Главная » Книги

Рубан Василий Григорьевич - Начертание, подающее понятие о достославном царствовании Петра Великого...

Рубан Василий Григорьевич - Начертание, подающее понятие о достославном царствовании Петра Великого...


  

В. Г. Рубан

Начертание, подающее понятие о достославном царствовании Петра Великого...

  
   Оригинал здесь - http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6011
  
   Василий Григорьевич Рубан (1742-1795) родился в Белгороде, учился в Киевской, затем в Московской Духовной академиях. С открытием Московского университета (1755) поступил в университетскую гимназию и, закончив ее, в Университет; по окончании курса служил переводчиком в Запорожье.
   С 1764 г. Рубан жил в Петербурге и активно сотрудничал в журналах "Доброе намерение" (1764) В. Д. Санковского, "Парнасский щепетильник" (1770) М. Д. Чулкова, "Трутень" (1770) и "Живописец" (1772) Н. И. Новикова, публикуя переводы с французского и немецкого языков, а также свои оригинальные стихотворения. В 1769 г. Рубан начал самостоятельно выпускать еженедельные листки под заглавием "Ни то ни сио", печатая на их страницах прозу и стихи, переводы и оригинальные сочинения, как свои, так и других авторов - С. С. Башилова, И. Н. Дебольцева, М. И. Попова, В. П. Петрова, И. П. Пырского. Издание просуществовало около пяти месяцев. Столь же коротка была судьба еженедельного издания Рубана "Трудолюбивый муравей" (1771), сотрудниками которого стали В. И. Майков, И. У. Ванслов, М. Г. Спиридов, С. Михайловский, а затем литературного альманаха "Старина и новизна" (Ч. 1-2. 1772-1773), где публиковались материалы и статьи, касающиеся русской истории, педагогики, духовной литературы.
   С 1774 г. на протяжении 18 лет Рубан был секретарем Г. А. Потемкина, а с 1784 г. и до конца своей жизни он выполнял также обязанности переводчика с польского языка и заведовал иностранной перепиской в Военной коллегии.
   В истории литературы Рубан имеет репутацию стихотворца-панегириста, чуть ли не графомана, который вел стихами даже личную переписку. Он написал множество похвальных од, посланий, поздравлений, надписей на всевозможные случаи, в которых прославлял своих покровителей. В связи с этим о Рубане очень резко отзывались В. В. Капнист и Д. И. Хвостов.
   Рубан внес заметный вклад в историю русской культуры как собиратель и публикатор историко-географических материалов. В 1775 г. он выпустил "Любопытный месяцослов...", в котором помимо календарных сведений содержались роспись русских государей и история духовной иерархии. Книга имела успех. Впоследствии Рубан составил еще несколько справочных изданий. Очень популярной была книга "Российский царский памятник, содержащий <...> краткое описание жизни <...> российских государей, их супруг и чад обоего пола..." [СПб., 1783], выдержавшая за короткое время 6 изданий (6-е изд.: СПб., 1785). В 1779 г. Рубан опубликовал рукопись А. И. Богданова "Историческое, географическое и топографическое описание Санктпетербурга от начала заведения его, с 1703 по 1751 год..." - ценное справочное издание, пользовавшееся успехом у современников и сохранившее свое значение благодаря большому количеству гравюр с изображением различных зданий Петербурга.
  

НАЧЕРТАНИЕ, ПОДАЮЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ДОСТОСЛАВНОМ ЦАРСТВОВАНИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО,

с приобщением хронологической росписи главнейших дел и приключений жизни сего великого государя

    

§ 12

  
   С 1690 года младый государь Петр Алексеевич принял сам правление и начал царствовать один. Он скоро себя почувствовал способным к произведению великих дел и, родившися завоевателем, он мужественно напал на Оттоманскую Порту и в 1695 году он предпринял с многочисленным войском под предводительством генерала Шеина и козацкого гетмана Мазепы осадить Азов, но как в России не знали еще как атаковать крепости, то молодой наш герой принужден был переменить осаду в блокаду.
   Сие не обезмужило сего государя, который, следуя врожденному ему постоянству и твердости, коих он дал столь блестящие опыты во все свое царствование, предпринял в следующий 1696 год, в другой раз, ту же осаду, которая была ведена австрийскими, бранденбургскими и голландскими инженерами и артиллерийстами.[1] Овладев таким образом сим городом, он возвратился в Москву в триумфе.
   Младый государь, имея превосходный разум, скоро увидел, что надлежало переменить образ правления и всю внутренность государства. С сим-то благим намерением он предпринял отъехать в чужие краи, дабы познать самим собою различные государственные правила. Он вступил в сие путешествие в 1697 году почти тайно, следуя за посольством, коего г. Франциск Лефорт, генерал и адмирал Его величества, был главою и первый государев любимец.

§ 14

  
   Ехав через Ригу, шведский оныя комендант, принял его неучтиво и не позволил ему ходить по городовому валу, дабы видеть укрепления. Сие весьма раздражило молодого Государя и думают, что сия была одна из причин, для коих он вознамерился потом начать войну со Швециею. Из Риги прибыл он в Кенигсберг в 1698 году и видел там курфирста Фридриха, бывшего потом первым королем Прусским, с коим он тесное устроил дружество, до конца жизни их продолжавшееся.

§ 15

  
   Младый герой продолжал путь свой чрез Ганновер, где ему несходственный с Его достоинством сделали прием. Сия то есть первая причина, для чего сей государь никогда не был приятелем Георгия I, короля аглинскаго, бывшего тогда курфирстом еще ганноверским, хотя Петр I всегда любил аглинский народ. Из Ганновера чрез Голландию он прибыл в Англию, дабы научиться корабельному строению. Возвращаяся оттуда, он поехал в Вену, где принят был с великим почтением. Оттоле он хотел ехать в Венецию, но получил известие о бунте стрельцов в Москве, для чего оттуда поспешно возвратился. Проезжая чрез Польшу, он подружился с Августом II королем польским и курфирстом саксонским. Везде, где сей молодой государь ни останавливался, удивлялися его разуму, проницанию и благосклонному обхождению. Наконец он прибыл в Москву, присутствие его усмирило взбунтовавшихся стрельцов, из коих многие были казнены.

§ 16

  
   Петр Алексеевич заключил с Портою в 1699 году перемирие на два года, удерживая Азовскую крепость, и начал строить Таганрог, или крепость Святыя Троицы на берегу Азовского моря, и военные корабли. Оттуда он послал посла в Константинополь на новопостроенном фрегате, с коего, при въезде в султанскую столицу, палили из пушек, что весьма удивило турков и побудило сделать условие, коим определено было, сколько россияне могут вперед иметь кораблей на Азовском море и какой величины, а турки построили в Крыму новую крепость, называемую Яниколь, для защиты пролива, Крым от Кубани отделяющего.

§ 17

  
   В 1700 году Петр I послал посланника в Стокгольм для окончания воставших между обоих дворов несогласий, но он уже заключил прежде сего союз с Августом II королем польским для начатия войны против Швеции, а Август намеревал в оном взять Ригу и Лифляндию, кои некогда принадлежали Польше. Учредив дела с Портою, царь послал сперва королю Польскому на помощь козаков, а потом и сам пошел с великою армиею и многочисленною артиллериею к Нарве, дабы овладеть оным городом, в виду коего царь Иван Васильевич построил прекрасную крепость Иван-город именуемую, но молодой король Шведский Карл XII, пришед на помощь Нарве, напал на российскую армию с малым войском, оную разбив, принудил ее оставить осаду города и отступить прочь.

§ 18

Сила и состояние войск российских при Петре I

  
   Мы видели, сколь царям не трудно было собирать войска, состоящие из двух и до трехсот тысяч человек, но войска сии были нерегулярные и в беспорядке собранные, по большей части, из дворянских слуг. Стрельцы были все почти истреблены, для их бунтований, но младый государь имел с младенчества своего в Москве две роты молодых людей, или кадетов, коими он забавлялся. Одна из сих рот жила в селе Преображенском, а другая в Семеновском, кое имя сии села получили от своих церквей. Государь сделал из них два полка гвардии: Преображенский и Семеновский, кои и ныне суть первейшие корпусы и образец всей пехоты Российского государства. В самое то же время он сделал много пехотных полков из набранных с крестьян рекрут, и в 1704 году он вдруг сделал 34 драгунских полка. Говорят, что сии 34 полка были формированы с 1701 по 1709 год. Каждый полк состоял из тысячи человек дворян, что составляло 34 тысячи драгун. Государь принял к себе в службу многих чужестранных генералов и много офицеров для обучения и вождения его войск, и в короткое время он устроил великое регулярное войско, кое он повел к победам и кое завоевало ему с несказанною скоростию всю Ингрию, Карелию, Финляндию, Эстляндию и Лифляндию со всеми их крепостьми. Он построил два многочисленных флота: корабельный и галерный, умножил осадную, полевую, полковую и городовую артиллерию, старанием своего генерала фельдцейхмейстера графа Брюса, и корабельную артиллерию. С сими то регулярными морскими и сухопутными силами он победил в 1709 году при Полтаве Карла XII, вошел в Швецию за четыре мили от Стокгольма и заключил в 1721 году славный мир, сохранивший ему все завоеванные им земли.

§ 19

  
   Что касается до порядка государственных доходов, учрежденного сим великим государем, то можно судить об оном из того, что он одному из генералов изволил сказать в том же 1721 году в Шлюшенбурге. Сия крепость была первое завоевание, кое он сделал над шведами 11 октября 1703 года.[2] Он имел обыкновение, когда бывал в России, ездить в оную каждый год в сей день водою со всеми сенаторами, министрами и генералами для празднования взятия сего места, которое было, как сказывал император, кровопролитно для того, что у брешей не было места, на коем бы войско могло строиться для приступу и что шведский гарнизон побивал осаждающих гранатами и каменьями. Князь Михайло Михайлович Голицын, бывший потом гвардии подполковником и фельдмаршалом российских войск, находился в сем положении более 24 часов у самыя бреши, к тому ж все полки, определенные к приступу, долженствовали для оного переправляться на лодках под огнем крепостного крупного и мелкого оружия. При сем то случае император сказал, что он окончил войну, продолжающуюся 20 лет, не сделав нимало долгу, а если в том Божия воля, чтобы он вел и другую войну еще 20 лет, то он может и оную продолжать, не входя в долг.[3]
   Вот сему и доказательство: по заключении мира император заплатил Швеции два миллиона рублей за Лифляндию, на кою Польская Республика могла иметь требования, ибо Петр I обязался заключенным с польским королем трактатом, чтобы в случае завоевания Лифляндии сия провинция осталась Польше, а прежде Ништадского мира император намерен был отдать оную Швеции. И сделалось бы так, если бы барон Остерман, бывший потом в России министром, не подкупил на Ништадском конгрессе шведских министров. А что еще более доказывает, что императору не было в деньгах недостатка, то предпринятая им в следующем 1722 году война против Персии, которая стоила несчетной суммы денег, для того что провиант и все нужное для армии надлежало возить через Каспийское мире. Император сам в сем походе был и дошел до Дербента с армиею своею, из лучших его солдат состоявшею.

§ 20

  
   Ни един завоеватель не был столь тверд в предприятии своих завоеваний, как Петр Великий. Сие явствует из того, что он построил великим иждивением Петербург, Кронштадт и другие пристани на Шведской земле, не будучи еще уверен в условиях мира, который тогда был весьма далек и сомнителен.
   Средства его разума умножалися по мере увеличивания препятствий, дела его блистали над всеми его соседами так, что вся Европа единогласно дала сему несравненному государю название Великого.
   В том же 1721 году, при торжестве преславно заключенного мира со Швециею, Петр Великий был признан и объявлен Императором в Троицкой церкви на Петербургском острову. Великий канцлер граф Головкин говорил тут речь и просил государя именем всего народа принять на себя императорское титло, которое он заслужил, предводительствуя своею особою войсками против неприятелей государства, сделав толь важные завоевания и имея отеческое старание об Отечестве своем и государстве. На сие Император ответствовал, что довольно не можно возблагодарить Бога за сделанный мир на толь выгодных основаниях, и что он не может иначе оказать свою благодарность, как прощением и милосердием ко своим подданным.
   И в самом деле Император приказал возвратить всех ссылочных и выпустить великое множество колодников, коих наказывал он по их злодеяниям, не без сожаления однако всегда говоря, что лучше десятерых винных простить, нежели одного невинного оскорбить.

§ 21

Образ правления при Петре Великом

  
   В 1709 году, по разбитии в Полтавскую баталию Карла XII и с ним Гетмана Мазепы, который был шведский и всех Российского государства неприятелей союзник, государь выбрал нового гетмана господина Скоропадского, потом уничтожил гетманское достоинство и учредил в Глухове правительство, названное Министерскою Канцеляриею, состоящею частию из российских генералов и частию из козацких старшин.
   В 1711 году марта 2 дня он учредил Правительствующий Сенат с неограничною почти властию, а особливо во время его из государства отсутствия.
   В 1717 году, возвратясь из Парижа, он учредил полицию в Петербурге и во всех российских губерниях. Пожаловал в Сенат генерал-прокурора и обер-прокуроров также и прокуроров в коллегии и губернии.
   В 1719 году генваря 1 дня он учредил разные коллегии, то есть: Иностранных дел, Военную, Адмиралтейскую, Юстиц, Берг, Ревизион, Мануфактур, Камер и все другие, также многие Канцелярии и присутственные места, как то: Канцелярию Артиллерийскую и Фортификационную, Строения, Дворцовую и другие, так же некоторые Приказы, как то: Сибирский и пр.
   Мудрость сего государя побудила его уничтожить чин и верховную власть патриархов и на место их он учредил в 1721 году генваря 21 дня Синод, в который в президенты и члены он выбрал ученейших епископов и архимандритов и снабдив сие священное правительство мудрым наказом или регламентом духовным.

§ 22

  
   Чрез сии-то великия и мудрыя учреждения была обширная Российская империя при Петре Великом управляема и процветает и поныне.
   Сей государь снабдил все правительства регламентами, из коих Адмиралтейский и Военный весьма обширны и достойны великого удивления. Они доказывают великое проницание и непонятное трудолюбие сего Государя.
   Здесь некстати будет входить в подробности всех благих учреждений Петра Великого, они суть бесчисленны, непостижимы и составили бы великую книгу, и только скажу, что он переменил народные нравы и обыкновения, что дворяне перестали носить бороды, длинное платье, татарские сабли, персидские сапоги и русские шапки, и что оба пола в России стали одеваться по-французски. Он ввел в обыкновение собрания и с сего времени женщины начали показываться в публике. Он завел мануфактуры, поощрял вымыслы, призвал архитекторов и ремесленников из Италии и Франции и корабельных мастеров из Англии. Чужестранных он держал под своим покровительством и говорил, если из них бывали недостойные, что он будет доволен, если по примеру апостолов, найдется одиннадцать добрых против одного негодяя.
   Он строго наказывал преступления без лицеприятия знатных особ и щедро награждал достоинства. Он не рассуждал породы, но взирал на заслуги и потому всем в статской службе секретарям, а в военной обер-офицерам дал преимущества дворянства, из какого бы роду людей они сих чинов ни достигли.
   Бог произвел сего великого мужа для учреждения его неутомимостию и его превосходным разумом порядка, вымыслов и наук в государстве, неизвестном почти его соседам, и во время его правления он явил все добродетели геройской души, совершенного и все превышающего государя.
   Он все делал для своих подданных и ничего для себя. Он одевался просто, а расход всего его двора не превосходил 60 000 рублей в год. У него не было ни камергеров, ни камер-юнкеров, ни пажей, ни драгоценной посуды. 10 или 12 молодых дворян, денщиками названных, и столько же гвардейских гранодеров составляли весь его двор. У него не было ливреи великолепной для служителей, а шитье на кафтанах не было тогда в России знаемо.
   Он заключил союз с королями: датским, прусским и польским, дабы усмирить Швецию, которая до 1709 года всем была страшна. Он свел со престола короля Станислава Лещинского, приятеля шведам, и сделал польским королем Августа II. Он при Полтаве разбил Карла XII и довел Швецию до такого состояния, в коем она еще и ныне находится. Он вдруг предводительствовал Российским флотом, аглинскою, голландскою и дацкою эскадрами и столь любил аглинский флот, что говорил: "Если бы я не был рожден быть в России царем, то желал бы быть в Англии адмиралом".

§ 23

  
   Весьма достойно примечания, что сей великий государь, коего проницание и государственные правила были наисовершеннейшие, не упускал из виду великого расстояния, находящегося между неограниченным самодержавством Российского государства и властию Сената, и для сей то причины он всегда избирал особу, способную смотреть за Сенатом и править государством, особливо в его отсутствие.
   Всем известно, что князь Меншиков своим искусством, не имея знатный породы, имел толикую к себе от государя доверенность, что правил сим обширным государством многие лета непрерывно, наконец вышел в 1722 году у императора из милости. Павел Иванович Ягужинский, тогдашний в Сенате генерал-прокурор, заступил его место. Государь, отъезжая из Москвы в Персию, представил Ягужинского сенаторам, кои были: фельдмаршал князь Меншиков, генерал-адмирал граф Апраксин, великий канцлер граф Головкин, вице-канцлер барон Шафиров, камер-коллегии президент князь Дмитрий Михайлович Голицын, тайный советник Толстой, любимец Петра Великого, майоры гвардии Ушаков и Юсупов, все люди знатные и заслуженные, а Ягужинский был человек еще молодой, родившийся от чужестранца и не знатный дворянин. Император, представляя его сенаторам, сказал: "Вот мое око, коим я буду все видеть, он знает мои намерения и желания, что он за благо рассудит, то вы и сделайте, а хотя бы вам показалось, что он поступает противно моим и государственным выгодам, вы однако же то исполните и, уведомив меня о том, ожидайте моего повеления".

§ 24

  
   Петр I, при учреждении всего по своим намерениям имел еще сие правило, чтобы первые места во всех заседаниях отдавать природным русским, а вторые чужестранцам, вследствие чего князь Меншиков был Президентом Военной коллегии и первый начальник войск, а второй президент в той же коллегии и в то же время был из чужестранцев, генерал Вейде. Равным образом прочие генералы и члены коллегии были русские и чужестранцы, граф Апраксин был адмиралом в адмиралтействе, а вице-адмиралы были чужестранцы. И так во всех коллегиях и правительствах.
   Император бывал непрестанно в Сенате и часто по два раза в день до самой ночи. Не было ни одной Коллегии, которую бы он не посещал с несказанною прилежностию. Никакой государь не был столь трудолюбив и лучше не знал пользы и блага своего народа. Будучи превосходного разума, он решил дела, чинившие Сенату и коллегиям затруднения, скоро и с точностию, написав свое мнение и волю краткими словами.
   Таким-то препохвальным образом царствовал Петр I до конца жизни своей. Неприятели его трепетали, союзники его благоговейно чтили, россияне любили и почитали, и все европейские и азийские народы ему удивлялись, а память его дел пребудет бессмертна и обожаема во всем свете и во все времена.
  

---

  
   [1] Имена их сохранены в собрании российских историй во 2 книге. Примеч. г. Беера.
   [2] Шлюшенбург взят 11 окт. По Российскому исчислению 1702 года. См. Примеч. г. Беера.
   [3] Сие тем более достойно внимания, что доказано, что прежде Петра Великого доходы Российского государства не превосходили пяти миллионов рублей в год. Следовательно, Петр не более сего имел дохода при начатии своего царствования. Примеч. г. Б***.
    

КОММЕНТАРИИ

Подготовка текста и комментарии Е. Д. Кукушкиной

    
   "Начертание...", составленное Рубаном "для пользы любителей Российской истории" в 1778 г. и посвященное графу З. Г. Чернышеву, написано в жанре краткого исторического экскурса. Оно начинается с изложения экономического и политического состояния России со времени царствования Ивана Грозного, а завершается хронологическим перечнем "знатнейших приключений" жизни Петра I.
   Лаконичная характеристика Петровского времени включает главнейшие события не только внутренней, но и внешней политики России. В этом заключается отличие "Начертания..." Рубана от многих трактатов о Петре, написанных в XVIII в., и несомненное его достоинство. Вместе с тем исследователи отмечали, что работа Рубана написана "не без ошибок и не без влияния иностранных пособий" (см.: Шмурло Е. Ф. Петр Великий в оценке современников и потомства. СПб., 1912. С. 100).
   Рубан допускает много неточностей, перечисляя пункты маршрута, по которому следовало Великое посольство (параграфы 14, 15). На самом деле, оставив Ригу, посольство прибыло в пределы Речи Посполитой и остановилось в Митаве (Елгаве), где ему был оказан пышный прием. 7 мая 1697 г. Петр прибыл в Кенигсберг, где в честь него бранденбургский курфюрст Фридрих III, заинтересованный в союзе с Россией, устраивал роскошные обеды, фейерверки и охоту. После продолжительных переговоров был заключен союзный договор, один из спорных пунктов которого о взаимной помощи в случае нападения Швеции не был записан, а утвержден был устно, так как Россия не хотела осложнять отношения со Швецией. Затем посольство направилось в Голландию, где Петр в течение недели работал на Саардамской верфи.
   16 августа 1697 г. посольство торжественно въехало в столицу Нидерландов Амстердам. После торжественных приемов и посещения театра Петр и волонтеры (А. и Г. Меншиковы, А. Кикин, Ф. Скляев, А. Арчилов и др.) были зачислены рабочими разных специальностей на Амстердамскую верфь. Уже 16 ноября был спущен на воду фрегат "Петр и Павел", построенный их руками. Затем, для переговоров о привлечении Нидерландов к участию в войне с Османской империей, посольство переехало в Гаагу. Однако переговоры оказались безрезультатными, посольство вернулось в Амстердам и занялось наймом специалистов по военно-морскому делу и покупкой необходимых для кораблестроения инструментов.
   7 января 1698 г. Петр в сопровождении 16 волонтеров отправился в Англию, где намеревался изучить теорию кораблестроения. Петр оставался в Англии около четырех месяцев, осматривая помимо верфей предприятия и мастерские. 25 апреля Петр и волонтеры покинули Англию. Их путь лежал в Амстердам. Здесь они хлопотали о погрузке закупленного оружия и нанятых специалистов на четыре корабля, отправлявшихся в Россию. Затем через Лейпциг, Дрезден и Прагу посольство проследовало в Вену. В Дрездене Петр осматривал королевскую кунсткамеру. Август II находился в это время в Речи Посполитой, но распорядился оказать Петру радушный прием.
   Перед въездом в Вену царю пришлось задержаться на несколько дней, так как русские послы сочли слишком скромной церемонию въезда, разработанную венским двором. В Вене Петр вступил в переговоры с канцлером графом Кинским об условиях мира, но предложения Петра были отклонены. Петр осмотрел Арсенал, библиотеку, кунсткамеру, окрестности города, участвовал в карнавале, устроенном при венском дворе. Получив 15 июля известие о стрелецком бунте, царь отменил намеченную поездку в Венецию и после участия в прощальной аудиенции, состоявшейся 18 июля, отправился в Москву (подробнее см.: Павленко Н. И. Петр Великий. М., 1994. С. 65-81).
   Рубан, в соответствии с традицией, отмечает такие качества Петра I, как мужество, постоянство и твердость в достижении поставленной цели, мудрость, проницательность, трудолюбие. Он перечисляет такие "благие учреждения" Петра, как ношение европейского платья и бритье бород, без сомнения в том, пошли ли они на благо нации. Однако и в скупой информации Рубана ощущаются отзвуки полемики о роли Петра в истории России (например, в зачине параграфа 19 - "Что касается до порядка государственных доходов..."). Лаконичный, перечислительный стиль изложения кое-где оживлен включением эпизодов, основанных на анекдотах о Петре.
   В целом "Начертание..." находится в ряду тех справочных пособий, которые Рубан в изобилии издавал, и свидетельствует о появлении исторической дистанции в отношении к Петру I.
   Текст публикуется в отрывках (§12, 14-24) по изданию: Начертание, подающее понятие, о достославном царствовании Петра Великаго, с приобщением хронологической росписи главнейших дел и приключений жизни сего великаго государя. СПб.: [Тип. Артиллер. и инж. кад. корпуса], 1778. С. 9-22.
    
   Шеин Алексей Семенович (1662-1700), полководец и государственный деятель, командовал сухопутными войсками в Азовском походе 1695 г. Журнал о его походах "Поход боярина и большаго полку воеводы Алексея Семеновича Шеина к Азову, взятие сего и Лютика городка... с подробным описанием всех военных и торжественных произшествий и с имянным списком... сухопутных и морских... военачальников..." В. Г. Рубан издал в 1773 г.
   ...гетмана Мазепы... - Иван Степанович Мазепа (1644-1709), гетман Левобережной Украины (1687-1708), в 1708 г. открыто перешел на сторону Карла XII.
   ...в собрании российских историй во 2 книге. Примеч. г. Беера. - Имеется в виду Байер Готлиб Зигфрид (1694-1738), немецкий историк и философ, профессор истории и языков Академии наук и его книга: Краткое описание всех случаев, касающихся до Азова от создания сего города до возвращения онаго под российскую державу. Переведено с немецкаго языка чрез И. К. Тауберта, Академии наук адъюнкта. 2-е изд. СПб., 1768. С. 198-199.
   Лефорт Франц Яковлевич (1655-1699), военный деятель, адмирал с 1695 г. В России с 1675 г. Сблизившись с Петром в 1689-м или 1690 г. быстро сделал карьеру. Вместе с Ф. А. Головиным и П. Б. Возницыным возглавлял Великое посольство - русскую дипломатическую миссию в Западную Европу в 1697-1698 гг., предпринятую Петром I.
   ...сия была одна из причин... начать войну со Швециею. - Рубан кратко пересказывает эпизод, описанный в издании [Rousset de Missy J.] Memoires du regne de Pierre le Grand, empereur de Russie. Haye; Amsterdam, 1725-1726. V. 1. P. 168-169. Значительно подробнее суть этого конфликта была изложена Мовийоном (Histore de Pierre ler, surnomme le Grand, Empereur le tout les Russies... Par Eliazar Mauvillon a Amsterdam et a Leipzig, 1742. V. 1. P. 167-170). Из книги Мовийона этот эпизод попал в сочинение A. K. Нартова "Достопамятные повествования и речи Петра Великого" (см.: Майков Л. Н. Рассказы Нартова о Петре Великом // Сб. ОРЯС Имп. АН. СПб., 1891. Т. 52. No 8. С. 4-5). По рассказу A. K. Нартова, губернатор Риги граф Дальберг, уведомленный подчиненными о том, что Петр со своими спутниками осматривал укрепления крепости, в резкой форме выразил протест Лефорту и запретил русскому посольству прогуливаться близ городского вала. Узнав об этом, Петр воскликнул: "Так мне теперь запрещают смотреть рижскую крепость? Хорошо! Пойдем же отсюда скорее вон, видно, швед нас не любит, но я со временем увижу ее ближе и, может быть, откажу в том королю шведскому, в чем ныне отказывает дерзновенно мне Дальберг". Известно, что в день отъезда из Риги Петр написал А. А. Виниусу: "Здесь мы рабским обычаем жили и сыты были только зрением" (Письма и бумаги императора Петра Великого. СПб., 1887. Т. 1. С. 144). Инцидент в Риге позднее будет использован Петром как один из поводов для объявления войны Швеции, во владении которой была Лифляндия.
   ...курфирста Фридриха... - Фридрих Вильгельм (1620-1688), прусский король с 1640 г.
   ...Георгия I, короля аглинского... - Георг I (1660-1727), английский король с 1714 г.
   ...с Августом II, королем польским и курфирстом саксонским... - польский король Август II Сильный (1670-1733), курфюрст Саксонский с 1694 г. Смещен с престола в 1704 г. и восстановлен вновь в 1709 г.
   ...крепость... Яниколь... - Крепость Еникале на берегу Керченского пролива.
   Брюс Яков Вилимович (1670-1735), происходил из знатного шотландского рода, обосновавшегося в России в XVII в. Участвовал в Крымских (1687,1689) и Азовских походах Петра. В Северной войне (1700-1721) помогал Петру в организации армии, главным образом артиллерии. Командовал артиллерией в Полтавском сражении. В 1717 г. - сенатор и президент Берг-коллегии и Мануфактур-коллегии.
   Михайло Михайлович Голицын (1675-1730), генерал-фельдмаршал с 1725 г., талантливый военачальник. Участвовал во всех основных военных кампаниях.
   Остерман Генрих Иоганн (Андрей Иванович) (1686-1747), советник, вице-президент Коллегии иностранных дел, кабинет-министр. Получил баронское достоинство за успешное заключение Ништадтского мира (1721).
   Великий канцлер граф Головкин... - Головкин Гавриил Иванович (1660-1734).
   ...гетмана господина Скоропадского... - Скоропадский Иван Ильич (ум. 1722), малороссийский гетман после измены Мазепы.
   ...свел со престола короля Станислава Лещинского... - Лешинский Станислав (1677-1766), был избран на польский престол в 1704 г. после смещения Августа II.
   Павел Иванович Ягужинский (1683-1736), государственный деятель, дипломат, граф (с 1731 г.). Сподвижник Петра I. C 1701 г. служил в гвардии. Состоял при Петре I выполняя дипломатические поручения. В 1720-1721 гг. - посланник в Вене. В 1722-1726 и 1730-1731 гг. - генеральный прокурор Сената.
   ...генерал-адмирал граф Апраксин... вице-канцлер барон Шафиров... тайный советник Толстой... майоры гвардии Ушаков и Юсупов... - Апраксин Федор Матвеевич (1661-1728), с 1682 г. стольник Петра I, участник создания "потешного войска", затем воевода и губернатор Архангельска. Осуществлял надзор за судостроением. С 1700 г. главный начальник Адмиралтейского приказа. Шафиров Петр Павлович (1669-1739), известный дипломат Петровского времени; Толстой Петр Андреевич (1645-1729), дипломат, его положение при Петре I упрочилось в 1717 г., когда он вернул в Петербург скрывавшегося в Неаполе царевича Алексея; Ушаков Андрей Алексеевич (1672-1747), начальник Тайной розыскной канцелярии; Юсупов Григорий Дмитриевич (1676-1730), участвовал в азовских походах, в битвах под Нарвой и Полтавской.
   ...генерал Вейде. - Вейде Адам Адамович (1667-1720), начал службу в "потешных" войсках Петра, участвовал в Азовских походах. При учреждении регулярной армии сформировал дивизию, которой командовал под Нарвой. Участвовал в Прутском походе. Автор "Воинского устава" (1698), посвященного Петру I.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 311 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа