Главная » Книги

Минаев Иван Павлович - В Непале

Минаев Иван Павлович - В Непале


1 2

  

ВЪ НЕПАЛѢ

Изъ путевыхъ замѣтокъ.

  

"Вѣстникъ Европы", No 9, 1875

   Непалъ мало кого интересуетъ въ Инд³и, и еще менѣе интересуются имъ и знаютъ эту страну въ Европѣ. Въ Инд³и о Непалѣ помышляютъ и часто говорятъ одни охотники. Терраи, т.-е. непальск³я равнины, прилегающ³я въ британскимъ владѣн³ямъ - обѣтованная страна для завзятаго спортсмэна. Лихорадка свирѣпствуетъ здѣсь круглый годъ, особенно же съ наступлен³емъ жаркихъ мѣсяцевъ; но это неудобство вполнѣ вознаграждается обил³емъ лютыхъ звѣрей въ терраяхъ; доступъ сюда очень легокъ; въ терраяхъ иногда охотятся, не испросивъ на то разрѣшен³я непальскаго правительства. Небольшое независимое царство Непалъ лежитъ къ сѣверу отъ британскихъ владѣн³й въ Инд³и, между Сиккимомъ на востокѣ, Камаономъ на западѣ и Тибетомъ на сѣверѣ, и простирается на пятьсотъ миль съ востока на западъ и на сто-тридцать съ сѣвера, отъ Тибета на югъ, до британскихъ владѣн³й; это - страна до сихъ поръ мало, даже почти совсѣмъ неизслѣдованная. Въ силу трактатовъ съ Англ³ею, непальское правительство вынуждено было открытъ европейцамъ часть своихъ владѣн³й. т.-е. большую непальскую долину, около двадцати миль съ востока на западъ и пятнадцати съ сѣвера на югъ; и сюда можно явиться по одному только пути, испросивъ предварительно разрѣшен³е правительства. Нѣсколько лѣтъ тому назадъ въ Инд³и задумали издать карту Непала, и былъ посланъ для этой цѣли въ Непалъ съёмщикъ; онъ былъ инд³ецъ, кажется родомъ изъ Бенгал³и, a потому могъ бродить безвозбранно по странѣ, и такимъ образомъ высмотрѣть все, что ему нужно было; съёмщикъ однакоже не успѣлъ высмотрѣть многаго; по пр³ѣздѣ въ Катманду онъ явился въ домъ англ³йскаго резидента и тѣмъ испортилъ все дѣло. Непальское правительство узнало, конечно, что новопр³ѣзж³й индусъ былъ y резидента, заподозрило, что онъ не простой индусъ, явился не ради богомольства, a состоитъ въ какихъ-то отношен³яхъ къ британскому правительству, стало за нимъ присматривать и въ скоромъ времени выпроводило его обратно въ Инд³ю. Съёмщикъ пр³ѣхалъ къ пославшему его, не исполнивъ своего поручен³я. Карту Непала англичане послѣ того все-таки издали, и даже не одну, a двѣ; сомнительно однако-же, чтобы то были вѣрныя карты. Присылался сюда и другой еще индусъ, поискать рѣдкихъ рукописей; и онъ уѣхалъ, не достигнувъ своей цѣли, a между тѣмъ непальское правительство не запрещаетъ индусамъ, англ³йскимъ подданнымъ, бродить по всей странѣ; даже сипаи, почетная стража резидента, имѣютъ право ходить на богомолье, за предѣлы большой долины. Непальское правительство подозрительно только къ европейцамъ, и въ Непалѣ сложился миѳъ о какомъ-то европейскомъ путешественникѣ. Разсказываютъ, что, нѣсколько лѣтъ тому назадъ, изъ Тибета въ долину явился какой-то европеецъ, переодѣтый факиромъ. Непальцы, конечно, не дались въ обманъ, европеецъ былъ узнанъ и слѣдъ его исчезъ. И народъ, и правительство въ Непалѣ одинаково подозрительны; въ Калькуттѣ существуетъ убѣжден³е, что въ Непалѣ нельзя ничего увидать, ничего узнать и ничего рѣдкаго вывезти оттуда. Къ сожалѣн³ю, это мнѣн³е отчасти только преувеличиваетъ подозрительность непальскаго правительства и оказывается справедливымъ во многихъ отношен³яхъ. Получить разрѣшен³е на проѣздъ въ большую непальскую долину не представляетъ никакихъ затруднен³й. Разрѣшен³е непальское правительство даетъ какъ будто и охотно, но въ то же время постарается обставить его разными формальностями. Если европеецъ ѣдетъ туда самъ по себѣ, не гостемъ англ³йскаго резидента,-кромѣ разрѣшен³я, ему нужно имѣть паспортъ. Пр³ѣхавъ такимъ образомъ въ Непалъ, не легко ему найти себѣ жилище въ долинѣ. Гдѣ жить? Нанятъ домъ или часть дома y туземца? Невозможно; непальское правительство не разрѣшитъ этого. Остается привезти съ собою палатку и жить въ ней? Но и въ такомъ случаѣ могутъ встрѣтиться непредвидѣнныя затруднен³я относительно выбора мѣста, гдѣ поставить палатку. Легко можетъ случиться, что правительство не позволитъ раскинуть палатку, a потому всѣ бывавш³е въ Непалѣ пр³ѣзжали гостями или резидента, или его помощника.
   Хотя номинально въ Непалѣ царствуетъ Сурендра Викрамасоръ, на самомъ же дѣлѣ неограниченная власть сосредоточена въ рукахъ перваго министра, извѣстнаго сэра Жанга-Баходура. Въ то время, когда я собирался въ Непалъ и хлопоталъ о дозволен³и проѣхать туда, непальск³й баронетъ вмѣстѣ съ англ³йскимъ резидентомъ былъ на пути въ Европу. Въ половинѣ февраля я двинулся въ Непалъ. Между тѣмъ сэръ Жангъ, прогуливаясь по Бомбею, упалъ съ лошади и долженъ былъ отложить свою поѣздку въ Европу. Когда, послѣ кратковременнаго пребыван³я въ Бирорѣ, я доѣхалъ до Дайнапура, въ нѣсколькихъ миляхъ оттуда въ Банкспурѣ временно пребывали непальск³й первый министръ и англ³йск³й резидентъ. Я счелъ не лишнимъ побывать y послѣдняго, хотя имѣлъ и разрѣшен³е на проѣздъ, и ѣхалъ въ Непалъ гостемъ оффиц³альнаго лица, временно исправлявшаго должность резидента. Въ настоящемъ резидентѣ я нашелъ очень любезнаго человѣка и, въ первое же свидан³е съ нимъ, узналъ много любопытныхъ подробностей о Непалѣ. Резидентъ не поскупился также дать мнѣ нѣсколько полезныхъ совѣтовъ и поспѣшилъ спроситъ, не намѣреваюсь ли я пробраться переряженнымъ въ Тибетъ. - Вы конечно даете слово, что не будете пытаться проникнуть въ Тибетъ, или Доржелингъ или куда бы то ни было, за предѣлы той части Непала, которая открыта европейцамъ?- спросилъ онъ меня. Успокоенный на этотъ счетъ, резидентъ сталъ описывать непальцевъ народомъ дикимъ, грубымъ, независимымъ. Мнѣ припомнилось при этомъ китайское описан³е Непала, такъ же мало похожее на правду, какъ и слова резидента. Всякаго рода столкновен³я съ ними слѣдуетъ избѣгать, говорилъ онъ; и тутъ же прибавилъ впрочемъ, что эти совѣты совершенно безполезны для не-англичанина; онъ былъ какъ будто подъ свѣжимъ впечатлѣн³емъ происшеств³я, случившагося незадолго до нашей встрѣчи: какой-то храбрый англичанинъ, на границѣ одного независимаго царства въ Инд³и, погрозилъ разбить голову начальнику пограничной стражи за то, что тотъ не могъ достать ему молока къ чаю.
   Въ тотъ же вечеръ я двинулся въ сѣверу, въ Непалъ. Дорога въ Непалъ, отъ Дайнапура по британскимъ владѣн³ямъ и далѣе по непальскимъ равнинамъ, скучна и однообразна. Движешься медленно, потому что не ѣдешь, a странствуешь на плечахъ людей, т.-е. въ паланкинѣ; кругомъ стелется песчаная, въ февралѣ и мартѣ совершенно голая, равнина, кое-гдѣ торчатъ худощавыя пальмы и даже Гангъ, черезъ который переправляешься y Дайнапура, не поражаетъ велич³емъ; его мутныя, грязныя воды текутъ среди плоскихъ, совершенно лишенныхъ растительности береговъ. Постоялыхъ дворовъ нѣтъ по этой дорогѣ; британское правительство не выстроило ихъ, такъ какъ число путешествующихъ по этому направлен³ю ничтожно. Странствуя отъ Дайнапура въ сѣверу, путешественникъ принужденъ искать убѣжища въ домахъ плантаторовъ; гостепр³имство въ этихъ глухихъ мѣстахъ развито на самыхъ широкихъ основан³яхъ. Не спрашивая его приказан³я, носильщики несутъ путешественника въ домъ европейца, гдѣ онъ находитъ радушный пр³емъ, кровъ, обѣдъ и всѣ удобства, неоцѣнимыя при путешеств³и въ жаркой странѣ, среди пыльныхъ равнинъ. Миновавъ фактор³ю Хард³я, вступаешь чрезъ полторы или двѣ мили въ границы Непала; характеръ мѣстности остается прежнимъ, предъ глазами все та же пыльная равнина и та же сухая и тщедушная растительность, и такъ съ малыми видоизмѣнен³ями вплоть до Бичакау. Отсюда до Хетаура считается двѣнадцать миль. Около половины дороги пролегаетъ по каменистому руслу рѣки, среди совершенно отвѣсныхъ скалъ, покрытыхъ дремучимъ лѣсомъ. Эта часть пути очень затруднительна для носильщиковъ, даже въ сухое время, когда русло совершенно безводно. Чрезъ миль шесть дорога повидаетъ русло рѣки и вступаетъ въ густой лѣсъ громадныхъ деревъ (sal). Лѣсъ тянется до рѣки Курру, чрезъ которую перекинутъ прекрасный мостъ. На восточномъ берегу рѣки лежитъ деревенька Хетаура, гдѣ есть непальск³й казенный постоялый дворъ. Это громадное здан³е, съ внутреннимъ дворомъ и портиками кругомъ всего двора, было выстроено непальскимъ правительствомъ для путешественниковъ. Внутри дома полное отсутств³е всякой мебели, но въ каждой комнатѣ есть каминъ и окна, хотя безъ стеколъ, плотно закрывающ³яся ставнями; такъ какъ по ночамъ здѣсь бываетъ холодно, то иногда затопитъ каминъ необходимо даже въ мартѣ. Съ наступлен³емъ жары, начиная съ апрѣля, деревенька совершенно пустѣетъ; жители убѣгаютъ въ гори отъ лихорадокъ, которыя начинаютъ свирѣпствовать здѣсь въ апрѣлѣ; говорятъ, въ это время провести даже часть ночи небезопасно въ Хетаурѣ. Въ февралѣ и мартѣ терраи относительно здоровое мѣсто; и я не схватилъ здѣсь лихорадки, хотя провелъ всю ночь въ Хетаурѣ, и только на другой день, рано утромъ, отправился въ Бимфеди. Паланкинъ оставляется y Хетаура; отсюда далѣе, до Бимфеди, можно или ѣхать верхомъ, если имѣешь свою лошадь, или же въ люлькѣ, на носильщикахъ. Къ двумъ огромнымъ, твердымъ палкамъ привѣшивается люлька, въ которую ложится путешественникъ, и четыре приземистыхъ неварца, два впереди и два сзади, вскинувъ палки на плечи, несутъ его; они двигаются мѣрно и съ постоянной скоростью, хотя и не такъ быстро, какъ носильщики паланкина: послѣдн³е иногда въ часъ проходятъ до четырехъ миль. Ѣхать въ люлькѣ очень спокойно и путешествовать такимъ образомъ было бы даже пр³ятно, еслибы вмѣсто носильщиковъ можно было впрягать воловъ или лошадей. Неварцы очень выносливы; увѣряютъ, что ноша одного человѣка нисколько не отяготительна для четрехъ неварцевъ; гораздо больш³й вѣсъ не превышаетъ ихъ силъ. Но ихъ вздохи, охи, безпрестанное перекидыван³е палки съ одного плеча на другое, все это въ началѣ производитъ томительное впечатлѣн³е и заставляетъ подозрѣвать, что протащить въ продолжен³и нѣсколькихъ миль на своихъ плечахъ, хотя бы даже одного человѣка, не такъ-то легко. Отъ Хетаура до Бимфеди дорога вьется по долинѣ рѣки Рапути, среди горной, a по тому самому уже красивой мѣстности; дорога прекрасная и устроена въ послѣдн³е годы теперешнимъ непальскимъ первымъ министромъ. Чрезъ Рапути, течен³е которой очень извилисто, перекинуто нѣсколько мостовъ; мы двигались по направлен³ю въ сѣверо-западу, безпрестанно переходя съ одного берега на другой. Рапути съ шумомъ и быстро вьется среди горъ, покрытыхъ роскошною растительностью; особенно выдаются ярк³е рододендроны, въ полномъ цвѣту; они покрываютъ всѣ склоны горы до самой подошвы. Когда на утро выступишь изъ Хетаура и, пройдя длинный мостъ на Рапути, взойдешь въ долину, переходъ отъ равнинъ къ горной странѣ такъ неожиданъ и такъ разительна перемѣна въ окружающей обстановкѣ: и люди, и природа совершенно не похожи на то, что еще видѣлъ вчера, по ту сторону непальской границы. Даже архитектура другая: на домахъ, часовняхъ крыши въ китайскомъ стилѣ; домы большею частью двухъ-этажные; нижн³й этажъ состоитъ изъ портика, въ верхнемъ жилье. Такъ какъ это единственный путь, открытый въ Непалъ, то по всей дорогѣ отъ Хетаура до Катманду сильное движен³е; болѣе всего видно неварцевъ, носильщиковъ; перевозъ товаровъ, весь ввозъ и вывозъ здѣсь производится большею частью чрезъ посредство человѣческой спины; рѣдко, и только въ послѣднее время стали употреблять въ большой долинѣ воловъ для этой цѣли. Неварецъ тащитъ въ гору бревно; онъ же переносить товары изъ Инд³и въ Непалъ, приноситъ почту въ резиденц³ю и бѣлый хлѣбъ резиденту; ношу, и довольно значительную, онъ укрѣпляетъ на спинѣ, придерживая ее, кромѣ того,- веревкою, обвивающею лобъ. Этимъ промысломъ занимаются и мужчины и женщины. Плата носильщику ничтожная; въ Катманду плата носильщику въ день не превышаетъ девяти копеекъ. Кромѣ неварцевъ, часто встрѣчаются по дорогѣ факиры. Въ Непалѣ много святыхъ мѣстъ, привлекающихъ толпы тунеядцевъ изъ Тибета и всѣхъ мѣстъ Инд³и, даже съ юга, изъ Мадраса. Голые, безобразные, покрытые пепломъ, съ взъерошенными волосами, эти божьи люди быстро двигаются по дорогѣ, не озираясь по сторонамъ и шепча молитву: Хари! Рамъ! Хари! Рамъ! Изрѣдка проѣдетъ на слонѣ, окруженный толпою грязной прислуги, какой-нибудь непальск³й магнатъ. Путешественниковъ, т.-е. не-носильщиковъ и не-богомольцевъ очень немного на этомъ пути; всяк³й европеецъ здѣсь, конечно, какъ рѣдкая птица, возбуждаетъ сильное любопытство; и факиръ и носильщикъ глазѣютъ на него, какъ будто недоумѣвая о томъ, откуда онъ могъ явиться и зачѣмъ его принесло сюда? Пятнадцать миль отъ Хетаура до Бимфеди, среди мѣняющихся картинъ природы и мелькающихъ разнообразныхъ типовъ непальцевъ, проходятся легко, почти-что не замѣтно. Въ Бимфеди есть также казенный постоялый дворъ, и отсюда нужно подниматься на Сисагари; передъ началомъ путешеств³я въ гору носильщики обыкновенно требуютъ отдыха и завтрака. Неварцы, какъ и всѣ почти инд³йцы, не знаютъ и не понимаютъ прелести ѣды вмѣстѣ съ ближнимъ. Въ Непалѣ, какъ и въ Инд³и, каждый туземецъ обѣдаетъ, завтракаетъ самъ по себѣ, гдѣ-нибудь въ углу, въ сторонѣ отъ людей. Въ Калькуттѣ мнѣ разсказывали про одного ученаго брахмана, что въ продолжен³и сорока лѣтъ онъ ни разу не пообѣдалъ даже вмѣстѣ съ своею женою, и въ продолжен³и всего этого времени, каждый день самъ готовилъ свой обѣдъ, конечно далеко не изысканный, хотя брахманъ этотъ человѣкъ очень состоятельный. Неварецъ-носильщикъ носитъ съ собою свой рисъ, привязывая мѣшечекъ въ поясу; y нѣкоторыхъ, кромѣ того, есть свои ложки, деревянныя или желѣзныя; но чаще всего они обходятся безъ ложекъ, забивая въ ротъ рисъ пригоршнями. Ѣдятъ они хотя въ одиночку и не разговаривая другъ съ другомъ, же очень долго, затѣмъ сядутъ къ ближайшему колодцу пить и мыть ротъ; при совершен³и послѣдняго не замѣтно особенной тщательности. Сисагари возвышается надъ уровнемъ долины на тысячу шестьсоть футовъ, и дорога вьется въ гору на протяжен³и двухъ миль; но все время идетъ въ тѣни, среди густой растительности. Подъёмъ очень труденъ, хотя далеко не продолжителенъ; мы взбирались не болѣе полутора часа. На вершинѣ горы крѣпость и таможня. Крѣпость очень незначнтельная и полуразрушенная ; рядомъ съ таможнею стоитъ домъ для пр³ѣзжихъ, новенькое здан³е съ тремя просторными комнатами; изъ оконъ открывается широк³й видъ на горы и долину; но снѣжныхъ горъ отсюда не видно. Отъ Сисагари до Катманду одинъ день пути, и дорога отъ крѣпости вьется далѣе въ гору. Мы поднимались съ полчаса и затѣмъ стали спускаться къ долинѣ рѣки Панауни. Рѣка не видна съ вершины, но, какъ только начинаешь спускаться, шумъ быстро текущей рѣчки явственно слышенъ. Спускъ очень крутъ и продолжается болѣе двухъ часовъ. Панауни протекаетъ y самой подошвы горы; рядъ набросанныхъ глыбъ, ничѣмъ не скрѣпленныхъ и легко размываемыхъ, образуетъ нѣчто подобное мостику, чрезъ который слѣдуетъ переправиться на другой берегъ; течен³е этой рѣки, также какъ Рапути, очень извилисто и приходится переходить ее нѣсколько разъ; затѣмъ, переваливъ черезъ горы, въ долины рѣкъ Тамракана, Марку, изъ долины Читлонгъ поднимаешься на гору Чанддогири. Подниматься на эту гору такъ же затруднительно, какъ и спускаться; дорога изъ долины Читлонгъ вверхъ такъ же крута, какъ и внизъ, въ большую долину, которая отсюда съ вершины видна вполнѣ; въ ясный день отсюда видны также снѣжныя вершины Гималая. У подошвы Чандоргири, въ большой долинѣ расположенъ городокъ Танкотъ, отъ котораго вплоть до Баггаона (на ю.-в. долины) чрезъ Катманду идетъ шоссейная дорога; другая шоссейная дорога проходитъ также чрезъ непальскую столицу и, начинаясь y города Патна, оканчивается y загороднаго дворца, Балажи. Обѣ дороги въ нѣкоторыхъ мѣстахъ обсажены деревьями и на рѣкахъ воздвигнуты прочные мосты. Въ долинѣ двѣ главныя рѣки: Вишнумати и Вагмати; обѣ вытекаютъ въ сѣверной части долины, y гори Шеопухи; первая вытекаетъ съ юга горы и течетъ на югъ, вторая съ сѣвера, и течетъ сперва на югъ, затѣмъ на ю.-в. При сл³ян³и двухъ рѣкъ стоить столица Непала, Катманду или Кантипуръ (27°42' с. ш. и 85°36' в. д.). Туземцы увѣряютъ, что въ ихъ столицѣ пятьдесятъ тысячъ жителей; эта цифра, конечно, только приблизительно точная, хотя нѣтъ основан³я предполагать, что число жителей преувеличено. Напротивъ, при первомъ въѣздѣ долина поражаетъ своимъ многолюдствомъ и разнообраз³емъ встрѣчающихся типовъ. Кромѣ Катманду, здѣсь есть и друг³е болѣе или менѣе значительные города; такъ, по дорогѣ изъ Танкота въ Катманду проходишь мимо города Киртипура; въ трехъ миляхъ къ ю.-в. отъ столицы стоитъ древн³й неварск³й городъ Лалитапатанъ; нѣсколько далѣе къ востоку, въ десяти миляхъ, Батгаонъ; друг³е города, поменьше, деревни, деревеньки, одиночные постоялые дворы разсыпаны во множествѣ и въ недалекомъ разстоян³и другъ отъ друга, по всей долинѣ; словомъ, вся долина кажется однимъ большимъ городомъ, пересѣченнымъ во многихъ мѣстахъ въ неодинаковой степени значительными огородами и пустырями. Множество построекъ воздвигается въ мѣстахъ пустынныхъ, и кругомъ по горамъ количество обработываемой почвы растетъ съ каждымъ годомъ; на большей части окружныхъ горъ виднѣются обработанныя поля, расположенныя по склону горъ, террассами. Климатъ здѣсь необыкновенно пр³ятный и здоровый, и здѣсь, рядомъ съ тропическою растительностью, видишь произведен³я умѣреннаго климата. Кое-гдѣ въ сторонѣ отъ дороги попадаются полуразваливш³еся и оставленные домы; но число ихъ ничтожно въ сравнен³и съ ново-строющимися домами, храмами и другими здан³ями. По дорогамъ и тропинкамъ сильное движен³е: оно замѣчается и невольно останавливаетъ вниман³е при первомъ вступлен³и въ долину, послѣ оживленной дороги отъ Хетаура до Танкота. Число и разнообраз³е встрѣчающихся здѣсь типовъ но истинѣ поразительно: неварецъ, исконный владѣтель Непала, пришельцы бот³я, тибетецъ, индусъ, завоеватель горкинецъ и друг³е народцы Непала отличаются другъ отъ друга типомъ лица, покроемъ костюмовъ и украшен³ями. На тибетцахъ и тѣхъ изъ неварцевъ, которые побывали въ Тибетѣ, совершенно русск³я поярковыя шапки; на тибетскихъ ламахъ верхнее платье сильно напоминаетъ русск³й зипунъ. Неварецъ одѣтъ, по большей части, въ нѣчто подобное бѣлой рубахѣ, съ косымъ воротомъ и разрѣзомъ y ляжекъ; панталонъ неварецъ не носитъ и ходитъ босикомъ; и даже утромъ, когда бываетъ иногда очень холодно (35° по Ф.) неварецъ кутаетъ голову, оставляя ноги обнаженными. Типъ неварца монгольск³й и некрасивый, хотя y большей части очень добродушное выражен³е лица и всѣ они кажутся какъ будто неумытыми. A между тѣмъ воды здѣсь вдоволь; кромѣ двухъ главныхъ рѣкъ, въ долинѣ есть нѣсколько меньшихъ рѣчекъ. Въ Катманду и окрестностяхъ насчитываютъ 2733 храма и часовенъ, и почти y каждаго храма и каждой часовни есть или прудъ, или источникъ, или колодезь. Словомъ была бы только охота, a умыться есть гдѣ; a между тѣмъ нечистота - самая характерная черта непальцевъ и непальскихъ городовъ. Бѣдный классъ рѣдко моется y себя, въ домѣ; по утрамъ и мужчины и женщины идутъ къ часовнямъ или храмамъ,- совершать туалетъ. Тибетцы еще грязнѣе неварцевъ: и въ жаръ и холодъ тибетецъ не снимаетъ теплыхъ сапогъ и теплаго зипуна; моется рѣдко: непальцы увѣряютъ, что тибетецъ мытъ разъ въ жизни, при рожден³и. По поводу тибетской нечистоты между неварцами, ихъ единовѣрцами и родственными имъ по языку и происхожден³ю, сложилась легенда: они разсказываютъ, что во дни оны въ Инд³и явился велик³й противникъ буддистовъ, Санкара; разбивъ инд³йскихъ буддистовъ во всѣхъ спорахъ, онъ явился въ Непалъ и здѣсь его встрѣтилъ тотъ же успѣхъ: буддисты частью перешли на его сторону, частью уступили и присмирѣли. Воодушевленный такою удачею, Санкара перебрался чрезъ горы, въ Тибетъ; здѣсь однако-же злой врагъ буддизма неожиданно потерпѣлъ сильное поражен³е. Ламы, съ которыми онъ вступилъ въ состязан³е, были такъ грязны и такъ сильно заражали своими испарен³ями воздухъ кругомъ, что опрятный индусъ вынужденъ былъ отказаться отъ спора. "Почему вы не моетесь?" спросилъ онъ своихъ оппонентовъ. Святые отцы отвѣчали: "мы чисты внутри, и не заботимся о наружности; ты же грязенъ въ сердцѣ, хотя наружно и чистъ!" На это Санкара не нашелся что отвѣчать и ушелъ изъ Тибета. Два-три тибетца въ комнатѣ окончательно невыносимы; воздухъ остается зараженнымъ нѣкоторое время послѣ ихъ ухода. Они являются во множествѣ въ Непалъ, частью по торговымъ дѣламъ или ради богомолья. Тибетцы охотники лечиться, не чуждаются европейскаго медика и велик³е охотники также прививать себѣ оспу; есть между ними любители, готовые подвергаться этой операц³и ежедневно, или по крайней мѣрѣ чрезъ день. На грязное тѣло и грязный нарядъ тибетецъ, посостоятельнѣе, любятъ вывѣшивать ожерелья, четки изъ драгоцѣнныхъ камней. Особенно много видно на нихъ бирюзы. Горкинецъ, ар³ецъ по языку и происхожден³ю, часто имѣетъ монгольск³й типъ лица; онъ завоеватель здѣсь, и главнымъ образомъ солдатъ; въ рукахъ горвинцевъ все управлен³е страны; ими занимаются высш³е посты; между солдатами нѣтъ неварцевъ, хотя и есть друг³е народы, напр., гуруны и магьяры. Чистокровный горкинецъ красивъ и мужественъ на видъ; онъ имѣетъ свѣтлый, почти европейск³й цвѣтъ лица, невысокъ ростомъ, но строенъ и ловокъ. Всѣ они брахманисты, но не особенно религ³озны и не особенно учены, по-своему. Неварцы, владѣвш³е Непаломъ до послѣдняго горкинскаго завоеван³я, въ настоящее время не y дѣлъ; неварецъ не бываетъ ни солдатомъ, ни чиновникомъ; горвинцы презираютъ ихъ частью какъ слабѣйшую расу, частью потому, что большинство неварцевъ буддисты, хотя буддизмъ здѣсь совершенно отличенъ отъ буддизма другихъ странъ и очень многое заимствовалъ отъ брахманизма. Въ Непалѣ нѣтъ безбрачнаго духовенства, нѣтъ монастырей и нищенствующихъ монаховъ; есть наслѣдственное зван³е банра; этимъ именемъ обозначается будд³йское духовенство; банра хотя и лицо духовное, но въ то же время занимается какимъ-нибудь промысломъ или ремесломъ; банра бываетъ плотникомъ, столяромъ, золотыхъ дѣлъ мастеромъ; рѣдко между ними встрѣчаются люди свѣдующ³е, и горвинцы увѣряютъ, что всѣ банра велик³е мошенники.
   Катманду виднѣется издали; какъ минуешь Киртипуръ, такъ въ глаза бросится громадная бѣлая колонна. Этотъ столбъ (250 ф.) былъ воздвигнутъ однимъ изъ прежнихъ первыхъ министровъ Непала, Бимсеномъ. Бимсенъ воздвигъ его самъ себѣ, желая увѣковѣчить память о себѣ. Столбъ стоитъ на площади, гдѣ ежедневно бываетъ разводъ и ученье непальскихъ войскъ. Въ недалекомъ разстоян³и отъ столба стоитъ довольно просторный павильонъ, съ плоскою крышею; y павильона, нѣсколько лѣтъ тому назадъ, стояла мѣдная статуя теперешняго перваго министра Жанга-Баходура. Побывавъ въ Европѣ и насмотрѣвшись тамъ на монументы великимъ монархамъ и полководцамъ, Жангъ-Баходуръ вздумалъ оказать себѣ такой же почетъ. Но нѣсколько лѣтъ тому назадъ статую убрали съ виднаго мѣста; говорятъ, Жангъ-Баходуръ приказалъ убрать свое слабое подоб³е, опасаясь, что, по его смерти, будущ³й правитель Непала обойдется непочтительно со статуей. Чѣмъ ближе подвигаешься къ городу, тѣмъ болѣе и болѣе выступаетъ золотыхъ макушекъ храмовъ. Ихъ въ городѣ множество: будд³йскихъ, брахманическихъ и смѣшаннаго характера, одинаково священныхъ для буддиста и брахманиста, куда и тотъ, и другой ходятъ молиться и совершать приношен³я. Передъ каждымъ храмомъ или бассейнъ, или колодезь. Большихъ домовъ въ городѣ немного, и всѣ таковые новой постройки, неоригинальны и некрасивы. Вообще, Катманду болѣе оригинальный, нежели красивый городъ. Улицы узки, плохо вымощены кирпичами и грязны. Домы въ два и три этажа, но не велики; нѣкоторые, болѣе старой постройки, очень красивы. Китайская крыша и обил³е рѣзьбы по дереву на окнахъ, нижнихъ столбахъ портика и верхнихъ столбикахъ, поддерживающихъ крышу, придаютъ непальскимъ постройкамъ очень оригинальный характеръ. Въ окнахъ стеколъ нѣтъ; ихъ видишь только въ немногихъ домахъ мѣстныхъ тузовъ; въ большей же части домовъ стекла замѣняются ставнями съ сквозною рѣзьбой. Эта рѣзьба, также какъ украшен³я на столбахъ, очень красива. Фигуры звѣрей, птицъ, людей вырѣзаны необыкновенно отчетливо; въ нѣкоторыхъ домахъ въ каждомъ окнѣ стоитъ рѣзной павлинъ съ распущеннымъ хвостомъ. Не всегда однакоже сюжетъ изображен³й отличается достаточною скромност³ю: часто видишь так³я группы, выставлять которыя на столбахъ или окнахъ, во всякомъ другомъ городѣ, считалось бы оскорблен³емъ общественной нравственности; но здѣсь артистъ свободно и безнаказанно вырѣзываетъ такого рода изображен³я и лѣпитъ ихъ кругомъ домовъ и храмовъ. Наружныя стѣны домовъ покрываются, кромѣ того, картинами, изображен³ями боговъ, текстами изъ священныхъ книгъ, или разными символическими знаками; между послѣдними есть одинъ знакъ (vicavavajra), совершенно подобный визант³йскому кресту; этотъ же знакъ вырѣзывается на извѣстныхъ молитвенныхъ машинкахъ, употребляемыхъ буддистами въ Тибетѣ. Храмы выстроены также въ томъ же стилѣ китайской архитектуры; нѣкоторые, изъ болѣе старыхъ, совершенно подобны индусскимъ; передъ болѣе значительными храмами находятся базарныя площади. Базарная площадь - самая любопытная часть города; ихъ нѣсколько въ Катманду; наиболѣе значительныя находятся передъ царскимъ дворцомъ и передъ храмомъ Матевендранатъ. Во всякое время дня на этихъ площадяхъ фланируетъ, торгуется густая разноплеменная толпа. Но особенно любопытны площади утромъ. Городская жизнь начинается здѣсь рано; въ пять часовъ городъ проснулся; кучки мужчинъ и женщинъ видны y бассейновъ, колодцевъ, на площадяхъ; кто моется, переговариваясь съ сосѣдомъ или сосѣдкой, кто наскоро ополоснувъ руки, идетъ въ храмъ молиться. Площадь въ этотъ часъ переполнена корзинами цвѣтовъ; всяк³й богомолецъ передъ тѣмъ, какъ идти въ храмъ, покупаетъ себѣ букетъ. Масса разнородныхъ цвѣтовъ придаетъ площади очень красивый видъ и благоухан³е отъ нихъ бываетъ такъ сильно, что запахъ тутъ же продающагося лука совершенно заглушается. До лука всѣ непальцы больш³е охотники. Рѣдко гдѣ можно видѣть такъ много луку въ продажѣ, и врядъ ли гдѣ еще такъ часто попадаются прохож³е, лакомящ³еся сырымъ лукомъ. Тутъ же, на площади, выставляется сырое мясо. Конечно, говядина здѣсь не продается, въ Непалѣ ея нельзя достать ни за как³я деньги: коровъ, какъ священныхъ существъ, непальцы не бьютъ. Убить корову считается здѣсь важнымъ уголовнымъ преступлен³емъ. Коровъ здѣсь множество; обыкновенно, въ тотъ годъ, когда ихъ наплодится слишкомъ много, даже для такой благочестивой страны, какъ Непалъ, Жангъ-Баходуръ приказываетъ выгнать часть воровъ за предѣлы Непала, въ британск³я владѣн³я, гдѣ ихъ, конечно, англичане перебьютъ и поѣдятъ: Жангъ-Баходуръ прекрасно знаетъ это, но для него важно уже то, что скандалъ произошелъ, хотя по его винѣ, да не въ Непалѣ. Туземцы, даже буддисты, бьютъ и ѣдятъ буйволовъ, свиней, овецъ, козъ, куръ. Мясо разрубается съ кожею и шерстью, и въ такомъ видѣ продается. Постоянныхъ лавокъ немного на площади, гораздо болѣе подвижныхъ; обыкновенно, купецъ приноситъ свой товаръ на площадь и не стѣсняется выборомъ мѣста. Часто видишь мясную лавочку y входа часовни или храма. Тутъ же, рядомъ съ торгашемъ, какой-нибудь благочестивый человѣкъ, расположившись на землѣ, совершаетъ утренн³я молен³я. Богомолецъ является въ храму, омывъ руки y ближайшаго колодца, съ приношен³ями, молитвенникомъ и другими снарядами. На немъ четки, оканчивающ³яся четырьмя бусами, расположенными крестообразно. Обойдя трижды вокругъ храма, онъ садится на землю и прикладываетъ пять пальцевъ правой руки во лбу, груди, лѣвому и правому плечу; затѣмъ, позвонивъ въ колоколъ, какъ-бы призывая вниман³е божества, онъ разставляетъ вокругъ себя приношен³я, назначаемыя божеству: цвѣты, яйца, как³я-то печенья, чашечку съ водою, и начинаетъ читать какой-нибудь гимнъ. Такихъ гимновъ множество въ обращен³и между буддистами. Всѣ они на санскритскомъ языкѣ, и хотя усердно читаются, но рѣдко понимаются народомъ. Обыкновенно богомолецъ бормочетъ гимнъ, слѣпо вѣря въ какую-то таинственную силу произносимыхъ словъ. Вотъ начало одного изъ гимновъ къ покровителю страны, богу Авалокитесвора. Гимнъ этотъ особенно любимъ богомольцами и всего чаще читается ими:
   1. И небо, и люди y ногъ твоихъ. О ты, не рождающ³йся, не старѣющ³йся и не умирающ³й. Владыка м³ра, меня, беззащитнаго, охрани. Ты, любвеобильный, будь во мнѣ сострадателенъ.
   2. Поддержи меня, въ житейское море потонувшаго, океаномъ скорби разбитаго.
   Спаси меня, плачущаго, ты, многосострaдающ³й. Молюсь тебѣ, о Господи!
   3. Ослѣпли мои глаза отъ тьмы желан³й и трясется тѣло отъ великаго страха смерти.
   4. Жену ближняго я соблазнялъ и въ невѣдѣн³и вредилъ тысячѣ существъ.
   Нынѣ, о Господи, убей во мнѣ тѣлесный грѣхъ.
   5. Владыка м³ра, уничтожь во мнѣ ту ложь, м³рскую, невѣчную, что говорилась ради жизни и почета.
   Долго терзался я муками ада!
   6. Я плачу, о Господи! вырви изъ моего ума грѣховные помыслы, мнѣ ли пр³ятные, другому ли полезные, но ближнему вредные.
   7. Не ты ли мнѣ вѣщалъ: все сущее, вѣчно мучащееся, и въ небѣ, и человѣка, и звѣря, и адъ, я охраняю!
   8. Взгляни же на мое дряхлое тѣло и будь во мнѣ сострадателенъ.
   Внемли, о Господи! къ тебѣ взываю: да не буду я въ аду.
   9. За малость ты творишь добро. Спаси же меня, Господи! Не видимо ли ты рождалъ безгрѣшность, въ твоей сострадательности, постоянно ожидая чистоту.
   10. Однимъ памятован³емъ ты бываешь доволенъ, и отвергалъ ли ты видимо грѣшнаго?
   О Господи, податель благъ, не отвергни меня, и нынѣ охрани меня и т. д.
   Около читающаго молитвы или совершающаго приношен³я обыкновенно собирается кучка праздныхъ зрителей. Они не молятся, a только смотрятъ, громко разговаривая другъ съ другомъ о предметахъ житейскихъ.
   Катманду, увѣряютъ, существуетъ болѣе тысячи лѣтъ; друг³е города долины, напр., Лалита-патана, Батгаонъ, еще древнѣе, по предан³ю. Но ни древнихъ здан³й, ни древнихъ храмовъ, ни древнихъ надписей я не видалъ въ долинѣ. Надписей здѣсь много, y храмовъ, по дорогамъ, y постоялыхъ дворовъ; надписи бываютъ на разныхъ языкахъ: по-санскритски, на неварскомъ и даже на тибетскомъ языкѣ,- такъ какъ мног³я святыя мѣста усердно, почти исключительно, посѣщаются тибетцами. Города долины наружно похожи одинъ на другой; это видѣлъ Катманду, видѣлъ и друг³е: тотъ же китайск³й стиль архитектуры, тѣ же узеньк³я, грязныя улицы, широк³я площади передъ двумя-тремя храмами. Батгаонъ какъ будто древнѣе прочихъ городовъ долины; въ немъ так³е же домы, съ китайскими крышами, какъ и въ прочихъ городахъ, но они на видъ кажутся болѣе древними и рѣзныхъ украшен³й кругомъ оконъ и по столбамъ какъ-будто больше здѣсь. Въ каждомъ городѣ есть, кромѣ того, своя мѣстная святыня, храмъ или часовня, привлекающая паломниковъ изъ разныхъ странъ.
   Въ половинѣ марта, въ Катманду, какъ и во всей Инд³и, празднуется новый годъ; здѣсь празднество продолжается нѣсколько дней. Всѣ классы населен³я принимаютъ участ³е въ однородныхъ потѣхахъ. По-утрамъ, прохож³е бросаютъ другъ на друга какой-то красный порошокъ. Въ продолжен³и недѣли послѣ праздника, на улицахъ встрѣчаются люди въ бѣлыхъ костюмахъ съ красными пятнами: то слѣды прошлой праздничной забавы. По вечерамъ, люди состоятельные устроиваютъ въ своихъ домахъ тамаши, т.-е. нац³ональные балеты и драматическ³я представлен³я. Балетъ въ Непалѣ не процвѣтаетъ; мѣстныя танцовщицы неискусны и некрасивы; привозныя изъ Кашмира обходятся слишкомъ дорого. Самая плохая кашмирская плясунья требуетъ за недѣлю представлен³я около тысячи рупи, или пятьсотъ рублей на наши деньги. Правда, трудовъ ей предстоитъ много въ недѣлю. Балетъ начинается рано и продолжается до поздней ночи; и все это время плясать, пѣть - и такъ ежедневно, въ продолжен³и недѣли,- не легко. Драматическ³я представлен³я обыкновенно отличаются самымъ грубымъ цинизмомъ, и чѣмъ циничнѣе актеръ въ своихъ выходкахъ, тѣмъ вѣроятнѣе и полнѣе бываетъ его успѣхъ. Во дворцѣ, обыкновенно, въ одинъ изъ дней праздника, счастливый по опредѣлен³ю дворцоваго астролога, устроивается большой выходъ или дурбаръ. О дурбарѣ дается знать англ³йскому резиденту за нѣсколько дней, и въ назначенный день въ резиденц³ю присылается дворцовая коляска съ однимъ изъ военныхъ чиновъ, какимъ-нибудь генераломъ или полковникомъ. Резиденц³я (т.-е. домъ резидента, домъ врача, лечебница и нѣсколько другихъ построекъ) находится внѣ города, въ сѣверу, въ разстоян³и одной мили, и дорога во дворецъ пролегаетъ чрезъ весь почти городъ. На всѣхъ улицахъ въ такой торжественный день массы зрителей; народъ и солдаты переполняютъ улицы; ивъ всѣхъ оконъ торчитъ по нѣскольку головъ, и на всѣхъ стѣнахъ, портикахъ, крышахъ есть зрители. На дворцовомъ дворѣ выстроиваются шпалерами солдаты. Какъ только коляска въѣдетъ во дворъ, тотчасъ раздаются оглушительные звуки плохого европейскаго оркестра вмѣстѣ съ безобразнымъ нац³ональнымъ пѣн³емъ. У подъѣзда резидента встрѣчаютъ высш³е чины: главнокомандующ³й со свитою. По узенькой, темной, крутой лѣстницѣ чины ведутъ резидента и его свиту въ залу дурбара. Зала дурбара - длинная, просторная комната, убранная по-европейски; въ противоположномъ отъ выхода концѣ стоитъ тронъ, отъ котораго идутъ два ряда креселъ, занимаемыхъ исключительно военными; непальцы, несостоящ³е на военной службѣ, не допускаются въ дурбаръ. Его непальское величество Сурендра Викрамасоръ встрѣтилъ резидента стоя. Сдѣлавъ селамъ, его величество пожалъ руку резиденту и свитѣ послѣдняго. Несчастный непальск³й монархъ имѣетъ совершенно европейск³й типъ лица; его продолговатое блѣдное лицо было бы даже красиво, еслибъ не имѣло такого полоумнаго выражен³я; въ день дурбара царь былъ въ сильномъ волнен³и; онъ говорилъ быстро, заикаясь, припрыгивалъ на тронѣ. Его величество жаловался, что его не пустили въ Калькутту, хотя онъ и желалъ побывать тамъ. "G.-сахибъ (т.-е. г-нъ G.) уѣхалъ съ махаражей (т.-е. первымъ министромъ), не простившись со мною!" говорилъ немощное велич³е. Ауд³енц³я продолжалась очень недолго, въ великой, вѣроятно, радости окружавшихъ его величество, ибо неизвѣстно до чего могъ договориться непальск³й царь, находясь въ такомъ волнен³и и почти-что въ состоян³и невмѣняемости. При прощан³и его величество, покропивъ какихъ-то духовъ въ платки резидента и его свиты, одѣлилъ всѣхъ бетелемъ. Чрезъ нѣсколько дней послѣ этого дурбара, громъ пушечныхъ выстрѣловъ возвѣстилъ намъ отъѣздъ въ Катманду настоящаго владыки, махаражи, сэра Жанга-Баходура. Вскорѣ по пр³ѣздѣ, сэръ Жангъ назначилъ дурбаръ y себя, во дворцѣ Топпоталѣ. Первый министръ Непала и полномочный владыка страны, лицо замѣчательно умное и въ то же время историческое. Ему теперь около шестидесяти лѣтъ; политическая карьера министра началась въ сороковыхъ годахъ. Сынъ незначительнаго офицера онъ началъ военную службу подъ покровительствомъ дяди Мартабана-Синха, бывшаго въ то время первымъ министромъ; но весьма скоро дядя сталъ завидовать и побаиваться ловкаго племянника. Умный, ловк³й, любимецъ солдатъ, Жангь могъ дѣйствительно внушать опасен³я непопулярному дядѣ. Племянникъ, свѣдущ³й въ военномъ дѣлѣ и еще болѣе искусный въ придворныхъ интригахъ, легко могъ попытаться свергнуть дядю и занять мѣсто благодѣтеля. Къ тому же, одна изъ царицъ, наиболѣе умная и вл³ятельная при дворѣ, благоволила къ Жангъ-Баходуру; не любя Мартабана и въ тайнѣ питая властолюбивые замыслы, царица задумала отдѣлаться отъ перваго министра. Нелюбимый при дворѣ, непопулярный между народомъ, Мартабанъ-Синхъ ясно сознавалъ невыгоды своего положен³я и, имѣя смутныя извѣст³я о какихъ-то ковахъ, видѣлъ, что всѣ шансы на сторонѣ его молодого противника; остается неизвѣстнымъ, подозрѣвалъ ли онъ, что развязка потаенной борьбы наступитъ скоро. 18-го мая, въ 1845 году, Мартабанъ-Синхъ получилъ приглашен³е явиться во дворецъ. Приглашен³е было на ауд³енц³ю къ царю, и Мартабанъ явился во дворецъ; едва онъ переступилъ за порогъ залы совѣта, какъ откуда-то сверху, съ хоръ, раздался выстрѣлъ, и несчастный палъ замертво. Его враги были милостивы къ нему по смерти; мертвое тѣло было брошено въ священную рѣку Вагмати, протекающую не вдали отъ теперешняго дворца Жанга-Баходура. Нѣкоторое время и британское правительство и народъ подозрѣвали царя въ совершен³и гнуснаго уб³йства; но вскорѣ обнаружилось, это именно повиненъ въ этомъ дѣлѣ. Молва указывала на Жангъ-Баходура и на царицу. Начиная съ этихъ поръ, Жанть принимаетъ дѣятельное участ³е въ управлен³и, хотя двери государственнаго совѣта были для него еще закрыты и зван³е перваго министра получилъ не онъ, a другъ царицы Гупанъ-Синхъ. Положен³е дѣлъ было переходное, и такимъ оно сознавалось всѣми заинтересованными. Царица, царь, первый министръ подозрѣвали Жангъ-Баходура въ новыхъ интригахъ и дальнѣйшихъ замыслахъ, и съ своей стороны ничего не предпринимали, a онъ, какъ человѣкъ рѣшительный и твердый, между тѣмъ дѣйствовалъ и готовилъ себѣ путь если и не къ престолу, то въ фактичесвому полновласт³ю. Черезъ годъ съ небольшимъ послѣ катастрофы, однажды ночью, въ домъ англ³йскаго резидента явился самъ непальск³й царь; въ страхѣ, онъ объявилъ изумленному резиденту, что не ручается ни за спокойств³е страны, ни за свою жизнь; готовится переворотъ. Резидентъ принялъ это въ свѣдѣн³ю; связанный трактатами и не имѣя въ своемъ распоряжен³и военной силы, онъ не могъ ничѣмъ помочь царю, совершенно упавшему духомъ. Опасен³я царя оправдались очень скоро. Черезъ нѣсколько дней произошелъ coup d'état, или, говоря проще, въ залу совѣта явился съ вооруженною силою Жангъ-Баходуръ, убилъ перваго министра и перерѣзалъ до тридцати членовъ совѣта.
   Ставъ фактически послѣ того полновластнымъ господиномъ Непала, онъ безпощадно уничтожалъ все ненавистное и подозрительное ему. Рѣзня продолжала производиться съ изумительнымъ и варварскимъ хладнокров³емъ. Царь, царица бѣжали въ Бенаресъ. Ихъ малолѣтн³й сынъ (понынѣ царствующ³й) былъ объявленъ царемъ. Нѣсколько лѣтъ послѣ того продолжались попытки свергнуть или отравить Жангъ-Баходура; но онъ оставался цѣлъ и невредимъ и, конечно, не былъ мягкосердеченъ въ своимъ врагамъ. Жантъ-Баходуръ, милостью ея британскаго величества возведенный въ баронеты, никогда не задумывался совершить уб³йство. Болѣе счастливые изъ его враговъ спаслись бѣгствомъ. Говорятъ, понынѣ бродитъ по святымъ мѣстамъ Инд³и царск³й братъ. Онъ пытался когда-то отравить Жангъ-Баходура; попытка не удалась - и царск³й братъ бѣжалъ изъ Непала и сдѣлался факиромъ. Шепотомъ передаютъ другъ другу непальцы, побывавш³е y святыхъ мѣстъ въ Инд³и, о томъ, что видѣли принца-факира тамъ-то или тамъ-то. И онъ долженъ былъ смириться передъ силою непальскаго правителя; нагъ и нищъ, питаясь подаян³ями, онъ бродитъ отъ одного святого мѣста къ другому, проводя ночи на голомъ каменномъ полу какого-нибудь храма. Неопасныхъ членовъ противной парт³и Жангъ-Баходуръ оставилъ въ покоѣ; мног³е изъ нихъ живутъ въ самой столицѣ; они присмирѣли и противъ правителя никто не смѣетъ поднять голоса. Конечно, по смерти Жанга остатки противной ему парт³и не упустятъ случая попытать снова свое счастье; въ настоящее время все управлен³е страны въ рукахъ многочисленныхъ членовъ его семьи: его братьевъ, сыновей, племянниковъ. Они самые богатые люди здѣсь; лучш³е дома, лошади, экипажи принадлежатъ имъ. Англичане увѣряютъ, что непальцы довольны своимъ правителемъ. Но англичане въ настоящее время оставили въ Инд³и политику присоединен³я и о Непалѣ не думаютъ. Народъ въ Непалѣ поетъ, пьетъ водку, богомольствуеть и дѣйствительно кажется довольнымъ. Жангъ построилъ мосты, провелъ кое-гдѣ дороги, не отягощая народъ налогами, усилилъ арм³ю, ладитъ съ англичанами, a потому, можетъ быть, непальцы и довольны своимъ настоящимъ положен³емъ. Къ тому же неварцы такой добродушный и невѣжественный народъ.
   Дворецъ правителя находится въ ю.-в. отъ города, на берегу рѣки Вагмати, напротивъ храма Пасупати; онъ окруженъ садомъ и занимаетъ громадное пространство; кромѣ главнаго здан³я, въ оградѣ много другихъ домовъ поменьше. Здѣсь живетъ Жангъ-Баходуръ, и нѣкоторые его сыновей. Живетъ отъ по-аз³атски; сидитъ запросто на коврѣ, поджавъ ноги; изъ комнаты въ комнату переносится на спинѣ слуги и никто не знаетъ, въ какой комнатѣ онъ спитъ, гдѣ и что ѣстъ. Когда, въ день дурбара, коляска съ резидентомъ и его свитой подъѣхала при звукахъ оркестра ко дворцу, Жангъ-Баходуръ, окруженный многочисленными сыновьями и родственниками, стоялъ на крыльцѣ. Онъ былъ одѣтъ съ восточною роскошью; все блестѣло и с³яло на немъ: глазетовый кафтанъ, головной уборъ, усыпанный различными драгоцѣнными камнями. Его свита, т.-е. братья и сыновья, были въ европейскихъ костюмахъ; кругомъ него были и моряки, и гусары, и мног³е друг³е полки виднѣлись. на заднемъ планѣ. Флота нѣтъ въ Непалѣ, и нѣтъ такъ же гусаровъ; но сыновья Жангъ-Баходура очень любятъ военные наряды; шьютъ и покупаютъ мундиры всевозможныхъ полковъ, и носить ихъ не воспрещается въ Непалѣ; такъ, въ день большого выхода начальникъ артиллер³и щеголялъ въ гусарскомъ мундирѣ. На видъ Жанту-Баходуру, при его крашеныхъ волосахъ, нельзя дать и пятидесяти лѣтъ. Онъ очень бодръ, хотя недавно былъ серьёзно боленъ, послѣ паден³я съ лошади; типъ лица его монгольск³й; ничего звѣрскаго не замѣтно ни въ глазахъ, ни въ выражен³и лица; онъ кажется добродушнымъ человѣкомъ, говоритъ тихо и мягко, очень любезенъ. Смотря на его вкрадчивое обращен³е съ европейцами, никому въ голову не придетъ, что y этого старика такое кровавое прошедшее. Для своихъ многочисленныхъ сыновей сэръ Жангъ-Баходуръ нанимаетъ гувернера, англичанина. Мног³е изъ нихъ говорятъ по-англ³йски, и очень любятъ щеголять знан³емъ англ³йскаго языка; всѣ они безъ всякаго образован³я, хотя и не безъ нѣкотораго европейскаго лоска. У каждаго изъ сыновей есть свое довольно значительное состоян³е; но отецъ держитъ ихъ въ ежовыхъ рукахъ и не даетъ воли тратить; такъ-какъ каждый изъ нихъ занимаетъ высок³й постъ въ арм³и, то, кромѣ того, сынки получаютъ значительное содержан³е изъ казны. Мальчики лѣтъ пятнадцати, сыновья Жанга-Баходура или его племянники, часто имѣютъ чинъ полковника. Одинъ изъ его сыновей, лѣтъ двадцати съ небольшимъ, уже генералъ и начальникъ артиллер³и. Молодой генералъ очень добродушный человѣкъ, хотя и съ нѣкоторою придурью; говоритъ по-англ³йски, бывалъ въ Калькуттѣ и Бомбеѣ и считаетъ себя европейски образованнымъ. Калькутта для jeunesse dorée Непала то же, что Парижъ для разгульной молодежи y насъ, въ Европѣ. Въ Калькутту они вырываются на полную свободу; не страшась бдительнаго надзора отцовъ, здѣсь они упиваются шампанскимъ, вкушаютъ бифштексъ; въ Калькуттѣ, вдали отъ женъ, отъ отцовъ, не опасаясь потерять касту, они безъ разбора и безъ мѣры предаются тѣмъ удовольств³ямъ, коими изобилуютъ всѣ больш³е города вообще, и восточные въ особенности. Женятся въ Непалѣ очень рано; въ шестнадцать лѣтъ юноша бываетъ главою семьи и отцомъ. Рѣдк³й состоятельный человѣкъ удовлетворяется двумя-тремя женами; число женъ, рабынь и случайныхъ наложницъ иногда, какъ напр. y сэра Жанга-Баходура, достигаетъ чудовищной цифры. А сэру Баходуру около шестидесяти лѣтъ. Женъ и дочерей непальцы не прячутъ; на дурбарѣ онѣ не бываютъ, но часто показываются на улицахъ. Самъ Жангъ-Баходуръ выѣзжаетъ иногда въ публичныя мѣста съ двумя-тремя женами. Конечно, непальск³я дамы далеко не пользуются тою свободою, какую имѣютъ европейск³я. Эту свободу непальцы, побывавш³е въ британской Инд³и и видѣвш³е тамъ англ³йскихъ дамъ, совершенно не понимаютъ. Объ европейскихъ женщинахъ, публично танцующихъ на балахъ, разговаривающихъ съ посторонними имъ мужчинами, непальск³е принцы вывезли самыя безобразныя представлен³я. Поумнѣе изъ нихъ подозрѣваютъ какую-то разницу между европейской дамой, танцующей на балѣ, и кашмирской плясуньей, нанимаемой въ праздничные дни для мѣстнаго балета. Но разсказываютъ, что даже Жангъ-Баходуръ въ первую бытность въ Парижѣ, при всемъ его умѣ, сдѣлалъ разъ грубѣйш³й, совершенно непозволительный и неизвинительный промахъ. Восточный властелинъ воображалъ, что его золото всемогуще.
   Зала дурбара во дворцѣ перваго министра очень красива и гораздо лучше и великолѣпнѣе убрана, нежели большая зала въ царскомъ дворцѣ; но лѣстница такъ же темна, узка и крута, какъ и тамъ. Дурбаръ продолжался довольно долго. Жангъ-Баходуръ былъ разговорчивъ и любезенъ; въ заключен³и дурбара онъ показалъ присутствующимъ отрядъ стрѣлковъ. Солдаты въ Непалѣ носятъ мунди

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 628 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа