Главная » Книги

Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 16

Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 16


1 2

В.Н. Татищев

ИСТОРИЯ РОССИЙСКАЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ИЗ КОНСТАНТИНА ПОРФИРОГЕНИТА О РУССИИ И БЛИЗКИХ К НЕЙ ПРЕДЕЛАХ И НАРОДАХ, ИЗБРАННОЕ СИГФРИДОМ БЕЕРОМ

 

Оригинал печатан в Санкт-Петербурге в 1744-м году.
Комментариев, том 9, стр. 367.

 

   Оригинал здесь: Библиотека Магистра.

А. В самые те времена, в которые Свендослав (Святослав), Ингорев сын, владел вскоре после взятия Киева Олегом, Константин Порфирородный император области при Дунай, Днепре, Понте, Кавказе, Волге и далее по самый Яик в книге об управлении империи то описал, что весьма потребно к изъяснению начал российских.

Роман император. Причина создания книги сей, кажется, что император написал оную Роману сыну своему в наставление, и так ее написал, что, начавши от своего владения и коронования, показал, по еще свежей памяти принятого владения, как ему поступать надлежит. Роман же в 948-м году после рождества Христова, в самый день праздника Пасхи, от отца императором и товарищем названный, коронован, Константин же император в 959-м году ноября 15 дня скончался.

В. Свентоболд. Из сего следует, что Константин прежде 948-го года не начинал писать книги, которая владению Романову способствовать должна; и так как до кончины жития Константинова еще около двенадцати лет оставалось, из-за того я вижу, что можно сомневаться о точном времени, к какому конкретному году сию книгу причислять прилично. Однако ж от свежей памяти восприятия владения Романова и от 948-го, по крайней же мере от 949 года, не следует далеко отступать, когда его слова и все целое содержание намерения и писания обсуждаю. Сверх же того, есть упоминание авторв, писавшего прежде него за пятьдесят пять лет, который говорит, что турки (1), ради утеснения пацинаков (печенегов) от Днепра прогнаны, в Паннонию перебрались. Ежели в 949-м году Константин писал, то турки нападение оное учинили в 894-м году, ежели ж он написал в 948-м, то турецкое нападение будет в 893 год; и в том же самом году Еггегард Урагский полагает как смерть Звентоболда, моравского короля, так и то, что королевством Звендеболдовым сыновья его малое время неблагополучно владели из-за венгерцев, все разоряющих.

С. Турок венграми именовали. Я имею иных авторов, которые нападение венгерцев (ибо они так турок называли) (2) к сему году причисляют, о чем ниже пространнее. Сего ради всего правдивее, что в 948-м году Константин, об управлении владением описывая, дела близких народов объявил, насколько оные по самый тот год в византийском дворе ведомы были. И хотя Гийом Делиль 1 Ансельму Бандурию, издающему для публики "Восточную империю", поспособствовал, выписав из Константина, географическою картою, которая мой труд, казалось, должна была облегчить, однако ж, когда я по моему обыкновению все рассматривал и исследовал, то усмотрел, что он в некоторых вещах погрешил, поскольку в темном деле споткнуться и ошибиться для человека вполне естественно.

D. С сей погрешностью я так же поступлю, как и в Геродотовой скифской географии сделал. Я объявлю все причины, по которым я представлю, где каждого народа и места положение, по мнению Константина императора и каково было потом. Имею же намерение не только Константина автора и предводителя картой ихзъяснять, но и иных некоторых древних тогдашних времен, которые области при Балтийском море и при Висле реке описывают, о чем я после трудиться буду. Ныне же по книге Константина императора упражняться буду.

Фазис. Начну от Кавказа и Фазиса не по той причине, что древние сею рекою, как после почти все Меотийским озером и Доном, Европу и Азию разделяли, Агатемер, стр. 3, издания Гудзонова, Арриана в Перипле Понта Евксинского из Эсхила, стр. 19, а потому, что дальние области предпринятому труду не приличны. Фазис и теперь, как я из рукописной ландкарты Евксинского моря усмотрел, старинным наречием, называется Фаш река (3) и к полуденной стороне имеет крепостцу Фаш, древнюю Фазис. Сцилакс Карианденский 2 еще прежде похода Дария Гистаспа пишет: Фазис - греческий град. Автор неизвестный о реках, которого Плутархом неискусные назвали, пишет: при Фазисе есть град.

Е. Офис р. Лази народ. Апсилы народ. Абазги народ. Саниги народ. Севастополь гр. Синды народ. Ахейцы народ. Восфоряне народ. Арриан, который в 20-м году Андриана императора в Каппадокии губернатором был, замок оный к северной стороне реки указал, которого и укрепление, стр. 9, описал. Сама река, по свидетельству Агатемера, стр. 48, невеликим расстоянием от истока своего отстояла. Сцилакс написал, что оная судопроходна на 180 верст. Колхиду от Тианики, последней Каппадокийской области, отделяла река Офис, которая в разводье от Трапезонта расстоянием была по крайней мере 270 стадий, от Фазиды 1170 и по сему от Фаса Колхида по самую Диоскуриаду во время Аррианово счислялась. Многие он народы в Колхиде положил, между которыми лазы и с лазами пограничные апсилы, с апсилами ж порубежные абазги, с абазгами ж сопредельные саниги к самому городу Диоскуриаде, который тогда Севастополем назывался. От оного по самую древнюю Лазику Арриан кругом бережным считает 1370 стадий, так что область промеж синдов и ахейцев (4) пограничная есть с восфорянами, которые тогда от Восфора Киммерийского по самую Синдику на 540 стадий простирались.

F. Зихия предел. Пеутингера ландкарта. Прокопий в древностях не верен. Колхидцы от Египта. Колхидцы индийские скифы. Авгенсы. Массагеты. Воспомянем только, что во время Геродотово лазийцы по Меотису жили, то оттуда вполне возможно, что они, отшедши к Понту, почти на тех местах поселились, где в здешней моей карте есть Зихия, потом же, выгнавши колхидцев (5), к Фазису отошли. В Пеутингеровой ландкарте там лазы вписаны, где в здешней нашей карте есть Зихия. Кажется, что автор древнюю Лазику в уме имел, ибо во время Плиния, на которого первого свидетеля о том деле слаться можем, и потом, как от византийских писателей довольно явствует, во многие веки в Колхиде до Фазиса жили лазийцы, не говоря уж, что и при Феодосии императоре, в которого веке, по мнению Марка Велсера,3 Пеутингерова ландкарта издана; там же в Колхиде, как они жили, почему Прокопий Кесарийский, О войне французской кн. IV, гл. 1, говорит, что лазийцы древние колхидцы были; хотя почтеннейший есть своего века автор Прокопий, но о древних мало годный свидетель. Колхидцы, по объявлению Геродота, в самом языке своем египтянщину имели, явственное египетского первоначалия доказательство, к тому ж имели еще и египетские обычаи (6), что хотя не так к познанию египетского происхождения пособно, однако ж к оной прежней причине прибавлением есть. Но, как я выше говорил, лазийцы (7), между савроматами в геродотовом веке описанные, поздно в Зихию вошли, а еще позднее в Колхиду, по тому ж они не колхидцы, так и франконы не французы были. Иоан же Чечес в прибавлениях на Кассандров стих 174, пишет, что колхидцы те ж индийские скифы, так же и лазийцами проименованы, которые весьма близко от авгенсов живут, каковые авгенсы с массагетами пограничны, которые для колхидцев еду и по сей день собирают; таковых людей свидетельства, каков был Чечес, поневоле я привожу, однако ж иногда надобно приводить для того, чтоб некоторые, будто как ребята, безделицу против меня ищут, не показали б чего, если чем я пренебрегу. Какие ж они индийские скифы?

G. Лезги. Лезгистан. Тавлинцы, акушинцы, кубачинцы, курелцы, джаринцы, кумыки, хайтоки, табасаранцы. Оные лазийцы у Чечеса индоскифы, так я многих иных Чечесу подобных невнимательных людей находил. Николай Витсен в Северо-восточной Татарии, стр. 688, из книги Пьетро Валла 4 приметил, что при Кавказе и в нынешние наши времена живут лезги, древние лазийцы; только здесь надобно германцам беречься, чтоб не выговаривали по своему обыкновению лазус, но как бы с тонким свистком и как бы протяжным лаги и почти лезги, ибо так древние писали свое Z, последние же жесточайшим присвистыванием Z написали, как и в самом имени Чечесовом. Не могу я здесь умолчать, что мне объявил полковник Гарбер,5 по указу его императорского величества при Кавказе Восточном области размерявший, что в области Лезгистан, как персиане называют, внутрь Кавказа и при Каспийском море многие народы заключаются, между которыми тавлинцы, акушинцы, кубинцы, курелцы, дагистанцы (8), джаринцы, кумаки, хайтаки и табассаранцы. Языки тамошних народов многие и разные между собою, лезгинский только в Кубаче у курелцев, и куранцев, и дагистанцев некоторых пребывает, от всех иных языков вовсе отменен. Грузинцы объявляют, что в древние времена лезгийцы по самый Понт Евксинский жили, потом, выгнанные каргуелцами (9) (или грузинцами из провинции Каргуел, которую наши привыкли называть Кардуелем), в горы ушли.

Н. Абазги, апсилы, папагийцы, казахийцы. Диоскуриада. Астелефа. Рифейские горы с Кавказом. Возвращаюсь к временам Константина императора. Выше лазийцев к северной стороне полагает абазгов и апсилов, потом зихийцев, впрочем папагийцев после казахийцев и выше их Кавказ, выше Кавказа аланов в степных местах. Весь Кавказский кряж, к оному близкие как на юг, так на север и запад поля не так исследованы, чтоб в том не мог я ошибиться, что Менгрелия при Понте Евксинском очень равнинной кажется; Кавказскими же к северу и югу горами ограничена. Я вижу, что это утверждает Арриан, ибо он, от Трапезонта каспийские берега обходя, часто выход имел к Диоскуриаде, потом и Астелефу. "Недалеко от Диоскуриады, говорит он в Перипле Понта Евксинского, стр. 12, видели мы Кавказ гору в такой величине, как Альпийские Кельтические горы, и нам некоторый верх Кавказа показался". Посему на всем оном берегу никаких гор нет и к Диоскуриаде, или к Севастополю, далее отнесены. Плиний, кн. 6, гл. 5, о Колхиде говорит, что горы Кавказские к Рифейским горам (10) клонятся и одною стороною к морю Евксинскому и к Меотису, другою - к Каспийскому, или Гирконскому, морю подались, и следует думать, как бы два рога горы, которые низкие и равные места заключают.

I. Гилас р. Тен и Тан. Дуная имя. Язык древний неизвестный. Хоракул р. Бурлик р. Хадир р. Веруха р. Хадырь р. Бурлик р. И поскольку Константин, кроме гор, и реки употребляет к определению положения народов, того ради прежде всего рассудим, о каких он реках говорит и на которых местах описывает. Говорит он, что от восточной Меотийской стороны многие реки в озеро впадают, стр. 113. Первая река есть Танаис (Дон), который кто только не называл Гиласом, в турецкой моей карте по произношению Менгнина Менинского 6 Тен, что иные произносят Тан, как некоторые аравляне так и пишут Тан; Албугази Багадур хан с приписанным знаком гласной литеры говорит Тин. В том разнится от Дуная, который турки называют Дона, Дуна, Дунаг, прилежащие же народы и россияне именуют Дунаем, хотя Менинский приметил, что и Дунаем некоторые (турки) зовут, и Акрон к Горацию пишет, что Танаисом называется. Я верю, что все это: Тан, Тон, Дон, Дунай в прямой речи какого-то древнего народа не что иное, как реку или воду значило (11); из той же речи Танаис, Дунай, Дуна, Двина, из окончания своего Птоломеево Рудон имена себе получили. Кроме Дуная там находятся реки Хоракул, в которой ловят рыбу, об оной рыбе смотри Бандурия в примечаниях на Константинову книгу, стр. 126 и 7, Вал, Бурлик, или Вурлик, и Хадир, и иные многие реки, трудно там доискаться, какое имя каждой реке и какое положение было, где никаких следов имен не осталось. Однако, сыскать удалось Веруху реку, о которой я после говорить буду, хотя посередности держимся между Танаисом и Хадиром, в которой прочие реки описать надлежит, чтобы нам не думать, что Хадир та же река, что и Укруг. О Бурлике реке так говорит: "Из Меотийского озера проистекает устье Бурлик и в Понт Евксинский впадает на том месте, где есть Босфор". Претемно это есть, однако ж видно, что он Бурликом называет устье Меотийское, где в Понт переходит, или самый Восфор Киммерийский, ибо это так можно толковать, что Восфором называет кряж или перевоз; а Бурлик самый проток, из Меотийского озера в Понт впадающий (12), по-видимому, Бурликом прозвали казары, как Восфором греки. По-турецки же бурлик и бирлик союз, соединение, каковым именем стечение Меотийского озера с Понтом по заслугам назвали.

К. Хазары турки. Бурлик р. Титарезий. Хадир р. Таматархань. Веруха р. Вал р. Хоракул. Я охотно употребляю турецкий язык к изъяснению казарских речей, ибо в близости тамошних областей казары, народ турецкий (13), жили, но император сверх того между реками, в Меотийское озеро впадающими, Бурлик исчисляет. По-видимому же, это есть та река, которая на турецкой карте называется Кубань. Может быть, что та река, впадшая в Меотийское озеро, поверх оного вод плавает и цвет свой хранит до самого Восфора, от чего и самого Восфора имя Бурлик оному дано. По той же природе, как я ведаю, и иные реки упоминаются, как в Понте была река Фазис, Арриан в Понте Евксинском, стр. 8, и Титарезий оный Гомеров, с Пенеем смешавшийся. Ниже Бурлика была река Хадир. Я говорю по обыкновению древних греков Хадир, ведая, что так Константин произносил. Почтеннейший Делиль это имя тем водам причел, которые в средине между берегом азиатским и между островом, в котором находится Таматархань, из Меотийского озера текут в Понт, но там не столь река, как Меотийское другое устье и другой как бы Босфор. Однако ж я мнением Делилевым не гнушаюсь, потому что хадир и хадур по-турецки нисхождение, косогор и стержень наклонившийся значит, и это тем меотийским устьям изрядно приличествует. Ежели кто другому стержню Веруха реки, в Меотис впадающей, предпочтет причислить имя Хадир, то значительно больше согласовывать нужно, чтоб нам весьма далеко от вероятия Константинова не отступить. Выше Бурлика с Меотисом совокупляется река Вал. Турки и ныне вал кита рыбу великую называют. Очевидно, что так в старину ее казары называли, и могла оная река так рыбу подымать в себе, как высший Хоракул Верзитикон. Хоракул может быть от слова кара, которое не только значит черного и плохого, но и бережное место, и от слова кол, или кул (14), из которых первое означает плечо, другое холопа. Однако ж хотя неизвестно, черным ли холопом, или черным плечом, или от близкого мыса березовым плечом назвали, но то помехи нам не доставит. Посему те имена вполне приличны тем рекам, к которым я причел, хотя при тамошних берегах и многие реки находятся, и Константин говорит, что об именах прочих рек умалчивает, почему здесь легко погрешить можно, однако ж оная погрешность далее не распространится.

L. Таматарха гр. Таман гр. Фанагория. Атун. Атех остров. Император говорит, что Босфор в широту на 18000 шагов и напротив Босфора крепостца именем Таматарха; так Ансельм Бандурий из рукописной книги исправил. Я верю, что Таматарха прозвана от слова таман и терк, как бы могли Колсан. Остров оный, на котором Таматарха была, с той стороны, с которой напротив Босфора великий залив имеет, и, во внутреннем оного уступая, карта турецкая полагает Таман, или Туман, древнюю Таматарху. Сказывают же, что туман, от которого Колсаном назвали, город на всяком болоте или озере и на Понте сверх всякой меры затемняет. На том же месте древние положили Фанагорию. Ежели из сего острова переправиться на берег азийский, то на самом азиатском берегу карта турецкая две башни рисованные имеет, одной, к югу, приписано имя Атун, а другой, к северу, Темрак. В среднем же Босфоре пред Таматарским заливом карта турецкая остров весьма пространный без имени полагает. Сей остров у Константина императора зовется Атех, в средине 18 миль (что есть ширина Босфора). По описанию Константинову (ежели причесть к Босфору залив при Таматархе), остров Атех велик и низок. Турки атек и этек именуют, по толкованию Менинского, полу и подкладку платья, и палатки, и иные вещи так называют. По-видимому, это слово казары по отношению к этому острову весьма изрядно употребляли.

М. Укруг р. Никопсин р. Никопс. Сотериополь гр. Трапезонт гр. Футинег р. От Таматархов к реке, именуемой Укруг, Константин 18 или 19 тысяч шагов полагает. Посему оная река на таком расстоянии или немногим больше отстояла от Таматархов, в наскольком Таматархи от Херсонеса Таурийского. Видно, что оная река не иная быть может, как та, которую я в карте назначил. От Укруга реки до самого Никопсина реки Константин написал 300000 шагов. Оному указанию размеров, насколько мог, я в карте последовал, ибо буераки и косогоры тамошних берегов не так мне ведомы и не так имена рек известны, чтобы что подлинное я мог определить. Некто из моих приятелей мне объявил, с некоторым сомнением, что оной реки имя славянское, ибо круг у славян называется циркуль, от которого скривившаяся река прозвана. Казары же, как есть турецкий обычай, во многих чужестранных именах в начале речения прибавили гласную букву (15), как в слове искендер. И мне в ум пришло о Никопсе, что оное слово славянское есть, и как перекоп или прекопь называют славяне ров, так и Никоном назвали реку, как бы не художеством и трудом проведенный ров. От Никопса реки Мехри и замок Сотериопольский на расстоянии 300000 шагов. По свидетельству императора, стр. 114, Сотериополь этот в старину назывался Великим Питием. В Турецкой карте сей град древним названием обозначен из-за удержанного имени реки. Есть там древний Трапезонт, а также Футинег река. Я думаю, что надлежит писать Футиег, испорчено оно от Питиунта. Плиний пишет, что река и городок Питиунт. О другом же городе Питиунте Арриан, стр. 18, говорит: "Плывущим от Диоскуриады первая пристань в Питиунте 350 стадий".

N. Абазги. Апсилы. Абазги. Авхазы. В тогдашнем веке между Никопсой и Сотериополем абазги и апсилы народы жили, у Константина, стр. 114, оба, как о том все согласны, близкие по происхождению. Я верю, что абазги тот народ, который ныне называется авхазы (16). Многие между ними христиане, которые в священнослужении грузинский язык употребляют.

Никопса. Зихия. Темисцира гр. Возвращаюсь к Никопсе. При этой реке император, стр. 114, город, тем же именем называемый, полагает. От оной реки до самого Укруга Зихия была, там же, стр. 113, Евстафий Фессалонитский 7 к Деонисию Периегету на стих 680 положил синдов, которые и зикхи. Так Геродот, кн. 4, гл. 16, указал, что оттуда к Темисцире, бывшей выше Термодонта, величайшая понтская ширина проходит, то есть к сему Укруху в нашей Зихии. Однако Геродот Евстафию не потакает, что хочет, то и определяет. У Константина целая область приморская, стр. 113, Об управлении империи, против берегов. Вильгельм Рубрик около 1250 году пишет: "Последнее устье Дуная есть Зиквия (в другой рукописной британской книге Зихия), которая татарам не подвластна, и швабы и грузинцы, которые татарам не подчинены".

О. Папагия. Казахия. Казаков начало. Алания. Узы и усы. Атил-Волга р. Букв произношение переменно. Яик р. Рифруих р. Даих р. Выше Папаги к северу, по свидетельству Константинову, стр. 113, 117, есть Казахия [Казакия]. Почтеннейший Делиль в средине Кавказа Казахию в некоторую степь отдалил, и поскольку император пространно пишет, что выше Казахии находятся Кавказские горы и за оными горами Хоран и Алания, того ради и я Казахию во внутренней и ближней Понтской степи полагаю. Это есть всех древнейшее казацкого народа (17) поселения упоминание. Об Алании не надобно много говорить, потому что оной области положение весьма явственно показано, ибо пишет Константин, что аланы жили в степи (18) за Кавказом или к северной стороне горы, то есть между устьями Волги и Дуная; посему от запада смежными имели хазаров, коих границы, бывшие при Алании и Зихии, немного ниже объявлю. Выше Алании, по свидетельству Константинову, есть народ, именуемый узы, или усы (19). Делиль узов в средине между Доном и Волгою положил, но ближе к Дону. Но вот что говорил император, которого слова, стр. 115, здесь нам рассмотреть надлежит: "Пацинациты сначала жили при реке Атиле и заодно при реке Гейхе, имели они соседями мазаров и народ, попросту именуемый ус. Более пятидесяти лет назад узийцы, или усы, с хазарами союз военный заключив, пацинацитов победили и оных из своих областей выгнали, теми же областями усы и поныне владеют". Древняя же область пацинацитов была при Ателе. Подлинно пишет Делиль, что оная река была Волга, у Феофила Византийского названа Атилис и Ател, у турков и у татар - Атиль. Но какая река была Гейх (20), хотя Делиль, суда по примечаниям, догадывался, однако ж в ландкарте пренебрег. Я читаю Гейх, не так, как он, Геег, ибо во время оного императора и задолго прежде его Г выговаривали средним звуком между Е и между И, однако ж ближе к последней гласной букве и почти так, что ничем не разнилось. Я сему последовал во всех словах диких народов, в которых также ударение гласа оставляю из-за того, что неведомому произношению более вредит, нежели мне помогает. Теперь не темно, что император говорит о реке Яике, в Каспийское море впадающей. И поскольку Менандр Протектор в Посольствах, стр. 109 издания парижского, Рифруих и Даих в тех же областях упоминает, то я думаю одна из двух тех рек есть Яик, скорее же вместо Гаих из Валезианского книги 8 издания.

Р. Пацинаки до Яика жили. Мазары, узы. Мазары и хазары за едино. Маджары пацинаков изгнали. Кипчак дирлар. Огус хан. Чингиз хан. Даште Кипчак. Абулгази Багадур хан в родословии турецком сии три реки: Тин (Танаис, или Дон), Ател и Яик - часто соединяет, и поскольку это так есть, то посему пацинаки (печенеги) от Волги к Яику областями владели, и те области завоевали узы и мазары, выгнавшие пацинаков за пятьдесят лет прежде или более, нежели это Константин написал, как он ниже точнее объявил, то есть около 893 года после рождества Христова, когда Леон Философ, Константинов отец, императором был. Там, говорил император, пацинаки в тамошних прежних поселениях соседями имели отчасти мазаров, отчасти же усов; находятся, которые вместо мазаров лучше хотят читать хазаров (21), без всякой нужды, ибо рукописные и печатаные книги сему противятся. Придают причину, что узы потом, с хазарами сдружась, починаков выгнали, однако же я справедливее полагал бы исправить на мазаров, ибо так император все дело сказывает: "Пацинаки, узами выгнанные, бегая и шатаясь, искали, где бы поселиться. Пошедши же в ту землю, которою ныне владеют турки, они, которых там жителей застали, победивши, выгнали и, там дома свои основав, тамошними местами по вышереченному овладели более пятидесяти пяти лет назад". Из сего следует, что не казары, сдружась с узами, пачинаков из их поселений выгнали, но мазары, ибо по тогдашнему состоянию как могли хазары и узы оружие совокупить, стольким расстоянием друг от друга отдаленные; ежели хазары на оной войне победители были, то как могли турки выгнанными быть, союзные с хазарами, без воли хазаров. Посему ничто иное не остается, только, чтоб я так исправил Константинове мнение, как я выше положил, что мазары выше узов между Доном, Волгою и Яиком поселились. И Абулгази Багадур хан, сказывая о Кипчаке, так говорит: "Оный когда в возраст пришел, огуз войско ему вручил, чтоб он воевал с русскими, с аланами, с магьярами, башкирцами, которые возле рек Тина, Атила и Яика жили. Когда же он их победил, то триста лет в тамошних местах владел, и все они кипчак дирлар прозваны. Между Огусом и между Чингиз-ханом царем никакие иные, как только кипчаки подданные четыре тысячи лет промеж тремя реками жили, и оное место называется Дести (Даште) Кибчак, или поле кибчаков".

Q. Мордва. Мазары. Маджары венгры. Венгерцы от маджар. Турки в Паннонии не турки. Сарматский язык в Паннонии. Узийцев отличие от пацинаков. Казар область смежна с аланами и узийцами. Что четыре тысячи лет жили, то наивная сказка, но что оные народы тех областей между Доном, Волгою и Яиком жили, то никакому более времени не приличествуют, как тогдашнему. По-видимому же, уже тогда руссы верхними областями владели. Возле оных при Каспийском море узы, а в средних по самую мордву жили мазары (22), без сомнения предки тех, которые теперь венгерцами называются, так они самих себя называют. Альберт Мольнар 9 в Лексиконе венгерском говорит: "Венгрия Мажиар Аршак, венгерец мажиар; у турков венгерец мажиар и мажнарлу, Венгрия Мажиар и мажиар крале венгерский король". Под тем же именем венгерцев знают поляки. И поскольку сами венгерцы от того поколения народ свой производят (23), из-за того никакое сомнение не остается, ибо венгерцы наши так не венгерцы, как и турки Константиновы в Паннонии не турки, хотя писатели германские тогдашних времен тех называли венгерцами. И поскольку близ мордвинов жили магиары, то не дивно, что столь много финских речей в том венгерском языке примешано, как Олав Рудбек, Олаев сын, стр. 62, показал. Матфей же Бельский прямо говорит, что финны были мордвинской группы. Узийцы поцинакам некоторым подчинившимся между собою жить позволили. Император пишет, что они от прочих пацинаков платьем различались, а именно, платьем коротким по колено и безрукавным; то значило, что они от прочего корпуса своего народа отделились. И поскольку император пишет, что узийцы живут при Атиле, то не что иное есть, как при Волге, и для того я область Узийскую к западному берегу Волги несколько распространил, ибо подлинно справедливую к тому причину имел так учинить. Ибо император пишет, что девять пределов, или областей казарских, были в соседстве с Аланиею, однако ж так, что и от узийцев могли утесняемы быть. Посему не так далеко от девяти областей узийцы могли отдалены быть, чтоб их вся Волга разделяла, ибо он говорит, что "узийцы могут войною на хазаров находить, ибо с оными в соседстве находятся". Там же немного прежде говорил, что и пацинаки от узийцев войною утесняемы быть могут. И если это принять, то недалеко от Дона, где пачинаки жили, узийцы отдаленные были.

R. Дагистани разные языки. Оссы, лезгинцы, суаны, дзики, туши. Кума р. Бивара р. Маджары. От полковника Гарбера я уведомился, что в Тавлинских горах, или Тавлистане, многие народы в малых провинциях, что им описываются, почти двадцатью языками разделены, между которыми есть именующиеся тавлинцами, оссами (24), суанами, дзиками, или гиками, туши. Я б нисколько не сомневался, что оссы усы были; также упоминаются древние поселения мазаров между Доном и Волгою, то есть река Кума, из Кавказских гор на север и на восток по степям текущая и многими реками умноженная, затем в Каспийское море впадающая. Два дня ходу от Кавказа Бивара река, из степи между Доном и Волгою проистекшая, в Куму впадает; при стекающихся реках великого города лежат развалины, остатки палат и подземные погреба. Черкасы и прочие ближние народы в том согласны, что тот город был народа магиар (25).

S. Хазария. Области хазар. Укрух р. Данаприс р. Данастрис р. Днепр - Узы р. Одсы - Очаков гр. Богосола р. Ава р. Олбия и Борисфена. Приступаю снова к казарам в Европе. От Феофана Византийского 10 в Делах Иустиниана Ринотмета весьма явственно находим, что Хазария на северной стороне Херсонеса Таурийского, или Крыма, была, но поскольку границы тамошних народов обитания многократно переменены, того ради я точнее рассмотрю, как оные во время Константина императора были, ибо я уже показал, где Таматарха лежит. К тем на азиатском берегу при Меотисе присоединены были девять пределов хазарских (26) и соседями имели при Укрухе зихийцев, а также и аланов с восточной стороны, и узов при Борапелиоте, от Таматархии и от девяти областей Хазарии нужные вещи сыскивали, Константин, стр. 62. О прочем же чтоб точнее представление получить, сначала надобно рассмотреть берега и реки, которые по природе не перемещаются, почему не только в Казарии, но и в прочих областях не ошибемся. Константин, объявляя путь патроны от Дуная в Казарию, реки, текущие в Дунай, а также и промежуточные по своему порядку исчисляя, говорит, что две превеликие реки Данастрис и Данаприс. Данастрис ныне у поляков Днестр, или Нестр, у Геродота Тирас. Данаприс ныне Днепр, у древних Борисфен, в карте турецкой Борисфен, или река Узы. И в мысе, что напротив устьев Борисфена и Бога реки, есть замок Одсы, а значит это город, который ныне Очаков именуем (27). Тирас (Днестр) автор Перипла означил не иным именем, как Тирас. Так же географ Равенна, 11 Константину императору почти одновременный, стр. 143 издания Порхеронова, назвал: реки Ава, Борисфен (то есть Днепр), Данапр, которые впадают в Понтское море; река Тирас (то есть Днестр), а также Богосола, о каковых именах свидетельствует Иордан, 12 премудрейший космограф. Об Аве Плацид Пурхерон ничего сказать не мог, по-видимому же Равенна в уме имел Савию и города и реки имена смешал. Перипл Понта Евксинского Олбию Савию называет Олбией, или Борисфен, Древний, (28) город-слободу греческую при Днепре. Напротив же, автор Равенна оный Борисфен от Днепра как-то кажется отличает. Но Иордан, стр. 194 издания Муретова, реки от самого Дуная, Тирас, Вагосолу и великий Днепр исчисляет.

Т. Бог р. Сингул р. Ивул р. Илмате р. Куфис р. Атель сошлась с Доном. Морей соединение. Поляки Богосолу называют Богом. Она у Иордана называется Вагосола, у Руенна - Богоссола, у Константина императора - Богус, у древних - Гипанкс. Константин император, прочие реки называя, так говорит: "Сингул (29), Ивул, Илмате, Куфис, Богус". Делилю Куфис показался тем самым, которого из Геродота Гипациром и Гергом я назвал. Феофан Византийский, стр. 296 и 297, по-видимому, тому мнению угождая, так пишет: "В старину болгары выше Понта Евксинского в северных странах жили и при Меотисе, в который впадает превеликая река, от Океана текущая через Сарматские земли, именуемая Атель (30), в который впадает Дон река. Оная же и сама от Иверских (Грузинских) ворот, находящихся в горах Кавказ, проистекает. Когда уже Атель река смешалась с Доном, то опять Атель к упомянутому Меотису течением своим склонилась, и от оной области Куфис река проистекает и в Понтское море возле Некропилы под мысом Криумтоном впадает". Великая есть беда, когда на авторов сему подобных мы попадем. Однако ж и это досадное указание надобно как-то преодолеть, хотя кажется это никаким образом невозможным, разве только когда вспомним, о чем я многократно объявлял, какое ведение географии оные некоторые нам оставили. Есть у оных Кавказ, к северу весьма далеко уходящий, Каспийское море почти к северу Евксинского моря, между обеими показалось возможным соединение (31). От сего легко было Феофану, чтоб Волгу и Дон, в том же направлении стекающих, довести в Понт. Что же говорит о том, что Куфис при Некропиле впадает, того я не презираю; что же о том, что Куфис от Волги и от Дону, то как бы Феофан ни казался наивным, но устья Куфисовы его не обманули б; и ежели то не случилось, то надобно нам искать Куфис, под тем же именем другую реку в Азии. Географ Равенна, стр. 134, говорит: "Мимо отечества хазиров многие реки текут, между прочими превеликая река Куфис". Никак это не противоречит Феофану, разве что Равенна на девять областей Хазарии в Азии смотрел, потому что тотчас присовокупляет Лазику. Но если посмотришь на Менандра Протектора, стр. 109, то Куфис с озерами мешается, не так далеко от Алании отстоит, более же к востоку Дон. Посему оный Куфис у Менандра есть иной, нежели сей Константинов. Никифор Константинопольский, стр. 22, так, как и Феофан, пишет: "Около Меотийского озера возле Кофина реки есть исстари названная Великая Болгария". Хорошо, что около Меотийского озера, но Феофан пространнее пишет, что возле Некропил впадает; имя без сомнения турецкое или от кюф, то есть от плесни, или от кюб, либо куф, то есть от аиста или совы.

U. Алма р. Близко пред Куфисом Константин исчисляет Алмату, и если послушаем Делиля, то оная река и поныне имя свое сохраняет Алма. Это более чем допустимо и, поскольку Бог, река Куфис, Алма по природному порядку на своих местах полагаются, следует, что Гибул и Сингул так расположены, что ближе есть к Дону Сингул. Гибул, из рукописных Бондуриевых книг, было же издано от Меурсия, Ипсул (32).

V. Адара р. Св. Ефереа остров. Георгия остров. Крарийская переправа. Пороги. Ессупы. Руссов и славян языки различны. Чеканастеры. 2 Улворсы. Островной. Славяне в Греции. Славянский язык в греческий. 3 Геландры. 4 Неясыть. 5 Вольный. 6 Веручи. 7. Набрязи. Остановит меня еще Днепр, или Борисфен. Некропила залив при Днепре уже, можно считать, довольно ведом. На восточном мысу при устьях реки, текущей в зализ, есть Адара, Константин, стр. 113, место более близкое к Некропилам, нежели к реке. В оном озере, которое, по сочинениям, устья рек Днепра и Бога, ближе к морю там же святого Эферия (33) остров был, стр. 61. От оного против Днепра плыли к другому острову, святого Георгия, стр. 60. Впрочем, находилась против реки Крарийская переправа (34), которой ширина как ипподрома, длина же от нижней части сколько глазом усмотреть можно и сколько стрелою дострелить. Я сыскал, что ширина ипподрома Константинопольского была стадия. После переправы наступали семь порогов Днепровых, Константин, стр. 59, 60, называет фрагмусами. Он эти пороги, начавши вниз по реке, описывает, и в этом будем порядку Константинову последовать. Первый по реке порог от руссов и от славян называется Ессупы, то есть не спи, как он сам толкует. Ансельм Бандурий Рагуский, славянского народа красота, на Управление Константина, стр. 37, думает, что надобно читать Нессыпы, говоря: не сыпы у наших значит не спать, как у рагусцев. А у богемцев не спей, у сербов лузитанских не спай, как Христиана Шеттгена 13 друг приметил, Первоначалий русских раздел 3, стр. 6, русские говорят - не спи. И поскольку в прочих порогах имена русские от славянских всячески различаются, то удивительно, что в сем слове руссы и славяне согласны. Опасаюсь же я, что имя русское не позабылось ли и что только славянское осталось. Об оном пороге император говорит, что "весьма узок, так, как увеселительные поля, именуемые Чеканистеры, на которых император с дворянами, на лошади сидя, мечом играл". Два были поля в Константинополе, одно старое, а другое новое, неведомо, о каком он говорит, еще более неизвестно, какая ширина была, что одного, что другого. О пороге же император пишет, что "в пороге камни находятся крутые и высокие. которые будто острова кажутся. Об те камни бьют волны и вниз опускаются". Второй порог от русских называется Улворсы, от славян же Островуни праг, по толкованию Константинову, остров порога. Бандурий читает Искробуний праг, говоря: "У наших называется Острый порог холма". Но не мог так ошибиться Константин, ибо при дворе имел своих геодезистов под командою церемониймейстера и своих драгоманов, как их тогда называли (межевщиков), и личного весьма достойного канцлера, которые ему толковать могли. И поскольку в Константинополе великое множество славян было, то двор многих в чины произвел, так что язык греческий многие славянские слова себе усвоил. Император пишет, что тот порог был первому подобен, говоря, что вид острова оный имел, отчего и имя оного порога славянское; русские называют порогом. Посему не надобно читать у Константина Островуни праг, но Островный праг, так что У на место гласного подставлять не требуется. Третий порог Геландры, по-славянски Ихос, что, толкует император, шум порога. Никто мне сего не протолкует, все же говорят, что оное имя не славянское, посему я верю, что оное имя русское было, а славянское, которое обычно император прибавлял, из-за небрежности переписчиков пропущено. Шеттгена же друг говорит, что Геландры у богемцев значит мятеж или шум беснующихся, весьма подходяще к мнению Константинову. Четвертый порог по-русски Анфар, по-славянски Неясыть, от пеликанов, которые между камнями тамошнего порога гнезда имеют. Ничто лучше сего не подходит, потому что как у русских, так и у славян неясыть называется пеликан, так что когда переводчики александрийские святого Давыда стих перевели по-гречески, Псалом 102, ст. 7, то славянский переводчик вместо пеликана положил неясыть (ныне так зовется птица баба). Пятый порог у русских Варуфорос, у славян же Вулни праг, великое озеро составляет. Другу некоему преученому и остроумнейшему показалось, что оное испорчено от слова Волненый порог, или праг, как бы порог волнами утесняемый, а как Шеттген примеченное оставил, что у богемцев вулны значит свободного, или вольного. Шестой же порог у русских Леанты, у славян Веручи, как бы кручения реки, точно от слова вир и виручи, то есть пучина. Историограф русский пишет, что при порогах белобережья Свендослав побежден печенегами. Я верю, что у тех самых порогов, которые император называет верючами. Сего ради Бандурий это из рукописных книг прямо показал, хотя прежде читали верончи. Наконец, имя седьмого порога у русских Стровун, у славян Напрязи, т. е. малый порог. Друг наш мнил, что оно испорчено от славянского слова напряги, или напресчи, натянуть паруса. И вероятно, что в малом пороге это быть могло (35). Удивительно, что русских слов никто растолковать не может, которые нисколько славянским не подобны. Еще ж неизвестно, русские оные имена со славянскими в значении согласны ли, после об этом говорено будет (36).

W. Казары в Херсонесе. Текель Кирчь. Канал Херсонский. Соль крымская. По природным как бы следам, по расположению географических названий, тоже можно немало узнать. В первую очередь казаров в Европе на своих местах, как тогда были, определю. Я говорил, что они в северной стороне Крыма жили и по это время в Крыму островными (как теперь татары от старинного слова крымские) именовались. При востоке или при Восфоре Киммерийском есть Текель Кирчь, у русских Керчь. Это хотя похоже на то, что произведено от стекающегося снегу, однако ж есть надежда, что перепорченное слово более древнюю память хазаров сохраняет. Об оном народе я буду говорить только то, что конкретно к положению пределов касается, ибо дела их заслужили, чтоб в отдельном рассуждении оные описать (37). Владели же только внутренним Херсонесом (т. е. Крымом). К северу весь берег от Перекопи до города Восфора 300000 шагов римских было. Оный берег основанием Херсонеса называется у Константина, описывающего его в Темах, стр. 30, положения же пределов и города херсонские с крепостями в книге Об управлении империи, стр. 113. Из Геродота я показал, что канал от скифов был проведен (38) ради укрепления Херсонеса. Об оном канале пишет Константин, стр. 113: "Древние из Меотиса каналом, проведенным к Некропиле, сюда и туда плавали". Претемное это я так толкую: залив западный Меотиса лежит напротив Некропилов, которые находятся при Днепре реке. Расстоянием же залив оный 4000 шагов от Некропилов помещается (скорее же в старину помещался прежде Константина), на том месте, где древние, проведши канал, привели море. Оным каналом отсекли от внешнего положения (или берега Херсонова от Херсона при городе Восфоре) и Восфора города поле (от берега скифского). Наконец, оное берегов окружение от Херсонеса до Восфора было пятьсот тысяч шагов и больше. Так из Меотиса плавание в Некропилу гораздо короче было, нежели если б берега оные всего Херсонеса кругом объезжать. Я думаю, что сие императору дало причину о канале говорить. Но оный канал и в Константиновом веке столь был завален и землею засыпан, что густой лес там порос. Две дороги мимо оного леса, одною в Крым обычно ездили пацинациты в места крымские, другою к Восфору, так как греки не только до самой Куфис берегами, но и по самый Днепр владели, ибо между Днепром и Херсоном соляные варницы и пристань херсонесов были, стр. 113. От Днепра по самый Херсонес 300000 шагов (39). В средине озера и пристань, в которых херсонесы соль варят и продают. Если же последнее слово сомнительного значения названия, так потому что одно значение к озерам и соляным варницам склоняется, другое же к пристаням. Надобно ж, чтоб оные пристани далее Некропилов от Днепра были для того чтобы, по свидетельству Константинову, никаким путем к самым Некропилам судам проходить невозможно было. Дион Хризостом 14 в Борисфеннике, стр. 437, о тех соляных варницах при устьях Днепра пишет: "Там же есть и в достаточном количестве соль, оттуда многие посторонние народы соль берут и продают, а также греки и скифы, в Херсонесе Таурийском живущие".

X. Крариева пристань. Пачинаки выше и ниже порогов. Плавание русских. Саркел. Борапелиот. От сего, по-видимому, еще от устьев Днепровых до Крариевы переправы херсонесы жили, ибо Константин, стр. 80, говорит, что чрез оную переправу пацинациты, при западе реки жившие, переправились в Херсонес, а херсонесы в Русь. И на ином месте о послах русских говоря, стр. 57, пишет: "Такое было обыкновение, когда россы мимо пацинаков в Константинополь шли, то в Херсонесе останавливались, пока, с обеих сторон давши аманатов, провожены бывали пацинаками". Посему к переправе херсонесы надлежали, чтобы нужды не было, чтоб и от хазаров канвой послам попросить. И особенно потому, стр. 55 и гл. 7, что пацинаки были крымские соседи, стр. 57: "Они так близко от херсонесов были, что нападение чинить могли, когда похотели". И как, по-видимому, о западной Пачинации на оном месте, так на другом точно о восточной говорил, оная при Крариевой переправе пограничная была с Херсонесом промеж рекою Днепром. Сия же к востоку от оной переправы смежная была с частью Херсонеса с последовавшими потом хазарами, которые прочие местности Херсонеса с восточными починацитами разделяли. Явственно же есть, что император о восточных починацитах говорит, ибо немного прежде о пачинацитах, смежных с болгарами, руссами и турками, то есть о западных, разглагольствуя, к той речи присовокупляет также иной народ пачинацитов, к части херсонской прилежащий. Посему от самой Крариевой переправы и до порогов пачинациты западные с хазарами граничили, а пачинациты за пороги простирались, ибо, плавание руссов описывая, император говорит, что они на восточный порогов берег выступали и пачинацитов, как главных там неприятелей, жестоко опасались, по той причине стражу содержали, чтобы побиты не были (40). На ином месте, которое я ниже приведу, пространнее написал, каким образом пацинациты русских там грабить обыкновение имели, потом объявляет, что при Крариевой переправе пачинациты многократно против русских судами выходили, и сии западные явно. Где же границы хазаров и пачинацитов потом были, то я не сыскал, по-видимому, не так просто, как поворотом от Куфиса реки к Дону граничили, ибо явно, что к Дону хазары принадлежали, потому что при оной реке весьма крепким замком Саркелом владели, которого положение если рассмотрим, то и границы Хазарии к Борапелиоту определенные увидим. Саркел из хазарского языка Константин перевел белый постоялый двор. Леонтий Византийский,15 стр. 76, пишет белый дом (41). Сыскал я, что язык хазарский есть турецкий, шер значит город, а кил значит грязь или глину, акшер - белый город, в Румелии или в Меньшей Азии слово испорчено. Как Абулфеда 16 объявляет, поскольку к строению замка Саркела в близости каменных гор не было, то они печи поделали и, обжегши кирпичи с известью и весьма мелким песком из реки, материалы приготовили. По свидетельству Константинову, в построении замка греки вспомоществование чинили.

Y. Каган. Бек. Дон из Рифейских гор. Донец граница казар. Константин пишет: "(Хаган) Какан хазаров, который и пехом зовется". Это нужно понимать так, что сии два слова каган и пех разных значат, ибо хакан (42) у турок титул императорский, или царский, которого выше нет, а бек только титул княжеский. Леонтий Византийский или кто бы там ни был, который по повелению Константина императора дела Феофила императора писал, стр. 76, показывает, как хазарский король и бек некоторый, или хазарского народа князь, прислав послов, у Феофила императора вспомоществование упросили. Оный же император Петрона и с ним Пафлагона с припасами и с работными людьми на построение замка Саркела отправил (43). Делиль Саркел указывает при источнике Донца, или Меньшего Дона, причины же полагать так те, что там есть Белгород, чему само имя Саркел соответствует. И поскольку Константин написал, что при ключах Дона крепость построена, то, по-видимому, древние очень часто оный Донец Доном назвали (44), ибо император объявляет, что ключи Дона от Рифейских гор проистекают, но сам Дон великий, где в самом начале проистекает, в близости никаких гор не имеет. К тому ж, ежели бы Саркел при ключах Большего Дона, а не Меньшего построен был, то оный был бы расстоянием от Казарии за 300 миль, что невероятно. Это так Делилю показалось. Я в самом деле с преученым сим человеком согласен, ибо нахожу, что пачинаки выше Донца при другом Доне жили, потому Саркел не мог при ключах оного Дона во власти хазаров быть. И поскольку донцовый берег как защита (45) Казарии против починаков был, то и ключи оного против тех же, как прежде против турков, хотя сродственников своих, укрепления имели же. Леонтий Византийский пишет: "Есть замок при Доне, реке, которая с одной стороны от пачинаков, с другой от самих же хазаров разделяет". Явственнее сего ничего сказать невозможно, чтоб мы Донцом его полагали, хотя назвал император Доном. Написал же император, что Петрон, от Дуная отправившись, за шестьдесят дней на то место прибыл.

Z. Печенегов отдаление от Руси. Покажу я, что пачинациты выше хазаров от Дона по Днепр и оттуда по Дунай жили. Самая область у Константина - Пацинакия, народ же у их самих и у Леонтия Византийского - починациты, у прочих же, как у Кедрина, Симеона Логофета,17 Льва Грамматика 18 - пацинаки, у Луитпранда,19 стр. 92, издания Ревбера, приченаки, ибо в те же времена, однако ж прежде Константина, писал: "Константинополь имеет от севера венгерцев, печенаков, хазаров и руссов". У Еггарда Урагского, стр. 226, 426, 451, печинеги и пеценаты, педенеи, пединеи, печинеиги. У монаха Триум Фонтиюм 20 прозванием, стр. 225, печенаты, явно печенаки. Они есть тот народ, что в русских и в польских древностях прославился, печенеги, или печениги, народ достойный, которого б дела несколько прилежнее изъяснить. Ныне только тогдашних времен области пачинакские определю, а которыми областями прежде они владели и как выгнанные чрез Дон переправились, о том выше я говорил. От Алании отстояла на шесть дней пути, а от Узии на пять. Говорит Константин, что от Руссии починаки в расстоянии были один день ходу. Посему около Днепра ниже Киева надобно их положить, что на один день пути промеж городом и полем пачинакским было оттуда до переправы Крариевой по вышеупомянутому, где Крым начинается. Император, стр. 55, говорит, что и с русскими людьми починациты смежны и пограничны. Потом передает причины битв между россиянами и пачинацитами, которые мне ради древней истории русской надлежит упомянуть его словами.

Aa. Проход порогов русских. "Пацинаки многократно, особенно же когда примирение нарушено, разграбляют Руссию и скота весьма много отгоняют. Из-за сего россы прилежно мир с пацинацитами содержат, ибо от оных быков, лошадей и овец покупают и потому уже способнее и хлебное живут, ибо ни быков, ни овец, ни лошадей в Руси нет. Да и на войны за границы (я думаю, войны с северными народами или с восточными славянами) руссы только тогда идти могут, когда с пачинацитами мир имеют, ибо пачинациты могут, когда руссы из своих границ выдут, нападение учинить и русские поля вытравить и выпустошить. Того ради более всегда весьма о том руссы старались, чтоб от починацитов вреда не иметь, но чтоб больше (так как оный народ столь силен есть) от оного вспомоществование получить, а заодно уберечься от неприятельских оного нападений и присылаемым вспомогательным войском пользоваться, ибо россы к императорскому оному римскому городу (Константинополю), ежели с пачинацитами мира не имеют, ходить не могут ни ради войны, ни ради купечества, из-за того что, когда россы в своих судах к порогам Днепровым прибудут и не могут пройти, разве вынут свои суда из реки и


Другие авторы
  • Раич Семен Егорович
  • Гофман Виктор Викторович
  • Мордовцев Даниил Лукич
  • Корелли Мари
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович
  • Стечкин Николай Яковлевич
  • Дитмар Карл Фон
  • Коропчевский Дмитрий Андреевич
  • Теренций
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - И мое мнение об игре г. Каратыгина
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич - Черная немочь, повесть М. Погодина
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Основание зоологической станции в Сиднее
  • Вяземский Петр Андреевич - Новая поэма Э. Кине
  • Анненская Александра Никитична - Волчонок
  • Лесков Николай Семенович - Привидение в Инженерном замке
  • Некрасов Николай Алексеевич - Комментарии к третьему тому полного собрания сочинений
  • Эркман-Шатриан - Черная коса
  • Быков Александр Алексеевич - Ватиканская библиотека
  • Ожегов Матвей Иванович - Ожегов М. И.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 225 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа