Главная » Книги

Духоборы - А. А. Родионов. Духоборы

Духоборы - А. А. Родионов. Духоборы


1 2 3

   Алексей Родионов

ДУХОБОРЫ

  
   Из кн.: А. А. Родионов. СССР - Канада. Записки последнего советского посла. Под ред. Б. А. Кроткова. М., "Алгоритм", 2007.
    Оригинал здесь: http://www.krotov.info/lib_sec/17_r/rod/ionov.htm.
  
    
    
   Провинция Британская Колумбия расположена на западе, на берегах Тихого океана. По природным условиям она не однородна, ибо рассечена горными хребтами; в ней можно встретить самые разнообразные климатические условия. Тихий океан приносит теплые течения и создает мягкий морской климат. В этом благодатном климате расположен город-порт Ванкувер с нежарким лотом и теплой зимой. Во внутренних районах, окруженных горами, климат континентальный. На севере провинции, например, в Смит-Ривере - суровый.
   Столицей провинции является Виктория. Там сосредоточены правительственные учреждения. Виктория принадлежит к числу наиболее самобытных городов Северной Америки. Здесь проживает много пенсионеров. Их привлекает приятный климат, обилие солнечных дней, неторопливый образ жизни. Есть неплохой театр, художественная галерея, музей. Рядом с городом расположился ботанический сад с цветами и деревьями различных климатических поясов земного шара.
   Британская Колумбия богата полезными ископаемыми, а по валовой продукции является одной из ведущих в Канаде. Экономика провинции быстро развивается. Важное место в ней занимает горнодобывающая промышленность. Здесь добывается 10% природного газа, треть каменного угля, 90% молибдена, 30% свинца; добываются также медь, цинк, нефть, серебро, золото. Британская Колумбия богата кедровыми и хвойными лесами. Древесина ценных пород экспортируется в США.
   Важной отраслью экономики Британской Колумбии является туризм. В 1986 году в Ванкувере проходила международная выставка "Экспо-86" и наша страна была ее участницей. В Ванкувере находится штаб-квартира советско-канадского акционерного общества "ЭМЕК-трейдинг", реализующего советские турбины для ГЭС.
   В Британскую Колумбию я приехал, чтобы встретиться с русскими духоборами. Они живут в Гранд Форксе, на самом западе Канады, на приграничных с США землях.
   Духоборы или духоборцы, как они себя называют, - русская христианская община (секта), возникшая во второй половине XVII века. Уже к концу XVII века общины духоборов существовали в Тамбовской, Воронежской и Харьковской губерниях, в землях Войска Донского.
   Считая себя борцами "за дух", духоборы отрицали обрядность православной церкви и ее догмы ("Иже духом Богу служим"). Мировоззрение духоборов изложено в устной "животной книге". Одним из основных догматов своей веры духоборы провозгласили принцип "не убий", что послужило для них основанием к отказу от несения воинской повинности.
   Второе направление - воспитание любви к земле предков, сохранение русскости. В 1898 году около 7400 духоборов были выдворены царским правительством из России за протест против насилия власти и за оппозицию официальной церкви.
   В настоящее время духоборы проживают в основном в двух канадских провинциях - Британской Колумбии и Саскачеване. Район их наибольшей концентрации города Гранд Форкс и Бриллиант и их окрестности.
   Духоборы в Канаде - это уникальное явление в истории человеческих судеб.
   Вместе с ними я провел несколько дней, знакомясь с жизнью общины, ее руководителями, духоборческими традициями, обычаями, посещая богослужения, слупил песни духоборцев.
   Когда я встретился с русскими канадцами, увидел их в работе, побывал в духоборческих домах, на меня произвели неотразимое впечатление их трудолюбие, сердечность, любезность, бережное хранение русского языка и культуры.
   Первая встреча произошла в доме Веригина - почетного председателя "Союза духовных общин Христа". Иван Иванович и его жена Лукерья Петровна пригласили меня на завтрак. Я прибыл к ним рано утром, еще не было восьми. Кроме хозяев, меня тепло встречали Илья Попов, Дмитрий Колесников, другие члены исполкома "Союза духовных общин Христа" и их жены. Я сразу оказался в кругу гостеприимных, добрых, приветливых людей. Встреча произвела на меня глубокое, волнующее впечатление. Я любовался красотой и уютом дома, где все напоминало об их родине - России: портреты Л. Н. Толстого, других русских писателей, картины русских художников - Шишкина, Сурикова. Я обратил внимание на столик, на котором лежали книги русских классиков, советских писателей на русском языке, а рядом стоял книжный шкаф с библиотекой. Неподалеку висело зеркало, окаймленное полотенцем с русскими кружевами.
   Стол, за которым мы завтракали, был уставлен прекрасными русскими блюдами: блинами, пирогами, ватрушками, вареньем, салатами. Духоборы - вегетарианцы.
   Я сижу по правую руку Ивана Ивановича. Он - среднего роста, тогда ему было 64 года. Одет в темно-коричневую косоворотку, подпоясан светлым, серебристого тона пояском. Лицо чистое, свежее, немного загорелое, глаза излучали доброту. Говорил он спокойно, ровно, грамотным русским языком. Никакого пустословия. В его беседе иногда встречались слова, которые в нашей разговорной речи теперь встречаются не часто: "дюже", "ужо", "давеча". Рассказывал о прошлом, что пришлось пережить, о том, как они живут сейчас, о проблемах, волнующих духоборов, в частности, о возможном их переселении на постоянное местожительство на свою Родину - в СССР. В его словах я чувствовал врожденную одаренность и интеллигентность, широкие интересы и отклик на всемирные проблемы.
   С глубоким уважением смотрел я на женщин. Духоборческие женщины всегда стояли и стоят сегодня не позади, а вместе, в один ряд с мужчинами, разделяя с ними все трудности и радости. И если есть сегодня духоборские дети, духоборческие традиции, духоборческое пение, красота, философия - то это потому, что есть духоборческие женщины.
   Социальной базой секты были однодворцы и казачество, т. е. те слои населения, для которых были характерны осознание собственной значимости и дух вольности. Утверждая, что в каждом человеке в памяти, разуме и воле присутствует Святая Троица, духоборческое учение высоко подняло личность человека, поставив его рядом с Богом. Убийство человека духоборцы рассматривали как посягательство на самого Бога. Духоборцы отвергали церковь, кресты и иконы, не признавали посредничество священников между Богом и людьми. Они считали, что государственные законы нужны только тем, кто еще не пошел по правильному пути. На основании этого властями секта считалась "особо вредной" и всегда преследовалась.
   Название "духоборец" говорило само за себя. Главное оружие человека в борьбе со злом, насилием, несправедливостью и другими античеловеческими явлениями - есть человеческий дух, его вера в божескую силу и стремление жить по законам Божьим: без войн и убийств. То есть человек может и должен все спорные проблемы решать на основе разума, а не силы.
   Именно эти убеждения и привели духоборцев к тому, что 29 июня 1895 года, в День святых апостолов Петра и Павла, они в знак протеста против войн и насилия собрали все имеющееся у них оружие и публично сожгли на костре. Произошло это на территории Грузии, где они тогда жили.
   Конечно, сам этот факт не мог иметь решающего влияния на происходящие войны и убийства, но духоборы этим примером убедительно показали, что, уничтожив все оружие, можно хоть что-то сделать для предотвращения войн. Наиболее убедительно об этом сказал один из участников сожжения оружия: "Вот мы и решили уничтожить его, чтобы наше оружие и другим людям не послужило во зло".
   Одновременно с этим актом протеста сотни духоборцев, находящихся в армии, в знак протеста против войны отказались от оружия. Одним из первых, кто публично сделал это, был Матвей Лебедев, который служил в резервном батальоне в Елизаветполе. В день Святой Пасхи он заявил: "Воистину Христос Воскрес, и отныне мы слуги Христа, а не человеков".
   Только высокомужественные, обладающие высокой духовной стойкостью люди могли совершить такие действия. Правительство сурово расправилось с участниками тех событий. Их сажали в тюрьмы, истязали, морили голодом, начались массовые ссылки в Сибирь.
   Очень тяжело переживал страдания духоборов Л. Н. Толстой. Он обвинил правительство в их уничтожении.
   Настойчивые действия великого писателя в защиту духоборов, неоднократные обращения к царю заставили правительство дать согласие духоборам переселиться за границу. Однако Лев Николаевич добивался не этого. Он не одобрял решение духоборов покинуть родину, убеждал их не уезжать из России. Но духоборцы не изменили своего решения, и он принимает активное участие в вопросах переселения, изыскивая на это прежде всего финансовые средства. Л. Н. Толстой передал и пользу духоборов гонорар за роман "Воскресение". Поступили пожертвования от некоторых представителей русской либеральной буржуазии. По просьбе писателя английские квакеры создали специальный переселенческий фонд.
   Писатель обратился в британское консульство в Батуми и просил передать в Лондон, что духоборы являются хорошими земледельцами, прилежными тружениками и вполне подходят для целей освоения пустынных земель канадского запада.
   В мае 1898 года духоборам было разрешено выселиться за границу. Шестого августа 1898 года из Батуми вышел французский пароход "Дюро", увозя на Кипр первую партию духоборов. Но несколько позднее было решено иммигрировать не на Кипр, а в Канаду. В 1899 году последовало несколько пароходных рейсов с высадкой духоборов на территории Канады.
   Первая группа духоборов прибыла в Канаду в январе 1899 года на пароходе "Лейк Гурон". Вскоре последовала вторая группа на пароходе "Лейк Супериор". В апреле - мае того же года оба этих парохода совершили еще по одному рейсу из Батума в Канаду. Путь из Грузии в Северную Америку продолжался тридцать два дня и был трудным. Об этом писал в своих дневниках помощник Л. Н. Толстого Л. А. Суллержицкий, который сопровождал русских духоборов в Канаду.
   Людей, как писал Суллержицкий, мучила жестокая, продолжительная качка, которая приносила немало бед. Многие еще до переселения истощенные люди, страдая долю морской болезнью, приходили в крайне печальное состояние. В особенности жалкий вид имели женщины. Они подолгу ничего не ели. На них было страшно смотреть. Лица бледные, худые, с глубоко впавшими глазами, под которыми чернели синяки, костлявые руки с посиневшими ногтями, лоб в испарине от частой рвоты. Были дни, когда доктор буквально метался от одного больного к другому. Число больных росло с каждым днем. Госпиталь всегда был полон.
   Л. А. Суллержицкий пишет: "Восьмого января вечером мы похоронили еще одну жертву сурового океана. Это уже девятый смертельный случай. Похороны были мрачные. Так плывем мы дни и ночи в этом хаосе, среди двух разъяренных стихий, не унимающихся, неумолимых, обрушивающихся на наш несчастный пароход, который под тяжелыми ударами свирепого океана, как раненое животное, беспрерывно трещит и стонет во всех своих скреплениях. Уныние начинает овладевать всеми нами.
   Днем, когда пароход взлетает на вершину вала, где он, точно раздумывая, дрожа, останавливается на несколько мгновений, мы видим бесконечную пустыню, покрытую рядами пенящихся валов.
   А каждый гребень - новый исполинский удар в расшатанную, израненную грудь старого парохода. А сколько их еще за горизонтом! И мы чувствуем себя затерянными, заброшенными среди этой страшной пустыни. А ночью на нас строго и неумолимо глядит черное небо, усеянное крупными, испуганно мигающими звездами".
   Двенадцатого января 1899 года в четыре часа дня пароход встал на якорь в морской гавани Галифакса. Среди громоздящихся по всему берегу высоких многоэтажных зданий торчали угрюмые заводские трубы. Из них тянулись черные полосы тяжелого дыма. С берега доносились звуки живущей земли, был слышен неясный, волнующий шум и рокот большого, многолюдного города. Мелькая белым дымком между зданиями, быстро бежал маленький, точно игрушечный поезд. Раздавались то и дело солидные гудки океанских пароходов и, шныряя между ними, весело повизгивали рабочие катера. Люди, стоящие на палубе, испытующе присматривались к городу. Кто-то сказал: "Посмотрим, как-то вы тут живете?" Другой, умиленно улыбаясь, произносит: "Вот она, Канадия!" Вопросительно глядели на землю женщины, точно спрашивая ее, что ждет здесь их детей, мужей, их самих. В глубоком молчании стоит толпа, напряженно, вдумчиво приглядываясь к новой земле, которую они так долго и жадно ждали. Океан со всеми страхами уже забыт, как тяжелый сон.
   Впереди новая земля, новая жизнь и - кто знает - может быть, и новые страдания...
   Когда 15 января 1899 года пароход пришвартовался к пристани, началась выгрузка. К пристани были поданы поезда. Багаж тут же погружался в товарные вагоны и отправлялся особым поездом.
   Канадцы плотной стеной стояли по обеим сторонам дороги от парохода до вагонов. Когда на трапе появился первый духобор - толпой овладел неистовый восторг. Всю дорогу до самого поезда ему махали руками, шапками, кричали на все голоса - так довольны были его сильной фигурой, чистой одеждой, легкостью, с какой он нес свою тяжелую кладь, и чистым лицом - без бороды, которую канадцы считали за признак варварства. "О, это человек! - выделялись голоса. - Блестящая фигура! Про этого не скажешь ничего плохого! Если они все таковы, то никогда еще таких эмигрантов Канада не видела". Смутившийся, не ожидавший ничего подобного, духоборец кланялся на все стороны с серьезным лицом, приговаривая: "Спаси, Господи!" и, должно быть, обрадовался немало, когда, наконец, попал в вагон с кожаными сиденьями и бронзовыми ручками, где его заботливо усаживал чиновник от железнодорожной компании.
   За первым духоборцем пошел второй, третий - появление каждого встречалось новым взрывом приветствий.
   Но вот по трапу спустилась женщина-духоборка тоже с тюком на спине и с двумя ребятишками. Последние спокойно шли, солидно поглядывая из-под своих картузов на бушующую толпу. Тут возбуждение толпы дошло до какого-то экстаза. Поднялся сплошной шум, в котором уже ничего нельзя было разобрать. Даже толстый полисмен, вспоминал Суллержицкий, этот классический образец невозмутимости, при виде такой картины попробовал улыбнуться и раздвинул свои налитые щеки, туго стянутые ремешком каски.
   При входе в пакгауз стояло несколько откупоренных бочек, наполненных мешочками с конфетами. Это дамы из Монреаля приготовили для раздачи духоборческим детям и девушкам. Нарядно одетые дамы стояли тут же, они подзывали детей к бочкам и выдавали им эти подарки. Старики, очень довольные приемом, все же неодобрительно косились на бочки. "Конечно, за прием спасибо; ну, только это совсем лишнее... К чему она - эта конфета? Пустое дело. Мы к этому не приучены. Жаль, сколько денег потрачено. Ну, а все же спаси их, Господи! Радостно, дюже радостно...! Когда так принимают, стало быть, именно желают за братиев нас почитать".
   2134 человека были разделены на пять поездов, которые отправлялись один за другим в расстоянии часа или двух. До весны все духоборцы размещались в иммиграционных домах города Виннипега (главный центр иммиграции) и других близлежащих городах.
   Канадское правительство отводило приезжавшим духоборам землю на необжитых местах. Начались неимоверно тяжелые работы: раскорчевка леса, строительство жилья. Первую зиму духоборы голодали. Мужчины вынуждены были уходить на заработки в различные компании. Оставались одни женщины. Они вместо лошадей впрягались в плуги и поднимали целину. В конце концов, трудности были преодолены: были построены дома, амбары, бани, распахана земля, появились посевы.
   В Канаде духоборы селились селами, как и в России, землю обрабатывали сообща, как это делали на родине. Однако это противоречило канадским законам. Земля в Канаде выдавалась в частную собственность отдельным лицам, а не коллективам. Правительство потребовало разделить землю на участки, по семьям. Это был первый серьезный конфликт между духоборами и канадским правительством.
   Но, несмотря на все сложности, с которыми сталкивались русские переселенцы, в целом их жизнь и жизнь детей складывалась благоприятно. Хотя и сейчас в Канаде - стране, фундаментом которой является частная собственность, а духоборцы стремятся к "коммунальному" образу жизни, - встают преграды почти непреодолимые.
   Тем не менее, духоборцы приложили немало усилий для сохранения своего мировоззрения, коммунального образа жизни. Им это в какой-то степени удалось.
   В 1934 году канадским правительством была утверждена декларация духоборцев, в которой отображены их идеалы и условия проживания духоборцев в Канаде.
   В целях сохранения единства и своего образа жизни в Канаде духоборцами была создана в 1938 году организация, которая получила название "Союз духовных общин Христа".
   Сейчас духоборов в Канаде 30 тыс. человек. Основная их масса занимается сельским хозяйством и работает в лесной промышленности. Это опытные фермеры, столяры, плотники, строители. Союз и значительная часть его членов являются владельцами земельных участков. На общественные средства духоборцами построены и активно функционируют два крупных современных культурных центра, музеи духоборческой культуры, работает кооперативный магазин.
   Духоборцы гордятся традиционными народными промыслами, сохранившимися здесь во всей своей красоте и неповторимости - женщины прядут, ткут платки, расшивая их русскими узорами, мужчины занимаются резьбой по дереву, и знаменитые деревянные ложки с фирменным клеймом "Николай Денисов" пользуются большой популярностью на канадском рынке.
   ...По окончании завтрака, в десять часов, Иван Иванович пригласил меня в Культурный центр на богослужение.
   Мы вышли из дома и остановились на минуту, ожидая машину. Перед нашим взором открылась совсем русская картина. Высокая ветвистая береза, ей, наверное, было много-много лет. Поодаль росли такие же деревья, но по возрасту моложе. Две цветочные клумбы, обложенные красным кирпичом, ухоженные. На одной из них я увидел розы, на другой - гладиолусы. Кое-где мелькали ромашки. Мы стояли молча, вдыхая свежий, ароматный воздух. К подъезду подошла машина, за рулем которой сидела женщина. Она вышла из машины, и только тогда я узнал, что это была Лукерья Петровна. Она была также любезна и приветлива. Но в ней я увидел уже больше не русскую, а скорее всего канадскую женщину. Аккуратно одетая в светлого тона модным костюм, без головного убора, с аккуратной прической. Хоть она и не была молодой по возрасту, но в ней чувствовалась энергия. Она пригласила меня сесть на заднее сиденье, мужа посадила рядом с собой и повела машину по заданному маршруту.
   Но пути я думал о той разнице в Лукерье Петровне, которая только что сидела за столом в белом платочке, а сейчас так уверенно управляет машиной. А ответ на это состоял в том, что время идет, духоборцы стремится жить так, чтобы быть в согласии с ходом событиями окружающего мира и одновременно сохранять коренные духовные ценности и убеждения, а также культурное наследие.
   Мы прибыли в красивое здание современной архитектуры. Здесь собрались празднично одетые духоборы - мужчины и женщины. На женщинах были шелковые платки белого цвета. Уже все было готово к началу богослужения. Мужчины стояли по одну сторону просторного светлого зала, женщины - по другую. На некоторое время установилась таинственная тишина. Мужчины стояли неподвижно с наклоненной головой, со сложенными на груди руками. У женщин, стоящих напротив, белели на головах платочки, которые они придерживали в сложенных под грудью руках. Торжественное молчание перед началом молитвы казалось исполненным особого таинственного смысла. Каждый участвующий в богослужении был поглощен одной мыслью о душе, о Боге. В тишине, не нарушаемой ни одним вздохом, невозможно было шевельнуться, чтобы не нарушить глубокого созерцательного настроения. Духоборцы отрывались от всего земного, материального, и жили одним духом.
   Осторожно всколыхнув воцарившийся покой, мягко пронеслись первые гармоничные звуки псалма - такие нежные и задушевные, что трудно было понять, откуда они исходят. Казалось, само настроение приняло такую форму, чтобы еще сильнее овладеть душами людей.
   Все громче и громче, все шире разрастался псалом, волнуя, захватывая людей. Уверившись в своей силе, он несется уже могучим, широким потоком, наполняя собой все существо человека. Псалом говорит о суете земного счастья, о том, что вся жизнь есть страдание, и зовет туда, где нет желаний и царит вечный разум и любовь. Порою могучие взмахи псалма становились грозными - тогда он говорил об ужасах греха и наказания, о том, что долго не может человек пребывать на такой высоте духа, - псалом широким вздохом, точно страдая о своем конце, заканчивался. Присутствующие слабо вздохнули и зашевелились. Теперь, переводя на более понятный язык то, что молчаливо переживалось во время пения, женский голос читает один из прекрасных духоборческих псалмов. Когда он замолк, кто-то из среды мужчин прочел другой псалом. Потом опять запел хор, и духоборцы приступили к последней части моления. Оно являлось наглядным исполнением всего высказанного в псалмах о том, что тело человека есть храм божий, в котором пребывает его дух, и что поэтому любовь и уважение к личности человека составляют лучшее средство служения Богу.
   При пении псалма из толпы выходил один из духоборцев и, подойдя к кому-нибудь другому, подавал ему руку и оба кланялись друг другу три раза. Поцеловавшись, каждый из них шел к следующему, пока все не обойдут друг друга. Обойдя всех присутствующих, духоборец поворачивался к женщинам и кланялся им в пояс, на что все женщины отвечали тем же. Так же поступали и женщины. Каждая из них, обойдя женщин, кланялась мужчинам, а те ей отвечали. Когда это было окончено, псалом стихал. Мужчины и женщины кланялись друг другу в ноги со словами: "Богу нашему слава!" Моление на этом закончилось.
   Иван Иванович Веригин во время богослужения находился рядом со мной. Он давал пояснения по ходу часовой церемонии, говорил, что духоборы отвергают церковные таинства, обряды, святых угодников. По их учению, иконы - это творение человеческих рук, в них ничего нет святого, они извращают истину веры, потому что требуют поклонения мертвым изображениям. Вместо поклонения иконам духоборы провозгласили поклонение духу Христа, обитающему в каждом человеке.
   Религиозное изречение о Святой Троице они истолковывают по-своему: Бог Отец у духоборов - Память, Бог Сын у духоборов - Ум, Бог Дух Святой - Воля. Память, ум и воля - все это значительно ближе к жизни, человеку. От него я многое услышал о происхождении псалмов. Значительная их часть была составлена самими же духоборцами в течение последних двухсот или трехсот лет, как, например: "Жили мы были...", "Духоборец тот...", "Будь благочестив..." и вопросно-ответные псалмы: "Что вы за люди...", "Почему вы называетесь духоборами...". Другие псалмы являются пересказом евангельского учения Христа, например: "Речит Христос ученикам своим...", "Узрев много народа...". Некоторые псалмы, взятые из Библии и Евангелия, перешли к духоборцам от дальних христианских подвижников и мучеников, начиная с апостольских времен.
   Знаток музыки, проведший среди духоборцев два лета, Кеннет Пикок в своей книге "Сонгс оф Дукхоборс" пишет: "Псалмы касаются всей духоборческой жизни. Они наставляют детей духоборческой вере... дают сове ты молодежи... с псалмами совершаются обряды бракосочетания и погребения. Но более чем все это псалмы служат связью между современной культурой и далеким прошлым. Какие бы добавления ни делались к ценностям духоборческой традиции - а их много, - все же псалмы остаются в корне духоборческой мистики. Чувствуется, что псалмопение настолько основано для духоборческого пути жизни, что его утрата глубоко и болезненно отразится на всей духоборческой культуре. И, когда искусство псалмопения умрет, тогда умрет и духоборчество в его первобытном смысле..."
   "Псалмы предсказывают грядущее, напоминают разуму о прошедшем, дают уставы для жизни, наставляют на добрые дела; и вообще являются хранилищем добрых наставлений, усердно подавая каждому то, что ему полезно. Псалмы исцеляют старые душевные раны, а новораненной душе дают немедленное облегчение, помогают болезнующим и охраняют здравствующих, они полностью излечивают болезни, какие бы они ни были, которые нападают на душу в человеческой жизни - и все это посредством своевременного убеждения, которое вдохновляет на благородное размышление..."
   В своем "Изложении миросозерцания духоборцев" историк В. Д. Бонч-Бруевич, касаясь псалмопения, говорит: "Мотивы напевов особенно отчетливо отливают настроение души коллектива, общины, народа; они впитывают в себя всю сладость и горечь, все надежды и очарования жизни коллектива, стремящейся в дальнюю горнюю высь лучшего будущего. Заунывные, рыдающие звуки духоборческих псалмов, вовлекающие постепенно все голоса, переходящие от небольшой группы первоначального хора, все ширясь и ширясь на всех поющих, на всех стоящих и взывающих, потрясающе действуют на вашу душу, отвлекают внимание от повседневности и невольно уносят вас вместе со всеми в созерцание жизни прошлой, в глубокое чувствование горя и тоски настоящей жизни..."
   Духоборцы поют псалмы очень медленным, протяжным напевом, в котором с большой силой и красочностью выражаются всевозможные душевные настроения: торжественность, грусть, печаль, радость, моление, хваление. Этот напев передавался устно, на слух из поколения в поколение на протяжении сотен лет и имеет свое начало в глубокой древности. Существует предание, что напев духоборческого псалмопения берет свое начало от первых христиан. Предание это опирается на слова псалма: "Трубы громогласны позлащены красно от Иоанна Богослова, друга - брата Христова..."
   Духоборы любят песню, она глубоко вошла в их души. Слушать их - одно удовольствие. Поют они не для публики, а для себя. Так самозабвенно, наверное, пели в старых русских деревнях женщины во время длинных "прядильных" вечеров. Много песен, которые повествуют о душевных переживаниях, рассказывают о событиях в земной жизни духоборов. Значительная часть этих песен является старинными и, насколько можно определить, некоторые из них были сочинены двести или более лет тому назад, как, например: "Уж вы горы, али мои горы...", "Орлицей я летала...", "Ой да, как далече...", "Как нельзя узнать предела...", "Удалюсь я в пустыню..." и другие.
   Песни передаются устно из поколения в поколение. Духоборцы отрицают музыкальные инструменты и ноты. Они считают, что живое пение глубже и искреннее выражает чувства и душу человека.
   Очень распространены у духоборцев русские песни: "Глухой неведомой тайгою", "Есть на Волге утес", "По диким степям Забайкалья". С уважением они относятся к старым революционным песням: "Вы жертвою пали", "Замучен тяжелой неволей", "Отречемся от старого мира".
   С большой любовью духоборы поют советские песни: "Ой, цветет калина", "Подмосковные вечера", "Летите, голуби, летите" и многие другие.
   Включены в репертуар духоборов классические песни русских поэтов, как "Вечерний звон", "Слети к нам тихий вечер", "Выхожу один я на дорогу", которые издавна поют духоборцы. Песня - душа духоборов. Они работают и отдыхают с песней.
    
    
   В РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "ИСКРА"
    
   Запомнилась мне встреча с главным редактором духоборческого журнала "Искра" Ильей Алексеевичем Поповым. Редакция размещалась в нижнем этаже небольшого административного коттеджа в двух небольших комнатах. Здесь все выглядело миниатюрно: несколько письменных столов, на которых лежали газеты, литература, поступившие письма читателей. За одним из столов - молодая девушка на пишущей машинке заканчивала статью в очередной номер журнала. Вместе с редактором журнала здесь всего три журналиста. "Искра" у духоборцев популярна. У нее большой актив внештатных корреспондентов. Она выходит тиражом 1 тыс. экз.
   Илья Алексеевич - личность у духоборов известная и популярная. Он писатель, родился в 1921 году в фермерской семье в Саскатуне. Его отец был одним из ветеранов духоборческого движения в России, за что ссылался царским правительством в Сибирь, где пробыл в заключении 7 лет. В Канаду прибыл в 1905 году.
   Илья Алексеевич невысокого роста, худой, волос на голове оставалось мало, энергичный. К людям относится доброжелательно, к нему идут по любому вопросу, и никто не остается без ответа. Попов принимает активное участие в симпозиумах, конференциях, "круглых столах" по самым сложным международным вопросам. О нем говорят, как о человеке наиболее последовательном и преданном духоборческим идеям. В его семье - сын и дочь, пять внуков. В семье разговаривают только на русском языке. Самые младшие - внучка и внук - были посланы на обучение в Россию в школу Ясной Поляны.
   Илья Алексеевич - член правления "Союза духовных общин Христа". Ему поручается самое сложное и ответственное: поездки в Оттаву для встреч с министрами. Илье Алексеевичу приходилось бывать и в Москве.
   Работая в Канаде, я регулярно получал и читал "Искру". Большинство материалов журнала касалось жизни духоборов, но печатались статьи о Советском Союзе, а также рассказы и стихи местных авторов. Вот одно из таких стихотворений:
    
   Ты встань, проснись, ослепленный,
   Взгляни, мой друг, вокруг себя.
   Подай во тьму свой голос сильный,
   Ведь все зависит от тебя.
   Не дай разрушить всю природу,
   Давайте жизнью дорожить,
   Бороться с рабством, за свободу,
   В любви и мире дружно жить.
   Не падай духом - нас так много,
   Растем, все больше - будь смелей!
   Борись за правду, мир и дружбу,
   Борись за счастье всех людей.
   Мой друг, рассей свои сомнения,
   Крепи смелей борцов ряды.
   Возвысь свой голос против смерти -
   Конец безжалостной войне!
    
   Не правда ли - и в художественном отношении на высоте, и по содержанию очень актуально? Особо трогают строчки:
    
   Не дай разрушить всю природу,
   Давайте жизнью дорожить,
    
   Попов дает мне в руки еще одно письмо. Пишет Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, которому принадлежит большая роль в судьбе духоборов. Его сочувствие, моральная, материальная поддержка вдохновляли духоборов. Владимир Дмитриевич оказывал им большую помощь в переезде в Канаду, бывал у них в Гранд Форксе.
   "Многоуважаемый Илья Алексеевич, я получил Ваше письмо как раз во время моего отпуска, и вот теперь, вернувшись из него, отвечаю Вам.
   Меня очень интересует, каким образом Вы составляете журнал "Искра", редактором которого Вы являетесь. Получаете ли Вы материалы из других мест и, в частности, из нашей страны. Мне кажется, что чем больше Вам будут присылать материалов, тем живее будет Ваш журнал. Пожалуйста, не забывайте мне присылать его. Сейчас меня интересует, напечатали ли Вы в "Искре" Стокгольмское воззвание, которое призывает к миру во всем мире. Меня также интересует, как относятся к этому воззванию штундисты, молокане и т. п. (люди, которые давным-давно переселились в США и Канаду).
   Как было бы хорошо, если бы Ваш отец записал все его воспоминания о всей его жизни. Вы уже имеете от него автобиографическую рукопись, а также и других несколько записей об отказе от воинской повинности других старичков-духоборцев, которые когда-то в своей молодости имели огромное мужество в борьбе с царским правительством. Я был бы очень благодарен, если бы Вы прислали мне все это сюда через наше посольство в Оттаве или через ВОКС, а они пришлют мне.
   Вы вспоминаете в Вашем письме всех тех лиц, которые помогли духоборцам переселиться в Канаду. Их уже никого нет: Л. Н. Толстого, В. Г. Черткова, В. М. Величкина, П. И. Бирюкова, И. М. Трегубова, Л. А. Суллержицкого - все они оставили нас. Саша Сац жива, я иногда ее вижу. Умер также Буланже, Дудченко, Хирьякова, С. Л. Толстой и многие, многие другие. Кажется, только я еще остался в живых, хотя и мне уже 78-й год. Но что будешь делать! Будем жить, пока живы, радостно и хорошо, и работать на ту нашу большую идею, которая дает возможность всем трудящимся жить безбедно, а главное - в мире и согласии, без всяких войн и смертоубийств.
   Но вот Ваше правительство, особенно правительства США и Англии, не дают никому покоя. Они от жадности готовы лопнуть и закабалить кого угодно, лишь бы побольше набрать денег. Все эти люди в своей корысти буквально сошли с ума. К сожалению, в их руках власть и сила, которыми они пользуются весьма отвратительно. Но и на эту власть и силу придет управа.
   Передайте всем духоборам мой привет и поклон. Буду ждать от Вас уведомления о Вашей жизни.
   Влад. Бонч-Бруевич.
   13 сентября 1950 года".
    
   Илья Алексеевич Попов знакомит меня с содержанием доклада Василия Андреевича Сухарева о его поездке в 1954 году в Советский Союз. Вот некоторые выдержки из этого доклада.
   "Как вам известно, я был приглашен посетить Советский Союз в качестве гостя Славянского Комитета, и я был первым духоборцем, которому была оказана эта привилегия после Второй мировой войны.
   В программе моего пребывания в Москве я был удостоен чести посетить Ясную Поляну, где жил и был похоронен великий гений русской земли, который так много помогал духоборцам - Лев Николаевич Толстой. Там я встретился с директором музея - бывшим толстовцем, хорошо знающим духоборцев - Валентином Федоровичем Булгаковым...
   В Москве мне предоставили возможность встретиться с Владимиром Дмитриевичем Бонч-Бруевичем. Он в молодости был толстовцем, одним из проводников при духоборческом переселении из России в Канаду в 1898-99 годах, а впоследствии стал одним из коренных помощников Владимира Ильича Ленина. В свое время он помог духоборцам переселиться из Закавказья на Дон в 1921-1922 годах и держал постоянную связь и с ними, и с канадскими духоборцами...
   После смерти Ленина, Бонч-Бруевич продолжал служить на различных ответственных постах при правительстве... При моем посещении Москвы в 1954 году Бонч-Бруевич служил в Академии наук при библиотеке имени Ленина.
   Я встретился с ним 23 мая... Когда я зашел в его кабинет, он был очень рад видеть меня, так как сохранил много добрых чувств к канадским духоборам, с которыми прожил почти целый год - в 1899-1900 годах. В разговорах со мной Бонч-Бруевич много расспрашивал о жизни духоборцев в Канаде, о их стремлениях и мечтаниях...
   В конце свидания Бонч-Бруевич сказал мне очень удивительные, но радостные слова... В его разговорах с Лениным Владимир Ильич неоднократно упоминал, что очень сожалеет, что духоборцам пришлось покинуть свою родину и жить на чужбине... Бонч-Бруевич же признался ему:
   - Ну вот, видишь, а я даже был проводником в их переселении за границу...
   - Да, - говорил Ленин не раз, - ушли-то они под давлением царского гнета, а при нашем народном управлении их бы нужно вернуть назад помогать нам строить социализм...
   Даже тогда, когда он был уже не очень здоров, он упоминал об этом... Видя, что это тревожило Ленина, я дал обещание...
   - Владимир Ильич, сказал я, даю тебе обещание, что я не умру, пока не верну духоборцев назад на свою родную землю...
   Он улыбнулся, и я почувствовал, что он был очень доволен моим обещанием...
   И вот, Василий Андреевич, посему я очень рад Вашему приезду. Я уже становлюсь очень стареньким, а обещание мое не выполнено. События были очень головокружительными. В особенности разруха в результате прошедшей войны. А теперь вот восстанавливаем дружеские связи с добронамеренными западными странами, в том числе и с Канадой. Восстановим самые наидружеские связи и с духоборцами. Я буду считать твой приезд как начало той большой работы, которая поможет духоборцам правильно понять Советский Союз и его стремления и потом переселиться назад, домой, на свою родину и помогать нам строить социализм, как об этом мечтал и желал В. И. Ленин... Дай мне обещание, что ты будешь работать в деле правильного освещения Советского Союза и его стремлений, и я буду спокойно умирать, считая свое обещание, данное Ленину, начатым.
   Я обещал освещать всю правду о Советском Союзе так, как она мной воспринималась, и на этом ушел от Бонч-Бруевича в самом дружеском духе..."
   Илья Алексеевич подробно знакомил меня с истоками духоборчества в России.
   Религиозное движение, которому екатеринославский архиепископ Амвросий в 1785 году дал название "Духоборцы", существовало уже много лет до того времени и имело разные названия. Архиепископ хотел этим выразить ту мысль, что вновь появившееся учение есть противление святому духу. Сами сектанты, когда узнали о таком названии, охотно приняли его. Они стали называть себя духоборцами в том смысле, что, отрицая религиозную внешность, они являются поборниками духа, борцами за дух. "Иже духом Богу служим, - говорят они, - духа забрали, от духа берем, духом и бодрствуем".
   Одним из первых проповедников сущности духоборческого движения был Силуян Колесников. Его проповедническая деятельность, рассказы о сущности духоборчества относятся ко второй половине XVIII века - в основном это 1750-1775 годы.
   Строгий образ жизни, щедрость и благотворительность, природный ум, дар красноречивости и умение убеждать привлекли к Силуяну сердца и мысли большою количества людей. Его дом в селе Никольском Екатеринославского уезда был как бы открытым народным училищем, в которое шли те, кто желал послушать его проповедь, понять суть взглядов на жизнь и на религию.
   Воскресные дни преимущественно были днями собраний, на которых они излагали свое учение.
   Силуян Колесников не считал себя основателем духоборческого движения, он говорил, что оно перешло к нему от других, по крайней мере, в основных чертах.
   В пятидесятых годах XVIII века в центральных губерниях и уездах России, в частности в Тамбовской, по существу в одно и то же время с Силуяном Колесниковым, активно проповедовал и раскрывал сущность духоборчества Илларион Побирохин. Жил он в селе Горелом Тамбовской губернии. Богатый купец, торговец шерстью вел обширные торговые связи со многими губерниями и уездами Центральной России. Это позволяло ему распространять свои проповеди среди населения. Именно поэтому в Тамбовской губернии и соседствующих с ней Мордовии, Воронежской и Курской областях духоборческие взгляды получили наиболее широкое распространение.
   Илларион был по тем временам грамотным человеком, обладал хорошим умом, даром и силой убеждения, умел говорить просто, понятно, доступно для крестьян и другого простого люда.
   За свои убеждения, распространение духоборческого вероисповедания, антиправительственные пророчества Илларион Побирохин вместе с семьей был сослан в Сибирь, где и умер в 1791 году.
   Взгляды и рассуждения Иллариона Побирохина в основном сводились к следующему.
   Человеку надо свою духовную сущность находить не в книгах, а принятием Христа и его учения в свою душу, в сердце каждого человека. "Человек есть храм Бога живого, - рассуждал он, - и уничтожить его невозможно. Душа бо есть человеческий образ Божий, лик небесный..."
   Наряду с толкованием и разъяснением особенностей духоборческого вероисповедания, Побирохин учил каждого человека божественно и праведно жить.
   - Имейте друг к другу любовь прилежную, понеже любовь есть оставление многих грехов.
   - Оставив убо всякую злобу, лицемерие, всякую зависть и клевету, то вы и умолите Бога, аще где зависть, гордыня, там нет Божьего строения.
   - Не все, что видишь, желай, не все, что можешь, делай, но только то, что должно.
   - Когда тебе говорят - молчи, когда кто тебе что рассказывает - слушай. - Когда тебе что приказывают - повинуйся.
   - Чего не знаешь, не утверждай и не отрицай.
   - Никому не завидуй, доброжелательствуй всем.
   - В ненастье не унывай, а в счастье не расслабляйся.
   - Если желаешь что начать, испытай наперед свои силы, потом продолжай и не останавливайся...
   Раскольники и отступники от официальной церкви беспощадно преследовались в России во все времена. Они были гонимы при Иване Грозном, при Петре Первом. Непокорных секли кнутами, ссылали в Сибирь, на Соловецкие острова. Духоборам часто не давали ни земли, ни домов, не позволяли работать, у них отбирали детей. Особенностью указов о духоборах в царствование Павла Первого было то, что они преследовались скорее за отвержение власти, чем церкви. Сенатор Лопухин писал в 1801 году: "Никакая секта до того времени не была столь строго преследуема, как духоборцы, конечно, не потому только, что они всех вреднее. Разным образом истязали их, целыми семействами ссылали на тяжкие работы, заключали в самые жестокие темницы. Некоторые из них сидели в таких, где ни стоять во весь рост, ни лежать, протянувшись, нельзя было. Всякий генерал-прокурор вследствие губернаторских представлений объявлял именной указ о ссылке их целыми семействами в разные места на поселения и на каторгу, и сослана их таким образом не одна сотня".
   Такая ненависть к духоборам проистекала от опасности духоборческих идей, направленных против власти как насилия, а церкви - как духовной пустоты. Духоборы выступали за общность имущества, отказывались служить в армии, регистрировать акты своего гражданского состояния в государственных органах. Страшило и то фанатическое упорство, с которым духоборы переносили наказания и пытки.
   После жестоких преследований .духоборов и очевидной безуспешности карательной политики царь Александр Первый принимает решение ослабить на них давление, прекратить их физическое преследование, испытать путь "терпимости". По приказу царя в 1800 году им было разрешено поселиться на землях Украины. В приказе указывалось: "...Надлежащим средством к погашению их ереси и пресечению влияния на других переселить их в Новороссийскую губернию в Мариупольский уезд на обильных полях, лежащих по течению речки Молочной". И далее: "...На каждую переселившуюся душу назначено будет по 15 десятин земли... На пять лет, считая с текущего ныне года, освобождаются они от всех государственных пошлин, при сем переселении на подъем выдано им будет из казны по сто рублей на каждое семейство взаимообразно". Так волею судьбы и царя Александра Первого духоборцы поселились на "молочных водах", на Украине.
   Вождем духоборов в то время был Савелий Капустин. Наряду с Силуяном Колесниковым, Илларионом Побирохиным он сделал многое для духоборцев. Капустин родился в 1743 году в Тамбовской губернии. В 1763 году, помимо воли своей, был отдан на военную службу, дослужился до чина унтер-офицера, а затем вернулся в свою губернию в 1790 году и в

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 533 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа