Главная » Книги

Вега Лопе Де - К. Державин. Драматургия Лопе де Вега

Вега Лопе Де - К. Державин. Драматургия Лопе де Вега


1 2 3

name=0>

К.Державин. Драматургия Лопе де Вега

--------------------------------------
  ББК 84.4 Исп.
  В26
  Вега, Лопе де Избранные драматические произведения: В 2 т. Т. 1.
  M.: TEPPA, 1994.
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  Имя Лопе де Вега - "чуда природы", как называли великого драматурга его восхищенные современники, - по праву возглавляет блестящую плеяду деятелей испанского национального театра XVI-XVII веков. Проза Сервантеса, живопись Веласкеса и поэтическая драма Лопе де Вега явились вершинами испанской национальной культуры позднего Возрождения, ценнейшим вкладом испанского народа в общую сокровищницу мировой культуры.
  За Лопе де Вега навсегда осталась слава главы классической национальной драмы, наставника и учителя не одного поколения драматургов. С его творческой биографией сочетается прежде всего представление о мощной творческой энергии его народа, проявившейся в расцвете испанской национальной культуры XVI-XVII веков.
  Жизнь и творческая деятельность Лопе де Вега совпали с наиболее критическим периодом в истории феодально-абсолютистской Испании.
  Уже со второй половины XVI века "политический и социальный упадок Испании обнаруживал все позорные симптомы медленного разложения" {К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. X, Партиздат, 1933, стр. 720-721.}. Глубокий экономический кризис, надолго задержавший развитие производительных сил страны, цепкость костеневшей феодальной системы и реакционный режим, установленный диктатурой грандов, князей католической церкви и бюрократических верхов, обрекли Испанию на ту длительную агонию, которую представляла собой ее история на протяжении всего XVII века. Бремя феодально-абсолютистского строя тяготело не только на широких народных массах, но и на некоторых экономически неустойчивых слоях среднего и в особенности низшего дворянства.
  Под деспотической властью феодально-абсолютистской монархии, в условиях материального оскудения и жестокой эксплуатации испанский народ сохранял, однако, ту энергию стойкого сопротивления, которая была воспитана в нем многовековой борьбой за освобождение от мавританского ига и вооруженными восстаниями против феодалов-помещиков. Кастильский крестьянин не стал крепостной собственностью кастильского землевладельца, и испанский народ в условиях деспотического режима упорно защищал остатки тех вольностей, которые он завоевал на предшествовавших этапах своей истории. В идейной жизни XVI-XVII веков и, в частности, в испанской литературе и испанском искусстве сопротивление народа гнету феодализма имело решающее значение для развития прогрессивных традиций национального Возрождения.
  В отличие от некоторых других стран в Испании XVI-XVII веков, в особенности в период позднего Возрождения, буржуазия не выступала в качестве значительной движущей силы культурного развития страны. Объясняется это тем, что уже к середине XVI века она как класс не занимала самостоятельного экономического и политического места в жизни государства. В Испании "аристократия приходила в упадок, не потеряв своих самых вредных привилегий, а города утратили свою средневековую мощь, не получив современного значения" {К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. X, Партиздат, 1933, стр. 721.}. Поэтому в особом положении здесь оказались некоторые слои мелкого дворянства, испанской шляхты - идальгии, испытывавшей на себе все разрушительные последствия экономического и социально-политического упадка страны.
  Процесс оскудения и расслоения массы низового испанского дворянства, приводивший, с одной стороны, к появлению своеобразного социально-бытового типа люмпен-дворянина, а с другой - к образованию специфического сословия служилой идальгии - верной опоры господствовавшего реакционного режима, способствовал вместе с тем выделению из этой пестрой социальной среды слоя демократизировавшейся и тем самым оппозиционной дворянской интеллигенции.
  Оппозиционными настроениями этой интеллигенции в значительной мере питалась испанская литература XVI-XVII веков. В процессе идейной демократизации эта интеллигенция выступала и как выразитель оппозиционных настроений народных масс. Классическим примером в данном случае является Сервантес, создатель типичнейших образов испанского идальго и испанского крестьянина, Дон Кихота и Санчо Пансы.
  Усиление феодально-абсолютистской реакции в последние десятилетия XVI и в первой трети XVII века стимулировало рост оппозиционных настроений не только у низового дворянства, но и у других категорий дворянского сословия, примером чего может служить творчество великого сатирика XVII века Франсиско де Кеведо.
  Своеобразие социально-экономической истории Испании XVI века, установление в ней "азиатской", по определению К. Маркса, формы абсолютной монархии и крайняя агрессивность всей реакционной надстройки в идейной жизни эпохи обусловили и некоторые существенные особенности испанского Возрождения. Поскольку абсолютная монархия не выступала здесь в качестве цивилизующего центра и основоположника национального единства, а национальная буржуазия не сложилась в ту общественно-политическую силу, которая могла бы стать ведущим началом культурной жизни страны, в испанском Возрождении возобладали традиции народного, демократического сознания. К этим традициям обращались лучшие представители низовой дворянской, оппозиционно настроенной интеллигенции, а также отдельные выходцы из ремесленно-буржуазной среды, к числу которых принадлежал и Лопе де Вега. В силу создавшихся социально-политических условий классовые и сословные перегородки между этими социальными категориями оказывались настолько шаткими и тонкими, что свободный кастильский крестьянин мог сознавать себя равным дворянину - идальго, а деклассировавшийся и оскудевавший дворянин переживал процесс глубокой демократизации своего мировоззрения. Это обстоятельство наложило особый отпечаток на идейное и художественное содержание литературы испанского Возрождения, необычайно усилив в ней, в особенности в ее драматургии, народное, демократическое начало, противостоявшее
  
  силам
  
  абсолютистско-деспотической, феодально-аристократической и церковной реакции.
  Если экономическая и политическая действительность в Испании XVI-XVII веков уничтожила ряд предпосылок для всестороннего развития культуры Возрождения и в ряде случаев подчиняла ее идейным интересам феодально-абсолютистской и клерикальной реакции, то тем острее в идейной жизни страны выявлялось демократически-оппозиционное, народное начало этой культуры. Давние и устойчивые традиции народного самосознания сочетались с философскими устремлениями высокого и радикального в своем политическом содержании гуманизма. Недаром именно в условиях реакционного политического режима и террора инквизиции в Испании столь широко дискутировались проблемы совершенного народоправства, а утопическая концепция "золотого века" счастливого человеческого существования заняла такое важное место в мировоззрении и Сервантеса и Лопе де Вега.
  Наши представления о своеобразии испанского Возрождения были бы односторонними и неполными без учета того давления, которое господствовавший режим оказывал на творческую мысль даже крупнейших представителей национальной литературы. Этим давлением в известной мере объясняются те идейные противоречия испанского Возрождения, которые выявились в его литературе. Пережитки аристократической ограниченности в решении ряда проблем современной жизни и невозможность выйти за пределы религиозной догмы зачастую оказывались не только следствием вынужденного подчинения господствовавшему идейному режиму. Они свидетельствовали и о неравномерности развития личного и общественного сознания творческой индивидуальности, отдельные стороны которого не изживали или не преодолевали тяготевшую над ними власть феодально-абсолютистской и церковно-инквизиторской надстройки. Это находило свое отражение и в эстетическом облике испанской литературы XVI-XVII веков, отличавшемся у отдельных писателей контрастным сочетанием подчеркнутого реализма с идеалистической условностью воссоздания действительности. От подобных контрастов не был и не мог быть свободен и творческий путь Лопе де Вега, но определяющим его началом являлась та глубокая его народность, которую Пушкин назвал великой.
  В лучших своих произведениях Лопе де Вега воплотил наиболее передовые устремления национального испанского Возрождения. Органическое слияние в его драматургии гуманистической мысли и традиций испанской народной культуры обеспечило долговечность этой драматургии. Она и сейчас еще захватывает читателя и зрителя глубиной своего реализма, высокой поэтичностью и необычайным богатством воображения.
  Лопе Фелис де Вега Карпьо родился в Мадриде 25 ноября 1562 г. Его родители были крестьяне, уроженцы горной Астурии. Отец писателя, Фелис де Вега, занимался в столице золотошвейным промыслом, обладал некоторым достатком и приобрел себе патент на дворянское звание. Рассудительный "мещанин во дворянстве", он постарался вывести своего сына в люди и дал ему хорошее образование. Лопе учился сначала в Коллегии ордена театинцев, затем в университете Алькала де Энарес и в Королевской академии математических наук.
  Уже в раннем возрасте Лопе отличался феноменальной восприимчивостью к наукам, способностью к языкам и литературными талантами. Десяти лет он перевел с латинского поэму римского писателя Клавдиана "Похищение Прозерпины", а с одиннадцати, как он сам свидетельствует об этом, стал сочинять комедии.
  Некоторое время юный Лопе служил в пажах у епископа Херонимо Манрике, а в 1583 г., по некоторым сведениям-, принимал участие в военной экспедиции на Азорские острова. Вскоре он уже обратил на себя внимание как поэт, и Сервантес с похвалой отозвался о нем в своем пастушеском романе "Галатея" (1585). К концу 80-х годов относятся первые выступления Лопе де Вега как профессионального драматурга, сблизившие его с закулисным миром, с актерской средой. Он увлекся одной из популярных мадридских артисток - Еленой Осорьо, дочерью театрального антрепренера Херонимо Веласкеса. Связь Лопе с замужней актрисой длилась около пяти лет. Она окончилась разрывом после того, как у Елены Осорьо появился новый, более богатый поклонник. Лопе имел неосторожность пустить по адресу своей коварной возлюбленной и принявшего сторону дочери Веласкеса несколько злых эпиграмм. Отец и дочь возбудили против него судебное дело о клевете. В 1588 г. Лопе решением коронного суда был приговорен к удалению из столицы на восемь лет и из пределов Кастильи на два года.
  Через три месяца после оглашения этого приговора Лопе де Вега женился на дочери придворного герольда Исабеле де Урбина, а через три недели после свадебной церемонии отбыл на борту галеона "Святой Иоанн" к британским берегам в качестве солдата - участника похода "Непобедимой армады". На палубе корабля им была написана поэма "Красота Анджелики" ("La hermosura de Angelica", опубликована в 1602 г.), в которой он стремился соперничать с "Неистовым Роландом" Ариосто.
  По возвращении из этого бесславно и трагически закончившегося похода Лопе обосновался на некоторое время в Валенсии. Написанными здесь комедиями он оказал большое влияние на развитие так называемой "валенсианской" драматургической школы, крупнейшим представителем которой являлся Гильен де Кастро.
  Девяностые годы были периодом быстрого и интенсивного становления национальной драматургической системы, которая была творчески реализована и теоретически осмыслена главным образом Лопе де Вега. "Появился, - вспоминал про это время в 1615 г. Сервантес, - чудо природы - великий Лопе де Вега и стал самодержцем в театральной империи" {М. де Сервантес Сааведра. Избранные произведения. М.-Л., 1948, стр. 131. (Перевод Н. Любимова.)}. Слава Лопе де Вега облетела всю Испанию. Выходившие одна за другой из-под его неутомимого пера комедии ставились во всех испанских театрах.
  В 1590 г. Лопе удалось переселиться поближе к Мадриду. Он поступил в качестве секретаря на службу к Антоньо Альваресу де Толедо, герцогу Альба. Жизнь складывалась для Лопе де Вега так же, как и для многих других его собратьев по перу. Будучи уже широко известным писателем, он пребывал во дворце одного из самых высокопоставленных вельмож испанского королевства, родственника кровавого Альбы, душителя Нидерландов, в скромной должности письмоводителя - стилиста, не обладавшего никакими особыми правами в многочисленной герцогской свите.
  На службе у герцога Альба, сначала в Толедо, затем в Альба де Тормес, Лопе находился до 1596 г., создав за это время ряд комедий, в том числе "Учителя танцев" ("El maestro de danzar", 1594) и пасторальный роман "Аркадия" ("La Arcadia", опубликован в 1598 г.). В 1595 г. скончалась его жена, а вслед за нею и две малолетние дочери Лопе де Вега. Примерно к этому же времени относится начало связи Лопе де Вега с одной из талантливейших артисток его времени, Микаэлой де Лухан, связи, длившейся до 1613 г.
  К 1598 г. драматург переселился в Мадрид. Здесь он служил секретарем сначала у маркиза де Мальпика, затем у маркиза де Сарриа: В том же году состоялся его брак с Хуаной де Гуардо, дочерью крупного мясоторговца-оптовика. Продолжая работать для театра, Лопе де Вега в то же время опубликовал поэму "Песнь о Драконе" ("La Dragontea", 1598), изображавшую гибель ненавистного Испании английского адмиралапирата Фрэнсиса Дрейка, поэму о легендарном покровителе Мадрида "Исидор" ("Isidro", 1599) и назидательно-авантюрный роман "Странник в своем отечестве" ("El peregrine en su patria", 1604), представляющий особый интерес для биографов и исследователей приложенным к нему списком, - невидимому, неполным, - созданных драматургом до 1604 г. двухсот девятнадцати комедий.
  В 1605 г. Лопе стал секретарем Луиса Фернандеса де Кордова-и-Арагон, герцога Сесса (1579-1642). Обширная переписка между драматургом и его патроном служит ценнейшим источником биографии Лопе и материалом для характеристики мадридской литературной и светской жизни. Хотя герцог Сесса и ценил творческий гений своего секретаря, тем не менее он смотрел на него преимущественно как на своего поверенного и наперсника. В многочисленных героях любовных авантюр и представителях золотой столичной молодежи, действующих в комедиях Лопе де Вега, проступают черты облика его мецената.
  Первые два десятилетия XVII века были периодом необычайной продуктивности великого драматурга. В поэтическом трактате "Новое искусство сочинять комедии в наше время" ("Arte nuevo de hacer comedias en este tiempo", 1609) он упоминает о, том, что написал четыреста восемьдесят три пьесы. В предисловии к XI части собрания своих комедий, вышедшей в свет в 1618 г., драматург говорит уже о восьмистах своих драматических произведениях. А через два года в предисловии к XIV части этого же собрания сообщается, что число их достигло девятисот.
  Первая часть собрания комедий Лопе де Вега была издана без ведома и участия автора в 1604 г. Только начиная с IX части, выпущенной в 1617 г., издание это стало осуществляться под наблюдением самого драматурга, который и довел его до XX части, напечатанной в 1625 г. Части XXI-XXV были изданы уже после кончины Лопе де Вега его зятем Луисом де Усатеги.
  Наряду с огромным количеством комедий, созданных Лопе де Вега до конца 20-х годов XVII века, множится количество его поэтических и прозаических творений. В 1608 г. он опубликовал большую эпическую поэму "Завоеванный Иерусалим" ("La jerusalen conquistada"), в 1612 r.- роман в стихах и прозе "Вифлеемские пастухи" ("Los pastures de Belen"), в 1614 г. - сборник "Священные стихи" ("Rimas sacras"), в 1621 г. - поэму "Соловей" ("La Filomena"), в которой он использовал античное предание о происхождении сладкозвучной птицы для полемики со своими литературными врагами. Между 1621-1624 гг. были написаны четыре новеллы ("Приключения Дианы", "Бедствия из-за чести", "Самая благоразумная месть" и "Гусман Храбрый"), а в 1627 г. опубликована поэма "Трагический венец" ("La corona tragica"), посвященная судьбе Марии Стюарт и доставившая ее автору степень доктора богословских наук.
  Нельзя не обратить внимания на то, что после 1608 г. в литературной деятельности Лопе де Вега, несомненно, усиливается религиозная тематика, кстати сказать, значительно слабее представленная в его драматургии, где Лопе отнюдь не обнаружил тех качеств драматурга-богослова, которые отличали таких его современников, как Тирсо де Молина или Мира де Амескуа, не говоря уже о Кальдероне. Клерикальная реакция могла оказать известное влияние на впечатлительного и, по-видимому, податливого к внешним воздействиям писателя, но она бессильна была превратить его талант в "слугу теологии".
  В 1609 г. Лопе де Вега получил звание "приближенного" (familiar) святейшей инквизиции, то есть лица, пользовавшегося доверием этого страшного учреждения и вместе с тем обязанного являть собой пример преданности католической церкви. Нет никакого сомнения в том, что этот акт инквизиционных властей имел свой особый умысел и расчет. Он должен был связать руки одному из крупнейших писателей страны и подчинить его творчество интересам церковной реакции.
  В 1610 г. Лопе де Вега состоял уже членом двух религиозных братств, а в 1612 г. вступил в религиозную, полумонашескую организацию "терциариев" ордена св. Франциска Ассизского. В дальнейшем он получил священнический сан. Все это, однако, не избавило драматурга от придирок духовной цензуры и косых взглядов влиятельных церковников. Творческая натура Лопе де Вега восставала против налагавшихся на нее церковно-религиозных обязанностей и предписаний. Противоречия между внушениями церковников, с одной стороны, и свойственным Лопе де Вега страстным чувством жизни, его вольным гуманистическим мировоззрением - с другой, разрешались бурными протестами великого драматурга против ограничения его творческой свободы, протестами, явственно звучавшими в его произведениях.
  Литературная деятельность Лопе де Вега продолжалась между тем с неослабевавшей интенсивностью. В 1625 г. он исчислял количество своих драматических произведений цифрой одна тысяча семьдесят, а в поэтическом послании к своему давнему другу Клаудьо Конде ("Egloga a Claudio"), написанном в 1632 г., умножил их до тысячи пятисот. Эта же цифра фигурирует и в заключительных словах одной из поздних комедий Лопе - "Девушка с кувшином".
  На пороге 30-х годов, после выхода в свет поэмы "Трагический венец", религиозная тематика в творчестве Лопе де Вега значительно ослабевает. Для произведений этого периода, как и для лучших его комедий, характерны жизненность конфликтов и ситуаций, оптимизм, юмор и тончайший лиризм.
  Вместе с Сервантесом, Белесом де Гевара, Висенте Эспинелем и другими крупными писателями Лопе де Вега состоял членом поэтической Академии парнасцев, а затем Лесной академии. С его пребыванием в последнем литературном обществе была, по-видимому, связана резкая полемика великого драматурга и одного из создателей литературного испанского языка с поэтической школой "гонгоризма" ("культизма") - продуктом упадка и разложения принесенных из итальянских литературных салонов учено-кабинетных традиций поэзии аристократического Ренессанса.
  В 1630 г. Лопе де Вега опубликовал поэму "Лавр Аполлона" ("El laurel de Apolo"), содержавшую широкий обзор современной ему литературной жизни и характеристики двухсот восьмидесяти испанских и португальских писателей, тридцати шести иностранных поэтов и двадцати четырех древних авторов. В 1632 г. Лопе напечатал давно уже созданное им "действо в прозе" - "Доротею", появление которой в свет именно в это время следует оценивать, как вызов господствовавшей ханжеской морали католической реакции и свидетельство о жизненности лучших традиций испанской реалистической прозы, восходивших к прототипу и образцу избранного драматургом жанра - знаменитой "Трагикомедии о Калисто и Мелибее", более известной под именем "Селестины" ("Celestina", напечатана в 1499 г.).
  Уже упомянутая "Эклога к Клаудьо", поэмы "Амарилис" ("Amarilis", 1633) и "Филида" ("Fills", 1635), прелестная шуточная поэма, пародировавшая итальянский рыцарский эпос, "Война котов" ("La gatomaquia", 1634) и философскоутопическая поэма "Золотой век" ("El siglo de oro", 1635) были последними крупными поэтическими творениями Лопе де Вега. Повидимому, последним драматическим произведением семидесятидвухлетнего писателя была комедия "Подвиги Белисы" ("Las bizarrias de Belisa", 1634).
  Двадцать седьмого августа 1635 г. Лопе де Вега скончался. На его похоронах присутствовали толпы народа. Погребен он был в церкви св. Себастьяна, которую в 1937 г. разрушила бомба фашистских агрессоров. Памяти Лопе де Вега были посвящены два сборника: "Посмертное прославление" ("Fama postuma"), изданное другом и учеником Лопе - Хуаном Пересом де Монтальбан при участии ста пятидесяти трех испанских писателей, и "Поэтические похороны" ("Essequie poetiche"), составленные сто четырьмя итальянскими поэтами и напечатанные Фабьо Франки в Венеции. Официальные испанские круги воздержались Ът каких-либо знаков внимания к памяти великого национального писателя. Королевский совет отклонил просьбу городского управления Мадрида о торжественном погребении его праха. В 1644 г. этот же совет в своем постановлении о театрах и театральном репертуаре предписал изъять из репертуара "почти все представлявшиеся до сих пор пьесы", в сюжеты которых "были вплетены любовные истории, и, в особенности, сочинения Лопе де Вега, которые принесли столько вреда добрым нравам" {Е. Cotarelo у Могi. Controversies sobre la licitud del teatro en Espana. Madrid, 1904, p. 164.}.
  Плодовитость Лопе де Вега как писателя и, в частности, как драматурга была феноменальной. О масштабах его литературного наследия могут дать представление пятьдесят тысяч стихов одних только эпических его поэм и две тысячи девятьсот восемьдесят девять написанных им сонетов, что составляет в свою очередь около сорока двух тысяч стихотворных строк.
  Что касается драматургического наследия Лопе де Вега, то уже в 1615 г. Сервантес отметил: "Он покорил и подчинил своей власти всех комедиантов и наполнил мир своими комедиями, удачными, хорошо задуманными и составляющими в общей сложности более десяти тысяч листов... те же, кто пытался соперничать с ним и разделить его славу, - а таких было много, - все вместе не написали и половины того, что написал он один" {M. де Сервантес Сааведра. Избранные произведения. M.-Л., 1948, стр. 131. (Перевод Н. Любимова.)}.
  В конце своей жизни сам Лопе де Вега определял, как мы уже знаем, количество написанных им пьес цифрою одна тысяча пятьсот. В составленной Монтальбаном вскоре же после смерти драматурга его биографии говорится о тысяче восьмистах комедиях и четырехстах "священных действах" {"Священное действо" (el auto sacramental) - особый жанр культовой драматургии, одноактная аллегорическая пьеса на тему о "таинстве" причастия, исполнявшаяся в день праздника тела господня.}, что представляется явным преувеличением или результатом недостаточно точного подсчета. В настоящее время в печатных изданиях и в рукописях известно четыреста двадцать шесть комедий и сорок восемь "действ", принадлежащих или с достаточным основанием приписываемых Лопе де Вега. Кроме того, известны сто семьдесят девять названий не дошедших до нас или пока не обнаруженных комедий. В этом огромном драматургическом наследии далеко не все произведения обладают равноценной идейной и художественной значимостью. Однако сама цифра созданных Лопе де Вега драматических произведений свидетельствует о необычайной творческой энергии великого драматурга. Первая комедия "Истинный любовник" ("El verdadero amante") была, по признанию Лопе, написана им в 15741575 гг., последняя из известных нам - "Подвиги Белисы" - помечена 24 мая 1634 г.
  Лопе де Вега владел несколькими языками и обладал обширными познаниями в области истории, географии, естественных наук, математики, военного дела, философии и античной мифологии. Он был, как об этом свидетельствуют тексты его пьес, большим знатоком и ценителем испанского фольклора. В общем, культурный облик Лопе являет нам типичного представителя универсальной образованности эпохи Возрождения, для которого поэзия есть всеохватывающее и творческое осознание жизни.
  Сочетание многообразных наблюдений над действительностью и широчайшей литературной культуры явилось почвой всего театра Лопе де Вега и определило ряд его характерных черт. Содержание и направление творческой деятельности великого драматурга определялось глубоким пониманием исторических основ народной жизни, чаяний и запросов массового, демократического зрителя, стекавшегося в "коррали" {Исп. el corral - буквально: двор, загон, а также театральное помещение, театр.} испанских городов и местечек.
  Свои воззрения на драму Лопе де Вега - изложил в стихотворном трактате "Новое искусство сочинять комедии в наше время". Трактат этот был адресован Мадридской академии, то есть одному из тех литературных салонов, в которых утверждались и санкционировались идеалы учено-гуманистической литературы и высокие нормы классицистской поэзии. Этим обстоятельством объясняются некоторые особенности текста трактата, обращенного к лицам, предубежденно и в достаточной степени отрицательно относившимся к самой идее теоретического обоснования "простонародной", внеклассицистской национальной драматургии.
  "Новое искусство сочинять комедии" содержит ряд основных формулировок национальной драматургической системы и охватывает узловые моменты той борьбы между сторонниками ренессансного классицизма (Архенсола, Рей де Артьеда, Суарес де Фигероа, Олива де Сабуко и др.) и приверженцами национального своеобразия драмы (Хуан де ла Куэва, Карлос Бойль, Рикардо де Турия, Тирсо де Молина), которая закончилась победой национального стиля.
  Обращает на себя внимание резкая полемичность самого заглавия трактата, ибо использованный в нем термин "arte" - "искусство, наука" - присваивался до тех пор именно классицистской системе драмы и указывал на ее высокую литературность, ученость и связь с заветами античной науки о поэзии. Все, что выходило за пределы классицистской нормы, считалось пригодным только для грубых умов и для примитивной эстетической культуры "простонародья" (el vulgo). Трактат Лопе - это манифест новатора, это протест против утвержденных норм литературной науки.
  Утверждая независимость национальной драмы, живущей не механическим следованием нормам античной поэтики, а интересами своего времени и своего широко демократического зрителя, - это утверждение красной нитью проходит через весь трактат, - Лопе строит свою полемическую тактику на стремлении, сохраняя видимый пиэтет к классицизму, обеспечить за национальной системой право на самостоятельную ценность и самостоятельное место, как массового, народного жанра драматической литературы. В его глазах это стремление оправдывается, в частности, и тем, что национальная драматургия фактически уже завоевала господство на народной сцене:
  
  
  Но мы в Испании так удалились
  
  
  От строгого искусства, что сейчас
  
  
  Ученые должны молчать у нас {*}.
  {* Хрестоматия по истории западноевропейского театра, т. I. Сост. и ред. С. Мокульского. М., 1953, стр. 323-327. (Перевод О. Румера.)}
  Исходя из победы национальной системы, "Новое искусство" выдвигает ряд решительных утверждений,
  по
  существу
  своему
  опровергающих учено-классицистскую поэтику драматургии и основанных на творческой практике национальной драмы.
  К этим утверждениям принадлежит, в частности, требование "смешения трагичного с забавным" или "смеси возвышенного и смешного", мотивируемое законами самой природы, которая, как пишет Лопе,
  
  
  
   ...тем для нас прекрасна,
  
  
  Что крайности являет ежечасно.
  Отрицая, таким образом, единство жанрового стиля драмы, Лопе, в согласии с практикой национальной системы, отрицает и единство времени и единство языкового облика драматического, произведения. Эти отрицания, направленные в адрес учено-классицистской теории драматургии, влекут за собой ряд положительных утверждений, основанных на ясно высказанной в ряде мест трактата мысли о том, что театр и драматургия являются достоянием народа и могут развиваться лишь на пути народной, демократической эстетики, которая является эстетикой реализма.
  Пользуясь для обозначения понятия реализма термином "правдоподобие", Лопе подчиняет всю положительную сторону своего трактата идее жизни, воплощаемой в драме средствами национального художественного стиля. Постепенно развертывая характеристику этих средств и оправдывая их законность, как непременных элементов национальной системы драматургии, Лопе убежденно завершает свой трактат утверждением жизненного начала испанской комедии {Термином "комедия" (comedia) в старой испанской драматургии именовалась, независимо от характера ее сюжета, любая трехактная, написанная в стихотворной форме пьеса.}:
  
  Зеркалом жизни назвать почему мы комедию можем?
  
  
  Что она юноше дать в силах и что старику?
  
  Что в ней, помимо острот, цветов красноречья и разных
  
  
  Нас поражающих слов, можно и должно искать?
  
  Как посредине забав настигает беда человека,
  
  
  С легкою шуткой как переплетается мысль,
  
  Сколько предательской лжи мы нередко у слуг наблюдаем,
  
  
  Сколько лукавства таит женщина в сердце подчас,
  
  Как смехотворен и глуп и несчастлив бывает влюбленный,
  
  
  Как соблюдают черед в жизни прилив и отлив, -
  
  
  Про это все, о правилах забыв,
  
  
  Внимай в комедии: тебе она
  
  
  Покажет все, чем наша жизнь полна.
  Существеннейшими чертами национальной и демократической эстетики комедии, делающей ее комедией жизни, Лопе де Вега считает, кроме смешения "трагичного с забавным", свободного пользования временем и сменой мест действия, сочетания "высокого" и "низкого" речевых стилей, также и целостность действенной линии при разнообразии эпизодов, наличие многообразных поэтических размеров и форм, соответствующих тем или иным внутренним состояниям действующих лиц и внешним обстоятельствам действия, и наличие напряженного ритма драмы с ее типичным для испанского театра трехактным построением.
  Лопе неоднократно подчеркивает особое значение интриги, как организующего начала драматургии, оценивая ее в плане воссоздания жизненной динамики событий, острых конфликтов, многообразных, сменяющих друг друга психологических состояний героев.
  Что касается характеристики сюжетов комедии, то в этой области трактат Лопе оставляет его читателя несколько разочарованным. Фактически он называет лишь две темы современной ему драматургии, далеко не исчерпывавшие, при всей их популярности, сюжетно-тематического многообразия испанского театра:
  
  
  Нет превосходней тем, чем темы чести;
  
  
  Они волнуют всех без исключенья.
  
  
  За ними темы доблести идут, -
  
  
  Ведь доблестью любуются повсюду.
  Объяснение этой очевидной ограниченности номенклатуры драматургической тематики можно искать лишь в своеобразном понимании драматургом терминов "честь" (el honor) и "доблесть" (la virtud), выходившим за пределы их узкого, буквального значения. Вокруг понятия "чести" Лопе объединял, повидимому, многообразные проявления человеческого достоинства, как движущего начала драматических конфликтов, а вокруг термина "доблесть" стоЛь же многообразные примеры героических деяний. В таком случае есть основания полагать, что Лопе де Вега теоретически обобщал здесь свой творческий опыт создания образов некоторых положительных героев национальной драматургии, не остановившись, к сожалению, на ряде других проблем идейного содержания своего театра.
  "Новое искусство" Лопе де Вега - это целостная поэтика испанской национальной драмы в эпоху ее расцвета. Наиболее важным моментом в "Новом искусстве" было утверждение свободы творческой инициативы и творческого воображения драматурга. На практике это означало решительный поворот к реализму, в противовес учено-доктринерскому, схоластико-аристотелевскому драматургическому методу. Вместе с тем это означало, что драматург ориентируется не на суждения и литературную культуру замкнутого круга ценителей поэзии, а на вкусы, потребности и мироощущение широкого народного зрителя. Учено-литературной науке, доктрине поэзии Лопе противопоставляет поэтому понятие "природы" (la naturaleza) и как источника и как цели драматургического творчества. Это влечет за собою и признание верховными законами драмы законов отражения действительности на основе единого для драматурга и зрителя мировоззрения и национального вкуса. Самостоятельность и правомочность этого национального вкуса, то есть национальной эстетики драмы, Лопе подчеркивает в ответе римского императора Диоклетиана в комедии "Истина в притворстве" ("Lo fingido verdadero") актеру Генезию на его предложение исполнить "Андрию" Теренция или "Хвастливого воина" Плавта: "Представь мне что-либо на новый сюжет, более занимательное, хотя бы и лишенное правил, ибо таков мой испанский вкус. Я не придаю цены правилам, если мне показывают жизнь; меня утомляет строгое искусство, и я знаю писателей, которые, соблюдая поэтическую науку, никогда не достигают естественности".
  Как творческий манифест новой, недавно сложившейся драматургической школы, "Новое искусство" переиздавалось в 1613, 1621 и 1629 гг., то есть именно в те годы, когда наряду с победным шествием национальной драматургии развернулись и бурные дискуссии вокруг ее эстетической законности и правомерности. Самым яростным врагом Лопе и его теорий выступил профессор университета в Алькала де Энарес Педро де Торрес Рамила, напечатавший на латинском языке в опровержение "варварской" и "невежественной" драматургии трактат "Spongia" (1617). В ответ на этот трактат Лопе откликнулся рядом реплик и замечаний в некоторых своих комедиях и поэмой "Соловей". В 1618 г. стараниями друзей и единомышленников драматурга был издан направленный против книги Торреса Рамила сборник "Expostulatio spongiae", в котором, между прочим, профессор Альфонсо Санчес подчеркнул, что драматургия Лопе де Вега сама стала уже системой и образцом для подражания, вытеснившим творения античных и ренессансно-классицистских авторов. К 20-м годам XVII века система Лопе, то есть практика и эстетическая теория национальной драмы, является уже не только общепризнанным фактом, но и предметом национальной гордости. Тирсо де Молина присоединяет к своей комедии "Скромник во дворце" (1624) панегирик театру Лопе и национальному стилю драматургии; Мира де Амескуа в цензурной аппробации XX части комедий "Феникса Испании", как аллегорически величали Лопе его поклонники, отдает предпочтение испанскому драматургу перед античными авторами. С утверждением превосходства националь- ной системы выступает в "Похвальном слове испанским комедиям" (1616) валенсианский писатель Рикардо де Турин (псевдоним Педро Хуана Рехауле) и т. д. Все эти выступления завершаются уже упомянутой "Эклогой к Клаудьо" (1631) самого Лопе де Вега, в которой он подвел итоги своей неутомимой и плодотворной деятельности в области национальной драматургии.
  Творчество Лопе де Вега было, конечно, неизмеримо шире его теоретических положений. Испанская комедия и, в частности, комедия Лопе явилась синтезом всех творческих устремлений испанского национального Возрождения, вобравшим в себя опыт смежных литературных жанров - романа, новеллы, эпической поэмы, лирики, народного романса и т. д.
  Совершенно особую роль в ее формировании следует отвести традициям романсеро, мощному потоку романсной эпиколирической, полной драматизма национальной поэзии. К тому моменту, когда народная традиция романсеро остановилась в своем развитии, место ее в культурной жизни народа заняла национальная комедия.
  Драматургическая деятельность Лопе де Вега продолжалась не менее пятидесяти лет. За столь долгий срок стиль великого драматурга пережил известные этапы своего развития. Наиболее ранние из известных нам его пьес, как, например, "Деяния Гарсиласо де ла Вега и мавра Тарфе" ("Les hechos de Garcilaso de la Vega y того Tarie"), примыкают к той стадии развития национальной драмы, которая была представлена в 70-е годы Хуаном де ла Куэва. Мы встречаем здесь еще деление пьесы на четыре акта, нагромождение эпизодов, обилие параллельно развивающихся сюжетных мотивов, большое число действующих лиц, внезапно появляющихся на сцене и столь же внезапно уходящих, и т. д. Реализм носит здесь еще стихийный характер, драматург не находит еще того целеустремленного ритма, который придал впоследствии испанской драме ее необычайную динамичность.
  Однако уже в 90-х годах в творчестве Лопе наступает период кристаллизации новой системы. К этому же времени комедия окончательно принимает тот поэтический облик, в котором ее реализм нашел гибкую, стремительную, способную к изображению любых психологических состояний и любых ситуаций стихотворную форму.
  На дальнейших этапах своего развития комедия под пером Лопе де Вега приобретает все большую и большую внутреннюю гибкость и подвижность, сюжетную стройность, углубляет психологические характеристики персонажей.
  Даже общий обзор драматургического наследия Лопе убеждает в широте его диапазона. Во времени сюжеты его комедий охватывают период от библейской истории сотворения мира до событий современной Лопе эпохи. В пространстве они выходят далеко за пределы Испании, развертываются во всех четырех известных тогда странах света, переносят зрителя и в Россию, и в Албанию, и в Венгрию, и в Богемию, и в Польшу, и в Америку. Сама Испания представлена в драматургии Лопе почти всеми своими главными городами и всеми провинциями и областями. Огромное количество действующих лиц театра Лопе де Вега охватывает не только множество национальностей, но и еще большее число бытовых типов, профессий, представителей всех сословий и всех слоев общества. Универсальности образов соответствует и универсальность языка Лопе де Вега - одного из самых богатых в лексическом отношении писателей в мире, легко и свободно пользовавшегося самыми различными речевыми стилями.
  Классификация драматургического наследия Лопе де Вега представляет до сих пор одну из труднейших проблем изучения его театра. Внешне единообразная структура комедии с ее непременными тремя актами внутренне оказывается необычайно гибкой и многообразной. В наследии Лопе де Вега мы встречаем все виды и все типы национальной драматургии, представленные в литературной и сценической терминологии эпохи названиями, лишь условно отвечавшими подлинному идейному и художественному содержанию того или иного произведения (Комедия плаща и шпаги, дворцовая комедия, комедия интриги, комедия случайностей и т. д.).
  Если оставить в стороне особый жанр "священных действ" и некоторые побочные, представленные относительно малым количеством образцов жанры, как, например, первое в истории испанского театра оперное либретто "Лес без любви" ("La selva sin amor", 1629), то основной фонд драматургии Лопе де Вега обнаруживает довольно отчетливое деление на комедии, группирующиеся вокруг проблем государственно-исторического, социально-политического и частно-бытового порядка.
  В исторических комедиях внимание драматурга привлекают проблемы государственного устройства родной страны в различные эпохи. К этому же типу комедий относятся пьесы, сюжеты которых почерпнуты из истории других стран и народов, изображаемой в свете тех общих концепций исторического процесса, которые сложились у Лопе де Вега.
  Комедии, разрабатывающие социально-политическую тематику и часто строящиеся на материале прошлого, свидетельствуют о стремлении драматурга разрешить актуальные вопросы современной ему действительности, подвергнуть критике существующий строй, выдвинуть проблемы справедливой организации общественного и политического уклада.
  Бытовая комедия выступает как комедия современных нравов и современной морали, бытовых особенностей "эпохи и конфликтов, происходящих в недрах семейной жизни или в бытовых взаимоотношениях различных сословий.
  Историческая драма представлена у Лопе де Вега значительным разнообразием видов и сюжетов. Внимание драматурга привлекала история античного мира и древнего Востока, история народов Запада и славянских стран, но прежде всего история национальная, начиная с давних кельтиберских времен.
  Среди дошедших до нас комедий Лопе де Вега не менее ста написаны на сюжеты, почерпнутые из исторических преданий; в иных случаях Лопе де Вега пользуется историческими лицами и событиями для создания вымышленной интриги. Значительная часть этих исторических пьес представляет собой летопись многовековой национальной жизни Испании, воплощенную в формах народно-эпической драматургии и строящуюся на богатейшем материале романсеро или же на старых хрониках и трудах позднейших историков ("Всеобщая хроника" в изданиях 1541 и 1602 гг., Окампо, Гарибай, Мариана и т. д.).
  Историческое мировоззрение Лопе де Вега основывается на высокой оценке муниципальных вольностей испанской демократии и старинных "фуэрос", то есть незыблемых прав нации на ограничение королевской власти, на гуманистическом учении о "совершенном" государе и "гармоничном" государственном строе и на живой народно-патриотической идее, вступавшей в непримиримое противоречие с конкретной действительностью.
  Утвердившейся в Испании XVI-XVII веков феодальноабсолютистской монархии азиатско-деспотического типа представители испанского
  гуманизма противопоставляли или идею возрождения сословной монархии с верховным законодательным органом в виде выборных кортесов, представлявших интересы сословий и стоявших на страже народных прав и стародавних вольностей, или же систему своего рода "просвещенного" аб

Другие авторы
  • Франко Иван Яковлевич
  • Фадеев
  • Оредеж Иван
  • Крузенштерн Иван Федорович
  • Ткачев Петр Никитич
  • Митрополит_Антоний
  • Дмитриева Валентина Иововна
  • Гроссман Леонид Петрович
  • Усова Софья Ермолаевна
  • Кржевский Борис Аполлонович
  • Другие произведения
  • Гуро Елена - Стихотворения
  • Достоевский Федор Михайлович - Анри Труайя. Берега Карамазовых
  • Розанов Василий Васильевич - К съезду по семейному воспитанию
  • Столица Любовь Никитична - Библиография
  • Амосов Антон Александрович - Стихотворения
  • Иванов Вячеслав Иванович - Новые маски
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В.А. Соллогуба Книга вторая
  • Соловьев Всеволод Сергеевич - Всеволод Соловьев: краткая справка
  • Боккаччо Джованни - Боккаччо: биографическая справка
  • Аскоченский Виктор Ипатьевич - И мои воспоминания о Т. Г. Шевченке
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 253 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа