Главная » Книги

Ростопчина Евдокия Петровна - (Биография Е. П. Ростопчиной)

Ростопчина Евдокия Петровна - (Биография Е. П. Ростопчиной)


  

<Биография Е. П. Ростопчиной>

  
   Ростопчина Е. П. Счастливая женщина. Литературные сочинения. Сост., коммент. А. М. Ранчина
   М., "Правда", 1991.
  
   Графиня Евдокия Петровна Ростопчина, урожденная Сушкова, родилась 23 декабря 1811 году в Москве, на Чистых Прудах, в доме родного деда своего с материнской стороны Ивана Александровича Пашкова. Отец ее Петр Васильевич Сушков (впоследствии дей<ствительный> с <татский> с<оветник>) находился тогда на службе в Москве и был чиновником 8-го класса и комиссариатским комиссионером. В январе 1811 г. он женился на дочери отставного подполковника Дарий Ивановне Пашковой, и Евдокия Петровна была их первым ребенком. В 1812 г. по случаю приближения французов семейство Пашковых, а с ним и Д. И. с новорожденною дочерью перебрались в Симбирскую губернию, в принадлежащую Пашкову деревню Талызино, где прожили до выступления французов, после чего возвратились в Москву, куда еще раньше прибыл по должности своей П. В. Сушков, на которого возложено было в 12 и 13 гг. заготовление вещей для резервной армии и построение их на действующие, что он и исполнил в разоренной Москве, не возвышая цен ни на какие вещи, несмотря на сожжение в Москве фабрик и заводов.
   В январе 1816 г. Дарья Ивановна родила сына Сергея, а в марте 17 г. - другого сына Дмитрия, после которого скончалась 13 мая от чахотки 28 л<ет> от роду. Отец троих сирот по просьбе тестя и отправился в принадлежащие последнему Белорецкие железные заводы в Оренбургской губернии, где и пробыл довольно долго, а оттуда перебрался на жительство в Петербург, куда был переведен на службу. Дети же его остались в Москве, в доме деда, где жили, однако ж, на свой собственный счет, имея только даровую квартиру. В этом доме Е. П. пробыла вплоть до своего замужества, а ее братья до 1826 г., когда отец их, получив место начальника Оренбургского таможенного округа, увез сыновей в Оренбург.
   Воспитание Е. П., хоть и стоило отцу ее много денег, было очень безалаберно, так как, в сущности, никто не наблюдал за ним. По счастью, она была одарена природою острым, живым умом, хорошею памятью и пылким воображением, благодаря которым она сама себя воспитала. Из учителей ее стоит упомянуть о Гаврилове и о Раиче, развивших в ней врожденную любовь к поэзии вообще и к отечественной в особенности. Не будь их, русская словесность считала бы, может быть, в среде своей одним дарованием меньше, так как в доме Пашковых никто литературою не занимался и подобное занятие со стороны молодой девушки сочтено было бы даже за неприличный поступок. В день свадьбы Е. П. бабушка ее Прасковья Пашкова призывала ее и заклинала не сочинять и не печатать свои сочинения, ибо такое занятие не подобает дворянке, она взяла образ и хотела заставить свою внучку поклясться перед ним, что она больше стихов писать не станет, но заклинания ее остались тщетными и Е. П. обещания не дала.
   Одною из первых гувернанток Е. П. была г-жа Морино, француженка и эмигрантка хорошей фамилии, бывшая до революции в интимных отношениях с графом Прованским. За исключением природного языка и современной фр<анцузской> литературы, сведения ее были весьма ограниченны. За ней последовала Н. А. А. Р.> Боголюбова, бывшая смолянка, девушка умная, добрая, благочестивая и много знающая; но, к несчастию, долго не оставалась. Преемницей ее была г-жа Прудре, толстая, грубая, глупая и ничего не знающая швейцарка, которая грубо обращалась с Е. П. и тиранила ее. Впоследствии она содержала пансион в Москве и однажды обратилась к попечителю Моск<овского> Уч<ебного> округа гр. Строганову с просьбою разрешения ей выписать из Парижа для своих воспитанниц Les Jambes à Barbier.
   За нею последовала последняя гувернантка Е. П. г-жа Дювернуа, офранцуженная полька, женщина добрая, но не имеющая никаких познаний, вследствие чего она не обучала ничему.
   Что касается учителей Е. П., ей преподавали закон Божий - сперва дьякон Церкви Трех Святителей Иван Яковлевич, а потом какой-то священник Арсений Иванович; русский язык сперва Гаврилов, потом Раич; французский - Энскен <или Энскеп.- А. Р.>, немецкий - Пельт; рисование - Газ, музыку, т. е. игру на фортепьяно, сперва Черняховский, потом Экстрем и, наконец, танцевание сначала Флаг, потом известный Йогель. Что же касается истории и географии, то их, кажется, совсем не преподавали Е. П. после ухода Боголюбовой, по крайней мере особых учителей по этим предметам, как и по части математики, она не имела и обучилась этим наукам сама, точно так же, как выучилась сама немецкому, английскому и итальянскому языкам; выговор ее по-английски был нехорош, но она все читала и понимала, и легко писала в этих трех наречиях. Е. П. начала писать стихи в 28 или 29 году; что побудило ее к этому, неизвестно, но молено полагать, что любовь к стихотворству была передана ей по наследству как родовое качество семейства Сушковых; родная бабка Е. П. Мария Васильевна Сушкова, ур<ожденная> Храповицкая, сыновья ее Михаил, Петр и Николай и внуки ее Сергей и Дмитрий занимались сочинительством. Некоторое время Е. П. тщательно скрывала от всех, что она пишет, но одно ее стихотворение, "Талисман", попало нечаянно в руки князя Петра Андреевича Вяземского, который без ее ведома поместил его в одном из альманахов, поставив под ним подпись Д. С-ва. Эта странная подпись произошла потому, что Е. П. называли обыкновенно Додо, и князь Вяземский полагал, что ее зовут Дарией. Стихотворение это, несколько переделанное, включено впоследствии в стихотворный роман "Дневник девушки".
   Когда "Талисман" появился в печати и в Москве сделалось известным имя сочинительницы, в доме Пашковых все набросились на нее, упрекая ее всячески за этот постыдный и опрометчивый поступок, и Е. П. пришлось много пережить горького и несправедливого.
   В 1833 г. Е. П. вышла замуж; за графа Андрея Федоровича Ростопчина. Венчалась она 26 марта в церкви Введения на Лубянке, венчал ее священник Петр Александрович Владиславлев (отец тенора Владиславлева, живущего до сих пор в Москве). Вскоре после того молодые отправились в свое имение, село Анна, в Воронежской губернии, откуда в 1836 г. ездили на Кавказские минеральные воды.
   По выходе замуж; графиня Ростопчина стала явно писать и печатать свои стихотворения в лучших периодических изданиях как в московских, так и в петербуржеких. В конце 1836 г. она переехала с мужем в Петербург, где в гостиной ее ежедневно бывали Пушкин, Лермонтов, князь Вяземский, Жуковский, Плетнев и князь Одоевский.
   В 1838 г. в "Сыне отечества", издаваемом тогда Полевым, были напечатаны две повести гр. Р-ой без ее имени, которые под названием "Очерки большого света. Записки Ясновидящей" появились в 1839 г. особенною книжкою, составляющей ныне библиографическую редкость. В 1840 г. вышло в одном томе первое издание сочинений гр. Р., напечатанное в П<етербур>ге типографщиком Стришором (должно быть, Фишером.- А. Р.). В 1845 г. гр. Р. с мужем и детьми ездила за границу, где и пробыла до конца 48 г., посетив Италию, Францию и Германию. По возвращении из-за границы графиня поселилась в Москве, где и скончалась 3 декабря 1858 г., она похоронена на Пятницком кладбище, в фамильном склепе Ростопчиных близ своего свекра.
   В бытность свою в Москве она печатала, кроме многих стихотворений, один роман "У Пристани" и несколько небольших комедий, из которых две были играны в Москве и в Петербурге. Кроме того, она написала большую комедию в стихах "Возврат Чацкого в Москву", в которой вывела большую часть действующих лиц бессмертной комедии Грибоедова и типы московского общества ее времени. Петербургский артист Максимов предполагал поставить эту пьесу в свой бенефис, но состоящая в то время при III Отделении Собственной Е<го> И<мператорского> В<еличества> Канцелярии Драматическая цензура не решилась, по особенным соображениям, разрешить представление этой комедии. Однако ж в уважение к литературной знаменитости гр. Р., об этой пьесе доложено было Государю Императору, и комедия была прочтена мною Е<го> В<еличеству>. Но по представлении оной Высочайшего соизволения не последовало. Несколько лет спустя эта комедия была напечатана, но литературного успеха не имела.
   В 1856 г. придворный книгопродавец Смирдин-сын выпустил в Петербурге новое издание стихотворений г. Р-й в 4 томах.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Печатается впервые по оригиналу (ЦГАЛИ, ф. 195, оп. 1, ед. хр. 2684, лл. 5-8 об.). Вероятно, составлена для П. А. Вяземского, которого Лидия Андреевна просила написать предисловие к предполагавшемуся собранию стихотворений матери (см. письма от 20 окт. и 11 дек. 1874 г. - там же, лл. 1-4 об.).
   С. 413. Les Jambes à Barbier - "Ямбы" (1831), книга революционных стихотворений-сатир Анри Огюста Барбье (1805 -1882).
   ...Раич (Амфитеатров) Семен Егорович (1792-1855) - поэт, переводчик.
   С. 414. В 1856 г. ...Смирдин-сын выпустил издание ... в 4-х томах - неточность: Тт. 3 и 4 вышли в 1859 г.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 506 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа