Главная » Книги

Третьяков Сергей Михайлович - Деревенский город

Третьяков Сергей Михайлович - Деревенский город


  

Деревенский город

(Очерк)

   Степь жужжит тракторами.
   Фордзоны, джон диры и интернационалы, торопясь закончить до срока, ведут сев и запашку.
   Под камышевыми крышами сельско-хозяйственной артели "Закавказский Партизан" лежат тыквы и драгоценные в степи деревянные брусья.
   Белые стены мшанок украшены ожерельями табачных листьев. Женщины перебирают листья табака, следят как он вялится.
   В комнатенке земляные полы, кровати большие, как эстрада,- одна от всю семью. Зыбка на веревках, фотографии в черных рамках и Ленин.
   В комнате председателя артели напряженный разговор, из Колхозсоюза приехал инспектор нажимать на излишки. Агроном колхоза, насторожившись, слушает разговор. На-днях в подведомственных ему колхозах случилось головотяпство. Председатель колхоза не сумел об'яснить хлебозаготовителю толком сколько и на что у него кормов, растерялся и вывез семенной феод. А зерно сортовое, которое должно итти на засев.
   Речь идет о том, сколько оставить корму для птичника и свинарника. Есть в артели куры и свиньи единоличников. Корма для них не интересуют ни артель, ни инспектора:
   - Пусть кормят как хотят; если кормить не могут, пусть порежут.
   Но в артели есть общественный свинарник, на который отпущены государственные средства, и общественный птичник, под который получены кредиты.
   С весны начнется выведение цыплят и поросят. И эти-то цыплята и поросята, сейчас еще не существующие, должны получить свою долю корма. Если артель не сумеет их прокормить, то весь корм, стравленный за зиму птицам и свиньям, будет растратой.
   Но убедить в этом подозрительного хлебозаготовителя не просто. Зная свою узкую задачу - взять зерно сейчас,- он с трудом улавливает, что речь идет о государственной директиве - беречь будущее.
   Споры долги, громки и яростны. Мандаты делают в воздухе мертвые петли. Но артельцы ухитряются отстоять пять тонн корма для цыплят и поросят, которые возникнут весной.
   Я гляжу, как разные бывают люда. Только на-днях проезжал другой хлебозаготовитель - рабочий. Он был в сельскохозяйственной артели, которая начала жить только с этой весны, в землянках. Что с такой возьмешь?
   Но парень собрал артельцев, поговорил с ними по душам, рассказал как напрягаемся мы, чтобы строить пятилетку, как круто приходится рабочим на заводах. И артель без всякого нажима проголосовала - отщипнуть от своей пищевой нормы еще по тридцать килограмм на душу и передать государству.
   Степь пустынна. Через дорогу от мазанок колхоза из невысокой вертикальной трубы бьет артезиан - сердце колхоза. Около артезиана стоят возы, стоят уже давно.
   Лошади едят. Люда лежат на вещах.
   Это к грозненским нефтяным промыслам едут окончившие полевые работы хуторяне промыслить лошадками.
   Вода артезиана падает в колоды. Из колоды на землю. Узенькой канавкой бежит в степь к огородам. В канавке, еле умещаясь рядом, плавает пара гусей. Канава кончается лужей.
   У лужи плеск и тяжелое дыхание. Две девушки неустанно ходят по яме, меся ледяную глину ногами. Удивляюсь,- почему люди? Обычно эту работу делают лошади. Третья подсыпает в яму корзину за корзиной рубленую солому. Около ямы три деревянных ящика, зацепленных за веревки. Еще две девушки выгребают замешанную глину и шлепают в ящички, а затем взяв ящик за повод, оттаскивают к стороне и вываливают зыблющийся еще кирпич на ломкую пересушенную степную траву.
   Это делают саман. Надо строиться. Нужен птичник, нужен свинарник. Вон уже сколько времени стоит недостроенная изба-читальня. Сидят кирпичники на ребре идущей вверх силосной башни, ложится дерн на стропила птичника, в стены бывшего телятника врезаются оконные рамы человеческого жилья.
   Саман - это главный здешний строительный материал. Когда саманный брус высохнет и окаменеет, из него сложат дом, проложив рыхлые глыбы звонким каленым кирпичем...
   Колхозники - народ серьезный. Им трудно далось завоевание степи. Очень неверны здесь урожаи и не развернуто еще животноводство. Первые колхозники заняли помещичьи дама. Тем, кто пришел позднее, пришлось селиться на голой земле. Такова, например, артель "Терец" - вышедшая в степь из крепкой озлобленной казачьей станицы.
   Издали кажется, что "Терец" это село с большими овинами. И только вблизи видишь, что это не овины, а соломенные скирды нынешнего урожая; а села-то и нет.
   Стоит посредине круглая, похожая на негритянскую хижинку-курятник. Амбар стоит, привезенный из станицы целиком, как есть, черев степь на катках, тягой трех тракторов. К амбару притулилась мельничка, а с другой стороны - сделанное из плетенки кукурузы хранилище.
   Около большой печи, прикрытой навесом, хлопочут две женщины. Это артельная столовая. Столы эти тут же, длинные под крышей. Крыша не от дождя, а от солнца.
   - Если бы от дождя,- смеются поселяне,- мы бы и навеса не делали, спасибо оказали бы, только лей.
   Артезианский колодец наполняет корыто. Фонарь стоит на равнине. В скирдах проверчены какие-то гнезда - шалаши для ночевок. Ночевальщики хвалят:
   - Воздух свежий и тепло.
   Человеческого жилья сразу и не заметишь. Живут в землянках. Выкопаны этакие братские могилы. Прямо о землю восходит двускатная крыша, заваленная землей. Близится зима, и в землянках артельцы складывают кирпичные печи.
   Неподалеку за артелью лесок. Там намечают поставить больницу. А школу километра за четыре, в другом колхозе. Сейчас все эти колхозы об'единились в единый комбинат. Пока еще комбинат чересполосный, но уже на будущий год он должен будет объединить массив в 20.000 гектаров, став таким образом, исходным пунктом оплошной коллективизации района. Пройдет несколько месяцев, и явятся в степь гредера прокладывать дорогу, рыть канавы, станут буры долбить новые артезианы, а главное, поищут строиться дома.
   Дальше так жить, как жили, нельзя. Нельзя строить колхоз на одной только жертвенности, перебрасывая людей из хаты в землянку.
   Даже в той коммуне, что занимает помещичий дом, люди уже сидят буквально друг на друге. Помещичий дом был рассчитан много-много человек на двадцать, а живет там сейчас до двухсот.
   Идут у колхозников большие споры, где и как отроить. Ставить ли общественное обслуживание в разбивку или стянуть все общественные здания к одному месту. Может быть правильнее покончить с дробным расслоением по мелким колхозам, пора превратить эти колхозы в скотные дворы, свинарники, птичники, а людей оттянуть к оттянуть центру, где их можно обслужить и школой, и клубом, и больницей, и аптекой, и почтой, и сберкассой, и театром, и кино. Здесь будут машинно-тракторные станции, и ремонтная мастерская, и подсобные промышленные предприятия - консервный, макаронный и кирпичный заводы.
   А летом, в моменты напряженной работы бригады работников могут выезжать ближе к стоим полям в нынешние мелкие колхозные селения, которые, таким образом, стану производственными базами.
   Там их обслужат передвижки: клубная передвижка, амбулатория-передвижка, библиотека-передвижка, кино-передвижка.
   Но как строить. Каким образом легкие, нарядные здания, красующиеся на страницах архитектурных журналов, перебросить в степь. Будут ли они удобны? Совпадают ли они с тем направлением, в котором меняются человеческий быт, человеческие привычки. Годятся ли для этих зданий те строительные материалы, которые есть на-лицо? Как быть, если здесь нет ни бетона, ни железа, а дерево редко, главные же строительные материалы - солома, глина, камыш.
   Ездили на колхоз писатели. Видел колхоз у себя художников. Не пора ли с колхозом познакомиться архитектору? Познакомиться и вставить свой авторитетный голос в спор энергичных, возбужденных, но недостаточно специализированных людей о том - строиться ли в один этаж, или в два? Пониже, да ближе к воде, или повыше, на взгорьи? Строить-ли дом-коммуну, или квартирки-коттеджи?
   Деньга ассигнуются. Этой весной уже начнется закладка фундаментов. Надо помнить, что кирпичный дом стоит 30-35 лет, а саманный в Северо-кавказском бездождьи выдержит 20 лет. Если построить, доверяясь штампам уездных архитекторов и строительному мастерству бродячих артелей, которые строят на глазок,- можно снабдить людей таким жильем, которое будет уже к концу первой пятилетки жать социализму над мышками.
   Кто знает, может быть придется эти дома ломать еще до их полного использования.
   Тот пейзаж, что есть сейчас, стоит таким уже лет сто. В ближайшие два года он будет пересоздан, чтобы постоять в новом виде лет 20. Даже в семьях, когда сынишке шьют одежду на вырост с длиннущими рукавами и брюками, лица папаш и мамаш озабочиваются. Пора озаботиться колхозам своею каменной одеждой.
   Если быстро не притти новостроящейся "колхозии" на помощь, много глупостей может быть наделано и много драгоценных денег уйдет на ветер.
   Жизнь не ждет. Города новые, нами невиданные еще, готовы вырасти на ровных местах.
   Но мало бросить лозунг - архитекторов в колхозы. Надо вокруг планов строительства, вокруг архитектурных чертежей создать общественное напряженное внимание, проверку и дискуссию тех, кто будет жить в домах, выстроенных по этим планам.
   Архитектурные планы в столбцы газет, на листы стенгазов, на стены, в клубы, в митинговые залы. Пусть каждый колхозник на бумаге по несколько раз обведет пальцем и обмозгует чертежи, прежде чем они пойдут в работу. Пусть газеты научат архитектурно и строительно-неграмотного гражданина читать, разбирать и разоблачать чертежи и планы.

С. Третьяков

"Литературная газета", No 1, 1930 г.

0x01 graphic


Другие авторы
  • Полевой Николай Алексеевич
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Радлова Анна Дмитриевна
  • Порозовская Берта Давыдовна
  • Аргамаков Александр Васильевич
  • Эверс Ганс Гейнц
  • Чешихин Всеволод Евграфович
  • Медзаботта Эрнесто
  • Ширяев Петр Алексеевич
  • Куприн Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Куприн Александр Иванович - Картина
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Рассказы о "бездомных и безродных" интеллигентах
  • Эразм Роттердамский - Л. Пинский. Эразм и его "Похвала глупости"
  • Горбунов-Посадов Иван Иванович - И. И. Горбунов-Посадов: биографическая справка
  • Сальгари Эмилио - Город прокаженного короля
  • Потехин Алексей Антипович - Виноватая
  • Гомер - Илиада
  • Витте Сергей Юльевич - Царствование Николая Второго.Том 1. Главы 1 -12
  • Буринский Владимир Федорович - Краткая библиография
  • Философов Дмитрий Владимирович - Рец.: В. В. Розанов, "Около церковных стен", тт. I и Ii, Спб., 1905-1906
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 616 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа