Главная » Книги

Воровский Вацлав Вацлавович - После юбилея

Воровский Вацлав Вацлавович - После юбилея


  

В. В. Воровский

  

После юбилея

  
   В. В. Воровский. Фельетоны
   Издательство Академии наук СССР, Москва, 1960
  
   В полночь на кладбище села усталая тень Николая Васильевича Гоголя и начала обмахиваться концом савана. Через минуту к ней подсел черт. Лукаво улыбаясь, посмотрел он на юбиляра и спросил:
   - Доканали, Николай Васильевич?
   - Доканали! - грустно ответил Гоголь и уставился в даль печальным взглядом.
   - Да, дружище,- продолжал черт уже серьезно,- не повезло тебе. Начал ты за здравие, а кончил за упокой. Вот теперь и плоды.
   - Это прямо ужасно,- волновался Гоголь - Как я презирал этих Ноздревых, Собакевичей и пр<очих>, а теперь, изволь, Ноздрев облобызал меня сегодня, назвав истинно русским человеком; Собакевич наступил на ногу и, пожав руку, назвал собратом по оружию.
   - А "прогрессисты"1, - ехидно спросил черт.
   - Ах, эти прогрессисты!- со слезами в голосе воскликнул Гоголь.- Они приветствовали меня как борца за конституцию. Я даже покраснел.
   - Знаешь, Николай Васильевич,- сказал после некоторого молчания черт,- самое худшее это то, что на твоем юбилее все объединилось. Это плохой признак. Прости, но меня от такого единодушия стошнило бы.
   - Ей-ей, я тут ни при чем,- виновато проговорил юбиляр. Это плод какого-то недоразумения. Я никогда не был радикалом, вообще не был политиком, а вся оппозиция считает меня своим. Я всегда боролся с мракобесием, грубостью, насилием, хамством, а Ноздревы и Собакевичи думают, что я их единомышленник.
   - Вероятно, ты не совсем последовательно делал все это,- заметил черт.
   - Причем тут последовательно. Я вообще не задавался политическими целями. Я был только художником. Я искал не блага, а красоты. И если я громил и осмеивал зло, то прежде всего потому, что оно нехудожественно.
   - Но если тебе зло не казалось нехудожественным, ты не осмеивал его?
   - Признаться, да. Помнится, я даже идеализировал несколько старосветских помещиков.
   - Не думаешь ли ты, что причина нынешнего единодушия на твоем юбилее кроется как раз в этой подмене понятия зла понятием нехудожественного?
   - Сомневаюсь. Мне кажется, зло - это временное, преходящее. Красота, художественное, а тем самым и антипод его - нехудожественное - вечны.
   - Но не согласишься ли ты со мной, что вечна не красота или некрасота жизненных явлений, а лишь претворение их в красоте творчества художником?
   - Гм... пожалуй...
   - И что красота жизни столь же преходяща и временна, как и зло жизни?
   - Если ты хочешь сказать, что и зло и красота реальной действительности одинаково преходящи, а вечно только отражение их в художественном произведении, то я согласен.
   - Но, быть может, ты признаешь в таком случае, что писатель, руководящийся исключительно эстетическим мерилом художественного, а не этическим мерилом добра и зла, рискует превратиться в жреца чистого искусства,- ибо его творчество отражает не борьбу общественных сил, а лишь художественные эмоции автора...
   - Ну?..
   - А потому его произведения быстро утрачивают связь с эволюцией добра и зла, сохраняя лишь значение чисто художественных документов - безвредных, школьных, классических произведений.
   - А что ты хочешь этим сказать?
   - А то, что единодушие на твоем юбилее, быть может, объясняется как раз этим твоим эстетизмом, который быстро превратил тебя вз живого человека в классика?
   - Ну?...
   - Что твой якобы политицизм был в свое время превратно понят...
   - Ну?..
   - И что в настоящее время нет оснований отказываться чествовать тебя ни министерству народного просвещения, ни духовному ведомству, ни даже местному городскому управлению...
   При этих словах Гоголь встал и молча пошел к своей могиле.

Фавн

   "Одесское обозрение",
   20 марта 1909 г.
  
   Перепечатывается впервые.
   Фельетон написан в связи с торжествами в марте - мае 1909 г., посвященными 100-летию со дня рождения Н. В. Гоголя. Главную роль в организации и проведении торжеств играли либерально-буржуазные деятели и декаденты (Д. Мережковский, Ю. Айхенвальд, В. Саводник и др.), которые в юбилейных речах и статьях опошляли и извращали наследие Гоголя, толковали его произведения в религиозно-мистическом духе, провозглашая его поборником монархических устоев.
   Появление "черта" в фельетоне Воровского можно поставить в связь с выходом книги Д. Мережковского "Гоголь и черт".
   1 Прогрессисты - имеются в виду либералы.
  

Другие авторы
  • Мин Дмитрий Егорович
  • Бахтурин Константин Александрович
  • Дикгоф-Деренталь Александр Аркадьевич
  • Толстой Алексей Николаевич
  • Равита Францишек
  • Глинка Сергей Николаевич
  • Толбин Василий Васильевич
  • Чертков С. В.
  • Оболенский Леонид Евгеньевич
  • Давидов Иван Августович
  • Другие произведения
  • Аксаков Иван Сергеевич - Федор Иванович Тютчев
  • Тэффи - Счастливая
  • Лебедев Константин Алексеевич - Медвежья шуба
  • Дмитриев Иван Иванович - Письмо к Д. Н. Блудову
  • Нечаев Степан Дмитриевич - Два послания к Леониду
  • Абрамов Яков Васильевич - Иоганн Генрих Песталоцци. Его жизнь и педагогическая деятельность
  • Болотов Андрей Тимофеевич - Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные самим им для своих потомков
  • Мраморнов А. И. - Собрание нужных сочинений
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Л. Шепелевич, С. Венгеров, Р. Бойль. Генрих Viii
  • Дитмар Фон Айст - Расставание
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 204 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа