Главная » Книги

Воровский Вацлав Вацлавович - Между прочим

Воровский Вацлав Вацлавович - Между прочим


  

В. В. Воровский

  

Между прочим

  
   В. В. Воровский. Фельетоны
   Издательство Академии наук СССР, Москва, 1960
  

КАК РИСУЕТСЯ МИР БАРОНУ

  
   Мария-Антуанетта1 не могла понять, что значит слово "голоден". Если у людей нет хлеба, думала она, пусть едят булки. Она могла бы пойти дальше и предложить тем, у кого нет булок, есть пирожное. Нечто подобное творится в голове немецкого барона из русской Государственной думы - депутата Фалькерзама2. Он положительно не понимает, что значит слово "земельная нужда". Никакой земельной нужды нет и быть не может. Бывает только, что и у нас наблюдается, "ненасытный земельный голод" мужиков. Но всякий интеллигентный человек понимает, что "голод" - понятие чисто субъективное. Деликатный человек будет сыт, позавтракав крылышком рябчика, а грубый человек, проглотив целого поросенка, все еще будет кричать о голоде. Не голод, а жадность вызывает вопли о "землице".
   По наблюдениям остроумного барона, выходит дело как раз наоборот: не крестьяне ощущают настоящую, объективную нужду в земле, а помещики, бароны, "культурный класс". Этого-то у нас не хотят понять и "уничтожают" близорукой политикой культурные элементы, вырывают землю из рук этих элементов и передают ее "необразованной серой массе", к которой переходит и вся местная жизнь.
   По мнению этого депутата, для существования культурного класса, а следовательно, и культуры, необходима норма земли - 5 тыс. десятин на барона. Как только землевладение падает ниже этой нормы, начинается в землевладельческом культурном классе вопиющая земельная нужда, упадок культуры, гибель и вырождение. И он предлагает законодательным путем ограничить право дробления поместий ниже указанной нормы. Понятно, что при этой норме мужику земля вообще не нужна, а то когда же он успеет обработать и барскую, и свою!.. Тут вопль "землицы бы!" и в самом деле становится признаком какой-то ненасытной жадности.
  

ОЧИЩЕНИЕ

  
   На Меньшикова нашла полоса чистоплотности. Академический съезд3 заставил его призадуматься. "Слишком много на съезде афиширования патриотизма, подчеркивания национализма, верности, преданности, искания покровительства с коммерческим оттенком". Вот этот-то "коммерческий оттенок" и вызвал тошноту в нашем бессребренике. "Разрастанию академизма мешает излишняя черносотенность",- прибавляет он. С одной стороны, "коммерческий оттенок", с другой - "излишняя черносотенность", а в общем, значит, излишняя черносотенность с коммерческим оттенком.
   Характеристика, нечего сказать, травильная. И чтобы оздоровить великое дело академизма, Меньшиков рекомендует создание нового академического союза "без покровительства и материальных выгод". Тогда получится союз молодежи, которая не будет заниматься политикой, не будет спекулировать на протекции сильных мира сего, не будет тянуться к "темным деньгам". Казалось бы, лучшего и желать нельзя.
   Но тут возникает один вопрос: а какой смысл идти тогда молодежи в этот союз?
   Какой смысл, например, Меньшикову писать в "Новом времени" - без гонорара или за скромный гонорар? Ведь на таких условиях он и в порядочной газете мог бы сотрудничать. То же и с "желающими учиться".
   В том и трагедия всего того мира, который охватывает и Меньшикова, и академистов, и многое-многое другое, что существовать он может только "черненьким", а как только начнете его "очищать", от него вообще ничего не останется.
  

НА ПУТИ К ВЛАСТИ

  
   "Капля пробивает камень не силою своей, а непрерывным падением" - говорит римская пословица. Совершенно по тому же правилу пробивает себе дырку к власти через камень сплоченной реакции и граф Витте.
   Любопытно наблюдать, как этот опытный и настойчивый политикан медленно и неутомимо реабилитирует себя на протяжении шестилетней опалы. Сначала патриотические речи в Государственном совете, в которых он старался очиститься от конституционной скверны. Потом реабилитационно-рекламная литература, сочиняемая и распространяемая руками его друзей: и "Большой человек", и брошюры г. Морского4. Потом нашумевшая полемика с Гучковым. Постоянное напоминание о себе в кем-то сочиняемых газетных заметках, содержание которых тотчас же опровергалось им в интервью.
   Шаг за шагом - словно чья-то чужая воля пододвигала этого человека к тому месту, где написано: "Производства и назначения". А сейчас, по сообщению телеграмм, когда на очереди крупные перемены в министерствах, граф Витте вдруг, ни с того ни с сего, скромно намекает в Царском Селе, что желает оставить политическую карьеру. И шахматный ход был правильно и точно рассчитан. "Желание это не получило одобрения" - говорит депеша.
   А тут же рядом уже передается слух о комбинации совета министров, в котором фигурирует и граф. Витте.

П. О.

   "Одесские новости",
   17 марта 1912 г.
  
   Перепечатывается впервые.
   1 Мария-Антуанетта - французская королева, жена Людовика XVI.
   2 Барон Фалькерзам, член Государственной думы, октябрист.
   3 Съезд "академистов происходил с 11 до 14 марта 19 н2 г. в Петербурге. Это был съезд черносотенных студентов и профессоров, направленных на удушение освободительного студенческого движения. В работе съезда принимали участие В. Пуришкевич, обер-прокурор синода Саблер, архиепископ Антоний Волынский.
   4 Пьеса И. Колышко "Большой человек" и брошюры Морского были написаны с целью прославления Витте. См. фельетон "В кривом зеркале" (No 77) и прим. к нему.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 375 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа