Главная » Книги

Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале

Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале


  

В. В. Воровский

  

В кривом зеркале

  
   В. В. Воровский. Фельетоны
   Издательство Академии наук СССР, Москва, 1960
  

ЗЛОПОЛУЧНЫЕ ЭКСПРОПРИАТОРЫ

  

"В Варшаве ночью произведена экспроприация в конторе польской газеты "День". Захвачена касса и рукописи".
Из газет.

   Был самый горячий момент.
   Типография работала вовсю. Спешили набрать ночные телеграммы. Театральный рецензент, зевая, писал нечто нечленораздельное о сегодняшнем спектакле.
   Редактор просматривал сверстанный первый лист, у корректора в глазах плавали черные мухи, три-четыре репортера курили и хвастались, рассказывая небылицы из своей жизни.
   И в этот горячий момент вдруг раздалось роковое:
   - "Руки вверх!"
   Все обмерли. Театрал с трагическим жестом упал в обморок. Редактор юркнул в корзину и зарылся в бумагах. Остальные стояли как окаменелые.
   А молодцы тем временем приступили к "работе".
   Добравшись до письменного стола редактора, они выволокли все бумаги и положили их в приготовленный мешок.
   Затем начали взламывать кассу. Но касса была крепка и не поддавалась.
   Недолго думая, они захватили всю кассу и ушли.
   Запирая дверь, последний из них показал еще раз браунинг и грозно промолвил:
   - Не шевелитесь и не зовите на помощь, пока мы не дойдем до дому. Иначе мы тотчас же вернемся и унесем шрифт и машины!!
   И исчез.
   Прошло с полчаса тяжелого ожидания. Никто не шевельнулся с места.
   - А может быть, они уже дошли до дому? - робко спросил один из наборщиков.
   - Шш... тише,- зашипел из корзины редактор.
   И опять прошло полчаса.
   - А может...
   - Шш... Тише...
   Время шло. И только, когда первые газетчики ввалились в типографию, мученики печатного слова начали приходить в себя.
   А тем временем экспроприаторы потели и маялись над кассой.
   После долгих усилий им удалось вскрыть ее. Но каково было их негодование, когда они нашли в ней всего 1 руб. 43 коп., да расписки от сотрудников.
   - Негодяи! Мерзавцы! Экспроприаторы! - ревел коновод, напрасно расцарапавший палец при вскрытии кассы.
   - А еще прогрессивная газета!- меланхолически заметил другой.- Везде тот же обман и шантаж! Эх-ма!
   Разочаровавшись в кассе, они принялись за бумаги в надежде найти что-нибудь ценное.
   И тут произошло нечто странное.
   Коноводу экспроприаторов досталось прочесть статью популярного передовика. Передовик был человек благородный и сентиментальный, преисполненный любви к человечеству и веры в прогресс.
   Но едва экспроприатор дочитал до половины передовицы, как он начал страшно сопеть носом, взор его осоловел, члены размякли, он весь стал какой-то дряблый, вяленый - и через две-три минуты храпел самым непочтительным образом.
   Совершенно другая судьба постигла его товарища. Человек флегматичный, уравновешенный, спокойный, он наткнулся на декадентское стихотворение, написанное к тому же доморощенным начинающим поэтом.
   Он внимательно прочел и в недоумении пожал плечами. Опять прочел, напрягая мысль и стараясь вдуматься в каждое слово,- и опять видно было, что он ничего не понял.
   Отложил рукопись. Но его тянул к ней таинственный смысл бессмысленного. Снова начал читать и уже не мог оторваться. С каждым разом он становился все возбужденнее, начал быстро ходить по комнате и все громче декламировать злополучное стихотворение. На все вопросы товарищей он отвечал непонятными, несвязными, рифмованными фразами.
   Под утро его свезли в сумасшедший дом.
   Но этим не ограничилось злополучие экспроприаторов.
   Третьему из них попал в руки фельетон очень чувствительного и любвеобильного человека.
   Фельетонист доказывал, что неблагородно нападать на безоружного человека сзади и нечестно вытаскивать у нищего из кармана носовой платок. И все это с глубоким убеждением, со слезой в стиле, и все на 300 строчках.
   Это чтение не прошло безнаказанно для бедного экспроприатора.
   Уже с половины фельетона лицо его просветлело и на глазах показались слезы. К концу его он рыдал, как ребенок, так что товарищи вынуждены были вышвырнуть его на улицу.
   Очутившись на улице с рукописью в руках, он немедленно отправился на квартиру к фельетонисту, поднял его с постели, и вот произошла между ними такая трогательная сцена единения и братства, что от пролитых слез в квартире развелась сырость, а от вздохов чуть не задохлись обитатели.
   Так пали жертвой силы проникновенного слова трое озверелых людей. Оставшиеся невредимыми товарищи их тут же присягнули на отмычке никогда не брать в руки писаной или печатной бумаги, кроме векселей, кредитных билетов и процентных билетов.

Фавн

   "Одесское обозрение",
   10 декабря 1908 г.
  
   Перепечатывается впервые.
  

Другие авторы
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Баранов Евгений Захарович
  • Кузмин Михаил Алексеевич
  • Перовский Василий Алексеевич
  • Дурново Орест Дмитриевич
  • Горбунов Иван Федорович
  • Журовский Феофилакт
  • Воронцов-Вельяминов Николай Николаевич
  • Лачинова Прасковья Александровна
  • Рид Тальбот
  • Другие произведения
  • Самарин Юрий Федорович - Ю. Ф. Самарин: биобиблиографическая справка
  • Есенин Сергей Александрович - Песнь о Евпатии Коловрате
  • Литке Федор Петрович - Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге "Новая Земля"
  • По Эдгар Аллан - Разговор между Эйросом и Хармионой
  • Костомаров Николай Иванович - Лжедмитрий Первый
  • Чехов Антон Павлович - Рассказы и повести 1888-1891 гг.
  • Шершеневич Вадим Габриэлевич - (О творчестве Маяковского)
  • Курсинский Александр Антонович - Бодлер. Стихотворения
  • Державин Гавриил Романович - Стихотворения
  • Дживелегов Алексей Карпович - Ю. Девятова. Триумф и трагедия отечественного либерализма
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 349 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа