Главная » Книги

Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 17

Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 17


1 2 3

В.Н. Татищев

ИСТОРИЯ РОССИЙСКАЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

ИЗ КНИГ СЕВЕРНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ. СОЧИНЕННОЕ СИГФРИДОМ БЕЕРОМ. КОММЕНТАРИЕВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИХ ТОМ X. СТР. 371

 

   Оригинал здесь: Библиотека Магистра.

А. Гордорики и Холмогард. Варяги. Как я в географии народов, с Руссиею соседственных, при владении Святослава царя бывших, полуденные пределы и границы в прежнем разглагольствии (1) описал, так ныне северные намерен описывать. Я здесь буду говорить о чуди, эстлянцах, ливонцах, мериантах, ярменцах, инграх, корельцах и финланцах. А поскольку северные древности Гордорикию и Холмогард в тогдашнее время прославляют, то и воспомянуть об оных, по-видимому, здесь тоже надлежит, а о варягах в отдельном разглагольствии я говорить буду (2). Сочинитель Степенной книги к лету существования мира 6475-му, от рождества же Христова 967 году, пишет, что в то время данники Руси были чудь, соседи новгородские, славяне же - где ныне есть Псков и Новгород, Белоозеро, меря, Ростов же при озере Клесчине, Поле, Муром, черемиса, мордва, Пермь, Печора, Емь, Литва, Семигаллия, Коре, Нерома, либы, казары, болгары дунайские, венгры белые, чехи (богемцы), поляки, лутичи, Мазовия, Померания, древляне, дряговичи, полочане, севера, кривичи, Волынь, народы, при Двине реке поселенные (3), и иные премногие. Оные все в старину одним именем назывались славяне (4), но от времен Руриковых руссами (5) именоваться начали.

Порок Степенной. Оный сочинитель (Степенной) много себя и других обманул. Сначала надлежит исключить Померанию, которою хотя славяне владели, но русские нисколько не владели. Чехи или Богемия, Польша, Мазовия, Моравия, Болгары, Казарь никогда Руси подданными не были, и польский Мешек почитался за герцога Германии, и поляки прежде русских прославились (6).

В. Чудь в Сибири. Скифы и чудь едино. Будины, неуры, гелоны. Истийцы. Поскольку это так есть, то о черемисах, мордве, перми сколь оному сочинителю без страха погрешности поверить можно, всякому теперь понятно. Чудь с Новгородскою и Псковскою областями соседями были к западной стороне тех городов. Было же между оною Ливониею и Естландиею озеро недалеко от Нарвы, от обывателей Пейпом прозванное, от россиян и поныне Чудским озером именуется. Так же и Корелия и великая часть Финландии и по сей день от россиян Чухонскою землею, обыватели же оные чухнами (7) называются, и находятся в древностях российских некоторые дела так описанные, по которым довольно известно, что чудь были финляндцы. В самой Сибири и по это время народ, финляндский язык употребляющий, именуется чудь (8). И чудь эти не иные есть, как самые настоящие скифы (9), и это с моими доводами сходно, ибо я из Геродота показал, что будинцы, невры и гелоны возле Припелия и при западном берегу Днепра к скифской группе причислены были, хотя их язык от скифского отличается. Тогда, в превратностях дел скифских около митридатовых времен, я описал (10), как будинцы, неуры и гелоны, по-видимому, при Балтийском море в оной нашей Пруссии и Куронии поселились. На тех же местах истийцы были и в ближней Польше финляндцы, оных (как я думаю) внуки, которые потом, переправясь чрез Двину, оными своими берегами овладели, но о том я на удобнейшем месте объявлю.

С. Сибирский язык. Мордва. А сибирские народы и поныне финландский язык употребляют, и мордвины, которые во время Порфирородного в тех же дремучих лесах жили, в которых и ныне жительство имеют (11); магиары же, (12) которых ныне венграми называем, явно, из-за близости мордвинцев или иных народов финской группы (13), нечто от оного языка к своей речи примешали; из-за того я верю, что вся оная группа финская в прежние времена так соединена была, что от самого Балтийского моря почти до Волги простиралась (14). Может быть, с оными смешавшись и другой группы народы были, но поскольку вся память оных пропала, то настаивать на этом не следует. Славяне же, победивши финландцев (15), потом в средине поселились промеж эстландцами и финландцами при Балтийском море. Весьма похоже, что тогда мордвинцы и сибирцы более к западной стороне прежде жили, нежели от славян к северу и востоку прогнаны. Олав Рудбек, Олаев сын, своим изрядным сочинением меня уверил, что к венгерскому языку много финского примешано, ибо хотя маджарский или оный венгерский язык по природе и по всем свойствам от финского отличается, однако из-за близости купечества и других средств, или же может же быть, что иногда подвластными были магиары мардуканам или иному народу финской группы (16), из оного языка в свой бесчисленные слова принять могли. Посему, как я сказал ранее, всех народов, которые те же речи употребляли, сродство их я вижу. А после того, думаю, что той же группы народы войною и силою были между собою разделены.

D. Меря. Гервасий. Ярмянцы. Потом, многократно упоминается об области Мерии и о мерянах обывателях. Оная область, по-видимому, у Адама Бременского Миррей называется. Историограф Руссов 1 пишет к лету Христову 862-му: Ростов есть столичный град Мерии, и говорит, что еще при царе Рурике оный город во владении руссов был и имел князя, поставленного от царя. Посему от одного оного упоминания автором положение области имеем. Гервасий Тилберианский,2 стр. 765, издания Лейбнициева, объявил о ярмянцах, что между Польшею и Ливониею находятся неправоверные люди, именуемые ярмянцы (17). Оттуда к северной стороне лежит Ливония, которой неправоверный народ весьма добродетельный.

Естландия. От тех же времен, от которых я писать начал, северные писатели эстляндцев, неведомое россиянам имя, там полагают, где русские пишут чудь; но чтоб точнее положение оного предела определить, надлежит от самой Куронии и Прусии начать.

Е. Себия. Прусский язык. Литовский. Самбици, надровиты, судовиты, шаловоны, натанги, барты, галинды, вармицы, погесины, помезаны, кулмы. Сембия. Курония. Хоры. Корельцы. Куреты. Имя Пруссии позже познано, нежели предел прибрежной Сембии, обывателей которой Адам Бременский из-за справедливости, человеколюбия и любезности к странникам похваляет. Согласна с этим и древняя память прусского народа, которую Христиан епископ нам сохранил, что не только уже в то время сильный народ был, но и за долгое время прежде Рурика царя. Нет ныне времени о доказательстве того говорить, довольно, ежели кто не ведает, объявить, что язык прусский всячески был сходен с литовским, куронским и летским, почему разумно полагать, что народ того же рода был (18). Прусские люди разделены на одиннадцать народов или пределов, ибо были санбинцы, надровиты, судовиты, шаловоны, натанги, барты, галинды (19), вармийцы, погесаны, помезаны и кулмы. Я оных всех пределов в карте не указал, отчасти исключенных из-за удаленности, отчасти же ни по чему ныне к нашему намерению не относящихся, особенно если принять во внимание, что Каспар Геннебергер 3 всего королевства древнее состояние так точно и изрядно на ландкарте означил, что это дело как моего, так и чьего-либо другого прилежания не требует. Между оными провинциями одна Сембия, или Самланд и Семланд, потому что набрежная, знатна и славна была. Посему от Прусии куронцы от Адама Бременского полагаются. По-видимому, ведома была Курония святому Аншарию, как из жития его Стефаном Рембертом, стр. 70 издания Фаброва, описанного, заключил Адам Бременский, говоря, что некоторый народ, от швабцев далеко лежащий, именуемый хоры, княжеству Швабскому в старину подвластен был, но уже задолго до него было, что, взбунтовавшись, подвластными быть отказались. Гвалдон Корбиенский 4 стр. 108, в житии Аншариевом пишет, что некоторый скифский народ, именуемый хоры, под властью швабцев бывший, нарушивший союз, взбунтовался и договор и верность уничтожил. Необстоятельно у Адама Бременского хорами называются куроны. О положении Датской земли, стр. 58, ибо они карельцы, как я после объявлю, те же, что у Саксона Грамматика куреты, слово, что было от Вергилия примешано.

F. Криве. Курляндцы. Волхвование. В руссах провещатели. Мемела р. Граница русская. В старину, как от Прусских древностей явствует, куроны, как и литвины, к Прусскому королевству принадлежали, о которых Бог и главный архиерей старание имел, ибо власть его всегда благодаря вере пространно расширена была. Петр Тевтобургский (20), стр. 79, пишет, что Криве (21), "которого за папу имели, ибо как господин папа управляет всемирную церковью правоверных (22), так по оного повелению и указу не только вышеупомянутые (прусы), но и литвины, и иные народы, как например Ливские земли, управляемы были. В столь великом он был почтении, что не только сам или кто от родственников его, но и посланник с его посохом или иным известным знаком, переходя пределы единоверных вышереченных, от королей, дворян и простого народа весьма почитаемы были". О положении Куронии Адам Бременский так пишет: "Но иные острова внутренние (во внутреннем заливе Балтийского моря к восточной стороне) находятся под шведским владением, из которых превеликий оный остров, именуемый Курляндия, расстоянием на восемь дней пути. Народ весьма бесчеловечный, от которого все бегают из-за излишнего идолопоклонения. Много там золота (23), лошади преизрядные, колдунов и чародеев, и ворожей все дома наполнены, которые и в монашеском платье ходят. Весь мир там требует отповедей, особенно гишпанцы и греки" (24). Сия область, как видно, пространнее была, нежели ныне есть. Путь же восьмидневный уже Кристоф Гарткнох 5 видел, О республике куронов и семигаллов, стр. 939. Без сомнения, по берегу путь Адам рассчитал, потому что внутреннее еще не было ведомо, и так, что и Самогиция (Жмудь) к Куронии причислена была. И чтобы кто еще не засомневался, то имею я другого автора - Петра Тевтобурского, стр. 68, который около лета Христова 1326-го так написал: "Земля Прусская своими границами, между которыми лежит, имеет Вислу, море соленое (Балтийское), Мемелу, землю Русскую". Мемела есть река великая, истекающая от царства Русского (25), около города и крепости Мемелберга впадающая в море, самую Россию, Литву и Куронию от Прусии разделяющая.

G. Скалавитов гр. Естляндия к Прусии. Была же и в то время Мемела общею трех областей границею. Куроны при северном берегу жительство имели, отчего и поныне близкое к Мемеле реке озеро Куронским (26) называется. Руссы более к востоку подались, однако ж при оной реке к полуденной стороне ключей Мемелы жили леттавы, или литвины. Тот же Петр пишет, что прежде прихода немецкого ордена в Пруссию, или прежде 1230 года после рождества Христова, русские люди крепость скалавитов (27), прусского народа, девять лет в осаде держали, пока, усмотрев напрасность своей осады, отошли. Ближе же руссы были к Пруссии, нежели теперь. Посему ж как Адальберт Пражский, так и Брунон, когда совершали главные походы в Руссию ради обращения в веру (28), это мое есть мнение, более чрез Прусию, нежели чрез Польшу и Литву, путь имели. Я ведаю, что прусаки обоих епископов одним себе присваивают, но мне мое мнение приятнее. Дитмар Мерсебургский, родственник Брунонов, к 1009 году после рождества Христова, стр. 398 издания Лейбнициева, пишет: "Тогда Брунон на рубеже вышеупомянутых областей (Пруссии) и Руссии, проповедуя, в первый раз от обывателей запрещен и, поскольку продолжал благовествовать, пойман". Посему немалая важность есть в том, что Альберт Коялович 6 пишет в Истории литовской первой части, стр. 36: "Счастие родительское вернул Владимир, пограничные провинции к российскому владению присовокупивши, между которыми и Литовская земля от некоторых счисляется" (29). И поскольку прежде Владимира Литва никому подчинена не была, то оного дела описание не к сему веку относится. Ныне же более всего то мне следует определить, что по оным свидетельствам Курония Самоицкую область внутри своих границ заключала. Была же Семигаллия Двиною рекою ограничена, последняя земля Куронии (30); за ней располагалась, по свидетельству Адама Бременского, Эстляндия, потому что еще неизвестно было имя Ливонии (31). Снорри Стурлсон, который в 1241-м году после рождества Христова в Норвегии убит, часто оный берег прославляя не на одном месте, целую область называл не иначе, как Эстляндиею, и у оного эстляндец называется эйстур, так многократно на гробовых камнях упоминается. У Адама Бременского, Гельмольда и у Саксона Грамматика - Эйстлянд. Они скорее, по обыкновению датскому и как англосаксонцы, восток называли эаст, а по-норвежски и эстландски зовется эйст, от чего эйстур восточный и австур, эйстра, как Эйстра Салт в книге Ярла саге оное море восточное, или Балтийское.

Н. Впервые об эстийцах упомянул Корнелий Тацит. Имя, как я думаю, не от самого народа, но от соседей германцев произошедшее. Также он пишет об обычаях германцев, гл. 45: "На правом Шведского моря берегу эстийские народы живут, которые уборы и обычаи швабские имеют; язык их ближе к британскому; почитают матерь богов; знак суеверия носят изображения кабанов, оный знак вместо оружия и защищения всех опасностей почитателям богини и между неприятелями делает; редкое у них употребление железного оружия, но более палок; к пашне и сеянию прочих плодов прилежнее, нежели по обыкновенному ленивству германцев, трудятся, но и по морю разъезжают и одни из всех около моря живущих янтарь при берегах морских ловят, который они глезом называют". Я не имел желания здесь от предприятия моего к упоминаниям древнейших времен отступать, однако ж нужда меня к истории происхождения оного народа заставляет вернуться, не для того чтоб описать, но только коснуться. Море Шведское у Корнелия, без всякого сомнения, оный Балтийский залив есть. И нельзя спорить, поскольку явственно от Тацита, что эстийцы на тех берегах в то время жили, где есть довольство янтаря, то есть в Прусии, Самогиции и Куронии (32), но также многие народы промеж эстийскими людьми жили. Что же Иоганн Генрих Беклер, Розыск о отобранном и потерянном империей Германской на Ливонию праве,7 стр. 4 и сл., эстийцев к немецким народам причисляет, то с основанием, ибо не ради обрядов шведских, которые из-за близости и купечества нетрудно можно было усвоить, надлежало ему эстийцев к шведам присовокупить, но из-за разности языка из группы оных выключить. Сказал Тацит, что эстийский язык ближе к британскому, но поскольку римляне не весьма искусные как в британском, так и в шведском языках, то рассуждать неосновательно могли; посему напрасно слушать Клюверия, который истийцев без всякого довода, по своему мнению, из французских границ в проживание к Балтийскому морю перевел на том основании, что говорить им по-британски следовало, раз Тацит в Житии Агриколы объявил, что тот же язык, что британцы и французы, употребляли. Скорее же римляне, речь слыша у эстийцев, которую шведскою назвать не могли, так, в противоположность к ней, назвали британскою. Так уже Герман Конринг 8 и Самуил Шурцфлейш 9 разумели, ибо хотя Беклер на словах доказывает, что Тацит правильно речь ближайшей к британской назвал, он не спорит, что нечто из шведского языка удержано.

I. Финландцы от славян загнаны. Я с рассуждением ученого человека не согласен. Мне прекрасно известно обыкновение как Тацита, так и иных авторов тогдашних времен, суждение производить, и я тем обмануться не мог, что когда он язык ближайший говорит, то разумей, что он сходным без всякого сравнения сказал, и как он, так и другие, да еще преизрядно. Но при этом, и в том с нами не спорит преученый человек, раз сии наши естонцы у Тацита эстийцы, то что в эстонском языке такое есть, чтоб неведомо к какому языку ближе не показалось, как к шведскому или германскому, так это финский. Кто ж из наших теперь весьма ученых есть, кто хотя бы малость германского языка во всем эстляндском языке или финском признал? Финландцы же во времена Тацитовы ниже эстийцев жили в Польше, и это меня особенно уверяет, что эстийцы Тацитовы, те же самые эстонцы, были всегда в одной группе с финландцами. И поскольку финландцы ныне далее к северу подались, то следует, что они до того в оную Литовскую землю и потом в верхние области вступили, пока затем от славян и от самих эстийцев в оный угол не были прогнаны (33). Но о сем на другом месте объявлю. Эстийцы, когда во времена Феодорика, готского короля, около 510-го года после рождества Христова, как из Кассиодора книги 10 многие доказывают, в тех самих областях, янтарем изобилующих, жили, и куда вскоре потом прусы вошли, как я после объявлю, то ни от какого иного народа не выгнаны из оных границ, как от пруссов, и ни в какое иное время, как только около 514 года после рождества Христова. После того времени память дел и в догадках оскудела, пока Эйнхард 11 игумен, бывший во время Короля Великого, ее не возобновил, и так он в Житии Короля Великого, стр. 6, рассказывает, издания Реубиндера:

К. Славяне в Эстляндии. Велетабы. Естландия остров. Люди в жертву. Амазоны. Бирка. Бярмия. "Залив некоторый от западного океана к востоку простирается в неизмеримую долготу, в ширину же нигде не превосходит более ста тысяч шагов, а во многих местах значительно ýже. При оном многие народы поселились, хотя датчане и шведы, которых мы нормандцами называем, как северным берегом, так всеми тамошними островами владеют, но на полуденном берегу славяне (34), аесты и иные разные народы живут, между которыми главнейшие велетабы". Адам Бременский и Еггегард Урагский из Адама, стр. 282, когда острова Балтийского моря перечислил, сопоставив со свидетельством автора Книтлин саги, стр. 58, и Куронию в числе островов полагает, и Естляндию. Об Эстляндии пишет такое: "Эстландия великим островом называется. Не меньший оный остров есть того, о котором прежде я говорил (Курония), ибо и они христианского Бога отнюдь не ведают, змиев и птиц почитают, им же и живых людей в жертву приносят, которых от торговых людей, совсем прилежно осмотренных, чтоб никакого вреда на теле не имели, покупают, из-за которого те от демонов по сказкам отвержены бывают. И сей остров, как говорят, близкий есть к земле жен, поскольку оный высший не в далеком расстоянии от швецкой Бирки, однако ж в тех местах у края света и поныне". Удивительное неведение географии для того века, в котором Адам жил, вполне естественно. Я вижу из-за чего Адам решал, что Курония к Бирке ближе, нежели Эстляндии, ибо смешал Корелию с Курониею, как я после пространнее о том объявлю. Адам также аестов и скутов соединяет. Аесты из книг Кассиодора и Егингарда эстоны, издания Олая Вормия,12 стр. 35, как у русских чудь, те же у оного эстоны. Потом расположена область жен (о амазонках говорит), при Кавказе живших. Как я многократно объявлял, превеликое географии смешение умножено было. Слышал он, что эстляндцы от русских людей скутами (чудь) называются, скифы в старину при Кавказе и там же амазонки сказывались, то следовало их, чтоб эстландцев со скутами, или скифами, как бы различными оставить, с амазонками и с Кавказом в соседстве положить, особенно что о Кавказе, со Швециею соседственном, уверяли горы Верхотурские, при которых Бярмия (35), куда многие шведы ездили.

L. Меэма - Эстландия. Похгиезин. Суомалайнен - фин. Оные смешения областей я уже на ином месте описал, а величина Эстландии, как от Адама описано, равна с Курониею была, то есть семь дней пути разумей. Оттуда распростиралась от Двины по самую Неву реку, ибо тогда имени Ингрии, ввиду отсутствия свидетельств, не было. И только по сопоставлению, ежели рассмотришь историю дел, свершенных на том берегу норманцами, взятых как у Снорри, так и у других писателей, то сыщешь, что Эстландия в тех же почти пределах оканчивалась, как ныне Ливония, Эстония, Ингрия, по самую Неву, оттуда уже финландцы почти до северного океана. Острова же Адаль, Силло и Даго россиянам принадлежали (36), Стурлон, стр. 318. И народ той же группы, потому что и язык их так один, как диалекты Верхней и Нижней Саксонии, только примечено, что финский язык гораздо богаче естланского и чище (37), и самый финский народ умнее. Я верю, что у эстландцев в последнем рабстве под Тевтонским орденом все разумение пропало, состояние же финландцев всегда благополучнее было. И потому, как я из речей рассудил, когда эстландцев и финландцев один род был, то русские люди все народы на том кряже чудами (скифами) назвали. Эстландцам ныне имя эстийцев неведомо, как финландцы не знают слова финны. Для эстляндцев не иначе ныне Эстландия, как Меиэмаа, то есть наша земля, и земляк теммаон меиэмаалд, то есть тот, который из нашей земли. От финландцев называется Эстландия Похгиезин, финландец и фин - суомалайнен, а во множественном числе суомалайсет, область же Суоменмаа. Маа значит область, а суу - озеро и болото, потому суомалай есть те люди, которые в озерах и в болотах живут. По-видимому, сего имени они не употребляли, пока в область, озерами и частыми болотами наполненную, не вошли.

М. Шведы финнами названы. Бинланд. Ререфрены. Сирдифены. Амазоны. Роксаланы русские. Туле. Чарование фин. Финны славные стрелки. Волкообращательство. Шведов исстари финнами называли. В Истории Гиалмара короля, из гробовых надписей на латыни, переведенных Перингскиолдом,13 в изданном Хиксом 14 в Тезауре языков северных, титул II, стр. 147, называется Бинланд, у Снорри и в многих тамошних книгах - Финланд и Винланд, у Евинда Скалды Пиллера в средине десятого века (у Снорри, титул 1, стр. 189) - Финнар. В этом слове того надлежит остеречься, что оным тем же древние Фионию называли, но о том деле Тормод Торфей 15 в Истории древней Финландии весьма прилежно написал. Я не верю, чтоб шведы в финском имени ошиблись, потому что находятся иные писатели иного состояния и ума, которые на том же месте финландцев полагают. Географ Равенна, которого на ином месте объявлю, в те почти времена, которые я изъяснить намерился, писавши, самое имя положил, стр. 160: "Подле самой Скифии у береге океана полагается отечество именуемых ререфренами и сирдифенами, которого отечества люди, как говорит Айтанарит,16 готский философ, в каменных горах живут и звериною ловлею как мужчины, так и женщины питаются, (иные) пищи и вина вовсе не зная, о котором отечестве пишут, что оное из всех есть холоднее". Скифию здесь, как я не раз уже объявил, от худого познания географии назвал область вымышленную, подвинувши Кавказ к северу. Он же, стр. 249 и 293, пишет: "К северной стороне сама Европа заканчивается у океана, вдоль которого далее Скифия степная, затем амазоны, там, где они, как читаем, исстари жили, когда из гор Кавказских вышли. Потом он берег доходит до роксаланов (так он русских называет) и до сарматов опять к Скифии. Потом же возвращается к ререфеннам и сердефеннам, еще ж и к датчанам и саксонцам". Абсолютно справедливо то, что Гуго Гроций,17 сего автора, еще неизданного, использовавший в работе, видел, что сердефенны, или, как в книге Урбиния находится, сисдефенны, суть скридфенны, а ререфенны, в книге Урбиния ререфены и ререферы, суть редефенны, оные от беганья и лыж, сии же возов и сани употребляют. И поскольку от Прокопия Кесарийского скритофенны в Туле [Фуле] полагаются, то Туле (а) Скандинавия ли есть, о том Понтан,18 Арнгрим Иона, Тормод Торфей, Олав Рудбек и многие другие спор имели. Однако ж нельзя спорить, что Туле у Прокопия на крайнем севере от тех областей находится, между которыми финны счисляются. Посему уже при Иустиниане императоре там жили, да позволено мне будет как бы одним словом на прежние времена посмотреть. Там их признал Иордан и Павел Варнефрид [Диакон].19 Наконец же, и сам Адам Бременский, стр. 93: "Суть же финны крайние северные народы и в едва жилой части света живут и пашут. Жестокое у оных есть стрел употребление, никакой народ лучше стрелять не умеет, великими и ширококопейчатыми стрелами воюют; в чаровании прилежание имеют; искусны в ловле зверей; жительство у них безвестное и обитание не одноместное, где ни достанут зверя, то там и едят; на лыжах горы, снегами наполненные, перебегают". О колдовстве их, или чародействе, много справедливых и древних слухов есть, до самой сказки волкообращения. Это дело меня сильно уверяет, что сие свойство есть древних невров (38). История Гиальмарова оных волшебств опыт показала, стр. 141 до 143. Об искусном же стрелянии многие другие на севере прославляют, смотри Снорри. Есть же финское имя, весьма точно протолкованное от Матфея Бельского из венгерского, или магиярского, языка в древней истории гунноскифской, стр. 20, в которой фены есть ясность, светлость, сияние, блистание (b), фениес - ясный, светлый, фениессег - ясность, фениессен - ясно, у Молнара.

N. Ливония. Рыцарей нашествие. Либон римлянин. Басня о римлянах в Прусах. Когда я уже показал, что от самой Двины народ был эстландский в те времена, то неизвестно, были ли и те, которые ливонцами называются, ибо в 1158-м году после рождества Христова прежде прихода бременских и любских купцов нигде я не нахожу имя Ливонии (39), потому всей области оной досталось. Наконец, после завладения Куронии и Самогиции Германским орденом, после почти истребления имени и памяти Эстонии, весь оный кряж от самой Мамелы реки Ливония стал (40). Как же оная была рыцарями марианскими завоевана, о том ниже объявлю. Тогда же эстландцы в тех же почти пределах, в которых и ныне живут, заключались. Прочим владели летты, народ литовский, как само имя говорит, которые, выгнавши эстландцев, туда переселились, но и летты позднее здесь появились, так что к сей нашей географии память их не касается. Я вижу, что о происхождении имени ливонского много Кромер и Стрыковский, и Альберт Коялович спорят, думая, что Либон, некий римлянин, во время гражданской войны с флотом из Италии прибыл, и от оного Ливония прозвана. И хотя это о Либоне от Августа Туана 20 опровергнуто, однако ж некоторым, как например Кельху в Истории лифляндской, весьма понравилось. Гораздо труднее басни из мыслей человеческих искоренить, нежели оные выдумать. Объявлю я происхождение этой басни. Кромер читал у Флора, кн. 4, гл. 2 и 31 о войне гражданской между Помпеем и Цесарем, ибо когда Долабелле и Антонию было велено устья Адриатического моря занять, из коих Долабелла на Иллирическом, Антоний же на Куретицком берегу лагерем стали, тогда Помпеи пространно уже морем овладел, и командор его Октавий Либон неожиданно с великими корабельными войсками обоих окружил. Из сей истории изрядный человек две детали, по-видимому, к догадке использовал, Куретский берег, думая, что Куронский, и Либона вполне подходящее имя для Ливонии. И уже Саксон Грамматик оной погрешности предводителем был, говоря, что корельцы куреты, а чтобы и здесь нечто от древнего учения примешать, в чем он весьма неумеренный был, ибо так Энея отец говорил, Энеиды, кн. 3, стих 131.

О. В итоге впоследствии как к древним странам куретов, так потом иные к Саксонии имя куронов присвоили; и потому уже у Октавия Либона, в те далекие времена, был такой флот, по свидетельству Флора, которым можно было плыть в Ливонию; что ни найдешь, все то враки и басни (41). Свидетелем я имею Германна Корнера, 21 который о датчанах с сими ливонцами или, как на ином месте называет, ливами, еще в 810-м году после рождества Христова упомянул, стр. 439, 440, и к лету Христову 1110 войну имели, стр. 632. Находятся и теперь на берегах ливонских ливы попросту называемые, которые эстландский язык употребляют, смешанные с леттами, живущие в Ливонии издавна. На том-то ошибка и установилась, где показалось, что летты ливонского имени носить не могут. И, удивительное дело, у древних прусских неизданных писателей и в многих письмах Ливония почти не иначе называется, как Эйфланд, ливонцы - ди эйфен. По-видимому, подлинно, что из имен Эйстландии и ейстов некоторая порча началась и утверждена в Пруссии небрежением писцов. Я имею одного автора весьма древнего, Оливерия Схоластика 22 прежде 1227 года после рождества Христова, в котором году он, по объявлению Шатения 23 в Летописях падерборнских, скончался, так он в Истории королей святых земель, стр. 1396 издания Эккардова, говорит: "Ибо народ ливонский, эстонский, прутонский различными заблуждениями был подвержен: не ведая сына Божия и таинства воплощенного слова, языческих богов, дриад, гамадриад, ореад, напеев, гумадов, сатыров и фаунов почитал. Надеялись же на рощи, которых никакой топор не коснулся, где источники и деревья, горы и холмы, каменные горы чтил. Ныне же здравому учению последуя, к епископу и пастырю душ своих обращен, Иисусу Христу, архиереям своим повинуясь, церкви строит и к оным ходит, заповедям христианским большей части покоряются". Смотри выше, где Адам сказал, что Курония ближе к Бирке. Эстландцы выговаривали, по Лексиконам Кореновым, хинд, хамф, хиригг, хунинг вместо кинд, камф, кирих, кунинг, так хур и сурфист пишем, выговариваем же кур и курфирст.

Р. Ингрия. Корелия. Ярлс Рики. Ингигерда. Алдеюборг. Ничего я об Ингрии, или Игрии, не скажу, потому что это есть новое (42) нынешних времен имя. Но надлежит о Корелии говорить. Эрик король в Истории датской 24 пишет, стр. 267, смотри Рудбека, стр. 338 и сл., всю Пруссию, Семигаллию и землю корельцев покорили. Можно сомневаться, писал ли Эрик корельцев или переписывавший его монах, как около 1288 года после рождества Христова эта провинция называлась или как при Лотенекнуи короле, сыне Ерикове, за несколько лет прежде того, но это правильнее будет, нежели другое. От Снорри называется Ярлс Рики, ибо говорит, что Ингигерда, дочь Алая, шведского короля, когда обручена была за Ярослава князя, сына Владимира царя, то по брачным договорам со стороны жениховой утвержденное вено приняла. Снорри, стр. 318, говорит, что Алдеюборг и Ярлс - область, там лежащая. Олав Рудбек, стр. 19, думает, что Алдено и Ладено чрез перестановку букв сказано, и иные подобные примеры приводит. В оной области поставил родственника своего Рагнувалда ярла. "Ингигерда королева замок Алдейгобург и вместе с ним присовокупленную провинцию с достоинством ярловым Рогнуалду дала, который там с великим достоинством долго жил. Рагнуалд ярл от жены своей Ингебурги сынов имел Улфона ярла и Енлифа ярла". Снорри, стр. 517. Уже никто в северных древностях так не искусен, чтоб ведать, какое ярлов достоинство в Швеции было. Иные сравнивают их с графами, можно же и с принцами Римской империи. Оный Рогнуалд был вестроготский ярл. Снорри, титул 1, стр. 351, пишет: "Рагнуалдов отец Улфо брат был Сигриды, прозванием владетельной". Олав же, шведский король, и Рагнуалд двоюродные братья были, именно как и от Снорри известно, и это родословие было:

 

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Скоглар Тостов простонародный,
но славный в морском

  разбое

  

  

Эрик победительный

  

==  Сигрида

     владетельная

  

Улфон

       
  

Олай Швед
король шведский

  

Рагнуалд ярл вестроготский

       
  

Ингигерда, Ярослава,
царя русского супруга

 

 

Корелия. Кириаланд. Квены. Имел (Рагнуалд) в супружестве Ингебергу, дочь Тригуонову, сестру Олая, короля норвежского, как нам Снорри объявляет, стр. 350. Но я более к тому мнению склонен, что Ярлс Рики, оной области, прежде того имени не было, а от того времени началось, когда Рагнуалд ярл от Ингигерды в правление оную в 1019 году после рождества Христова принял. Однако оттуда Ярелия и Корелия испорченным именем могло быть, как мне как-то на ум пришло. Но и древнее Карелии имя у Снорри Стурлсона находится Кириаланд, титул 1, стр. 484, 485. "Эрик Емундов сын, упсальский король, в бодрости века находясь, к воинским походам особенно склонен был и по всяк год, выправясь, Финландию, Кирияландию, Эйстландию, Курландию и прочие восточные области завоевал, героические добродетели которого и поныне в преизрядной памяти, замки и королевские крепости изрядного мастерства". От самого порядка явственно, что Кирияландия промеж Эстонию и Финландию лежала. По древнему тамошнему языку кир значило корову у Снорри. Я опасаюсь, что не испорченное ли имя как раз от финского (в финском кириа - книга). Есть же и ныне река Корл, Кириялы, от норманцев чрез усечение называлась и Кири, от чего и Кури, как есть в книге Флатеенской и у издателя истории Олая Триггвина в части 2, в гл. 32, стр. 140. Торфей в части 1, стр. 160, верил, что описка учинилась, но так думать нет нужды. Сие есть святого Ремберта хоры, или коры, ибо немцы в те времена ch (то есть хер) иначе, нежели ныне, выговаривали, то есть так, как италиане. Были же, как Торфей в помянутом месте показывает, кириалы не только при оном Финском берегу поселены, но и другие той же группы и имени при Белом море, где берег Карлстранд. Оные соседственные были с Квенийскою областью. Квены вместе с кириалами в житии Геральда Пулхрикома,25 то есть Пригожеволосого, в гл. 17, вместе с путешествием Торальфовым описывается.

R. Корелы Норвегию завоевывают. Александр Невский. Бярмия. Киолские горы. Гандвик. Австроих. Алдейгобург. Летописи исландские к лету Христову 1271: при владении в Норвегии Магна Гакона Сениорова сына кириалы и квены Галогские острова жестоко разорили. И те же летописи в 1301 году упоминают о нападении корельцев на Норвегию, на которых Гакон король отправил Авгмунда Юнгаданса с великим войском. И сия Корелия была под россиянами. В истории короля Гакона пишется, что Александр, царь холмогардский, послов присылал о взаимных долгах Финмаркии граждан норвежских и кириалов, подданных русских. И чтобы это точнее уразуметь, надлежит нам ведать, какое положение Финмаркии норвежской было и Квении и Бярмы. Горы Кийолские Швецию и Финландию от Норвегии и от прочих северных стран отделяют. Финмаркия на краю Норвегии, где и ныне находится. Я ведаю, что иные распространяют границы норвежские к самому Гандуиху, и не спорю, что иногда по состоянию времени шире иные были. Гандуийский залив вовсе не Ботнический при Гелсингии, на чем настаивал Шофер,26 о Лапландии пишущий, в гл. II, но как Торфей объявляет и прежде его Верелий,27 мнение Шефферово оставив, которого он ранее держался, что Гандуик есть Белое море (43), посему и Австроих называется. Когда Торфей к Двине реке прибыл, то к востоку оной положил Бярму, стр. 163, Гандвих. Бярма же от Саксона и от Иоанна Магна на дальнюю и ближнюю разделена. Торфей последнюю одну принял, а первую отбросил. Ширину же области ни Олай Верелий, ни Торфей определить не отважились, только Двина, Санктвина и Вимр от древних к Бармии причисляются, да еще так, что, по-видимому, и часть Бярмы к западной стороне реки была. В оной области был Алдейгобург (44), у Оддона 28 монаха Алдейгиубург. В житии Олая Тригвонида пишется: "С наступлением весны в восточный народ поехал и был в Алдейубурге один год". О Магне, святого Олая сыне, Снорри, стр. 3, пишет: "Магнус, Олаев сын, после Иолинийского праздника в Холмогорд в Алдейгиубург пойдя, корабли там построил". Олай Верелий в книге, именуемой Сага, пишет, стр. 16: "Алдеюбург, городок Пруссии полуденной или Гардарики". В книге, именуемой Герворар сага, пишет, стр. 72, про Алдеиоборг, городок оной Гардарики или России полуденной, и тотчас сомнения испытывает: "Удивительно быть может, какое расстояние пути Андгримовым сынам, в Болме в Смаландии жившим и некоторое время с Гиалмаром и Арваром Аддоном на Селандийском острове Самсой воевавшим, к Алдейтиобургу в России идти было". Едва ль можно не верить, что остров некоторый, между Швециею и Руссиею на Балтийском море лежащий, тем именем обозначен.

S. Алдейгиобург. Алдейгиобург разорен. Гаральд в Руси. Елисавета. Палеаполь. Особенно, что тотчас придает автор: "Андригимовым сынам, к Самсою острову спешащим, надлежало идти мимо Алдейгиобурга. Разве что оным морским разбойникам, всегда по морю шатающимся, оный путь был весьма ближе, поскольку подавал возможности к ограблению". Но я не принимаю во внимание автора книги, именуемой Герворар сага, когда он пишет, что Алдейбург в Руссии построен и иные тем же именем города на Балтийских берегах построены были. Снорри о Эрике ярле, титул 1, стр. 318, пишет: "В начале весны, собравши войско, морем Балтийским поплыл и, прибыв в царство Валдемора царя, жестоко разорял, город Алдейгобургар осадою взял, замок с землею сравнил, город Алдеи выжег, потом, в Гордорикию поворотясь, кругом опустошил". Он же в делах раа Гаральда Гардрадия, норвежского короля, пишет, как он у Ярослава, русского царя, был и, совокупясь законным браком с дочерью его Елисаветою, по зиме отошел из Холмогарда и весенним временем в Алдейгаборгар; приведя все в порядок, оттуда в судах около весны отплыл. Сей же путь из России и у Магна Олаева сына был, по свидетельству того ж автора, титул 2, стр. 74 (Тиль Алдейгуборгар). Кто ж теперь со мной поспорит, что город в Карелии был недалеко от моря? Из-за того я с теми согласен, которые думают, что в Ингрии недалеко от Санкт-Петербурга развалины оного Алдейоборга были. Алдейоборг, по значению имени Палеаполь (45), без сомнения, у русских Старый город, титул 2, стр. 1, как ныне Старою Ладогою оные развалины называют. Так же и русские пишут, что столичные города империи их в следующем порядке были: Старая Ладога, Новгород, Киев, Владимир и Москва. И поскольку от самого Рурика царя никто в Алдейобурге столицы не имел, то следует, что память о древних прежде Рурика царях в упомянутой оной столице содержится; и как старым городом оный назван, так и новым городом Новгород прозван, как другой царства престольный град.

Т. Хунигард. Гуны. Амазоны. Турки. Находятся писатели датские, норвежские, германские, шведские, которые Руссию к оному восточному Балтийского моря берегу распространяют. У неизвестного автора летописи славянской, от Линденброга 29 изданной, стр. 189 издания Фаброва, написано: "Руция (Руссия) от датчан Острогардом, то есть на востоке положенная, изобилующей всякими благими область, называется. Именуется ж и Хунигардом, из-за того что там первое поселение гуннов было (46). Оной области столичный град Chue (Шуе) от Coge неведомо от каких учителей переведено. Я более греческому, нежели латинскому описанию последую, ибо Ругейское море краткое проливом в Грецию течет". Сей автор Ругейским морем называет оное самое Эстонское (47), краткое оного, или залив, есть залив Финский, о котором несостоятельно верили, якобы оный в Понт Евксинский впадает. Грециею же назвали ту часть России, где Киев. Так, наконец, слова автора уже уразуметь можем. То же почти Адам Бременский в Истории эстландской, стр. 58, и Гельмольд, кн. I, гл. 1, пишут: "На южном берегу славянские люди живут, из которых от востока первые руссы, потом поляки, имея к северной стороне пруссов. Задолго назад Руссия веру приняла. Руссия же называется от датчан Острогардом, из-за того что на востоке лежит и всякими благими изобилует. Оная же и Хунигардом именуется, из-за того что там сначала поселение гуннов было. Оных столичный город есть (Хуе) Шуе. От каких же они учителей в веру обращены, о том мне неведомо, разве что во всех обрядах более грекам, нежели римлянам последуют, ибо Ругейское (море) не в дальнем расстоянии в Грецию течет". Адам Бременский пишет: "По объявлению датчан, длину оного моря часто многие определяли, при благополучном ветре за месяц некоторые из Дации прибывали в Острогард русский". Это за ним повторил Еггегард Урагский, стр. 283. О том же и Адам обстоятельнее говорит, стр. 58: "При Балтийском море к южному берегу живут сначала датчане и иные люди, потом просторнейшая Польская земля простирается, о которой говорят, что границу с царством русским имеет. Оная есть последняя и превеликая винулов (то есть славян) область, которая с юга кончается заливом". Говорят, что ограничивает залив с юга. Я прежде уже сказывал, что Балтийское море по Адаму сужено при востоке, будто одни берега северные и южные. У него южные берега от Дации до самого Финского залива полагаются. Когда он о северных говорит: "Сначала находятся нордманны (норвежцы), потом Шкония, после же весьма пространно владеют шведы до самой земли женщин" (амазонок при горе Кавказе), выше женщин (говорит) вилчьи, мирры, лумы, скуты, и с турками живут, как говорят, до самой Руссии, в которой опять оный залив кончится. О турках говорит при Кавказе, либо при западной стороне горы, или о казарах, или о турках, о которых он слышал, что в Венгрии жили. Схоластик позднее Адама пишет, стр. 59: "И поныне турки, находящиеся возле россиян, так живут". О скутах и миррах уже я выше говорил, чего довольно будет. Вилчьи на литовском языке волки, ликантропы у Геродота, а ламы - еретики. Древние сказки о неврах и новые о финландцах. Хотя мне известно, что вилчьи (48) называющиеся при Одре реке жили, однако нет вилчьих, которых на сем месте Адам Бременский приводит. Поэтому когда он на ином месте, стр. 28, пишет, что Олая, нордманского короля и мученика, все Северного океана люди - шведы, готты, сембы, датчане и славяне - вечно почитают, то видишь, что он говорит не столько о славянах в Померании и на Мегалополитанском поле, но, в первую очередь, о русских при оном (49) берегу. В летописи славянской неизвестного автора, стр. 189, написано:

U. Руты. Рутены. Гаммабург. Вимн гр. Алденбург. Острогардия. Миклигард. Хунигард. Озерикта остров. "Склавия меньшая от собраний богемцев и брутенцев (прутенцев) разными реками разделяется, от готтов и от датчан морем отделена. Сей народ есть весьма крепок и великодушен, хотя бесстыден и любострастен, упражняется в ловле рыб и земледелии, и есть благочестивейший из верхних славян (в Померании и на поле Мегалополитанском), особенно с германцами сообщество и содружество имеет. При море Балтийском к южному берегу живут славянские народы: во-первых, к востоку руты, или рутены (50) (русские) от ручена, поляки и прутенцы; с южной стороны богемцы (чехи)". Летописец Саксон говорит, стр. 339: "Семланд провинция, которою владеют пруссы, путь также есть, от Гаммабурга или от Ельбы реки в седьмой день придешь к городу Вимню сухим путем, ибо морем поплывешь к Олиасунгу или к Алдинбургу" (51). Чтоб прибыть в город Вимну, от самого города поднявши паруса, в тринадцатый день поспеешь в Острогард русский, которого столичный город есть Хиве (52) (подражая скипетру константинопольскому), что есть великое Греции украшение. После сего приходит черед Саксона Грамматика, который везде русские флоты и войны, с руссами на море бывшие, объявляет не для иной какой причины, как показать, что руссы в его веке оным Балтийским берегом владели. И хотя Гельмольд, Эггегард и неизвестный славянской летописи автор книги Адама Бременского употребили, однако и свое нечто не весьма худое примешивают, отчего видно, что не иначе после Адама было, как прежде его. Острогардия же, ежели содержание речи протолковать, есть восточное царство или область, как Миклигард - великое царство или Константинопольская империя, Хунигард - царство гуннов, да еще и древнее имя, как Митридату ведомо было. Митридат, как говорит Плиний, кн. 37, гл. 2, пишет, что на берегах германских есть остров, называемый Озерикта, где множество кедровых деревьев, и там прибивает водою к камням янтарь. Озерикта по-прутонски восточное царство, как эстийцы восточные, так у Снорри эстонцы ейстур и австур. То есть Острогардия вообще и Эстония (Эстландия) в частности, поскольку та под владением россиян была (53), из-за того и Руссиею от датчан и от других прозвана, так что имя Острогардии потом всем к востоку областям русского владения сообщено было, затем же пространнее расширилось, так что всего жилого мира, к востоку лежащего, то имя стало, как то говорят: аустан - от востока и австр - на восток. Есть надпись камня Стекенского 30 такого содержания: "Искирун, дочь Гадирова, велела вырезать на камне, себе самой сделанном, на восток она хочет поехать и в Еросалим". И Азаг, мне кажется, не что иное, как восточное царство. У Снорри находится свидетельство, титул 1, стр. 197, что эстландцы Святославу и Владимиру царям подать платили, об этом свидетельстве в разглагольствии о варягах я пространнее говорил. Так же Корелия под Владимиром была, княгине Ингегирде, невесте Ярославовой, в качестве приданого дана.

V. Финландия к Руси. Миклагард. Мидиунгард. Гардорикия. Холмогард. Голмур. Голмгард. О Финляндии, подданной российской (54), свидетельствует книга Герворар сага, гл. 13, на упоминание которой Олай Верелий пишет: "Здесь приметить надобно, что Финландия, или Венда, к царю российскому принадлежала". Но во всей северной истории нет ничего славнее и чаще упоминаемого, чем Холмогард (55) и Гардарикия. Торфей, т. 1, стр. 165, царского престола столица Холмогард собранием приезжих многолюден есть и великий предел может быть, как он говорит, недалеко от города Холмогорода. Олай Верелий пишет в примечаниях к Саге Готрика и Рольфа, стр. 97, что Гардер - то же, что город, замок. Город Сисара царя Миклагарда - город великий Византия или Константинополь град. Анагард в Книге серебреной столица царей, Матфей, 15, 16. В имени Миклагарда Олай Вормий жестоко ошибся, когда в Древностях датских протолковал Мегалополитанскую область Германии; оное после исправил: гард в старину город, крепость или область значило, ибо и Острогард не восточный град, но область есть Австурланд, как объявляет Снорри; Тацитов толкователь Франции - Астарлант; Матфей, в придатках к Древностям российским, стр. 8, Отфрид,31 в предисловии к Лудовику королю - Остаррихе, королевство восточное французов - Озерикта. Так в Книге серебреной, Матфей, 6, 13, Тиудангард королевство, как бы Тиуданс (королевская) область. И Лука, 2, 1, Мидиунгард, среднее королевство, или вселенная. И в кн. 16, гл. 1, Тацит пишет Сунта Миттилигартес, то есть грехи мира. Собственное значение названия в слове было от границ, которыми место


Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 266 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа