Главная » Книги

Ровинский Павел Аполлонович - Очерки Черногорья

Ровинский Павел Аполлонович - Очерки Черногорья


1 2

  

Очерки Черногорья.

I.

У границъ Черногорья.

На пути отъ Дубровника до Котора; два герцеговинца, видъ мѣстности, арестантъ.

- Которъ.- Новая дорога отъ Котора до Цетиньи.- Отношен³е Австр³и къ Черногорью.- Характеристика жителей Бокки.- Историческ³й очеркъ Бокки въ связи съ истор³ею Черногорья.- Выводъ изъ прошлаго и настоящаго.

  
   1-го мая, въ 2 ч. по полуднѣ, вышли мы изъ Гравозы, прелестной гавани и предмѣстья Рагузы, любимаго мѣста прогулокъ и дачной жизни рагуаннскихъ жителей. Погода тихая; море чуть колышется. Нашъ пароходъ "Султанъ", одинъ изъ самыхъ большихъ пароходовъ австр³йскаго Лойда, идетъ спокойно, и легкая встрѣчная зыбь серебряной пѣной разбивается объ его крутой носъ, не оказывая ни малѣйшаго вл³ян³я на его ходъ. Пассажиры весело толпятся на палубѣ; пароходная команда мететъ и моетъ палубу, убираетъ такелажъ.
   Каютные пассажиры - одни тотчасъ принялись за ѣду; друг³е, успѣли пообѣдать на берегу, предаются отдыху, растянувшись на диванахъ; а иные успѣли уже составить парт³ю въ карты.
   Палубная публика больше идеальничаетъ: любуется моремъ и берегами и разговариваетъ о всевозможныхъ предметахъ.
   Между прочимъ, одинъ герцеговинецъ, съ австр³йскимъ гербомъ на шапкѣ, съ важност³ю и увлечен³емъ разсказываетъ, какъ теперь хорошо стало въ Босн³и и Герцеговинѣ, какъ теперь тамъ человѣкъ умный и нелѣнивый можетъ и жить въ свое удовольств³е, и деньжонки скопить. "Нашъ царь любитъ всѣхъ, кто ему служитъ, тѣхъ онъ хорошо и награждаетъ", прибавилъ онъ въ заключен³е къ своей поучительной рѣчи.
   - Все онъ лжетъ, тихо говоритъ мнѣ другой герцеговинецъ, онъ былъ когда-то нашимъ повстанскимъ четоводьемъ, а потомъ сталъ австр³йскимъ булюкбашой надъ пандурами; дѣлалъ, что хотѣлъ, награбилъ порядкомъ, да и возвращается домой въ Суторину, чтобы послѣ перейти въ Требинью и открыть тамъ торговлю. Видишь, вонъ два тюка лежатъ: это все съ награбленнымъ добромъ. Хорошо ему проповѣдывать. А мы вотъ, чтобъ получить по мѣшечку муки, должны были жить въ Рагузѣ два дня, съ утра до ночи дожидаться у магазина когда его откроютъ.
   Это одинъ изъ числа тѣхъ герцеговинскихъ вождей, которые во время возстан³я потеряли все свое имущество и теперь, не имѣя съ чѣмъ воротиться на родное пепелище, кое-какъ перебиваются въ различныхъ мѣстахъ Далмац³и, получая продовольств³е отъ австр³йскаго правительства. Въ одномъ Костельновѣ проживаетъ до 20 такихъ бѣдняковъ съ семействами, получающихъ ежемѣсячно извѣстное, весьма небольшое, количество муки. И за этою ничтожною порц³ей они должны непремѣнно ходить въ Рагузу, какъ будто нельзя было устроить эту выдачу въ мѣстѣ ихъ жительства.
   Погода отличная, но любоваться кромѣ моря, нечѣмъ; потому что цѣпь острововъ кончилась, а берега материка крайне однообразны. Это сѣрые, не особенно высок³е и не особенно крутые конусы, голые или едва прикрытые скудною растительност³ю. Кое-гдѣ только во впадинкахъ зеленѣютъ лоскутами нивы и плантац³и "бувачи", или, едва выдѣляясь изъ общаго фона, выступаютъ рощицы сѣровато-зеленыхъ деревъ маслины. Но все это тоще, скудно; а жилья почти никакого.
   Подойдя къ берегу ближе, можно, впрочемъ, любоваться нагроможден³ями скалъ,- то стѣною спускающихся въ море, то нависшихъ шатромъ и образующихъ пещеры: темно-син³я волны вѣчно колышащагося моря съ шумомъ разбиваются у ихъ подошвы или забираются въ з³яющую пасть ихъ темныхъ отверст³й, откуда слышатся ихъ плескъ и глухое рокотанье, и съ шумомъ стремительно возвращаются назадъ, какъ будто злобствуя на то, что не нашли тамъ себѣ добычи.
   Не представляетъ особеннаго вида ни Цавтитъ (древняя Рагуза); и только съ приближен³емъ къ Боккѣ, берега становятся выше и интереснѣе. Изъ общаго уровня горъ выступаетъ снѣжная вершина, такъ называемой, Бѣлой-горы, а впереди темною стѣной поднимается Черногорье, и изъ его массива выдѣляется Ловченъ со своею, также покрытою снѣгомъ, вершиною, имѣющею форму шапки.
   "Въ Бѣлой-горѣ Лука-Вуколовичъ шесть мѣсяцевъ держался противъ турокъ, подсказываетъ мнѣ герцеговинецъ, послужитъ она еще и намъ противъ австр³йцевъ; въ ней и теперь скрываются наши люди. За нею лежатъ Зубцы, а далѣе Грахово. Эхъ, как³я дѣла были!... как³я дѣла были юнацк³я; а теперь вотъ до чего мы дожили!" добавилъ онъ со вздохомъ и чуть не со слезами.
   Как³я то были дѣла, будетъ случай поговорить объ томъ послѣ, а до чего дожили, лучше всего выражало положен³е моего собесѣдника и его вздохъ, въ которомъ слышалось и личное страдан³е, и общая скорбь, обманутыя надежды, во имя которыхъ герцоговинецъ самъ первый зажегъ свой домъ и принесъ въ жертву всего себя, думая не объ своей головѣ, а объ освобожден³и родной земли отъ чужаго ярма.
   Извѣстно, что цѣль каждаго герцоговинца была соединиться съ Черногорьемъ, и вдругъ ихъ отдаютъ австр³йцамъ! И это сдѣлано въ то время, когда цѣль была почти достигнута. Болѣе жестокаго удара нельзя было нанести юнацкому наррду. Безучастное, но могучее слово дипломац³и изрекло въ одномъ концѣ свободу, въ другомъ совершенно произвольно наложило на народъ новое ярмо, вмѣсто сброшеннаго имъ стараго. Но дѣйствительно ли такъ могуче это слово дипломац³и даже и тогда, когда она рѣшаетъ вопросы вопреки нац³ональному самоопредѣлен³ю и справедливости? Не показываетъ ли уже и теперь практика несостоятельность большей части постановлен³й берлинскаго конгресса? А можетъ быть, весьма недалекое будущее разобьетъ ихъ въ прахъ и тѣмъ докажетъ свѣту безсил³е дипломац³и передъ высшими законами, которые управляютъ народами.
   Идетъ еще съ часъ; дѣлаемъ крутой поворотъ влѣво и вступаемъ узкимъ проливомъ въ Которск³й заливъ или, какъ его обыкновенно называютъ, въ Бокку (Bocca di Cattaro).
   На лѣвой сторонѣ, на значительной высотѣ, стоитъ крѣпость, составляющая какъ бы монолитъ со скалою, на которой она построена, и тутъ же маякъ; на противуположной сторонѣ такая же крѣпость, и еще крѣпость на островкѣ, стоящемъ посерединѣ. Мы идемъ прямо на Кастельново.
   "Видишь, съ лѣвой стороны идетъ долина, поясняетъ мнѣ герцеговинецъ, это Суторина. Какая тамъ родится кукуруза! табакъ лучше требиньскаго; да и все тамъ родится отлично; неурожая никогда не знаютъ; когда-то здѣсь соль добывали. А вонъ остатокъ турецкой крѣпости; по самой же горѣ все шанцы; и все это въ нашихъ рукахъ-было, а теперь...."
   И опять глубок³й вздохъ.
   Кастельново - чистеньк³й городокъ, съ весьма оживленною пристанью, у которой находится множество парусныхъ судовъ: онъ развивается какъ бы въ ущербъ главному городу, Котору; здѣсь сошло много пассажировъ, въ томъ числѣ и мой чичероне.
   Отсюда мы снова вступаемъ въ какое-то узкое горло, и, выйдя изъ него, начинаемъ бродить по заливу туда и сюда: миновавъ Перасто, прошли дальше въ Ризано, потомъ обратно идемъ въ Перасто. Когда мы взяли направлен³е въ Ризано, стоящ³й въ узкомъ заливѣ, врѣзавшемся глубоко на сѣверъ, погода вдругъ измѣнилась. Небо нахмурилось; вершины горъ задымились; изъ горъ ударилъ страшный вѣтеръ: засвисталъ въ снасти, захлопалъ дверьми каютъ, завылъ въ вентиляц³онныя трубы; море зашипѣло, какъ вскипяченное; на волнахъ показались бѣлые гребни; но валъ мелк³й, какъ будто не морской, и пароходъ едва колышетъ.
   Перемѣна эта произошла такъ быстро, можно сказать, въ нѣсколько минутъ, и также быстро прекратился вѣтеръ, какъ только мы повернули на югъ, миновавъ Перасто. Это явлен³е, говорятъ, здѣсь постоянно: причина его чисто мѣстная, заключающаяся въ слишкомъ рѣзкой разницѣ температуры воздуха, сильно нагрѣтаго внизу у моря, и принимающаго чрезвычайно низкую температуру вверху, отъ окружающихъ, покрытыхъ еще снѣгомъ, горъ.
   Общая картина мѣстности мрачная и импозантная: мы идемъ по какому-то узкому корридору, бока котораго составляютъ упрающ³яся въ небо горы, стѣны эти голы, а подъ ними, у поднож³я, живописно расположились маленьк³е села и городки. Бѣлыми каемками тянутся по узкой окраинѣ ряды домовъ, сзади затѣняемые, хотя не особенно щедро, зеленью садовъ и маслинныхъ рощъ; или же дома громоздятся въ гору и лѣпятся по скаламъ; сложенные изъ мѣстнаго сѣраго камня, они какъ бы приросли къ своимъ скаламъ, какъ полипы, и вы едва разберете, гдѣ кончается скала, а гдѣ начинается постройка. Какими ничтожными являются всѣ эти жилища, творенье рукъ человѣка, передъ гранд³озною природой! Какъ мало здѣсь простора для человѣка: горы и море совсѣмъ притиснули его физически, а съуженный горами до минимума горизонтъ, производитъ гнетущее впечатлѣн³е на душу.
   Тяжела должна быть здѣсь жизнь; она требуетъ много труда, энерг³и и отваги. Дѣйствительно, бокезы самые отважные моряки; но за то сколько ихъ и гибнетъ! Перасто постепенно пустѣетъ, и большая половина домовъ уже брошена: взрослое мужское поколѣн³е гибнетъ въ морѣ, а женщины и дѣти вступаютъ въ чуж³я семьи; частью бродятъ, а частью также исчезаютъ съ лица земли, настрадавшись отъ физической нужды и нравственныхъ ударовъ. Населен³е Бокки поэтому должно бы было постепенно исчезнуть, если бъ не было доселен³й изъ горъ, гдѣ природа также не балуетъ человѣка. Невеселую картину представляла и наша пароходная сцена.
   Въ Кастельновѣ сѣли къ намъ два жандарма съ арестантомъ, котораго они вели на цѣпи и со скованными руками. Арестантъ этотъ былъ мальчикъ, лѣтъ 16 или 17, прилично одѣтый, нѣжнаго сложен³я, съ тонкими чертами лица, блѣдный, съ быстрыми порывистыми движен³ями: взглядъ конфузливый и нахальный вмѣстѣ: онъ то смотритъ внизъ, то бравируетъ всѣхъ окружающихъ, довольно неделикатно заглядывающихъ ему въ лицо. Его везутъ въ Которъ въ окружный судъ, и онъ интересуетъ всѣхъ. Нѣкоторые стараются дознать объ немъ отъ жандарма и съ этою цѣлью предлагаютъ послѣднему угощен³е въ буфетѣ, но тотъ отказывается.
   По всему видно, что преступникъ важный, можетъ быть, политическ³й. Иные какъ-то дознали, что онъ убилъ свою мать; друг³е предполагали, что это одинъ изъ похитителей, каковыхъ въ послѣднее время оказывается множество, что онъ пробирался въ Турц³ю, чтобы оттуда удрать въ Америку; была даже молва, что это предводитель разбойничьей шайки.
   "Мальчишка, а какой дьяволъ!" тутъ же выражались нѣкоторые, разсматривая его, какъ дикаго звѣря въ клѣткѣ.
   Грустно было подумать, что въ такихъ молодыхъ лѣтахъ человѣкъ можетъ быть до такой степени испорченъ; и въ тоже время возмутительно было поведен³е публики, которая забывала, что передъ нею не звѣрь, а такой же, какъ она, человѣкъ; возмутительна была и выставка человѣка на позоръ, когда судъ еще не произнесъ ему своего осуждающаго приговора.
   Дней 10 спустя, я имѣлъ случай разузнать объ этомъ великомъ преступникѣ отъ одного изъ членовъ которскаго суда. Оказалось, что онъ вовсе не подлежитъ суду, и долженъ былъ подвергнуться дисциплинарному наказан³ю при городской милиц³и за дерзость, совершенную имъ въ кофейнѣ подъ вл³ян³емъ излишне выпитаго вина и подстрекательствъ бывшей съ нимъ компан³и.
   Что-же это такое? Неужели возможно такое безчеловѣчное обращен³е съ человѣкомъ въ Европѣ, въ западной, цивилизованной Европѣ, дерзко распространяющей свою культуру въ народахъ, которые еще не вполнѣ примкнули къ ея жизни? При этомъ мнѣ невольно думалось: что-же теперь дѣлается въ Босн³и и Герцеговинѣ, гдѣ культурная мисс³я проводится съ яростью и азартомъ, если подобныя вещи совершаются въ Боккѣ, гдѣ еще такъ недавно власть должна была уступить передъ народнымъ нетодован³емъ, гдѣ поэтому всяк³й долженъ быть болѣе огражденъ отъ неправды и насил³я? Какое облегчен³е принесла Европа несчастнымъ боснякамъ и герцеговинцамъ, замѣнивъ грубой работы турецк³е кандалы тонкою, но такою-же крѣпкою, изящно отдѣланною цѣпью австр³йскою?
   Которъ, составляющ³й главный пунктъ въ Боккѣ, занимаетъ въ ней и самое лучшее положен³е: здѣсь горы разступаются, и вы можете заглянуть впередъ, гдѣ открывается передъ вами не широкая, но роскошная долина, вся въ зелени, обработанная и заселенная, по которой можно ѣхать въ дилижансѣ до Будвы, находящейся уже на открытомъ морѣ. Самый городъ невеликъ; но онъ окруженъ селами, которыя составляютъ съ нимъ какъ бы одно цѣлое: съ одной стороны Доброта, населенная почти исключительно черногорцами, которые однако всѣ до единаго обратились въ католиковъ; съ другой Пучъ, Шкаляры, Мула. Одно это указываетъ уже на нѣкоторый просторъ. Надо всѣмъ этимъ, однако, висятъ опять безжизненныя скалы, рѣзко контрастирующ³я съ разстилающеюся у ихъ поднож³я растительностью. Первое впечатлѣн³е могло быть весьма пр³ятное: только вы вступили съ парохода на берегъ, передъ вами чистенькая набережная, полная прогуливающейся публики; впереди вы не видите домовъ изъ-за зелени парка, съ цвѣтниками, окружающими городъ и снизу до верху задрапированными плющемъ, свѣшивающимся надъ аркою воротъ, чрезъ которыя вы должны проходить. Впечатлѣн³е это отравляетъ вонь отъ выведенныхъ къ морю канавъ для стока нечистотъ. Вообще, здѣсь воздухъ удушливъ; не освѣжаетъ даже вѣтеръ, который дуетъ только порывами. А впереди, надъ городомъ все тѣ же, почти отвѣсныя горы, и вы въ недоумѣн³и смотрите, гдѣ же та дорога, которая должна васъ привести въ тотъ завѣтный край, гдѣ горсть героевъ, въ продолжен³е ряда столѣт³й, отстаивала свою свободу и теперь дѣлится ею со своею брат³ею по языку и по вѣрѣ? Дорога эта однако такъ мало отличается отъ тропинки, протоптанной людьми и животными, что издали ее никакъ нельзя замѣтить, такъ она загромождена и замаскирована окружающими ее скалами, хотя для пѣшеходовъ и вьючныхъ животныхъ она вполнѣ удовлетворительна. Есть, однако, уже другая дорога: широк³е и длинные зигзаги ея вы видите еще на пути съ парохода; она будетъ окончена въ этомъ году къ зимѣ, а въ будущемъ году можно будетъ отъ Котора до Цетиньи ѣхать въ экипажѣ, и, пародируя слова Лермонтова, спокойно декламировать:
  
   Ужъ проходятъ дилижансы
   Черезъ тѣ скалы,
   Гдѣ носились лишь туманы :
   Да цари-орлы.
  
   Нѣтъ сомнѣнья, что Черногорье скоро перестанетъ быть страною замкнутою и мало доступною. Цетинья, можно сказать, уже связана хорошею дорогой съ Боккой; въ этомъ же году начнется дорога отъ Бара, съ другой стороны Черногорья, которая, помимо пути черезъ Баяну, находящуюся еще въ рукахъ турокъ, соединитъ съ моремъ долину Зеты. Эти двѣ лин³и окажутъ, безъ сомнѣн³я, большое вл³ян³е на развит³е Черногорья,- торговое и промышленное. Австр³я, какъ ближайшая сосѣдка, извлечетъ изъ этого свои матер³альныя выгоды и въ тоже время получитъ больше простора и для своего культуртрегерства. Поэтому она принимаетъ самое живое участ³е въ постройкѣ черногорскихъ дорогъ: кромѣ того, что она охотно примкнула свою лин³ю отъ Котора до черногорской границы, она дала Черногорью своего инженера, которому и платитъ отъ себя постоянное жалованье. Такое одолжен³е, конечно, весьма важно для черногорцевъ, такъ какъ безъ посторонней помощи имъ трудно выплачивать жалованье своимъ постояннымъ служащимъ. Но при этомъ невольно припоминаются, пророчески оправдавш³яся, слова Калхаса: Timeo Donaos et dona ferentes.
   За тѣ ничтожныя одолжен³я, как³я когда-нибудь Австр³я оказывала, черногорцы платили имъ слишкомъ дорого: ихъ кровью она добыла часть Герцеговины, отъ нихъ же оттягала Спицу; а что говорить объ томъ, что она оттягала въ прежн³я времена! Дѣйствительно, до сихъ поръ всякая помощь Австр³и была оказываема не только съ цѣлями своекорыстными, но всегда убыточными для Черногорья. Точно такъ и съ дорогой отъ Котора до Цетиньи: Австр³и теперь уже непр³ятна эта дорога, потому что идетъ не по тому направлен³ю, какое желательно было ей, и какое она предпосъ цѣлями стратегическими, направленными именно противъ Черногорья. Простые черногорцы и теперь уже смотрятъ на эту дорогу съ недовѣр³емъ: они не безъ основан³я говорятъ, что эта дорога больше всего нужна для Австр³и, потому что открываетъ ей путь въ Черногорье, какъ для лучшаго эксплоатирован³я ея, такъ и для военныхъ операц³й; сами же они и теперь будутъ ходить своею старой дорогой, сокращая еще и безъ того коротк³е зигзаги. Въ прошломъ году, когда совершилась оккупац³я Босн³и и Герцеговины, графъ Андраши, въ порывѣ-ли откровенности, или вслѣдств³е трусости передъ нападавшею на него финансовою делегац³ей, высказалъ, что до присоединен³я этихъ провинц³й Австр³я была слишкомъ небезопасна со стороны Далмац³и; вы не знаете, говорилъ онъ, что всѣ тамошн³я укрѣплен³я никуда негодны. Въ такомъ точно положен³и въ настоящее, время находится южная часть далматинскаго приморья; для обезпечен³я этой части Австр³и ничего не остается, какъ аннектировать себѣ Черногорье. Тогда ей подпадетъ все пространство между Архипелагомъ и Адр³атическимъ моремъ, и разпространен³ю господства на всемъ Балканскомъ полуостровѣ помѣхъ не будетъ никакихъ.
   L'appetii vient en mangeant, говоритъ французская пословица, но извѣстно также, что въ концѣ концовъ больш³е прожоры всѣ дѣлаются жертвами своего обжорства. Австр³и, проглотившей такую массу разнородныхъ элементовъ и не ассимилировавшей ихъ своему нѣмецкому организму, предстоитъ та же участь, и ея покушен³е на Черную-Гору можетъ быть послѣдн³е покушен³е, послѣ котораго ей приведется поступать съ поглощенными ей народами, какъ нѣкогда Сатурнъ съ поглощенными имъ собственными дѣтьми.
   Не забѣгая впередъ, а только по пути, тамъ сказать, оставовимся на характеристикѣ жителей Бокки и ея отношен³й къ Черногорью въ старое время и теперь, такъ какъ отъ этого зависитъ оцѣнка современнаго политическаго положен³я послѣдняго.
   Внутренность страны, занимаемой бокезами такъ же, какъ и Черногорье, состоитъ изъ горъ, между которыми находятся только весьма незначительныя площадки земли, годныя для обработки; та же сухость климата и безводье, что заставляетъ жителей искать средствъ къ жизни въ заработкахъ на сторонѣ. Скупая природа, гдѣ вы больше имѣете дѣло съ камнемъ, чѣмъ съ землей, выработала изъ нихъ каменьщиковъ, дѣлающихъ изъ камня надгробные памятники, цистерны, различныя принадлежности въ домахъ, какъ столы, скамьи и т. п., производителей разныхъ каменныхъ построекъ: домовъ, магазноовъ, церквей и т. д. заурядъ они принимаютъ на себя малярныя и столярныя работы. Козы и овцы составляютъ такую же важную статью въ хозяйствѣ бокеза-земледѣльца, какъ и у черногорца; у обоихъ ихъ кукурузная мука и молоко, въ разныхъ видахъ, составляютъ главную пищу.
   Изъ прибрежныхъ жителей пользуются землею весьма немног³е и при этомъ, главнымъ образомъ, разводятъ плантац³и маслины и отчасти виноградниковъ; большинство же живетъ моремъ: содержатъ свои небольш³я суда, поступаютъ въ капитаны и простые матросы на чуж³я суда; но никто изъ нихъ не составилъ тѣмъ большаго капитала; домашняя торговля слишкомъ незначительна, а во всем³рной торговлѣ, конечно, они не могутъ выдерживать конкурренц³и. Они славятся только предпр³имчивостью и отважностью, качествами, которыя воспитала въ нихъ нужда. Завлюченный въ тѣсныхъ предѣлахъ Бокки и тутъ притиснутый горами, чуть не загнанный въ море, онъ, по неволѣ, ища выхода, кидается въ море, гдѣ единственно можетъ свободно дышать и чувствовать себя на просторѣ.
   Подавляемый природой онъ все добываетъ съ боя, и за то съ каждой одержанной побѣдой ростетъ и крѣпнетъ тѣломъ и духомъ. Такимъ образомъ въ немъ выработался характеръ твердый, стойк³й, неустрашимый, какъ на морѣ, такъ и на войнѣ, и въ борьбѣ съ обстоятельствами или на политической аренѣ. Въ нихъ не могъ развиться меркантильный духъ, которымъ всегда отличались венец³анцы и ихъ прямые наслѣдники и воспитанники - дубровчане; поэтому между тѣми и другими всегда былъ антагонизмъ, который однако не нужно смѣшивать съ инсургенц³ей; нѣтъ, тутъ просто было несходство характеровъ; и наоборотъ, самая тѣсная связь постоянно существовала между бокезами и черногорцами.
   Бокезъ не любитъ роскоши, поэтому не гонится за большимъ богатствомъ; но ему дороже всего его самостоятельность и независимость; поэтому онъ болѣе консервативенъ во всѣхъ сферахъ жизни: крѣпко держится своихъ старыхъ правъ, предан³й и нравовъ, тогда какъ рагузинцы, болѣе склонные къ наживѣ, роскоши, нѣгѣ, легче поступаются своею стариной и народностью, легче подпадаютъ чужому вл³ян³ю.
   Такъ сложился типъ бокеза подъ вл³ян³емъ естественныхъ услов³й жизни; посмотримъ теперь, что завѣщала ему истор³я.
  

---

  
   Славяне заняли восточное побережье Адр³атическаго моря во второй половинѣ VII ст. и застали тамъ римск³й м³ръ, который въ то время подвергся значительному видоизмѣнен³ю подъ вл³ян³емъ принятой имъ христ³анской вѣры и столкновен³й съ новыми народами. Но каждый пришлецъ подвергался, конечно, вл³ян³ю римской культуры, которая здѣсь, на новой почвѣ, подъ наплывомъ новыхъ, освѣжающихъ идей достигла высокаго развит³я. Какъ глубоки были корни этой культуры, видно изъ массы памятниковъ, оставшихся до настоящаго времени, несмотря на самыя разрушительныя опустошен³я, и предан³й, живущихъ по нынѣ въ населен³и совершенно иной народности. Какъ сильно было римское вл³ян³е, свидѣтельствуетъ легкость, съ какою впослѣдств³и водворяются тамъ венец³анцы. Новъ-тоже время нельзя не признать силы наплыва славянскаго элемента: въ IX вѣкѣ мы застаемъ уже готовыя славянск³я государства, именно сербск³я жупанства, захвативш³я Адр³атическое побережье отъ устьевъ Бонны на югѣ до устья р. Цетины на сѣверѣ (между Силетомъ и Макорской). Впослѣдств³и сербо-хорваты захватили всю нынѣшнюю Далмац³ю.
   Это не было одно сплоченное государство, но, какъ мы сказали, отдѣльныя жупанства, которыя по временамъ признавали одного великаго (главнаго) жупана подъ сюзеренствомъ греческаго императора, а по временамъ отказывались отъ того. Одну изъ такихъ частей составляла Зета или Д³оклея, границы которой составляли: на сѣверѣ Захлум³я и Траверс³я (нынѣшняя Герцеговина), на западѣ Которск³й заливъ и Адр³атическое море до устьевъ Бонны, затѣмъ по Боннѣ до Скутари и далѣе по р. Дримцу къ сѣверу, а на востокъ отъ рашскаго жупанства отдѣляли ее горы, идущ³я къ озеру Плавы и по р. Ламу.
   Вся приморская часть отъ Скутари до Котора, заключенная между западнымъ берегомъ Скутар³йскаго озера, далѣе между горами, отдѣляющими нынѣшнее Черногорье отъ моря и Бокки, называлась Нижнею-Зетой, остальная - Верхнею.
   Средоточ³емъ этой области были поперемѣнно то Скутари, то Д³еклеи (при сл³ян³и рѣкъ Зетты Морачи) или Подгорица.
   Вообще, между всѣми сербскими землями связь была весьма слабая; а Адр³атическое побережье еще болѣе обособлялось, потому что было поприщемъ пропаганды римской церкви, тогда какъ сербск³я земли оставались въ тѣсной связи съ Визант³ей.
   Дубровникъ скоро сдѣлался независимымъ: сначала онъ платилъ нѣкоторую дань сербскимъ владѣтелямъ, а послѣ отказался отъ всякихъ даней, и платилъ только за помощь, которую они оказывали ему противъ его непр³ятелей. Въ такихъ же отношен³яхъ находилась и Бокка. Съ прекращен³емъ династ³и Нѣмана, которяне, въ отвѣть на претенз³и новыхъ земскихъ владѣтелей изъ дома Балши, заявили свою рѣшимость скорѣе всѣ погибнутъ, чѣмъ признать ихъ своими государями. Оскорбленные этимъ Балшичи сталм поддерживать дубровчанъ въ ихъ гегемоническихъ стремлен³яхъ и неоднократно принуждали Которъ къ покорности Дубровнику.
   Все это побудило которянъ стать подъ защиту венгерскаго короля Лудовика I (1371г.); это однако имъ нисколько не помогло: объявивъ дубровчанамъ войну, въ томъ же году, они опять были побѣждены послѣдними при содѣйств³и Бальшича Георг³й I, при чемъ Которъ подвергся со стороны послѣдняго страшному раззорен³ю.
   Въ это время, съ одной стороны, наваливаютъ турки, покоряя одну за другою провинц³и, входивш³я въ составъ визант³йской импер³и и сербскаго царства, съ другой, берегами Адр³атическаго моря стремятся завладѣть венец³анцы и, конечно, успѣваютъ, потому что Зета сама собою распадалась. Южныя части ея, особенно приморск³я, всегда стремились къ обособленью; а въ то время, не надѣясь на силу зетскихъ владѣтелей, спѣшили стать подъ защиту Венец³и. Скутари поперемѣнно переходитъ изъ рукъ въ руки: то къ зетскимъ правителямъ, то къ венец³анцамъ, и въ тоже время тѣ, и друг³е то спорятъ изъ-за господства надъ Приморьемъ, то общими силами защищаютъ его противъ турокъ. Въ 1474 г. зетск³й воевода Иванъ Черноевичъ и венец³анск³й капитанъ Антон³о Лорендано отразили и поразили семидесятитысячную арм³ю Магомета II, посланную имъ подъ предводительствомъ румел³йскаго беглербега Сулеймана-паши для взят³я Скутари: турокъ погибло болѣе 7000. И еще единъ разъ турецкое войско было разбито Иваномъ Черноевичемъ въ союзѣ съ венец³анцами; но силы турокъ росли, и въ 1484 г. они ударили на самую Зету, завладѣли крѣпостью Жабланомъ; а венец³анцы безъ особенной крайности продали имъ Скутари.
   ИванъЧерноевичъ, иначе называемый Иваномъ-бегомъ, вытѣсненный изъ зетской равнины, удаляется въ горы и устраиваетъ себѣ резиденц³ю на Цетинской равнинѣ, куда со временемъ переводится и митрополичья каѳедра. Въ это время онъ заключаетъ союзъ съ Которомъ. Союзъ этотъ не повелъ ни къ чему. Видя возрастающую силу турокъ, которые отреклись отъ союза съ Черноевичами и закончили тѣмъ, что ограбили всѣхъ монаховъ (числомъ 72), въ православномъ монастырѣ, арханг. Михаила, который находился въ ихъ владѣн³яхъ на островѣ Превлокѣ, въ одномъ изъ заливовъ Бокки близъ Грбаля. Исполнителемъ такого ужаснаго дѣла былъ которск³й гражданинъ Дружко.
   Изъ этого видно, какой духъ вѣялъ въ Которѣ: это былъ не только политическ³й разрывъ съ зетскими владѣтелями, но разрывъ со всѣмъ сербствомъ, съ православ³емъ и со всѣмъ, что напоминало его прошлое.
   Съ 1420 г. Бокка отреклась отъ покровительства Венгр³и и на мѣсто его, вмѣстѣ съ Далмац³ей, признала господство Венец³и подъ слѣдующимъ, однако, услов³емъ: "Если венец³анская республика вслѣдств³е какого-либо политическаго событ³я будетъ не въ состоян³и защищать Которъ, то она не можетъ его никому другому ни уступить, ни продать, но должна оставить его при его старой свободѣ".
   Съ того времени бокезы дѣйствовали совершенно за одно съ Венец³ей, которая,во время войнъ съ турками, всегда имѣла своими союзниками черногорцевъ, состоявшихъ въ то время подъ управлен³емъ своихъ владыкъ (митрополитовъ), что и помогло новому сближен³ю ихъ съ черногорцами.
   Положен³е бокезовъ и черногорцевъ въ это время въ сущности было одинаково: одни были подчинены чужой власти, но территор³я ихъ была неприкосновенна; ихъ положен³е экономическое и торговое не страдало, и благосостоян³е развивалось; друг³е были вполнѣ свободны, но загнанные въ безплодныя горы, отрѣзанные отъ цѣлаго свѣта, матер³ально пропадали.
   Въ концѣ XVII в. Турц³я достигаетъ зенита своего могущества, а съ этого времени въ ней начинается внутреннее разложен³е, которому помогаютъ внѣшн³я обстоятельства, и между послѣдними самое важное составляетъ, конечно, выступлен³е на европейскую политическую арену новаго государства - Росс³и.
   Черная-Гора, если и не получаетъ отъ того въ началѣ особенно важной помощи, зато поднимается духомъ, получивъ надежду на эту помощь въ будущемъ. Владыки ея являются не только предводителями ускоковъ, защитниками личной свободы безъ всякихъ выгодъ жизни гражданской, но начинаютъ придавать этой горсти храбрецовъ и ихъ тѣсной территор³и обликъ политическаго тѣла; а къ концу XVIII в. они представляютъ собою уже политическую силу, съ которою вѣдаются велик³я европейск³я державы. Съ того времени возвращается черногорскимъ владѣтелямъ вл³ян³е на Которъ и, при содѣйств³и особенныхъ обстоятельствъ, возстановляется постепенно ихъ связь между собою, съ годами становящаяся все крѣпче и тѣснѣе.
   Въ 1797 г., какъ извѣстно, французы завладѣли Венец³ей и, уничтоживъ республику, какъ полныя хозяева, стали распоряжаться землямиѵ бывшими подъ ея верховною властью, и въ томъ числѣ Бокку Которскую по Кампоформ³йскому договору передали Австр³и.
   Это однако была противно договору 1420 г., на основан³и котораго она признала суверенство Венец³и. Не желая покориться такому насильственному и беззаконному рѣшен³ю, но въ то же время, не зная какимъ образомъ отклонить его осуществлен³е, они сдѣлали собран³е своихъ главарей, которое рѣшило обратиться за совѣтомъ къ черногорскому владыкѣ. Владыкой тогда былъ славный и многострадальный Петръ I. Онъ имъ посовѣтовалъ установить временное правительство и народную гвард³ю, чтобы съ помощью этихъ двухъ учрежден³й вершить законъ и поддерживать порядокъ, что нисколько не будетъ противно венец³анской республикѣ, если она воскреснетъ; а еслибъ республика погибла окончательно, то совѣтовалъ признать власть австрйскаго императора, подъ тѣми же самыми услов³ями, подъ какими установлена была связь съ Венец³ей. Бокезы приняли этотъ совѣтъ, а жители Будвы (въ томъ же приморьи) упросили владыку пр³ѣхать къ нимъ и тотчасъ избрали его своимъ временнымъ правителемъ.
   Австр³йское правительство заняло уже Далмац³ю и начало вводить тамъ свои законы и порядки, а по дѣламъ Котора сносилось съ его правителемъ - черногорскимъ владыкой.
   Бокезы, между тѣмъ, видя, что нѣтъ никакой надежды на возстановлен³е венец³анской республики, окончательно рѣшили отдаться австр³йскому императору на тѣхъ же услов³яхъ, на какихъ находились подъ Венец³ей. Австр³йцы тотчасъ являются и занимаютъ войсками всю Бокку.
   Но въ это же время контръ-адмиралъ французскаго флота, генералъ Брюнсъ, сталъ передъ Дубровникомъ и послалъ курьера къ австр³йскому правителю Бокки гр. Турну съ требован³емъ немедленно вывести оттуда всѣ свои войска, угрожая въ противномъ случаѣ вытѣснить ихъ оттуда силой.
   Турнъ не нашелъ ничего лучшаго сдѣлать, какъ обратиться съ просьбою о помощи опять къ черногорскону владыкѣ; при чемъ въ письмѣ своемъ добавлялъ: "Какъ находящееся на лицо войско его величества, татъ равно и то, которое придетъ, я поручаю отеческому, христ³анскому попечен³ю и мудрому распоряжен³ю вашего высокопреосвященства съ увѣренност³ю въ добромъ успѣхѣ".
   Увѣренность была ненапрасная: бокезы и черногорцы не впустили французовъ, которые въ то самое время безъ боя заняли всю Далмац³ю. Мало того: они приняли самое дѣятельное участ³е въ операц³яхъ русскаго флота въ далматинскихъ водахъ противъ французовъ: нѣсколько разъ побивали ихъ, а подъ часъ, и сами терпѣли большой уронъ. Они овладѣли городомъ Дубровникомъ, и крѣпость, занятая французами, готова была къ сдачѣ; какъ вдругъ Австр³я передаетъ Бокку французамъ, и для занят³я ея является маршалъ Мармонъ.
   Росс³я, пр³остановившая было военныя дѣйств³я, снова начала ихъ; это ободрило бокезовъ, и оборона была самая энергичная: французск³й флотъ занялъ уже часть Бокки, но, въ концѣ концовъ, принужденъ былъ оставить ее и удалиться. Миръ, заключенный въ Тильзитѣ между Росс³ей и Франц³ей, въ 1807 г. нанесъ окончательный ударъ храбрымъ бокезамъ, въ братскомъ союзѣ съ Черногорцами, отстаивавшимъ свободу: въ одно время съ письмомъ отъ ген. Ларистана командиру русскаго флота Баратынскому прибылъ русск³й фельдъегерь съ приказомъимператора Александра передать Бокку французамъ.
   Передача совершена была безпрекословно: французск³й генералъ вступилъ въ Которъ, и черногорск³й владыка одновременно удалился въ свои горы. :Это произвело чрезвычайно тяжелое впечатлѣн³е какъ на бокезовъ, такъ и на черногорцевъ. Такое дѣйств³е Росс³и было тѣмъ страннѣе, что незадолго передъ тѣмъ русское правительство подозрѣвало владыку Петра въ умыслѣ предаться французамъ и, не стѣсняясь ничѣмъ, по одному ложному оговору послало ему письмо, исполненное оскорбительныхъ выражен³й; потомъ оно призываетъ его къ участ³ю въ войнѣ, въ которую онъ вступаетъ, забывъ все прошлое, несетъ въ жертву самого себя и благо своего страждущаго народа; а въ заключен³е тоже самое правительство однимъ почеркомъ пера уничтожаетъ плоды всѣхъ побѣдъ и побѣдителя заставляетъ возвратиться домой, гдѣ за его отсутств³емъ и подъ впечатлѣн³емъ проиграннаго дѣла перевернулось все вверхъ дномъ.
   Петра мы считаемъ великимъ человѣкомъ именно за то, что онъ всегда стоялъ выше всѣхъ обстоятельствъ, умѣлъ владѣть собою до изумительности и, обладая необыкновенною прозорливостью, не терялся ни на минуту и тотчасъ же принимался со всею энерг³ею за внутреннее устройство, увѣренный, что часъ его пр³йдеть, помощь его снова потребуется противъ тѣхъ же французовъ, и предвидѣнье его сбылось. Его снова призываютъ; снова черногорск³е орлы слетаютъ съ своихъ скалъ и продолжаютъ кровавые бои съ французами. На этотъ разъ мѣсто русскаго флота заступилъ англ³йск³й. Французы держались только въ Которѣ и то съ большимъ трудомъ. Имъ измѣнили уже хорваты; которые, въ числѣ 256 рядовыхъ и 4 офицеровъ, находились тамъ во французской службѣ: они тайно вышли унеся съ собою 3 французскихъ знамени и ключи отъ крѣпостныхъ воротъ, которыми можно было войти съ моря съ южной стороны. Они отправились на Перцаньо и предали орущ³е аббату Брунаци, который однако извѣстилъ объ томъ владыку, находившагося на противоположной сторонѣ въ селѣ Добротъ, подъ самымъ Которомъ, только на другой день въ полдень.
   Если-бы это извѣст³е пришло къ владыкѣ тотчасъ же, Которгь былъ бы взятъ въ ту же ночь; это хорошо понималъ лукавый аббатъ и потому промедлилъ, какъ вообще старался дѣлать всевозможныя помѣхи союзникамъ, находясь почти въ самой связи съ французами. Такимъ образомъ, удобный моментъ былъ упущенъ, и осажденные, не смотря на всю стѣснительность своего положен³я, не хотѣли и слушать о переговорахъ. Тогда, не видя пользы тратить силы на штурмы, отъ которыхъ неожидалось успѣха, союзники рѣшились принудить непр³ятеля къ сдачѣ медленной осадой.
   Между тѣмъ, необходимо было установить хоть временно внутреннее устройство, такъ какъ неустановленность вредно отзывалась на всемъ. Для этого собрана была скупщина изъ бокезовъ и черногорцевъ, на которой въ заключенье, 29 октября 1813 т., составленъ былъ слѣдующ³й актъ: "Двѣ пограничныя провинц³и, Черная-Гора и Бокка, взаимно клянутся Господомъ Богомъ быть вѣрными и неразлучно составлять одно цѣлое, как³я бы событ³я и обстоятельства не случились. Становясь подъ высокое и могущественное покровительство трехъ союзныхъ державъ: Росс³и, Австр³и и Великобритан³и, обѣ упомянутыя провинц³я со своими законными главарями изъявляютъ, что въ томъ случаѣ, если бы одна изъ этихъ двухъ провинц³й, по какимъ-либо политическимъ обстоятельствамъ, должна была стать подъ власть исключительно одной изъ упомянутыхъ державъ,; тогда и другая вмѣстѣ съ нею подвергается той же судьбѣ, т. е. обѣ провинц³и должны подчиниться той державѣ съ сохранен³емъ тѣхъ услов³й и правъ, которыми онѣ пользовались прежде, и которыя надѣются сохранить и впредь". Актъ этотъ былъ подписанъ владыкой и губернаторомъ Вукомъ Родоничемъ во имя Черной-Горы и Бердъ, затѣмъ представителями всѣхъ обществъ Бокки, и, наконецъ, Францемъ Лепонили, который этотъ актъ и написалъ на итальянскомъ языкѣ. Въ смыслѣ этого акта учреждено было временное правительство, названное центральною коммисс³ей, которая и начала дѣйствовать. Въ тоже время рѣшено было отправить депутац³и къ европейскимъ дворамъ, прося о покровительствѣ и признан³и упомянутаго договора, Тутъ оказалось разноглас³е между католиками и православными, и выборъ депутатовъ не состоялся. Тогда, чтобъ не терять времени, владыка самъ послалъ депутата Савву Пламенца къ русскому императору, прося его принять подъ свое, покровительство Бокку и Черную Гору. Въ тоже время онъ уполномочилъ Пламенца, въ случаѣ отказа со стороны русскаго императора, просить объ этомъ двухъ другихъ союзныхъ государей - австр³йскаго и англ³йскаго.
   Какъ только отправился Пламенецъ, католическая община тотчасъ отправила своего уполномоченнаго жъ австр³йскому императору, прося его защитить Бокку своимъ оруж³емъ. Было-ли это слѣдств³емъ того, что вообще въ то время мало вѣрили, въ возможность помощи слишкомъ удаленной Росс³и, или слѣдств³емъ вѣроисповѣднаго предубѣжден³я, мы не знаемъ. Но дѣло рѣшилось, конечно, не по просьбѣ тѣхъ или другихъ, а но соображен³ямъ чисто дипломатическимъ трехъ союзныхъ державъ.
   Австр³я тотчасъ двинула свое войско для занят³я Бокки. Смущенный тѣмъ владыка упросилъ австр³йцевъ пр³остановиться до получен³я отвѣта отъ Росс³и, и она остановилась. Между тѣмъ, въ Бокку снова прибылъ англ³йск³й капитанъ Хосте и поставилъ баттарею, чтобъ начать бомбардирован³е Котора. Генералъ Готье, командовавш³й осажденными французами, не видя возможности къ дальнѣйшему сопротивлен³ю, сдался ему на капитуляц³ю. При этомъ ключи отъ крѣпости приняли два депутата центральной коммисс³и - черногорск³й губернаторъ и бокезъ Виченцо Ловренчичъ. Вслѣдъ затѣмъ англ³йская эскадра и прибывш³й для занят³я Бокки австр³йск³й генералъ Милутиновичъ съ войскомъ отправились къ Дубровнику, чтобы и оттуда изгнать французовъ.
   Владыка вступилъ въ Которъ и вмѣстѣ съ центральною коммисс³ей управлялъ Боккой, дожидаясь роковаго отвѣта.
   Пламенацъ еще не воротился, какъ снова явился съ войскомъ Милутиновичъ для занят³я Бокки: 27-го мая 1814 г. онъ занялъ Кастельново, а 2-го ³юня, вошелъ въ Которъ и вступиль въ управлен³е Боккой.
   Пламенацъ прибылъ въ то время, когда владыка воротился изъ Бокки въ Черную Гору: онъ привезъ и письмо императора Александра, отъ 21-го мая, въ которомъ русск³й императоръ препоручаетъ ему передать Бокку австр³йцамъ и увѣряетъ бокезовъ, что всѣ права и преимущества, которыми они искони пользовались, будутъ имъ сохранены вполнѣ.
   Политическая дѣятельность владыки Петра, главнымъ образомъ, направлена была на создан³е одного цѣлаго изъ Бокки и Черной Горы, и весь разсчетъ этого плана основывался на содѣйств³и и покровительствѣ Росс³и. Росс³я тогдашняя, однако, не оцѣнила этого плана, осуществлен³е котораго имѣло бы громадныя послѣдств³я въ будущемъ; ея политика оказалась менѣе предусмотрительною, чѣмъ проницательный умъ черногорскаго владыки.
   Владыка Петръ два раза отброшенъ былъ отъ достигнутой уже имъ цѣли, не непр³ятельской силой, а рукой своей покровительницы - Росс³и. До глубины души оскорбленный лично и скорбящ³й за весь свой народъ онъ однако умѣлъ стать выше личнаго чувства, и презрѣвъ какъ свое личное чувство, такъ и скорбь народную, остался вѣренъ своей основной идеѣ, которая заключалась въ убѣжден³и, что цѣль можетъ быть достигнута только въ союзѣ съ Росс³ей, и потому въ своемъ завѣщан³и въ заключен³е говоритъ: "вѣчное проклят³е и да анафема постигнетъ того, кто, не послушавъ моего завѣщан³я, рѣшится произвести какую-нибудь смуту и раздоръ между народомъ - словомъ или дѣломъ, а равно и всякаго, кто бы замыслилъ отступиться отъ русскаго покровительства."
  

---

  
   Почти трм четверти столѣт³я, протекш³я съ тѣхъ поръ, значительно измѣняли физ³оном³ю Европы, Бурбоны снова прогнаны Бонапартомъ; обязательство священнаго союза, вовлекшее Росс³ю въ войну 1848 года для спасен³я Австр³и, самымъ циничнымъ образомъ осмѣяно послѣдней въ 1853 году; парижск³й трактатъ обращенъ въ нуль войнами Австр³и съ Итал³ей, Прусс³и съ Австр³ей и потомъ Франц³и съ Прусс³ей; во Франц³и безкоролевье; Итал³я соединилась въ одно королевство; въ средней Европѣ появился новый императоръ; Испан³я колеблется между монарх³ей и республикой, а Турц³я, сдѣлавшаяся какимъ-то enfant gâté de l'Europe, падаетъ и разбивается, какъ дитя у семи нянекъ. Смотря на эту превратность судебъ, на такую неустойчивость политическаго положен³я Европы, на быстроту постигающихъ ее измѣнен³й, недоумѣваешь при вопросѣ: что ожидаетъ ее еще, въ недалекомъ будущемъ? Начатое уже разрушен³е Турц³и развѣ можетъ остановиться? Что будетъ тогда съ землями, которыя до сихъ поръ находились въ ея безалаберномъ управлен³и? При чемъ останутся тѣ 7 нянекъ, которыя наперерывъ заботятся о сохранен³и ея цѣлости, теперь, катъ чертъ надъ душой, стоятъ у изголовья умирающей импер³и? Въ этомъ хаосѣ событ³й и лабиринтѣ дипломатическихъ комбинац³й, мы видимъ постоянства въ одномъ только: въ торжествѣ идеи нац³ональнаго объединен³я, которое подчасъ идетъ наперекоръ общеполитическому и гуманному развит³ю. Это противорѣч³е, впрочемъ, временно, а отчасти только кажущееся. Ни одинъ чистый нац³оналъ не можетъ быть противникомъ принципа гуманности и политической свободы, такъ какъ только политическая свобода и вполнѣ гуманная цивилизац³я даютъ обезпечен³е какъ всякой индивидуальности, такъ и народности. Поэтому, если вѣрить въ прогрессъ человѣчества, въ цивилизац³ю и политическое развит³е, то нельзя не вѣрить въ торжество нац³ональной идеи.
   Примѣняя эти общ³я положен³я къ Боккѣ и Черногорью и къ ихъ взаимнымъ отношен³ямъ и отмѣтивши въ историческомъ очеркѣ моментъ ихъ соприкосновен³я, мы предугадываемъ ихъ объединен³е, которое должно совершиться подъ щитомъ того, кто окажется болѣе либеральнымъ въ политическомъ смыслѣ и болѣе гуманнымъ, болѣе толерантнымъ въ культурной мисс³и.
   На основан³и представленныхъ въ историческомъ, очеркѣ отношен³й Бокки и Черногорья, въ которыхъ рѣзко обозначается стремлен³е ихъ къ объединен³ю, мы не хотимъ сказать, что Бокка непремѣнно должна присоединиться къ Черногорью; мы только указали, какъ крѣпко Бокка держится принципа своей автоном³и и въ Черногор³и въ этомъ отношен³и ищетъ опоры и помощи, не допуская въ принципѣ совершеннаго подчинен³я. Бокка и Черногорье - это два брата, два союзника, которые соединяются въ борьбѣ противъ общаго врага. Вопросъ въ томъ, кто этотъ общ³й врагъ? Что касается Турц³и, то для бокезовъ она врагъ настолько, насколько они принимаютъ участ³е въ своей христ³анской брат³и, угнетенной турками; для черногорцемъ турки также не настолько ненавистны, насколько поддерживающ³е ихъ европейцы.
   Бокезамъ истор³я ихъ напоминаетъ, что они незаконно отданы Австр³и, которая во многомъ лишила ихъ свободы, но кое-что изъ своей старой автоном³и они хранятъ, какъ святыню, какъ залогъ ихъ быт³я, и будутъ защищать до послѣдней возможности. Это доказали они въ возстан³и 1869 года. Въ это время имъ значительную помощь оказали черногорцы, отчасти своимъ сочувств³емъ, отчасти фактическимъ содѣйств³емъ частныхъ лицъ, испытанныхъ въ бою и, вообще, въ военномъ искусствѣ, точно такъ, какъ бокезы всегда оказывали черногорцамъ помощь противъ турокъ сочувств³емъ, средствами и личнымъ участ³емъ.
   Австр³я, въ послѣднее время, слишкомъ явно оказываетъ жела

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 482 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа