Главная » Книги

Тыртов Евдоким - Анекдоты о императоре Павле Первом, самодержце Всероссийском, Страница 2

Тыртов Евдоким - Анекдоты о императоре Павле Первом, самодержце Всероссийском


1 2

и которой обольщение тем опаснее, что она иногда бывает подобна добродетели и для счастья одного человека иногда тысячи погружает в несчастье.
  
   Что пользы в том, говорит один писатель, что государь не утесняет и не мучительствует? Но граждане утесняют граждан. Своевластие каждого из них, ежели оно не обуздано, столько же страшно, как и своевластие государя. Везде личная корысть препятствует пользе общей; все подрывают благосостояние другого для выгод собственных; всех страсти между собою сражаются. Правосудие долженствует всему оному противоборствовать и отвращать таковую необузданность.
  
   Следовательно, при нем был суд не мздоимный, не лицеприятный, не излишне спешный, ни весьма медленный; не нужно было покупать решения дарами; не нужно было исторгать их докучными просьбами. Вредное злоупотребление умножило число тех дней, в которые судилища затворялись, как будто бы во дни сии запрещено было богатому похищать, сильному притеснять, немощному ощущать свои страдания. На раздоры и преступления время текло беспрестанно, а на восстановление благоустройства течение его прерывали. Император исправил оное злоупотребление. Он думал, что воздаяние правого людям суда и в самые освященные дни не может быть провидению неугодно; и время, сие святейшее сокровище, возвратилось, как казалось, Отечеству.
  
   Упражняясь во всеобщем правлении, умел он находить часы и на то, чтобы самому судить дела граждан.
   _____________________
   Не здесь ли он сказал, что государь несравненно более побед и других политических дел может прославиться любовью своей к подданным и что название отца Отечества дороже для него всех похвал вселенной?
   (Из "Жизни императора")

Слава и благоденствие россиян всегда были единственными предметами Павла Первого*

   Исчезнут пышные титла побед Екатерининых и Павлова оружия; но имя законодателя и основателя полезных к утешению страждущего человечества заведений, каковое матерь и сын равно заслужили, пребудет неизгладимо на прекрасных и незыблемых памятниках. Павел отменил и уничтожил многие установления достославной матери своей; но вместо них издал много других повелений, беспрекословно доказавших, что благоденствие и слава россиян были всегда единственными его предметами.
   ______________________
   * Сострадательная благость Павла Первого во всех чинах государственных представляла себе только многочисленное общество друзей и сродников.
  
   Сколько раз видели его нежно болезнующего об общих нуждах, помоществующего им щедротами и, чтоб узнать их, проникающего своим присутствием даже во внутренность семейств!
  
   Для утешного отдохновения от трудов составлял он приятные зрелища и забавы, исхищая бедного от самого себя; прерывал он чувствования страданий его или заглаждал в его мыслях по крайней мере на несколько часов воображение тех благих, коими не может наслаждаться.
  
   При Павле Первом и самая низкая порода не исключалась от должностей и достоинств государственных.
  
   Для различия чинов соображался он с предрассудками; но для уважения истинных в человеках качеств рассматривал он собственно человека.
  
   Руки, оравшие землю, управляли при нем и жезлом повелительства над полками телохранителей своих.
  
   Союз с добродетелью, думал император, не может оскорбить достоинство обладателя Севера.
  
   Император, обмекая, так сказать, граждан во всех состояниях, низводил взор свой и на тех, которые довольно уже были несчастны.
  
   Мудрые его законы разврат удерживали; но пример его был первым законом.
   ______________________
   По введенному Петром Великим установлению, подданный обязан был по жизнь свою служить государю и отечеству. Как скоро требовала оборона империи набора рекрутского, то даточные рекруты поступали в службу государеву, которую потом, когда за раненьями, болезнью и старостью становились неспособными к служению в армии, продолжали по смерть свою в гарнизонах. Хотя служба сия соразмерна была летам их, а иные еще и труднейшую исправлять могли, но на все внимательный император повелел тех из них, у которых еще служба отечеству не отняла склонности и сил к населению оного, переводить для поселения в новый в Сибири, в приятном климате и на плодоносной почве заводимый город. С неоспоримою надежностью можно сказать, что павлово намерение при сем распоряжении было человеколюбиво и сообразно с правилами управления столь обширной империей, в которой еще премножество есть ненаселенной земли, а именно: чтобы сии необитаемые страны сделать благополучнее и соединить взаимною связью с прочими частями сей пространной области, а притом чтобы в числе сих отставных иметь защитников, которые бы равно способны были как в случае воспоследовать могущих набегов кочующих в тамошних странах народов отразить их, так и за неимением скорой помощи от военносведущих людей предводительствовать подверженными российскому скипетру жителями. В рассуждении крайней, всякое понятие всех европейских народов превосходящей дешевизны большое жалованье, от природы удобная почва, во множестве и без тяжелой работы все для жизни человеческой потребности производящая и изобильно легкие труды собирателей награждающая, доставляли сим служителям отечества радостную и приятную надежду. И справедливо мог император ожидать, что преемники престола его некогда увидят там заведенное им поселение, которое, состоя из охочих и к повиновению обыкших людей, особенно под ведением опытных и также служивших губернаторов или начальников, со временем заведет или распространит основания полезных и изящных художеств в степях скифских. Благодетельная попечительность Павлова снабдила их просвещенными священниками и учителями, которые как проповедники христианского учения с деятельною ревностью старались о распространении Евангелия, полагая богословскую честь в том, чтоб поздним потомкам ратников светозавоевателя Чингисхана проповедовать утешения христианской религии.
   (Оттуда же)

Особенная милость императора Павла Первого, оказанная им одному рядовому солдату

   Император, преобразовав армию как в одежде, так и в дисциплине, по кончине августейшей матери своей, производил в Петербурге в своем присутствии частые учения и смотры. В одно из таковых учений в лагере при Павловске, в 1798 году в августе месяце, случилось с одним артиллеристом, что во время пальбы из пушек оторвало ему обе руки. Павел Первый лишь только уведомился о сем несчастье, как поспешил к тому артиллеристу, ободрял его, со свойственною ему любовью к подданным и отеческим видом, не отчаиваться. Но в какое удивление приведен был император, когда сверх чаяния своего услышал, что несчастный, не теряя бодрости духа, сказал: "Хотя и никогда я (по недавнему его выступлению в службу) не бывал в сражениях, но за вас, милосердый государь наш, с радостью подвергнулся бы не довольно такому несчастью, но и рад бы пожертвовать и самою жизнью моею!"
   При сих словах государь пожаловал ему 200 червонных и притом отдал приказ: "Производить ему по 100 рублей на месяц до излечения; и когда избавится от ран, тогда доложить его императорскому величеству", для продолжения к сему несчастному милостей, которые и действительно продолжались почти по самую кончину государя.
   (От поручика гвардии Степана Петровича Вирло)

Чистосердечная признательность императора Павла Первого к невинно страждущим

   Оставляю до следующей части говорить о том, почему я дал такое название сему анекдоту. В доказательство выпишем* происшествие, случившееся с славным господином Коцебу в царствование императора Павла Первого.
   ______________________
   * Из книги "Достопамятный год жизни Августа Коцебу"
   ______________________
   "Долго ждали мы в передней, - говорит он. - Государь поехал верхом прогуливаться, но наконец он приехал. Граф Пален пошел к нему с бумагою, пробыл довольно долго; вышед, мимоходом сказал мне: "Приходите ко мне в два часа..."
   И так я поехал домой и удостоверен был, что я чрез то едва ли приобрету благоволение государя. Едва я пробыл с полчаса дома, как придворный лакей вбежал в мою комнату и сказал, чтоб я сей час был к государю. Я спешил, сколько мог.
   Вошед в государев кабинет, где кроме его был только граф Пален, встал он со стула своего, выступил на шаг ко мне и, поклонясь, сказал неизъяснимо привлекательным тоном: "Господин Коцебу! Я должен помириться с вами".
   Меня крайне растрогал неожидаемый такой прием. Какую волшебную силу имеют государи! Милость! Все прошедшее истребилось из сердца моего.
   По обряду хотел я, став на колени, поцеловать руку у государя; но он ласково поднял меня, поцеловал меня в лоб и продолжал чисто по-немецки: "Вам довольно известны политические обстоятельства. Я желаю, чтоб это (у него в руках была бумага) помещено было в гамбургские и другие газеты".
   Потом взял он меня снисходительно за руку, подвел к окну и прочел по-французски собственноручно писанную бумагу.
   При конце он сам от всего сердца засмеялся - и я обязан был смеяться.
   "Чему вы смеялись?" - спросил он меня два раза наскоро, все еще сам смеясь.
   "Тому, что ваше величество так хорошо обо всем ведаете", - отвечал я.
   "Вот, вот! - сказал он, подавая мне бумагу. - Переведите это. Оставьте у себя подлинник, а мне возвратите копию".
   Я пошел и стал переводить. В два часа пополудни я опять поехал во дворец, и граф Кутайсов доложил обо мне государю. Меня тотчас впустили, и теперь нашел я его одного.
   "Садитесь", - сказал он очень ласково. Из благоговения я не тотчас повиновался. "Нет, нет, садитесь!" - повторил он несколько важно. И так я взял стул и сел против него у письменного стола.
   Он взял французский подлинник: "Прочтите". Я читал не скоро и взглядывал иногда через бумагу. Он делал головою знак одобрения; потом благодарил меня ласково и сердечно за такой малый труд и отпустил истинно растроганного и восхищенного снисходительным его обращением. Когда только бывал кто близок к нему, тот подтвердит, что он умел чрезвычайно пленять и трудно, да почти и невозможно было не быть к нему приверженным.
   Мне подарил он через два дня после того табакерку, осыпанную бриллиантами, ценою около двух тысяч рублей. Верно, никогда не заплачен был щедрее перевод слово в слово двадцати строк!
   Императрице сказывал он, что познакомился со мною. "Он теперь из лучших моих подданных!"* - сказал он. Я это знаю от человека, при том бывшего.
   ______________________
   * C'eft a prefent un de mes meilleurs fujets.
   ______________________
   Были люди, которые осуждали меня, что я не воспользовался прекрасным случаем просить государя о новых щедротах. Правда, он сам как будто ожидал такой просьбы, снисходительно милостивый взор его как будто ободрял меня к тому; но чувство мое не позволяло того, и, может быть, никогда не буду жалеть о том, что тут потерял.
   Зато не выиграл ли я с другой стороны неоцененное благо: спокойствие, которое так долго было чуждо сердцу моему? Ибо теперь, когда я сам говорил с государем и видел открытым благородное сердце его, то исчез весь мой страх; я теперь его более любил, нежели боялся, и был удостоверен, как и поныне еще, что откровенность, прямые поступки, без низости, без потупления глаз, всегда ему приятны были. Должно только угождать небольшим его особенностям; а как это легко было!
   После того разговора видел я множество опытов милости государевой*: когда только встречался я с ним на улице, то он всегда останавливался и с минуту благоволительно разговаривал со мною. Ко мне остался он по кончине своей всегда одинаков, милостив, снисходителен и благодушен. Признаюсь, что слезы мои льются, усыпая этими цветами благодарности гроб его!"
   ______________________
   * Есть великие люди единственно своими добродетелями; но Павел Первый определен был, чтобы также прославиться добродетелями. Россия спешила пользоваться благостью неба и определила Павла Первого к защищению правосудия.
   ______________________

Павел Первый покровительствует несчастных и защищает их со всею великостью своего духа*

   Противная гибельному мечтательному равенству часть французских дворян, собравшись в один корпус, присоединились тогда к армии союзных держав, когда властолюбивый лондонский и от него зависевший венский дворы, быв незнанием своих военачальников приведены в опасность неудачною и прекраснейшую часть Европы опустошавшею войною противу пять уже лет республикой образовавшейся Франции, употребив все положением их внушенные им способы, склонили императора к деятельному участию в войне их с французами.
   Сей корпус французов с малым счастьем обратил тогда оружие свое противу отечества и своих собратий. Неудачные их предприятия, неосновательная надежда и, к несчастью, высокомерие, которого ничто не могло усмирить, - все сие навлекало на них смертельную ненависть соотечественников.
   _____________________
   * Во всяком государстве есть особливое общество для сохранения законов, которое имеет старание об исполнении оных между гражданами, которое об них напоминает владельцу, коего смелая и мудрая ревность вспомоществует порядку государственному, и коего священная власть присутствует в гражданском порядке: надлежит, чтоб в сем обществе находился человек, который бы представлял отечество, который бы наблюдал его пользу и представил бы оную пред очи судей; которой бы следовал движению всех толико многочисленных пружин, которых согласие производит всеобщий порядок. С какою ревностью и притом с каким проницанием император разбирал законы!
  
   Умеренные дарования медленно совершаются; а великие люди соделываются вдруг, и не происходят по степеням, которые есть знаки нашей слабости.
   ______________________
   После многих кампаний, в коих они оказали великое мужество, были всеми оставлены и преданы самой плачевной участи.
   В сие время, по весьма редкой между монархами признательности, вспомнил император Павел Первый почести, оказанные ему столь любезною сим несчастным выходцам Бурбонской фамилии, когда он под именем Северного графа путешествовал по Франции*.
   ______________________
   * В 1780 году, будучи еще великим князем всероссийским, объехал он часть Европы, сотовариществуемый светлейшею своею супругою, великою княгинею. Проехав Польшу, Австрию, Италию, возвратился в Петербург чрез Францию и Голландию. Путешествие сие продолжалось 11 месяцев; повсюду оказывался он кротким, снисходительным, скромным, любопытным обозревать все и научаться заслуживающему внимания, более занимающимся отражать воздаваемые всенародно почести, нежели приобретать оные.
   ______________________
   Павел, видя их отчаянное положение, по великодушию своему сжалился над ними, объявил себя не только защитником, но и покровителем их чрез прокламацию, в силу которой принял в свое государство и указал им для пребывания прекраснейшие провинции вновь приобретенной Польши, Волынию и Подолию.
   Павел благосклонно принял обещания сент-джемского двора, и решился послать два вспомогательных корпуса, из коих один назначен был императором в Южную Германию и провидением определен был к несчастью соединиться с войском сих выходцев, и действительно соединился.
   Они, оставя пределы Российского государства, шли малыми отрядами вслед за прежде выступившим корпусом генерала Римского-Корсакова и остановились в стране Боденского озера, где неподалеку от Косница сии люди, по особенной его ж императорского величества воле, спасены были от совершенного истребления раздраженными единоземцами храбростью войск российских.
   "Не знаю, будет ли, - говорит один немецкий писатель, - сие беспримерное благотворение российского императора внесено в летописи мира; но знаю, да и подлинно уверен в том, что нет ни одного (скажу к чести французского народа) солдата из корпуса принца Конде, который бы не чувствовал в сердце своем, сколь Павел Первый любил справедливость и отирать слезы страждущим!"
   (Из "Жизни императора")

Павел Первый замечает и награждает истинные заслуги

   Канцлер князь Александр Андреевич Безбородко, за болезненными припадками, коими одержан он был в конце царствования императрицы Екатерины Великой, и кои, соединясь с усилиями, им понесенными, совершенно расстроили его здоровье так, что уже он не в силах был продолжать службу при Павле Первом*.
   ______________________
   * "Охотно бы я продолжал (говорит он в своем прошении императору) усердную мою службу, если бы телесные немощи, производя в действо их и над душевными дарованиями, не ослабили до крайности память и другие способности, к добру и успешному дел производству необходимо нужные. В таковом положении дерзаю прибегнуть к такому же самому великодушию, с каковым благоволили вы взыскать меня не по мере службы моей и проч."
   ______________________
   Государь, зная ревность и заслуги сего мужа, возвел его на первую степень чинов государственных, упредил его заслуги своими щедротами и на прошение о увольнении от службы канцлера написал:
   "Князь Александр Андреевич! Вы служили для пользы Отечества и для того, чтоб приближиться к славе, которую вы уже приобрели. Потомство не может забыть вас по вашим трудам, понесенным вами для чести царей и народа".

Павел Первый был велик и почитал добродетель*

   Андрей Васильевич Гудович, бывший генерал-адъютант отца его, императора Петра Третьего, по кончине сего государя жил в Малороссии в деревнях своих, в покойной незнаемости частного человека, в кругу некоторых только родственников своих. Едва миновались приготовления к коронованию и совершился торжественный обряд, как император Павел Первый собственноручным рескриптом, в самых благоволительных выражениях, пригласил сего воина из тихого жилища ко двору своему. С сердечными чувствами оставил верный слуга покойного родителя его величества мирные поля, которые тридцать лет были безмолвными свидетелями его горести и слез, пролитых в память добродетельного императора.
   ______________________
   * Благость составляла главное свойство сего императора. Она, можно сказать, являлась во всех его словах и деяниях.
  
   Павел Первый знал, что природа вложила в сердца человеков дух общежития.
  
   Отовсюду видел он рождающееся понятие о свободе, о собственности, о правосудии, всеобщем доброжелательстве и уважении.
  
   О свободе: ибо нет там общества, где только царь и его подданные.
  
   О собственности: когда не утверждено право владения собственным, то не может существовать общественный порядок.
  
   О правосудии: ибо одно правосудие может удержать равновесие, которое страсти расторгнуть стремятся.
  
   Наконец понятие о всеобщем доброжелательстве и уважении: понеже в обществе человеков, на сожитие совокупленных, ни единого нет недостойного в очах природы; и ежели не все имеют право на равные чины и состояния, то все, однако ж, на равное счастье имеют право.
  
   Таковы были главные основания его правительства.
   _____________________
   Как скоро Павлу донесли о прибытии его в столицу, то вышел он в самые передние покои дворца своего ему навстречу, обнял его с тронутым и чувствительным сердцем, прижал к груди своей и оросил лицо его своими слезами; потом повел его в покой свой, в котором был сходный портрет отца его, Петра Третьего, поставил сединою убеленного почтенного служителя против него, возложив на него первый орден империи своей, и, указывая на портрет отца своего, сказал ему: "Возложение сего ордена много б потеряло без присутствия этого государя".
   Чувствам читателей предоставляю судить о взаимных ощущениях при сем случае*.
   _____________________
   * Сей анекдот взят из "Жизни императора Павла Первого", изданной на немецком языке российской службы офицером; он не имеет и малейшего сомнения в своем событии, потому что я о сем происшествии имел счастье слышать от многих почтенных особ, служивших при лице его величества, почти теми же словами, какими он описан.
  
   Впервые опубликовано: Анекдоты о императоре Павле Первом, самодержце Всероссийском. Собранные из разных иностранных и российских писателей и изданные Е. Тыртовым. М. Университетская типография, 1807.
   Оригинал здесь: http://dugward.ru/library/pavel/tyrtov_anekd.html
  
  
  
  

Другие авторы
  • Мартынов Авксентий Матвеевич
  • Боткин В. П., Фет А. А.
  • Голиков Владимир Георгиевич
  • Айхенвальд Юлий Исаевич
  • Моисеенко Петр Анисимович
  • Никольский Юрий Александрович
  • Помяловский Николай Герасимович
  • Марков Евгений Львович
  • Бурлюк Николай Давидович
  • Бурже Поль
  • Другие произведения
  • Греч Николай Иванович - Греч Н. И.: Биобиблиографическая справка
  • Модзалевский Борис Львович - Библиотека А. С. Пушкина
  • Екатерина Вторая - Именины госпожи Ворчалкиной
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Вечер на бивуаке
  • Тугендхольд Яков Александрович - Французское искусство и его представители
  • Ковалевская Софья Васильевна - Стихотворения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - В тихом озере черти водятся. Старая русская пословица в лицах и в одном действии. Федора Кони
  • Достоевский Федор Михайлович - Краткая справка
  • Гидони Александр Иосифович - Всем сестрам по серьгам
  • Якубович Петр Филиппович - В мире отверженных. Том 2
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 306 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа