создания: 1869, русский перевод в 1909, опубл.: 1901-1909. Источник: Фишер, Куно "История новой философии в 8 томах". Том 6, "Фихте, жизнь, сочинения и учение". Часть 6. - СПб.: Д.Е.Жуковский, 1901-1909.
   Оригинал здесь: Викитека.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 130 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа