Главная » Книги

Немирович-Данченко Василий Иванович - Степан Груздев

Немирович-Данченко Василий Иванович - Степан Груздев


   Василий Иванович Немирович-Данченко

Степан Груздев

   Первое время плена Степана Груздева держали в колодках, на цепи. Солдат всё это выдерживал спокойно, вызывая уважение хозяина Гассана. Когда, наконец, сняли железо с пленного, - ширванец начал работать около дома, облегчая таким образом каторжный труд лезгинских женщин. Тем не менее долго ещё по ночам его приковывали, так что, смеясь, он сам себя называл Валеткой и считал, что у лезгин он находится "на пёсьем положении". Часто в бессонные ночи, приподымаясь на локтях, он вспоминал недавнее прошлое и с добродушным юмором отзывался, что азиаты накрыли его "силками", как перепела. И действительно: Степан Груздев был страстный охотник; его отпускали из Всесвятского укрепления на несколько дней, и всякий раз он возвращался домой, едва передвигая ноги под тяжестью набитой им дичи. Случалось ему приносить и джейрана и части кабана. В одну из таких охот он устал и заснул в лесу под громадным дубом, на толстых суках которого повесил ружьё, патронташ и, в предосторожность от чекалок, - целую вязку всякой птицу. Жара его так сморила, что в прохладе молчаливого леса он лежал, как убитый. Только к вечеру Степан проснулся и глазам не поверил. Хотел было их протереть, но руки его оказались к колышкам привязаны. Встать нельзя, - ноги спутаны. Он приподнял голову, - невдалеке горел костёр, и в багровом его зареве Груздев рассмотрел горбоносые лица со встопорщенными бровями, бритые лбы и крашеные бороды.
   - Эй вы! - крикнул он им, воображая, что над ним подшутили мирные лезгины.
   Но тут ему совершенно неожиданно пришлось опять упасть навзничь.
   Какой-то пожилой горец подошёл к нему, прицелился в упор и проговорил ломанным языком:
   - Кричал иок. Яман будет. Башка кончал.
   - Да вы, черти, что это? - уже потише, примирительным тоном заговорил Степан.
   Лезгин снял путы у него с рук. Степан заметил, что ноги ему связали обыкновенным конским треногом. Едва передвигая их, он подобрался к костру.
   - Что ж теперь будет, кунак?
   - Мой кунак - иок. Мой твой Салты таскал, деньга брал.
   Груздеву даже смешно стало, и он засмеялся.
   - Баранья башка! Какой за солдата выкуп тебе, разбойнику. У нашего царя таких, как я, не перечесть. На всякого выкупу не наберёшь... Получай два абаза [Абаз - 20 коп.] на своё счастье!
   Лезгины слушали его, ничего не понимая.
   - Твой офицер или Иван?
   Иванами они называли солдат.
   - Иван, Иван!
   Те начали что-то болтать по-своему.
   Степан Груздев заметил, что над костром жарится убитая им дичь и вынул из кармана соль.
   - Хлеб да соль!
   Лезгины обрадовались. Соль считалась драгоценностью в горах.
   Поужинали и, как только взошёл месяц и облил густые вершины леса серебряным светом, лезгины поднялись, привязали Груздева за шею к поводу, скрутили ему руки назад и растреножили ноги. До утра им надо было уйти в горы, и только тут ширванец понял, что он в плену. Горевать, впрочем, ему было некогда. За горскими конями приходилось чуть ли не бежать на крутые въезды; когда он приостанавливался, его стегали по плечам нагайкой, и раз даже старый тогда Гассан ударил его слегка кинжалом в спину. Колючки истерзали пленному ноги, крутые и острые кремни горного ската впивались в них, и скоро из ступней показалась кровь. Сапоги, как величайшую, редкую в горах, драгоценность, лезгины с него сняли.
   - Ну, делать нечего... Пропадать, видно, душе христианской! - и он уже решительно лёг на землю.
   Лезгин дёрнул коня, повод натянулся, и солдат чуть не задохнулся в петле, но выдержал и не поднялся с земли.
   - Кончай башку, шайтан треклятый! - ругался он.
   Нагайка из сыромятного ремня заходила по его телу. Груздев лежал пластом.
   Гассан приставил дуло пистолета к его виску. Степан начал читать. молитву:
   - "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных".
   А потом, тихо уже, проговорил, словно про себя:
   - Со святыми упокой. Со святыми упокой. Со святыми упокой!
   Дуло отделилось от его виска.
   Лезгины сошлись около, залопотали что-то по-своему, осмотрели его ноги и тело и опять начали переговариваться. Дело кончилось тем, что на коня, который оказывался посильнее других, посадили Степана; лезгин, севший позади его, крепко держал Груздева, точно боясь, что пленник даже истерзанный, убежит от него. Прячась по горным трущобам, останавливаясь во рвах и оврагах днём и выезжая в путь только ночью, лезгины через неделю вернулись домой и сдали солдата своим бабам.
   Появление русского в ауле подняло всех на ноги.
   Тяжёлые дни переживал бедный ширванец.
   Старухи, детей которых в бою убили русские, нарочно прибегали в саклю к Гассану, чтобы плевать в лицо связанному солдату. Одна впилась в его щёки острыми когтями и ободрала ему кожу. Взбешённый Груздев вскочил на ноги, откуда сила взялась, - верёвка, связывавшая ему руки, оборвалась, и бешеная ведьма вверх ногами полетела вниз по лестницам аульной улицы.
   Груздев остервенел, он кинулся на других, крича во всё горло:
   - Убей, а не мучь!
   Прибежал Гассан, выгнал баб и запер саклю, где был Степан. Теперь аульные старухи приходили клясть его в окна, но он уже не обращал на них внимания или отругивался по-своему. Когда он жаловался на цепь, Гассан ему говорил:
   - Ты не должен оскорбляться этим: если бы ты был женщиною или рабом, мы бы тебе предоставили свободу, а вольного человека можно удержать в плену только железом.
   Потом, впрочем, к нему привыкли и сняли с него цепь. Точно оправдывая мнение горца, он попробовал было уйти, его поймали. Надрезали ему пятку, положили в рану рубленного конского волоса и забили ноги в колодки. Когда надрезы зажили, колодки сняли, но Груздев мог уже двигаться только на носках. Через год ему уже совсем вылечили ноги; он стал работать на хозяина, философски решив, что так значит тому и быть, а придётся ему век свековать в этом горном ауле у азиатов... Он даже подружился с Селтанет, приносившей ему по вечерам чашку с хинкалом [галушки.] и другую с чесночным соусом. Он пел ей русские песни, а оставаясь один, случалось, даже плакал, вспоминая далёкое село на Оке, ракиты, поросшие вокруг и старую избу с завалинкой, на которой сидит теперь его одряхлевший отец и ждёт не дождётся весточки о сыне.
   Сегодня после ссоры на джамаате ему было особенно тяжко.
   Он вышел из своей лачуги и между камнями сел над обрывом в бездну, где гремел и бесился поток. Ветерком веяло с севера. С родимой стороны тянуло, и старому солдату чудилось, что пахнет спеющею озимью, тяжело осевшими к земле хлевами равнинного села.
   Степан Груздев вздохнул и проговорил про себя: "Эх, ты доля долюшка!"
   Отовсюду веяло дикою мощью.
   Вон в чаще движется какая-то точка.
   Степан уже привык к далёким расстояниям, он различил серого чеченского коня, всадника в мохнатой бурке и бурой папахе. За ним другой, третий, четвёртый. На скате противоположной горы другие, такие же всадники. А там ещё и ещё. Со всех аулов спускаются вниз, сюда, в Салты.
   "Почуяли праздник, - соображает солдат. - Даровых баранов жрать! Теперь налопаются бузы, станут песни петь да бахвалиться. Погоди! Доберутся до вас наши ширванцы: насыплют вам соли на хвост, долго, оборванцы, не забудете... А впрочем, народ ничего: храбрый народ. Бунтуют ежели, так сдуру. Забрался на вышки и думает, что здесь его рукой не достанешь. Небось, и не таких побеждали. Руки не хватит, - штыком нащупаем. А народ, надо правду сказать, - воин; коли бы им настоящее понятие, хорошие бы солдаты были. Теперь баранов режут - глядь, и мне лопатка достанется. На этот счёт у них благородно. А что работать заставляют, так ведь даром-то поди и чирей не вскочит. Вот только зелёная мулла ихняя, тоже лопочет: "Махнутке нашему поклонись". Нашёл кому! Такой же гололобый был. Да у нас в полку Махнутку-то ихнего на задний редант поставили бы в слабосильную команду".
   - Селям, Селям! - послышалось за ним.
   - Навалило чертей! - встретил двух мулл с переводчиками и муталлимами Степан Груздев. - Ну, чего ещё?
   - Да просветит твоё сердце Аллах!
   - У нас, брат, свой Аллах есть, почище вашего будет.
   Ибраим-мулла указал место на гладком камне, муталлим разостлал ему коврик. Мулла Керим сделал то же. Оба сели и начали поглаживать бороды. Степан Груздев смотрел на горских духовных недоброжелательно. Очень уж надоели они ему.
   - Твоя Иван, - заговорил Керим по-русски, - слушай, что его, большой мулла, говорил.
   - Понапрасну стараться станете! Я бы вам сказал словечко, да не стоите вы.
   - Ты ему передай, - важно обратился Ибраим-мулла к переводчику, - что скоро наш благословенный Султан, меч веры, огонь Аллаха, спалит всех неверных и уничтожит их, что уже готовы тьмы аскеров, истинных тигров пророка. От их рыкания вздрогнула вселенная. Тысячи кораблей, каждый больше этой горы, стоят в Золотом Роге и ждут только мановения руки Султана. По слову Аллаха сбудется. Мы построим у них везде мечети.
   - Ты ему скажи-ка, - заговорил Степан, - что в Казани я стоял, новобранцем ещё, с полком; там добре много мечетей этих. А тамошняя татарва больше мылом торгует. А насчёт солдат ихних - так наши нисколечко их не боятся. Есть у нас капитан Шерстобитов, так он один со своею ротою, гарнадерская у ево рота, вашего султана повоюет и разнесёт, как жидовскую перину. Только пух полетит. Ты ему, дураку, гололобому объясни по душе: коли я здесь один, да всех вас не боюсь, так как же матушка Россея турки ихней испугается. Эх, вы! Одно слово Азия необразованная. Полковник Клюквин, теперь его возьми - ужели же он да вашего султана не осилит. Даст сигнал: рассыпьтесь молодцы за камни, за кусты по два в ряд!
   - Ты переведи ему, - важно продолжал мулла, - пускай он, пока ещё есть время, примет нашу веру.
   - Господи упаси!
   - Мы его назначим бим-башею.
   - Это ещё что за чин?
   - Большой начальник, значит.
   - Вот оно! Хороши у вас войска, когда вы простого солдатишку в большие начальники зовёте. Нашли, чем смущать. Нет, брат, здорово разнесём мы вас, только суньтесь. У нас так: как скомандуют "на руку - ура", так мы хоть кого хочешь слопаем. Бим-башей тоже. Эх, рухлядь!
   - Пусть он каждый день приходит в мечеть. Я буду его много, много учить, пока Аллах не просветит его разум.
   - И внимания не возьму. Чтобы я, рядовой третьей роты Ширванского полка да стал к тебе ходить! И с чего это тебе в башку влезло.
   - Не хочет он в мечеть ходить, - передал переводчик.
   - Тогда его на цепь посадят, будут конопляными лепёшками кормить.
   - Всего, брат, попробовал. Не испугаешь. Разве что голову срубите, - ваше дело, а на плечах останется - сами набежите ордой просить аману. Скажи ему, что скоро придут сюда наши ширванцы, и от всего разбойного гнезда здешнего и мусорной кучи не оставят. Ровно будет. Точно никто никогда здесь и не жил. Поняли, гололобые?
   - А почему ты знаешь, что русские придут сюда?
   - Чудак человек, да как же им не прийти сюда, если капитан Шерстобитов скомандует: "Скорым шагом марш". Небось и не на такие вышки вскочишь. Ты ему, умница, разъясни, что ежели барабанщик да горнисты заиграют наступление, так там никак нельзя не идти. Хоть в лоб, а пойдём. Такую мы присягу принимали.
   - Мы вас всех сверху перестреляем.
   - Что ж, бывало и это. Роту перестреляете, - вторая за ней; а там и третья готова. У нас народу много, побольше чем у вас пуль. Тут вам и крышка будет.
   - А ежели я на джамаате скажу, чтоб тебе голову отрубили?
   - Кончал башка по вашему? Много доволен. Помирать-то надо каждому. Не очень-то уж сладка жизнь у вас здесь. Только он пущай сначала Гассану за меня калым заплатит. Я знаю, на это у вас адат есть. Ну, а заплатил, - твоя воля, тешь свою душеньку; коли есть на это твоё такое произволение. Так ему и передай, и пущай он уходит к себе, потому надоело мне с ним разговоры разговаривать! Всё равно умного ничего не услышишь, а дуростью вашей я уж довольно по горло сыт. Шли бы вы, старички, с Богом, а не то я уйду. Сидите себе здесь на камени, мне и то пора Гассану айран готовить.
   И Груздев спокойно встал и пополз вверх в саклю своего хозяина.
  
  
   Источник текста: Немирович-Данченко В. И. Кавказские богатыри. Часть первая. Газават. - М.: Типография А. И. Мамонтова, 1902. - С. 28.
   OCR, подготовка текста - Евгений Зеленко, апрель 2011 г..
   Оригинал здесь: Викитека.
  
  
  
  
  

Другие авторы
  • Ремезов Митрофан Нилович
  • Дашкевич Николай Павлович
  • Род Эдуар
  • Крашенинников Степан Петрович
  • Гладков А.
  • Бедный Демьян
  • Жодейко А. Ф.
  • Кушнер Борис Анисимович
  • Крылов Иван Андреевич
  • Теляковский Владимир Аркадьевич
  • Другие произведения
  • Мордовцев Даниил Лукич - С. И. Панов, А. М. Ранчин. Д. Л. Мордовцев и его историческая проза
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Заметка о климате Берега Маклая в Новой Гвинее
  • Хвощинская Надежда Дмитриевна - Первая борьба
  • Островский Александр Николаевич - Праздничный сон — до обеда
  • Коган Петр Семенович - Людвиг Бёрне
  • Кармен Лазарь Осипович - Пронька
  • Стокер Брэм - Вампир (Граф Дракула)
  • Роллан Ромен - Жан-Кристоф (том 2, кн.5)
  • Шишков Александр Семенович - Стихотворения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Таинственная капля. Части первая и вторая; "Стихотворения" М. Дмитриева; "Эпопея тысячелетия" И. Завалишина; "Дневник девушки" Е. Ростопчиной; "Сон и пробуждение" В. Божича-Савича; "Оттиски" Я. Полонского; "переводы из Мицкевича" Н. Берга; "Евгений Онегин", Темного человека
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 398 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа