Главная » Книги

Венюков Михаил Иванович - О современном состоянии современных сил и средств Японии и Китая, Страница 4

Венюков Михаил Иванович - О современном состоянии современных сил и средств Японии и Китая


1 2 3 4 5

ийского образца. Всадники и прислуга довольно ловки, но лошади и сбруя плохи. Практикуется артиллерия реже, чем пехота, по недостатку снарядов, которые до 1869 года привозились из Англии. Кавалерия успела меньше всех в европейской тактике, как то и естественно, ибо образование этого рода войск всегда идет медленнее прочих. Лошади монгольские, разношерстные, на уздечках и мало привычные к сомкнутому строю; они обыкновенно некованы. Оружие у кавалерии сабля, пика и карабин.
   Жалованье пехотного солдата простирается до 11 рублей серебром в месяц; мундир, оружие и амуниция казенные; прочее все свое.
   В Шанхае я наблюдал местные, т.е. провинциальные войска, имеющие тоже иностранных инструкторов. Они хуже тяньцзинских войск во всех отношениях, главным образом от небрежности инструкторов и от злоупотреблений местных властей, которые держат под ружьем лишь очень небольшое число людей. При мне раз был такой случай. Ожидали французского адмирала. Губернатор хотел выставить ему почетный караул. Для этого за день кликнули клич на лошадях и перекрестках, чтобы те из рабочих, которые числятся в списках солдат и уже побывали в рядах, собрались назавтра в казармы. Им роздали мундиры, сделали репетицию - и караул был готов: какой - об этом говорить не стоит. Но стрельбе и здесь учат довольно часто. Батальоны расположены в бараках и имеют среди их плац для домашних учений. Они имеют одну любопытную особенность, отличающую их от тиньцзинских по самой организации. Именно, вместо всякого обоза, при каждом из них состоит по 100 носильщиков, которые обязаны таскать все тяжести, как артилерийские, так и интендантские. Это происходит от того, что провинция Цзян-нань не имеет дорог; в ней есть только тропинки, перерезанные множеством канав, через которые единственными мостами служат лежни из двух досок или каменная плита. Также и артиллерия шанхайская, неорганизованная в батареи, а находящаяся при пехоте, есть не полевая, даже не горная, а ручная: орудия и станки разбираются и переносятся на руках и лишь некоторые перевозятся на вьюках.
   Числа китайских регулярных войск я не могу определить с точностью; однако мне известны следующие части: в Пекине восемь батальонов и пять батарей (одна конная); в Тяньцзине три батальона и батарея; в Шанхае и его окрестностях, четыре батальона с артилерийскими при них командами и орудиями; в фу-чжеу-фу три батальона и батарея; в Кантоне - тоже; итого 21 батальон, восемь батарей и четыре команды. Есть, повидимому, европейски-вооруженные войска и во всех генерал-губернаторствах 4; но каково их строевое и административное устройство мне неизвестно. Знаю впрочем, что некоторые части этих войск сражались уже с инсургентами в разных местах Китая, особенно в северо-западных провинциях, то с успехом, то неудачно.
   О моральных качествах регулярных китайских войск трудно сказать что-нибудь определительное, потому что они еще не были в делах против чужеземцев. Впрочем, из успехов магометан в Шень-си, Гань-су и Юн-нани, вообще говоря, плохо вооруженных, а также из упорства маоцзев в Куй-чжеу видно, что новое оружие и тактика пока мало принесли пользы сынам Срединного Царства, в смысле развития у них воинственности. Оно и понятно. Народ, который веками воспитан так, что для него первая добродетель есть отречение от личной самостоятельности и достоинства в пользу старших летами или чинами, народ, которому не дозволяется иметь оружие в мирное время, потому что гнусное его правительство ежеминутно боится вооруженного бунта притесняемых им подданных, такой народ не может иметь чувства чести, а оно главный моральный двигатель на войне. Впрочем, опыт войны против тайпингов показал, что китайцы могут мужественно сражаться и даже переносить неудачи и лишения; только для этого, повидимому, необходимо, чтобы они имели европейских вождей. Собственные их начальники, за весьма редкими исключениями, обыкновенно трусы, которые держатся сзади и первые оставляют поле сражения в случае неудачи. Это относится не только к большинству их, но и к избранникам, украшенным собольими хвостами и павлиньими перьями. Никакой теоретической подготовки, т.е. специального военного образования, они не имеют, потому что в целом Китае нет ни одного военно-учебного заведения. От европейских инструкторов они едва узнают уставы и практическое обращение с оружием. ни тактика, ни артиллерия, ни фортификация им неизвестны. Попытки посылать нескольких офицеров и солдат в Европу, именно в Бельгию, имели такие ничтожные размеры, что не могли принести пользы. О собственной стране топографические сведения китайские офицеры должны черпать из старинных иезуитских карт, потому что собственных, на подобие японских, нет. Лучшая современная карта Срединного Царства, изданная в виде атласа хугуанским генерал-губернатором, есть увеличенная копия с, д'Анвиля, с прибавлением кое-каких новых подробностей. Планы отдельных местностей очень несовершенны. Кто поверит, мм. гг., что лучший план Пекина есть тот, который был снят в 1820 годах русскими топографами, а лучшая карта окрестностей столицы - английская, бегло набросанная в 1860 году, во время экспедиции англо-французов?..... Другие вспомогательные сведения, необходимые в наше время военному человеку: военная статистика 5, военная администрация, военная гигиена - неизвестны китайцам и по имени. Самые основные черты стратегии незнакомы их мудрецам, патентованным в схоластической хань-линской академии и занимающим высшие места в правительственной иерархии: доказательство в выборе мест под арсеналы, адмиралтейства и пороховой завод, которые все могут быть захвачены каждым неприятелем, имеющим 5-6 военных судов в Тихом Океане.
   Сказав о китайских сухопутных войсках, упомянем о флоте. Он тоже двух разрядов: старого и нового устройства. Старый флот состоит из многочисленных джонок и даже мелких лодок; новый из винтовых канонирских лодок и даже одного винтового судна в 1,300 тонн, да из нескольких пароходов колесных. Относительно старого флота нужно заметить следующее. Его назначение двоякое: собственно боевое - защита торговли от пиратов, и государственно-хозяйственное - перевозка рису из южных провинций в северные, и особливо в Пекин, где все маньчжуры получают от казны жалованье и вообще содержание рисом. Соответственно этому двоякому назначению, а также общему государственному делению на провинции, флот разделяется на флотилии или эскадры, которые имеют следующий состав:
   А. Речной флот:
  

Судов.

Генералов.

Офицеров.

Матросов.

   1-я флотилия северная или Большого Канала
  

1

41

3,255

   2-я флотилия цзянь-наньская, на реках Ян-цзе и Вей-хэ

480

2

111

3,072

   3-я флотилия ху-гуанская

136

8

221

911

   4-я" амурская (кроме судов на Сунгари и Нонни, здесь непоказанных)

51

"

8

419

   Б. Морской флот (с частью речных судов)
   5-й в Цзян-су

504

2

135

13,674

   6-й " Чже-цзяне, где флот разделяется на четыре дивизии, под общим начальством генерала, командующего войсками в провинции

197

13

317

22,934

   7-й в Фу-Цзяни, где флот разделен на пять дивизий, под общим начальством адмирала, старшего в Китае

342

7

220

26,981

   8-й в Куан-дуне, пять дивизий под общим начальством адмирала, второго в Китае

266

15

414

35,370

   7-й в Фу-Цзяни, где флот разделен на пять дивизий, под общим начальством адмирала, старшего в Китае

342

7

220

26,981

   8-й в Куан-дуне, пять дивизий под общим начальством адмирала, второго в Китае

266

15

414

35,370

   9-й, Кроме того адмиралу северной речной флотилии, живущему в Тяньцзине, подчинены порты в Желтом Море и морские суда: 24 в Щань-буне и шесть в Ляо-дуне. С этими судами все число морских джонок Китая доходит до 918, экипажи которых состоят не менее как из 99,000 человек, а с матросами речных судов до 108,000, исключительно китайцев зеленого, знамени и лишь очень немногих маньчжуров. Большая числительность южных флотов - чже-цзянского, фу-цзяньского и кантонского - показывает, что тут больше всего надобности в защите берегов и плавающих около них торговых судов. И в самом деле, именно здесь мы видим сильнейшее развитие пиратства, этой язвы Китайского Моря. Заметим, впрочем, что разбой на водах Нёбесной Империи совершается не только в море, а и на реках, текущих внутри страны. От того, например, в Шанхае можно видеть очень мелкие лодки, величиною с невский ялик, вооруженные пушками. Они содержат полицию на реках и каналах, соседних Шанхаю. Устья Кантонской Реки также знамениты речным пиратством, которое там стоит под покровительством с одной стороны местных отцов-отечества - чиновников, а с другой известных гуманистов-англичан. Колония последних, Гон-Кон, есть настоящий центр морского разбоя, где пираты запасаются порохом, оружием и даже артиллерийскими орудиями. Под условием не нападать на английские суда, они спокойны от преследования английских крейсеров.
   Необходимость противопоставить пиратам более серьезную морскую силу, чем многочисленный, но ничтожный в боевом смысле флот джонок, а также желание правительства положить хоть некоторые границы контрабанде, заставили китайцев образовать в последнее время флот из судов европейской конструкции, исключительно паровых. Сначала попробовали ограничиться постановлением машин на местные джонки, чтоб избежать больших издержек на постройку европейских пароходов, и несколько таких морских ублюдков есть в Кантоне, Фу-чжеу-фу и даже в Шанхае; но теперь джонки окончательно уступили место обыкновенным европейским судам. Из них таможенные крейсерские пароходы, в числе 15-ти или 16-ти, были куплены большею частью с аукциона в Гон-Коне и, конечно, не принадлежат к боевым судам в собственном смысле. С 1869 года началось сооружение собственно-военного китайского флота. Именно, летом этого года, спущена была с верфи в Фу-чжеу-фу канонирская лодка с тремя орудиями, и в октябре того же года она ходила на практическое плавание в море, до Тянь-цзина, где ей делался смотр. Весь экипаж, от капитана до последнего кочегара, были китайцы. Вслед затем, две подобные лодки спущены в Шанхае, а летом 1870 в тамошнем арсенале изготовлено паровое судно в 1,300 тонн, т.е. способное носить 5-6 орудий значительного калибра. Эти зародыши китайского флота могут разростись в хорошее, дерево, если китайское правительство станет настойчиво преследовать поставленную раз цель - создать вполне достаточные средства для обороны берегов империи, которых общая длина достигает до.6,000 верст. Теперь военных судов есть 4 или 5, да 15-16 крейсерских пароходов: это уже успех. А устройство двух морских арсеналов, в Фу-чжеу-фу и Шанхае, стоившее многих миллионов, дает основание думать, что и далее дело сооружения флота пойдет недурно. Так как-эти два учреждения суть лучшее, что представляют нам военные реформы в Китае, то позвольте сказать о них несколько подробностей.
   Фу-чжеуский арсенал находится в 10-12 верстах ниже города Фу-чжеу-фу, на реке Мин, в расстоянии от устья 20 или 22 верст. В этом месте река делает изгиб, переходя от юго-восточного направления в северо-восточное. На мысу, у поворота, т.е. на северной стороне реки, и расположен арсенал, которого обширные постройки занимают более 25 десятин земли. Все они кирпичные, на каменных фундаментах; но как грунт нехорош, - влажен, то они недовольно прочны, и уже теперь при работах парового молота дрожат. Обширная литейня, кузницы, плотницкая, канатные, парусные мастерские имеют около 2,200 человек рабочих. При арсенале есть две школы: навигаторская или собственно-морская, где профессоры англичане, и политехническая, где учат французы. Число учеников в 1870 году в обеих школах было до 150. Преподаватели их служат отчасти и, техниками в арсенале, который вообще находится под наблюдением и руководством французских морских инженеров, за исключением хозяйственной части, вверенной китайским чиновникам. Шанхайский арсенал менее обширен, чем фучжеуский, но он имеет не менее разнообразную деятельность: - в нем строятся суда, машины к ним, льются орудия и снаряды, делаются лафеты и, наконец, приготовляется ручное огнестрельное оружие, которого не дедают в Фу-чжеу-фу. Всех рабочих в арсенале до 1,200 человек. Здания арсенала, расположенные верстах в трех от Шанхая, на берегу реки Вампу, выше города, построены частью из камня и кирпича, частью еще из дерева. Средину всего учреждения занимает оружейная фабрика, могущая приготовлять скорострельные ружья Снайдерса 6, и две паровые машины в 120 сил, от которых приводы идут во все соседние мастерские. Паровой молот в арсенале один; но он может выковывать пароходные вялы. Вы видите, мм. гг., что это серьезное европейское учреждение. Притом оно и состоит под управлением европейцев, большею частью англичан, Только хозяйственная часть вверена китайцам, которые заведывают и обширными складами всякого рода материалов. Арсенал потребляет теперь массу железа и меди привозимых из Англии, дерева из Индо-Китая, из Манильи и Манчжурии, парусов из Англии, канатов, красок, смолы и угля - туземных. Китайская смола превосходна: покрытые ею суда походят на лакированные. Притом дерево, употребляемое на постройки судов - тиковое из южной Азии и сосна из Манчжурии - также превосходный строевой материал, почему инженеры предсказывают большую долговечность китайскому флоту. Рабочие, как в Шанхае, так и в Фу-чжеу, все китайцы - народ искусный. Притом, благодаря высокой задельной плате, это люди отборные, которым платить по 20 руб. сер. в месяц нежаль, хотя это цена неслыханная в Китае для каких бы то ни было рабочих, и даже для многих чиновников.
   От фучжеуского и шанхайского арсеналов перейдем к нанкинскому и тяньцзинскому. В Нанкине нет морских работ, но есть литейня для пушек и оружейная фабрика. Они только что начали действовать в 1870 году и состояние их мне неизвестно. В Тяньцзине арсенал правильнее назвать артиллерийским деловым двором. Он помещен очень тесно, в бывшем буддийском монастыре, и работает только орудия и лафеты - орудия, впрочем, нарезные и даже заряжающиеся с казны. За то в Тяньцзине есть другое артиллерийское учреждение, очень обширное и, главное, единственное в своем роде в Катае: это пороховой завод, могущий приготовлять около 1 1/2 тонны, т.е. 90 пудов пороха в день или 30,000 пудов в год. Обширное пространство, более трех квадратных верст, верстах в пяти от Тяньцзина, занято зданиями завода, которые все кирпичные и расположены в приличном расстоянии друг от друга, на случай взрыва. Завод обнесен валом со рвом; вода в него проведена особым каналом из реки Пей-хо. Строитель завода американец Мэдоус, а техники - англичане. Из Англии же выписаны машины, которые, в августе 1869 года, когда я был в Тяньцзине, еще не действовали и даже не все были установлены, за исключением тех аппаратов, которые нужны для литрованья селитры. Тяньцзинский пороховой завод вообще капитальное учреждение, долженствующее много подвинуть военное дело в Китае, ибо до сих пор с порохом туземного ручного производства трудно было надеяться на хорошую стрельбу даже из лучшего оружия. Но жаль, что место для такого учреждения выбрано весьма неудачно. Дорога в Тяньцзин, находящийся всего в 80 верстах от моря, очень хорошо известна европейцам; притом этот город - открытый порт, в котором всегда есть несколько европейских военных судов. При первых неприязненных действиях, даже, по английскому обычаю, без объявления войны, он может быть захвачен иностранцами, как и арсеналы шанхайский, фучжеуский и тяньцзинский.
   От военно-технических учреждений было бы уместно перейти к обзору разного рода военных запасов, военных больниц, медицинских школ и т. п. Но ничего этого в Китае нет; а по-тому обратимся, в заключение настоящей беседы, к краткому взгляду на китайские укрепления, которые до известной степени могут быть нелишены значения в деле обороны страны. Китайцы, в противоположность японцам, все свои города обносят стенами или валами. Они даже хвалятся состоянием у них фортификации, и некоторые укрепления носили у них долгое время пышный титул "неприступных твердынь", доколе не были взяты европейцами. Я скажу здесь несколько слов о двух важнейших из этих твердынь; о Кантоне на юге и о Дагу на севере. Город Кантон, как видно по карте, лежит у вершины речной дельты, и доступ к нему с моря в прежнее время был затруднен укреплениями в теснине Бокко-Тигрис. Но после войны с англичанами укрепления эти брошены - и не могут быть возобновляемы. Осталась одна собственно городская ограда. Она состоит из высокой - сажени 3 1/2 - каменной стены, длиною в 6-7 верст, и из нескольких отдельных фортов с каменною одеждою, которые занимают соседние высоты па северо-западе и два-три пункта на берегу реки. Город содержит в себе около полумиллиона жителей и сильный гарнизон из китайцев и маньчжуров. Склады продовольствия в нем значительны. За всем тем он держался едва десять дней против англо-французов в 1857 и 1858 годах, несмотря на то, что число союзников не превосходило пяти тысяч. Правда, они ввели в реку сильную эскадру, с 450 орудиями, и бомбардировали укрепления; но это не могло бы послужить поводом к такой скорой сдаче неприступной твердыни, если бы она была в самом деле неприступною. Дело в том, что от одних навесных огней стена в северо-восточной части города была разрушена. Затем англо-французами была сделана высадка на востоке от города; оборонявшиеся в поле войска прогнаны, после довольно, впрочем, храброго сопротивления, и, наконец, сделан штурм, во время которого союзники захватили всю городскую стену, не решаясь, впрочем, спуститься в густо населенный город. Гарнизон, в 12-13 тысяч, исчез через западные ворота; окружающие форты тоже сдались, по невозможности держаться даже против полевой артиллерии.
   Другая твердыня, которою и доныне гордятся китайцы, есть форты в Дагу, защищающие вход в реку Хай-хэ. Местоположение их чрезвычайно выгодно для обороны. Морской берег тут мелок и меловат, так что военные суда не могут подходит близко: воды на баре в отлив бывает всего два фута и в прилив не больше 14 футов, Окрестная суша низменна и болотиста, и форты совершенно ею командуют. Они выстроены из сырцового кирпича с глиною и составляют оборонительный фронт длиною около полуверсты. Главное укрепление лежит на южном берегу реки и вооружено более чем 50-ю орудиями, в настоящее время дальгреновскими; на северной стороне Хай-хэ есть фланкирующий форт на десять орудий. Эти орудия расставлены то на особых насыпях, под блиндажами, то в открытых сзади полуказематах, без сводов и с амбразурами, которых щеки одеты досками. В 1858 и 1860 годах форты были дважды взяты англо-французами, и притом прямо штурмом с фронта, следовавшим за непродолжительною канонадою с флота. Несмотря на то, что форты суть укрепления замкнутые с горжи зубчатою стеною, из-за которой очень удобно обороняться пехоте, несмотря на то, что водяные рвы и самое море делают подступ к ним затруднительным, гарнизоны бежали, едва первые европейские солдаты показались, на суше. Того же я полагаю нужно будет ожидать, и теперь, если бы форты Дагу были атакованы, несмотря на дальгреновские орудия.

ЧТЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.

  
   В прошлый раз, мм. гг., мы говорили о военных силах современная Китая. Вы видели, что силы эти незначительны, что, по причине ложной государственной политики, ложного образования, морального упадка нации и материальной ее бедности, можно сомневаться и в будущем за успешное развитее могущества Небесной Империи. Чтобы эта мысль еще яснее напечатлелась в умах ваших, позвольте мне на этот раз указать на опасности, который могут грозить Китаю извне. Эти опасности измеряются, до известной степени, во-первых вооруженными силами, которые содержатся у пределов Срединного Царства иностранными государствами. Силы эти следующие:
   В Китайском Море находятся постоянно эскадры Соединенных Штатов, Франции, Германии и некоторых других государства Конечно, эти эскадры невелики, обыкновенно четыре, пять судов; но при беззащитности берегов Китая, при отсутствии хорошего боевого флота, при открытости для нападения не только простых приморских городов, но и тех, которые имеют важные военные учреждения, легко видеть, что даже малая эскадра может сделать серьезный вред китайцам, такой вред, о каком она не посмеет и думать в Европе. А известная беззастенчивость западно-христианской политики на Востоке, т.е. склонность западных дипломатов при самых мелких недоразумениях употреблять в дело силу, делает положение Китая напряженными, тягостным даже и при столь малых эскадрах.
   Но Срединное Царство имеет врага более страшного, чем названная выше морские державы, и, главное, врага безжалостного, неутомимого в своей последовательности. Я говорю про Англию, ту самую Англию, которая покорила соседнюю Индию и вела уже две войны против Китая, чтобы утвердить в нем свое экономическое преобладание и ослабить многочисленный китайский народ распространением среди него опиума. Подрались ли три англичанина с китайцами, которые не хотели пустить их к себе в дом, английский консул требует штрафа в 100,000 долларов и официального извинения со стороны китайских властей, грозя, в случае отказа, бомбардировать Шанхай и истребить 600 джонок с казенным рисом. Поймала ли китайская полиция контрабандистскую джонку под незаконно-поднятым английским флангом - война. И средства Англии в Китайском Море огромны. Она содержала там в 1870 году, среди мира, 32 военные судна, и между ними броненосный фрегат "Ocean" - целую плавучую крепость, неуязвимую для китайской артиллерии. Нет коммерческого порта в Китае, где бы не стояло одного двух английских военных судов на якоре каждую минуту. Мало того: от времени до времени появляются в этих портах так называемые летучие эскадры в шесть и семь кораблей большого ранга. А, наконец, у самых берегов и Небесной Империи, частью даже на них самих, учреждена первоклассная военная станция Англии Гон-Кон, где есть всевозможные запасы морские и сухопутные, равно и войска. Начальник последних имеет в своем распоряжении целые обширные управления: штабное, комиссариатское и пр., которые могут быстро организовать и направлять в дело подкрепления, какие прибудут из соседней Индии. Кроме того, Гон-Кон даже в мирное время есть открытая рана на теле Срединного Царства, язва его истощающая. Здесь снабжаются порохом и оружием все пираты, которые грабят китайские берега; отсюда направляется в разные стороны опиум, который убивает китайский народ нравственно и физически и высасывает из страны огромные суммы денег. Этот враг едва ли одолим для Китая не только при настоящем состоянии военных его дел, но и в близком будущем 7. Все усилия китайской политики направлены единственно к тому, чтобы не раздражать могущественного -противника. Ему предоставлено даже иметь адмиралтейские склады на самой китайской территории, например в Шанхае... Впрочем ту же участь испытывает и Япония: в Иокогаме есть тоже обширные военно-морские запасы англичан, да еще целый батальон солдат с артиллерией.
   Другой враг Китая, и тоже исконный, живет у него на севере. Впрочем, мм. гг., это отнюдь не Россия, в дружбе которой нимало не сомневается само китайское правительство. Нет, это враг, которого можно даже считать общим для обоих этих государств, именно степные народы. Кто знаком с историею Востока, тот хорошо знает, какие тяжелые удары некогда наносили Срединному Царству помады внутренней Азии, от которых оно принуждено было, выстроить великую стену, и которые, несмотря на то, не раз завоевывали целый Китай. Периодические волнения степных варваров всегда внушали самые серьезные опасения китайскому правительству, и оно употребляло всевозможные меры, как военные, так и политические, чтобы покорить их себе или, по крайней мере, умиротворить. Стараниями двух даровитых императоров, Кхан-си и Цянь-луня, в XVIII веке, это, наконец, удалось, но далеко не вполне. Современные восстания в Туркестане и Чжунгарии служат лучшим тому доказательством.
   Я сказал сейчас, что номады - враг общий у Китая с Россиею. Это совершенно понятно для всякого, кто знает природу кочевых хищников и их способность, после долгого мертвенного покоя, восставать массами, чтобы идти на грабеж стран цивилизованных и богатых, без различия их национальности. С этой точки зрения, говоря о войсках, содержимых Китаем к стороне России, я осмелюсь выразиться, что в большей части случаев войска эти выставлены не против нас, а за нас. Посмотрим же, что это за войска, какова их числительность, организация и проч. Но прежде всего, скажем несколько слов о природе стран, в которых войска расположены, о их населении, которое не все же состоит из кочевников, и о политическом положении самих китайцев на этих окраинах их империи.
   Обширное пространство Средней Азии на восток от наших владений в Туркестанском генерал-губернаторстве и Семипалатинской Области, до берегов Усури, резко распадается по самой природе своей на две части. Первая, по Хингану и на восток от него, есть страна лесистая, богато орошенная реками, с почвою увлажаемою дождями, и потому производительною, годною для земледелия. Здесь уже издавна приютилась оседлая жизнь, хотя в обширных лесах живет немало бродячих звероловов. На западе от подгорий Хингана, до самой границы России и мелких туранских ханств, тянутся степи. Эти безжизненные, большею частью гористые пустыни имеют лишь редкие оазисы, где находят корм стада кочевых племен. Да и оазисы скучены преимущественно на севере и на юге, вдоль границ России и собственного Китая; средина же есть самая печальная пустыня, жилище злых духов, по выражению китайцев. В одном месте, в эту пустыню врезывается с запада длинная цепь Небесных Гор, у подошвы которых есть две узкие полосы, верст по 5 - 7 шириною, годные для культуры; остальное пространство, на север и юг от Тянь-шаня, есть более или менее "голодная" степь. Мы посмотрим сначала на восточную половину Средней Азии, т.е. на Маньчжурию. Четыре судоходные реки: Ляо, Сунгари, Нонни и Хурха орошают ее внутренность; три другие такие же: Ялу-цзян Усури и величавый Амур протекают по границам ее. Горы, особенно на северо-западе и на юге, покрыты пышными лесами; низменности очень пригодны для земледелия и скотоводства. Тунгузское племя жило тут с незапамятных времен и давно образовало в подгорных частях хребта Чань-бо-шаня правильные государства, из которых одному удалось в XVII веке покорить Китай. Мы уже видели в прошлый раз, что при этом завоевании значительная часть маньчжуров была уведена в Китай и там образовала целую поселенную армию, содержащую гарнизоны в главных городах и особенно в Пекине. Взамен этой эмиграции образовался прилив в самую Маньчжурию многочисленных китайских выходцев, так что теперь маньчжурского в этой стране почти-что одно название. Из 12-ти или 13-ти миллионов ее населения одиннадцать наверное китайцы и только один миллион маньчжуров, и то таких, которые уже говорят по-китайски, исповедывают китайскую веру, одеваются по-китайски и вообще ведут образ жизни совершенно тот же, что мирные земледельцы в Срединном Царстве. Маньчжурия притом имеет административное устройство такое же, как в самом Китае: она разделена на три губернии, а эти последние на уезды. Только во внимание к тому, что природное население, т.е. собственно маньчжуры, солоны и дахуры, все состоят в военном сословии, управление губерниями вверено не гражданским чиновникам, а военным генералам (цзянь-цзюням) и офицерам.
   Так как почва Маньчжурии производительна и пустых меси еще довольно, то прилив в нее китайских выходцев постоянно увеличивается, и чрез то возрастает политическое ее значение для Небесной Империи вообще. Кроме того, страна эта есть родина царствующей династии, которою она особенно дорожит. Поэтому здесь может быть, действительно, китайские войска стоят не за нас, а против нас. Особенно это можно сказать со времени занятия нами Амура, после которого китайцы стали несколько недоверчивы к нашей дружбе и спешат заселить те части амурского бассейна, которые остались за ними, например уезды Сань-Синский и Хунь-Чуньский. Конечно, их политика в этом случае совершенно рациональная и особенно должно им отдать справедливость в том, что они предпочли колонизацию устройству крепостей и военных постов, как это иногда делается из желания обеспечить за собою владение краем. Войска маньчжурские хота и довольно многочисленны, но ничтожны в боевом отношении, как и туземные войска Китая. Они дурно вооружены, плохо обучены, не имеют европейски-образованных офицеров, и вообще ни в каком отношении для русских, даже рабочих линейных батальонов, не могут быть опасными. Я приведу здесь данные о их числительности и расположении не столько для того, чтобы показать, какие силы маньчжуры имеют на случай войны с нами, сколько для убеждения, что китайское правительство со времен Кхан-си, лешившего нас Амура, хорошо понимало, где нужно ему держать в готовности военные силы.
   А. В провинции Шен-цине или Ляо-дуне и Ляо-си.

Человек.

   1) Мукден. Квартира цзянь-цзюня, командующего войсками провинции. В городе, под начальством дивизионного генерала (фу-ду-туна), 5,280 человек кавалерии и 1,188 человек пехоты при 207 офицерах; всего с рабочими

7,050

   2) И-чжеу, при бригадном генерале, который, сверх того, командует войсками на соседних постах тычинковой границы с Монголиею, и заведывает обширными конскими заводами (табунами) в окрестности города

1,011

   3) Сюн-ю, Гайчжеуского уезда, при бригадном генерале

1,095

   4) Кай-юанъ, при бригадном генерале, заведывающем соседними постами на тычинковой границе

1,128

   5) Нин-хай, при бригадном генерале, конницы

864

   Да сверх того 600 матросов при джонках

600

   6) Цзинь-чжеу-фу, при бригадире, конницы

824

   7) Фын-хуан-чэн, при полковнике, которому подчинен и соседний с Кореею пост

667

   8) Фу-чжеу, при полковнике

608

   9) Син-цин (Инден), при полковнике, заведывающем и соседним постом на корейской границе

763

   10) Сю-ян-чен, при полковнике, конница

570

   11) Люй-шунь, при майоре, моряки

517

   12) Ляо-ян-чжеу, при полковнике, конница

478

   13) Гуан-нин-сян, при майоре

517

   14) Гай-тен-сян (Гай-чжеу), при майоре

424

   15) Ню-чуан, при майоре (кроме того есть губернатор порта

390

   16) Цзюйлю-хэ, при двух капитанах

209

   17, 18 и 19) Бай-ци-пу, Сяо-хэй-шан, Лю-ян-и, по 209 с капитанами

627

   20) Сяо-лин-хэ, при двух капитанах

216

   21) Нин-юань-чжу, тоже

210

   22) Чжун-хоу-со, тоже

211

   23) Чжун-цянь-со

210

   24) Те-линь, при четырех прапорщиках

207

   25) Фу-шунь, тоже

133

Итого в Шен-цине 8

11,789

   Б. В провинции Гирин-ула.
   1) Гирин. Квартира цзянь-цзюня. В городе и в окрестностях, под начальством дивизионного генерала (фу-ду-туна) В том числе 674 человека артиллеристов-техников, т.е. оружейников, пороходелов, литейщиков и т. д.

4,014

   2) Да-шен-ула. При бригадире, малолетков (до девятнадцати лет), которые здесь только обучаются военному делу, особливо верховой езде и стрельбе из луков.

3,837

   3) Сан-син (Илан-хала), при бригадном генерале

1,577

   4) Нингута, тоже

1,569

   5) Бэдунэ, тоже

1,093

   6) Лалинь, при майоре

581

   7) Хунь-чунь, при полковнике

458

   8) Альчука, тоже

459

   9) Куан-чэн-цзе, при двух капитанах

206

   10) Омохо-соло, при капитане

122

Итого в Гирин-ула 9

13,916

   В. В провинции Сахалян-ула, т.е. Амурской.
   1) Цицикар, квартира цзянь-цзюня. Конницы

2,621

   Матросов при джонках

268

   Мастеровых для постройки судов

300

   2) Хайлар, или Хулун-бойр. При дивизионном генерале, солоны, баргу-бураты и элюты. Большая часть их расположена по пограничным с Россиею караулам или же ведет кочевую жизнь, либо содержит станции по дороге в Цицикар. Между офицерами много наследственных

2,708

   3) Бутха. Центр управления солонами и дахурами 10. В городе начальствуют три бригадира: один над маньчжурами, другой над солонами, третий над дахурами. Их всего

2,369

   4) Айгун. При бригадном генерале, конницы (большею частию без лошадей)

1,557

   Матросов при 51 джонке

Другие авторы
  • Ферри Габриель
  • Рютбёф
  • Мейхью Август
  • Эмин Николай Федорович
  • Соколовский Владимир Игнатьевич
  • Мочалов Павел Степанович
  • Христиан Фон Гамле
  • Грот Николай Яковлевич
  • Эрберг Константин
  • Арнольд Эдвин
  • Другие произведения
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Нынешние английские виги
  • Шишков Александр Семенович - Нечто о Карамзине
  • Сологуб Федор - Пламенный круг
  • Горький Максим - Рабочим бумажной фабрики имени М. Горького
  • Оленин Алексей Николаевич - Краткое разсуждение о издании полного собрания Русских дееписателей
  • Жулев Гавриил Николаевич - Жулев Г. Н.: Биографическая справка
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Проба интермедии
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Сочинения Александра Пушкина. Статья шестая
  • Мазуркевич Владимир Александрович - Мазуркевич В. А.: Биографическая справка
  • Розанов Василий Васильевич - К законопроекту о разводе
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 266 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа