Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Статьи, рецензии, заметки, "Врачебное дело в России". 1881 - 1902, Страница 14

Чехов Антон Павлович - Статьи, рецензии, заметки, "Врачебное дело в России". 1881 - 1902


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

и удари в ребра святаго (Михаила Тверского) в десную страну, и обращая ножь семо и овамо, и отреза честное сердце его... Стр. 214.
  Того же лета (6854 - 1346) казнь бысть от бога под восточною страною на город Орначь, и на Хозторокань, и на Сарай: мор бысть на бесермен силен, яко не мочи их ни погребати; якоже преже казни бог египтяны, тако и сих казни. Стр. 225.
  Того же лета (6872 - 1364) мор бысть в Новегороде в Нижнем, и на Костроме, и в Ярославле. На ту же весну мор бысть в Переяславле... Стр. 230.
  Того же лета (6873 - 1365) меженина велика и мор в Ростове... Стр. 230.
  Того же лета (6895 - 1387) в Смоленьсце городе бысть мор велик и около города по волости, толко выидоша из города 5 человек, а город затвориша. Стр. 243.
  ...се бе блаженый епископ Степан (6904), божий человек, живяше посреди неверных человек, ни бога знающих, ни закона ведящих, молящеся идолом, огню и въде и каменю, и золотой бабе и кудесником и вълъхвом, и древью... Стр. 250.
  О Перми.
  6909 - 1401 ...а в Смоленьсце крамола бысть, людей много посекоша, и мор бысть на люди... Стр. 252.
  Того же лета (6916 - 1406) мор бысть на люди силен коркотою. Стр. 257.
  По грехам по нашим бысть в том лете (6925 - 1417) мор велик в Новегороде железою, и в Ладозе, и в Русе, и в Порхове, и во Пьскове, и в Торжку, и в Тфери, и в Дмитрове и по волостем. Стр. 260.
  Того же лета (6931 - 1423) мор бысть в Тверьской земли, и потом на Москве. Стр. 262.
  В лето 6935 (1427). Мор бысть силен на люди на Москве, и в всех градех русьскых и волостех и селех, мало людей осталося, мерли прыщем. Стр. 263.
  Того же лета было знамение на небеси... тогды же засуха была, земля и болота горели; того же лета мьгла стоала 6 недель, солнца не видели, и рыбы в воде мерли, и птици на землю падали, не видели летати... 6939 - 1431. Стр. 264.
  Того же лета (6956 - 1448), месяца июля, бысть мор на кони, и на всяку животину и на люди. Стр. 269.
  Князь же великый (Василий Васильевич 6970 - 1462) повеле жещи у собя трут на хребте, болезни ради сухотныя, и с тех мест разболеся и преставися марта 27... Стр. 273.
  
  
  
  Софийская первая.
  
  
  
   (Продолжение)
  Того же лета (6974 - 1466) в Пьскове и в Новегороде в Великом мор бысть велик на люди, Семеновской, (?). Стр. 274.
  
  
  
  
   V
  
   ДОМОСТРОЙ, БЛАГОВЕЩЕНСКОГО ПОПА СИЛЬВЕСТРА.
  
   Сообщ. Д. П. Голохвастовым. Москва. 1849.
  а не празным (по царскому: бремяным) женам кланятися до пояса. (Цар. и Пог. 12; Арх. и Бол. 17, стран. 17.)
  Препоясавше крепко чресли своя, утвердит мышца своя на дело. (XX, 28. Похвала женам).
  А чем государь пожалует: платьем, или лошадь, и всяким нарядцом, или пашенькою, или какою торговлею, а и сам что замыслит своими труды, ино лучшее платенко, верьхнее и нижнее, и рубашка и сапог, - блюсти по праздником и при добрых людех, в ведро, а всегды бы было чистенко, и не изваляно, и не изгрязнено, и не излито и не измочено, и не измято (и от всякия нечистоты соблюдено. Арх., Цар. и Бол.) XXII, 31.
  И паки господь наказуя ны, и обращая к покаянию, якоже и долготерпеливого Иова искушая, посылая различныя скорби и болезьни, и тяжкия недуги: от духов лукавых мучение, телу согнитие, костем ломота, оток и опухоль на все уды, проходом обоим заклад, и камень во удах (и кила и тайным согнитие. Арх. Бол. и Пог.) и глухота и слепота и немота; во утробе терзание и блевоние злое; и на низ, во оба прохода, кровь и гной, и сухотная и кашель; и главоболение и зубная болезнь (и грыжа, и усови, Цар., Арх., Бол. и Пог.) и камчюг, и френьчюги (Фрянчуги, Цар. Брянчуги - Бол. и Арх.), и расслабление и трясение (и желви и железы и шолуди, и горб, и глава и щеки, и ноги и руки закорчены и очи искривлены. Цар., Арх., Бол. и Пог.) и всякие, тяжкие, различные недуги: наказание гнева божия... и призываем к себе чародеев и кудесников, и волхвов, и всяких мечетников и зелейников, и с кореньем: от них же чаем душетленные и временные помощи, и уготоваем собя диаволу, во дно адово, во веки мучитися.
  ...не призывающе к себе ни чародеев, ни кудесников (в Бол. кустодеев), ни волхвов, ни зелейников: никаких бесовских врачеваний; но все упование возлагающе на бога... (XXIII. Како врачеватися християном о болезни и от всяких скорбей, 37). Ни единого нести христианом приобщения к жидом; сего ради убо, аще кто обрящется тех опресноки ядя, или врача их призывая на цельбу себе, или мыяся с ними в бане, или инако како присвояся с ними, - аще есть причетник, да извержется; или мирянин, - да отлучится. (Бол. и Арх. гл. XII, 44).
  А завтракати мужу и жене отнюдь непригоже, кроме немощи: ести и пити в подобное время. XXXVI, 64.
  Стол, и блюда, и ставцы, и лошки, и всякие суды (сосуды Арх.) и ковши, и братены, воды согрев из утра, перемыти и вытерьти и высушить; а после обеда такоже, и вечере. А ведра, и ночвы, и квашни, и корыты, и ситы, и решета, и горшки, и кукшины, и корчаги, - також всегды вымыти и выскресть, и вытерть, и высушить, и положить в чистом месте, где будет прихоже быти: всегда б всякие суды и всякая порядня, вымыто и чисто бы было; а по лавке и по двору, и по хоромам, суды не волочилися бы, а ставцы, и блюда, и братены, и ковши, и лошки на лавке (и по избе Арх. и Цар.) не валялися бы: где устроено быти, в чистом месте лежало бы опрокинуто ниц; а в каком судне што: ества или питие, - и то бы покрыто было, чистоты ради; и всякие суды, с ествою или питием, или с водою, или квашня ростворить, - всегды бы покрыто было, а в избе и повязано, от тороканов (сверчков Цар., Арх. и Пог.) и от всякия нечистоты. Изба, и стены, и лавки, и скамъи, и пол, и окна, и двери, и в сенех, и на крылцы, - вымыть и вытерть и выместь и выскресть, - всегда бы было чисто; и лестницы, и нижнее крылце, - все бы то было измыто, и выскребено, и вытерто и сметено; да перед нижним крыльцом сена (соломы Арх., Цар. и Пог.) положить: грязные ноги отирать; ино лесница не угрязнится, и у сеней перед дверьми рогашка или войлок ветшаной положить, или потирало: ноги грязные отирать, чтобы мосту не грязнить. В грязное погодье у нижнего крылца, сено или солома переменити (грязная, а иная класти; також у сеней войлок велети прополаскати, и высуша, опять по тому ж положити. Арх., Пог. и Цар.), а у дверей рогозинка или войлок переменити, или потирало чистое положить, а грязное прополоскать и высушить; и опять, туто же, под ноги пригодится. ...А толко жены или сына или дщери, слово или наказание не имет, не слушает, и не внимает, и не боитца, и не творит того как мужь или отец или мати учит, - ино плетью постегать, по вине смотря; а побить не перед людми; на едине: поучити да примолъвити и пожаловати; а никако же не гневатися ни жене на мужа, ни мужу на жену. А про всяку вину: по уху, ни по виденью (лицу Арх.), не бити; ни под сердце кулаком, ни пинком; ни посохом (батогом Арх.) не колоть; ни каким железным или деревяным не бить: хто с сердца или с кручины так бьеть, - многи притчи от того бывают, слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут, и перст; и главоболие, и зубная болезнь: а у беременных жен и детем поврежение бывает во утробе; а плетью, с наказанием, бережно бити: и разумно, и болно, и страшно и здорова. (Как избная парядня устроити хорошо и чисто. XXXVIII, 65).
  А брусничная вода и вишни в патоке, и малиновый морс и всяки сласти; и яблока, и груши, в квасу и в патоке; и постелы и левашники, себе, и про - гость, и за немощь, всегды есть, - толко в пору припасено; а нужному и больному, и родителнице (и роженице Арх., родильнице Цар.) и заежжему человеку даст: ино велия мзда от бога. (XLIII, 76).
  ...а руки бы были мыты, чисто, во всяко стряпни... А сморкнути или плюнути заворотясь, да потерти ногою: так всякому человеку пригоже. (Арх., Бол., Цар. и Пог. XLIX, 83).
  А всегды бы были всякие хоромы чисто метены и сухи, и не нагрязнены, и не засорены, а на дворе и перед вороты, всегды, после снегу, згребено, и свожено, и сметено; а посьле дожжа грязь пригребена, и не надобное пристроено, и не насорено, и не заволочено; а в сушу приметено: ино всегды в подворье чисто, и сухо, и не нагрязнено <...>
  
  
  
  
   VI
  
   РУССКИЙ НАРОД. ЕГО ОБЫЧАИ, ОБРЯДЫ, ПРЕДАНИЯ,
  
  
  
  СУЕВЕРИЯ И ПОЭЗИЯ.
  
  
  Собр. М. Забылиным. Москва. 1880 г.
  Летопись русской литературы.
  Русские простонародные праздники и суеверные обряды, 1837 г.
  Сводная Летопись Л. И. Лейбовича. 1876 г. СПб.
  Нижегородский сборник. Гациского. 1871. Нижний Новгород).
  Чародейство и таинственные явления в новейшее время. Соч. Хотинского. СПб. 1866 г.
  Рукописный список. Григорья Данилова Книголюбова.
  Абевега русских суеверий. Соч. М. Ч. М. 1786 г.
  Таинственные чары. Соч. гр. Калиостро. М. 1876 г.
  Владимирский сборник.
  Предание о народных русских суевериях, повериях и некоторых обычаях. Москва 1861 г.
  Быт русского народа. Соч. А. Терещенко.
  Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетии. Костомарова. СПб. 1860 г.
  Сказания русского народа. И. Сахарова. 1841 г.
  Пермский сборник. Повременное издание. М. 1860 г.
  Материалы по этнографии Арханг<ельской> губ<ернии>. Ефименко.
  Накануне Клечальной субботы мужчины запасаются зорею и полынью, как предохранительными средствами от обаяния русалок*. В Малоросии в Троицын день приносят в церковь охапку зори, калуфера, мяты и кадила (chomaepitys), которая связывается веревкою, а в средине ставится тройная свеча, называемая Троицею и горящая в продолжение обедни; травы сии хранятся дома для лечения от разных болезней, а троицкая свеча дается в руки умирающему, при последнем издыхании.
  * История Малой России Бантыш-Каменского. Ч. 2. М. 1830 г. Стр. 64.
  Что касается до перепрыгивания через огонь во время Купалы, то скорее всего здесь видна идея очищения, какую мы находим у греков и римлян в разном виде; а также, по словам Плано-Карпина, очищение водою и огнем употреблялось у татар при Батые. Не имелась ли здесь в виду задняя мысль с гигиеническою или санитарною целью, под прикрытием религиозного обряда? Стр. 72.
  На Иванов день знахари отыскивают "разрыв-траву", которая известна и немцам под именем spring-wurzel, против к<ото>рой, как говорят, не устоит ни один замок. В эту ночь собирают на муравьиных кучах масло в сосуд, которое признается целительным средством против разных недугов. Из цветов в это время собирают "купаленку" (trollium europaeus), медвежье ушко (verbascum), богатенку (erigeron acre)...
  ...Тогда же под корнем чернобыльника открывают земляной уголь, к<ото>рый употребляют* как врачество от падучей болезни и черной немочи, исцеляемой и корнем сего растения. Стр. 78.
  _______________
  * В печатном источнике далее: между простолюдинами.
  В Антониево-Дымском монастыре исстари и поныне простой народ собирается купаться в тамошнем озере и с тою же целью купает больных лошадей. Стр. 79.
  В Кашине в Петров день бывает гуляние у Клобукова монастыря близ Петропавловской церкви при роднике, из которого умываются для здоровья. Стр. 85.
  ...а также Волоса, которому и до сих пор в Южной России старухи завивают бородку... Стр. 89.
  (Невеста) ...опоясывается по голому телу лыком... По мнению пермяков, лыко - защита от колдунов и урок (припадков). Стр. 136.
  Приметы: А коли скот умрет, и ты с умершего скота сыми кожу, продай, да на те пенязи купи сковроду железную, да ешь сам с нее всякую яству - скот твой не станет мереть. Камень против отравы*: Есть камень синь, в жабе-черепахе, а носит она у себя в голове, и кто тот камень выймет из жабы и держит у себя во устех, и не боится человек никакого окорму, а коли окормит и тот камень подержи во устех. Стр. 185.
  _______________
  * В печатном источнике: отравления.
  Орлов камень... оберегает от всяких притчей, поветрий и зол...* Рог единорога считался редким и драгоценным средством не только для исцеления от тяжелых болезней, но и для поддержания цветущего здоровья вообще на всю жизнь. Это верование о роге единорога распространили иностранцы в XVII в. ...Небогатые... употребляли так называемые змеиные рожки. Их толкли в порошок и давали пить в случае какой-нибудь внутренней болезни. Эти змеиные рожки очень часто (и вероятно всегда) были не что иное, как простые кости. Стр. 186.
  * Буслаев, о народной поэзии, стр. 28.
  Кто, не соблюдая чистоты в доме или во дворе, кладет свой помет, где попало, и особа та неизвестна, то берут из печи раскаленное уголье и сыплют на тот помет, веря точно, что все седалище опаршивеет.* Стр. 186.
  * Абевега русских суеверий. 1786.
  В мордве существует обычай беременным женщинам рожать в бане под предлогом, что в натопленной бане рожать легче. Стр. 187.
  ...так <как> жрецы у славян назывались волхвами,* то самое идолослужение называлось волхвованием, которое впоследствии получило значение волшебства. Стр. 200.
  * Название древнее, происшедшее от древнего бога, именуемого Волохом, которому тоже приносили в жертву людей.
  Разумеется, не нужно смешивать колдуна со знахарем; разница между ними та, что колдун - отщепенец веры, не носит креста, не ходит в церковь... не глотает святые дары, всем вредит, но не пользует, напротив, знахарь - человек совершенно другого закала, он истинный христианин, он врач... Так, из биографии графа Граббе* видим, что его вылечил простой знахарь. Стр. 221.
  * См. "Война России с Турцией". П. Гарковенко.
  Западные ведьмы. Вообще ведьмами назывались колдуньи или ведуньи, которым приписывали способность портить людей и входить в плотские сношения с дьяволом. Колдуны и преимущественно колдуньи, ложась в постель, натирались мазью, состав которой стал теперь довольно известен; она состояла из следующих предметов специально наркотических. Тут были аконит, или борец (aconitum napellus), красавица (atropa belladona), белена (hyosciamus niger), черемица (helleborus niger), дурман (datura stramonium), ведьмина трава (cicala lutcliana)... 237.
  Русские ведьмы и мары... их различают на наследственных, которым наука колдовства идет по наследству, и ученых, выучившихся от других ведьм, или мар. Последние, по поверью народа, опаснее первых: их полетам на Лысую гору народное поверье приписывает единственно цель совещаний с собирающейся там нечистою силою, делать зло человеку. Стр. 239.
  Ведьмы производят колдовство чрез заговоры и наговаривание разных трав, которые они собирают преимущественно в ночь на Ивана Купала. Травы эти (папоротник, белоголовник, шалфей, плакун, дурман, адамова голова, Иван да Марья, чертополох, подорожник, полынь и проч.) в руках обыкновенных людей не имеют такой силы, как в руках ведьм; те, приготовляя из них мази и натирая им свое тело, могут принимать по желанию виды различных животных. Стр. 240.
  Против колдунов и ведьм употребляли траву чернобыльник, крапиву и плакун траву, которая и сейчас в Москве вместе с адамовой головой и петровым крестом, у Москворецких ворот и на Глаголе продается за хорошую цену. Стр. 241.
  Ведьма получила свое название от того, что она "ведунья", знающая, сведующая; ...Поэтому она нечто более, чем знахарка...* Стр. 241.
  * Понятие о ведьмах, о их сборищах и шабашах непременно возникло с запада Европы. Нам негде было иначе получить такое понятие.
  Скорее всего ведьмами в старину называли деревенских бабок - повитух, знакомых с различными приемами и в других болезнях... Стр. 242.
  ...старинные черные наши книги, к к<ото>рым относятся: Волховник, Чаровница, Мысленик, Колядница, Громник, Остролог, Острономия или Звездочетие, Путник (кн. о значении встреч), Воронограй (значение полета птиц), Шестокрыл, Аристотелевы Врата, Рафли и т. п. - все не русского происхождения... сколько у нас до сих пор сохранилось примет, сходных с римскими, напр<имер>: здравствование при чихании (Stermrtatio), звон в ушах (timutus aurium), чесотка зубов (pruritus dentium), просыпка соли на столе и т. п. Стр. 259.
  Дурной глаз, сглаз, призор очес или изурочивание. Римляне тоже верили сглазу, так что было у них особенное божество Fascinus custos infantum... У немцев... beschreien... ...говорят, что у гремучей змеи свиреп и обаятелен взор. Стр. 261.
  В старину сибирские инородцы считали оспу не за болезненную эпидемию, а за враждебного духа, который наслаждается мученьем... 263.
  Глаза свербят или зуд под глазами, значит в тот день - плакать. Стр. 263.
  Дока. Мастер своего дела. Знахарь, целящий болезни и выгоняющих порчу. Стр. 264.
  Железница или бешенка рыба, водящаяся в Волге в огромном количестве, считается опасною, будто бы поесть ее, то сойдешь с ума, а потому ее бросают обратно в воду, или отдают мордве и чуваше, которые едят и с ума не сходят... Стр. 264.
  Почему должно работать на заговенье. Так как старухи будто бы уверяли, что можно получить заусеницы или ногтоеду... Стр. 264.
  Русские люди считают его (метеор) злым духом или огненным змеем, посещающим в вечернее или ночное время вдову или девицу, скучающих одинокой жизнью... Лица, которых посещал этот змей, худели и, сойдя с ума, нередко будто бы кончали с жизнью самоубийством. От того добрые и набожные, видя этот метеор, всегда кричали: "аминь, аминь, рассыпься!.." Стр. 266.
  ...комета, а особливо с хвостом, в простом народе имеет общественное несчастье, то есть мор, голод или войну и т. п. Стр. 267.
  Простой народ лихорадке, преимущественно происходящей от сильвой простуды... разделяет ее на 12 разновидностей, дочерей Иродовых...: Трясовица, Огневица, Знобея, Пералея, Горькуша, Крикуша, Чернетея, Пухлея, Желтея, Дряхлея, Дремлея... (двенадцатая не разобрана)... См. заговоры. ...Как бы им названия не были даны, но крепко в народе поверье, что лихорадка существует в различных видах и формах, одолевает человека при самых разнообразных случаях, упорно преследует и держится в нем, противудействуя лекарствам. И могучая фантазия русского человека... Лихорадки крылаты, их земля держит в своих челюстях на цепях, как ненавистниц человеческого рода; но когда их спускают, то эти девы без милости нападают на людей. Они столь вредны, что когда им много дела, то они одним мечтательным поцелуем причиняют трясовицу и обитают в одержимых лихорадками; и счастлив тот, к кому прикоснется лихорадка в то время, когда и без того много больных, так как они, будучи заняты делом и перелетая от одного к другому, не поспевают трясти безостановочно, а дают время отдохнуть болящим; вот этими недосугами и объясняет народная фантазия лихорадки перемежающиеся. Далее говорится, что сестрицы эти по деликатности сложения и нежности восточного происхождения, слишком брезгливы: они боятся собачьих удавок, с(о)виных* гнезд, блох, если кто съест не знать** в хлебе, абракадабры (песни ведьм) и т. п. заговоров... Сибиряки, страдающие лихорадкой, перед приходом ее (когда она перемежающаяся), зачернивают у себя лицо, а иногда и все тело и надевают на себя чужую гуню, дабы сей злой дух его не узнал, или бы, испугавшись его, отстал. Стр. 270.
  _______________
  * В источнике, видимо, опечатка, поправленная Чеховым: свиных.
  ** В тексте: съест не за знать.
  Суеверные люди носили их (летучих мышей) в сушеном виде за пазухой, ради здоровья или счастья. Или заваривали кипятком и такую воду давали для исцеления больным, лежащим в гнетице или в горячке детям. Стр. 271.
  Беременная женщина могла родить ребенка, лицо или образ ко(то)рого могло иметь большое сходство с животным или тем уродом, которого она часто видела или которого испугалась... Стр. 271.
  ...медведь был прежде человеком... Стр. 272.
  В особенных случаях... народ обращается специально к разным угодникам: напр<имер>, о избавлении от чумы и эпидемий иконы Боголюбской б<ожьей> м<атери> - от зубной боли - св. Антипию... от головной боли* - Иоанну Предтече... О лошадях молятся Фролу и Лавру. Об овцах - св. Анастасии... о разрешении от трудных родов - св. Анастасии узоразрешительнице. ...Об исцелении больного - образу всех скорбящих... о коровах - св. Власию, о скоте - св. Георгию Побед<оносцу>... о свиньях - св. Василию Великому... и т. д. Стр. 273.
  _______________
  * В источнике: болезни.
  ...кто нечаянно съест паука, тот будет страдать водяною или опухолью в животе. Стр. 275.
  Скопа. Так у простого народа называлась смертоносная птица, которой яд заключался в когтях, который она впускала своей жертве. Нужно думать, что под видом этой птицы подразумевалась какая-нибудь эпидемич<еская>* смерть. Стр. 277.
  _______________
  * Далее зачеркнуто: болезнь.
  ...считается счастливым особенно тогда, когда был рожден заключенным в пузыре с головы до ног, как в яйце. Эту тонкую перепонку зашивают в тряпочку или засмоливают в медальон, носят вместе с крестом на шнуре, веря, что это даст на всю жизнь счастье рожденному... Стр. 277.
  ...чтобы не устраивать ворота, а следовательно окна на ночь, то есть на север, потому что тогда хозяина черти выживут... Стр. 277.
  ...от ужаления ядовитой змеи стоит только окунуться в воду ранее ее. Стр. 280.
  ...утопленника нужно непременно откачивать, но не класть на землю: если положить на землю замершего, то он непременно умрет, несмотря на разного рода растирания... Стр. 280.
  Ячмень на глаза - чирышек... стоит только не в пример тому, кто его имеет, слегка плюнуть в больной глаз или поднести к больному глазу кукиш, говоря: "Ячмень, ячмень! вот тебе кукиш, что хочешь, то и купишь, купи себе топорок, секи себя поперек..." Стр. 282.
  Заговоры от истечения крови: 1) Знахарь крепко сжимает указательным и большим пальцем рану и произносит до трех раз, отплевываясь после каждого раза в правую сторону: "Дерн дерись, земля крепись, а ты кровь у раба (и<мя> р<ек>) уймись..." 2) "На море Океане, на острове на Буяне, девица красным шолком шила; шить не стала*, руда перестала. 3) Чтобы не шла кровь из раны. При порубе... 3 раза наговаривают шопотом и после каждого раза на рану сплевывают: "Лягу благословясь, стану перекрестясь; выйду из дверей в двери, из ворот в ворота, погляжу в чистое поле - едет из чистого поля богатырь, везет вострую саблю на плече, сечет и рубит он по мертвому телу, не тече ни кровь, ни руда из энтого мертвого тела. (Кемский уезд.) 4) Заговор от крови. Во имя о<тца> и с<ына>, и с<вятого> д<уха>, аминь. Доселева было при Агаряне царе, небо медно и земля железна и не дала плоду от себя. Как утихнулись и ужахнулись реки и ручьи и малые источники, так бы утихнулась у раба б<ожьего> N. кровь горячая и щепота, и ломота, и много пособляешь всем моим словам, как ключь небо, а замок земля, аминь, аминь, аминь... (С<ело> Ухтострово, Холмогорск<ого> у<езда> Арх<ангельской> г<убернии>). 5) Заговор от пореза. См. Сказания рус<ского> народа Сахарова. СПб. 1841 г. т. I... 6) От истечения кровью: "Летит ворон через Черное море, несет нитку шелковинку; ты нитка оборвись, а ты кровь уймись". Читают три раза и после каждого раза дуют на рану. (Мещовский уезд). 7) Заговорить кровь. "Фу ты боже мой! ни крови, ни раны, - чистая рана, ни синей опухоли. Ни ножом не секлося, ли топором, ни каким инструментом и нет у раба божия и<мя> р<ек> ни щипоты, ни ломоты, ни синей опухоли" (г. Мезень). 8) Чтобы не шла кровь из раны. Конь млад, человек стар. Ты, руда, стань, более не капь у раба б<ожьего> и<мя> р<ек>. (Кемский уезд. 9) Чтобы не шла кровь из раны. Баба шла по дороге, собаку вела за собой; баба пала, собака пропала; руда, стань, больше не капь. (Кемский уезд.) 10) Если какой-нибудь человек посечет что-нибудь у себя, то заговаривать кровь, или щипоту. Стану я р<аб> б<ожий> и<мя> р<ек>, благословясь, пойду перекрестясь из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле за воротами. В чистом поле стоит свят окиан-камень, на святом окиане-камне сидит красная девица с шелковой ниткой, рану зашивает, щипь унимает и кровь заговаривает у р<аба> б<ожьего> и<мя> р<ек>, и чтобы не было ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли, тем моим добрым словом ключь и замок отныне до веку, аминь. (Наряд Усть под. Удельа. Прав. о доставл<ении> в арх<ив> Удельн. Конт. Этнограф. свед. 1847 г. по описи Š 60). Стр. 290.
  _______________
  * У Чехова ошибочно: шить стала.
  1) Заговор от недугов красной девицы, в болезни полюбовного молодца... обрежь ты у раба и<мя> р<ек> белую мякоть, ощипли его и обери: скорби, недуги, уроки, пригороки, затяни кровавые раны, чистою и вечною своею пеленою. Защити его от всякого человека: от бабы ведуньи, от девки простоволосыя, от мужика одноженца, от двоеженца, от троеженца, от черноволосахо, от рыжеволосого...
  2) Заговор красной девицы о сбережении в дороге полюбовного молодца...
  3) Заговор на путь-дороженьку... Стр. 293.
  1) Заговор от тоски. На море на Киане, на острове на Буяне...
  2) Заговор матери от тоски по родном сыне...
  3) Заговор матери в наносной тоске своей дитятки...
  4) Заговор красной девушки* от тоски. 5) Заговор от стени, задумчивости и от тоски и печали. Стр. 293.
  _______________
  * В источнике: девицы.
  Заговоры воинские... Стр. 297.
  1) Заговор молодца на любовь красной девицы. На море на Окиане, на острове на Буяне лежит тоска; бьется тоска, убивается тоска, с доски в воду, из воды в полымя, из полымя выбегал сатанина, кричит: "Павушка Романея, беги поскорее, дуй рабе и<мя> р<ек> в губы, в зубы, в ее кости и пакости, в ее тело белое, в ее сердце ретивое, в ее печень черную, чтобы раба и<мя> р<ек> тосковала всякий час..." ...Замыкаю свой заговор семьюдесятью семью замками, 77-ю цепями, бросаю ключи в Окиан море, под бел горючь камень Алатырь...
  2) Заговор для любви... Мечитесь тоски, киньтесь тоски в буйную ее голову, в тыл, в лик, в ясные очи, в сахарные уста, в ретиво сердце, в ее ум и разум, в волю и хотенье, во все ее тело белое, и во всю кровь горячую, и во все кости, и во все суставы, в 70 суставов, полусуставов и подсуставов, и во все ее жилы в 70 жил, полужил и поджилков, чтоб она тосковала... 3) Заговор полюбовного молодца на любовь красной девицы. 4) Заговор на любовь. 5) Как приворотить девку... Уж ты худ бес!.. зажги сердце и<мя> р<ек> по мне и<мя> р<ек> и зажги все печенья и легкое, и все суставы по мне (и<мя> р<ек>)... 6) Наговор на любовь на прянике. 7) Слова присушить девицу. 8) Присушить девицу на пряник... 22) Напустить тоску парню... ...Раб бы божий и<мя> р<ек> чах бы чахотой, сох сохотой, вял вянотой... Стр. 302.
  Остудные слова. Эти слова употребляются для того, чтобы сделать немилым кого-либо или разлучить с другим. Обыкновенно (в Мезени) они наговариваются на землю, взятую меж двух гор, или на воду, взятую, тогда оба берега считаются горами. Эту землю дают в каком-либо кушанье. Для большей действительности прибавляют в нее мелко изрубленные медвежьи когти... Стр. 318.
  Заговоры для призывания или отогнания нечистой силы.
  ...и заграждает сам истинный господь... меня р<аба> б<ожьего> и<мя> р<ек> от всякого от злого, от лихого человека и супостата: от угроватого, от возгривого, от сопливого, от шедливого*, от киловатого, от сутулатого, от старца и от старицы, от бельца и от белицы, от чернца и от черницы, от схимника и от схимницы, от женки долговолоски и от девки частоволоски, от черноволосых, беловолосых, от русоволосых, от седовласых**, от пестрых, от рябых, от волосатых, от слепых, от хромых, от волшебников, от волшебниц, от колдунов, от колдуниц, от ведунов, от ведуниц, от кудесников - ниц, от порчельников - ниц, от лихоглазых, от лихозубых, от лихокровых, от лихощербых, от... от болезней, от щипоты, и от ломоты, от 12 проклятых Иродовых дщерей, от злыя, от лихии, от лихорадки: от Листопухи, от Комухи, от Лопухи, от Каркуши, от Пухоты, от Хрипоты, от Ломихи, от Знобихи, от Гнятеницы, от Огневицы, от Трясовицы... Стр. 331.
  _______________
  * В источнике далее: (вероятно, шелудивого).
  ** В источнике: седоволосых.
  Охотницкие заговоры и молитвы. Стр. 334.
  Заговоры и обереги от пьянства. Стр. 341.
  Заговоры от порчи и колдунов.
  ...5) Заговор от порчи. Во имя о<тца> и с<ына> и св<ятого> д<уха>, аминь. Сей заговор не на час, не на день, не на м<еся>ц, не на год, а на весь век и на всю жизнь, аминь, аминь, аминь, над аминями аминь. Во имя о<тца>, и с<ына>, и св. д<уха>. От бога святые чудотворцы, преподобные отцы и мученики в море и возмутися море от облака, сыдоша с моря на тридесять поприщ окаянных, нечистых духов, бесов проклятых, видения дьявола. О них же вопрошая их, святые чудотворцы, преподобные отцы и мученики Нифонт и Мароф, Киприан, Иустиния, Конон Исав, рийский и Димитрий Ростовский, что вы за бесы проклятые пришли молитвою Христовою? Иже рекоша: мы проклятые и духи нечистые дети сатаны, князя адского, и прочих вопросиша святые и великие чудотворцы и преподобные отцы и мученики и рече им: по что есть нечистые духи пришли? Они же рекоша: пришли есть мучить род человеческий христианский, кости ломити, разум и чувство расшибати, болезни и недуги предавати, пакости и вред творити, сердие щемити, в тоску и в печаль вдавати, всего расслабляти*, владение отнимати, разные козни действовати, губити и к смерти приводити, кто без молитвы ходит, пьет, ест и что берет и кто на пирах и свадьбах бывает, тот наш род и дом, в того вселяемся, гнездаяся живем, в того нас и колдуны сажают, и посылают; и возмолятся сии св. великие чудотворцы, преподобные отцы и мученицы Н<ифонт> и М<ароф>, К<иприан>, И<устиния>, К<онон> И<саврийский> и Д<имитрий> Р<остовский> богу о болящем рабе и<мя> р<ек>, господи (трижды), избави род человеческий от сей мучительной болезни, порчи. Господь, услыша молитву их, посла им св<ятой> крест на прогнание, Мих<аила> Архангела, ангела Авоида, Илию пророка и Ник<олая> Чудотворца и учнут вас разными муками мучити, мечами и жезлами железными бити, и стрелами поражати и дающе вам ненавидящих по тма тем ран и ударов на день, они же начаша вопити, великим гласом молитися святым чудотворцы Н<ифонт> и М<ароф>, К<иприан>, И<устиния>, К<онон> И<саврийский>, Д<имитрий> Р<остовский>, Мих<аил> Арх<ангел>, ангел Ав<оид>, Илья Пр<орок> и Ник<олай> Чуд<отворец>; не мучите нас, и отпусти нас в гульбище наше, и где мы ваше святое и великое имя услышим, от того раба и<мя> р<ек> побежим, от роду его и от храмины его, никакими кознями не прикоснемся за тридевять поприщ; и вопрошая их св<ятые> и великие чудотворцы, ангелы и архангелы имена назваши, у нечистых духов, как нареченный, первый рече: имя ми есть Трясун. Не может человек согретися в печи, и тоже падаю, роняю, припадки разные навожу; и той буде проклят самим господом нашим И<исусом> Х<ристом> и святыми отцами аминь. Вторый рече: имя ми есть Огненный. Как разжигаются дрова смолистые в печи, так разжигаю всякого человека сердце, главу; и той буде проклят... Третий рече: имя ми есть Сухотный. И той ложится у человека у сердца под ребром и в боку, аки камень взымает, вздохнуть не даст, с души мечет сердце, сосет и щемит, всего крушит, мучит и сушит, на петит нет; и той буде... Четвертый рече: имя ми есть Безумный. Творю, забывает ум, счет не по порядку, не знает людей, с ума сбродит, не пьет, не ест, так и одуреность творю; и той буде... Пятый рече: имя ми есть Давотной. К горлу приступает, хрипит, кашлять не дает, у сердца стоит, душу занимает и зажимает, есть не дает; и той буде... Шестой рече: имя ми Пухотной. Надымаю у человека брюхо, аки пузырь говяжий, душу занимаю, проговорить не даю, тяжкость делаю; и той буде... Седмый рече: имя ми есть Ломотный. Ломлю и стреляю у человека кости, главу, руки, ноги, поясницу и спину, грудь и везде, аки древо сырое ломит; и той буде... Осмый рече: имя ми есть Сухой и Потаенный. В человеке кости и всего сушу, сам таюсь и креплюсь, и тот человек аки древо засыхает и погибает; и той буде... Девятый рече: имя ми есть Беснующий, Припадочный и Родимечно. В человеке сижу, мучаю, с места на место перехожу, кличу, плачу, пугаюсь, божьего всего не люблю, в обмороки и в припадки ударяю, разные действия и зло творю, бьюсь, расшибаю; и той буде... Десятый рече: имя ми есть Расслабленный. У человека ноги отнимаю, ходить не даю, члены расслабляю, корчу жилы ручные и ножные, главу ломит, сердце щемит; и той буде... Одиннадцатый рече: имя ми есть Пьяный и Распутный. Человека в запой и пьянство распутство и на блуд понуждаю, в тоску и грусть, задумчивость привожу, в нощи спать не даю, беси приступают, во очах визжат и на месте не уснет; и той буде... Двенадцатый рече: имя ми есть Смертный и сильный начальник нечистых духов над человеками, страшный мучитель и погубитель в человеках. Силяюся, мучаю, морю, гублю, разные пакости и зло творю, все ругаю, горжусь, ненавижу, во чреве детей гублю, похоть, плоть и уду владение отнимаю, ничего не боюсь, всякую святыню принимаю, крепкий до смерти, вон из рабы не выхожу; и той буде всех проклятий, изыди вон, аминь. И прочие многие рече имя нам. Многие есть нас родов и пакостники разные нечистые духи, проклятый скрадены, бесы, дьяволы, демоны окаянные и прочие разные неисчислимые, ведомые и неведомые пакости, зло и действия творим; и тии все будете... Побежат все ненавидящие нечистые духи от роду Христа, от роду раба божия и<мя> р<ек>, призову на нас архангелов, ангелов, херувимов, серафимов, престолов, господств, властей, силов, пророков, апостолов, мучеников, преподобных, праведников, угодников и всех святых, а сира сего ошире, аминь. Крест хранитель всей вселенной, крест красота церковная, крест царем держава, крест верным утверждение, кр<ест> ангелам слава, кр<ест> бесам прогонитель и язва. Крест порченным и больным избавление и исцеление. Главе, груди, сердцу и животу, рукам, ногам, телу, составам, костям, жилам, удам, частям, членам, крови, чувству и всему человеку на исцеление, самим господом И<исусом> Х<ристом>, Михаилом, Авоидом, Илиею, Николаем, Нифонтом, Марофом, Кипр<ианом>, Иуст<иниею>, Каноном, Димитрием и всеми св<ятыми> твоими господи И<исусе> Х<ристе> сыне божий, помилуй грешного раба б<ожьего> и<мя> р<ек> аминь, аминь, аминь. (Из рук<описной> тетрадки Книголюбова). Стр. 345.
  _______________
  * В автографе ошибочно: расслабляли.
  Наговоры на рыбную ловлю. Стр. 348.
  Заговоры от лихорадки.
  1) От трясцы. Писать поровну на бумаге три имени: Анфака, Иугалы, Фатулей. (Из старинного лечебника, доставл<енного> свящ<енником> А. Колциным из с<ела> Пингищей, Холмо<горского> уезда).
  2) От лихорадки или дрожжалки. Больной, если хватит силы, идет в лес, находит осину, кланяется ей и говорит: "Осина, осина, возьми мою тресину, дай мне леготу!". После того перевязывает осину своим поясом. (Шенк<урский> уезд).
  3) То же. "Мать ты моя вечерняя звезда, жалуюсь я тебе на 12 девиц Иродовых дочерей". Заговаривают по вечерним зарям, заговор читают по 3 раза, отплевывая после каждого в левую сторону с словами: "Покуда я плюю, потуда б рабу и<мя>р<ек> хворать. (Из очерков поверий. Обр<яды>, прим<еты> и гад<ания> в Ворон<ежской> губ<ернии>. Свящ<енника> маг<истра?> Федора Никонова).
  4) От лихорадки. Молитва от святого Силиния и Сихайла и четырех евангелистов: Иоанна Бог<ослова>, Марка, Л<уки> и М<атфея>. Стоит среди моря столп камень, у столпа сидит Силиний и Сихайло и зрит<с?> святым Силинием в море: возмутилася вода под небесем, изыдоша из моря 12 жен простовласых, и окаянных видением их диавольским, и вопрошали их св<ятые> С<илиний> и С<ихайло>: что есть за жены? и он рекоша ему: а мы есмы трясовицы и дщери Ирода царя. И вопрошает их св<ятой> С<илиний> и С<ихайло>: "Окаяннии диаволи! Почто ести семо пришли?" И они рекоша ему: "Ми есмы пришли мучити христианскаго роду: аще хто перепьет, того мы мучим; аще хто завтрену Воскресенскую проспит, богу ее не молит, в праздники честные блуд творит, не чист ходит, рано пьет и ест, то ваши (наши) угодники". И помолился св. С<илиний> и С<ихайло>: "Господи! (bis)! Избави род человечь от окаянных диаволей!" И услыша господь б(ог) молитву и посла к ним Силиния и Сихайла и четырех евангелист: Матф<ея>, Л<уку>, М<арка>, И<оанна> Б<огослова> - и веле мучити их дубцы железными и дати им по три тысячи на день ран. И они (оне?) рекоша и начаша молитися: святии великие С<илиний> и С<ихайла> и 4 евангел<иста>: Мар<к>, Л<ука>, М<атфей> и И<оанн> Б<огослов>! не мучьте нас! Где ваши имена святые да слышим, и не противимся ни в коем роде, в мужском и женском, - и мы того роду, мужеского и женского бегаем за тридевять поприщь. И вопрошает их св<ятой> С<илиний> и С<ихайло> и апостоли, 4 евангелиста, что ваши имена? Едина рече: мне имя Огния: коего человека поймаю, тот ч<елове>к разгорится, аки пламень в печи, так же я разжигаю всякого человека. Вторая рече: имя мне Ледиха: я коего ч<елове>ка поймаю, тот ч<елове>к не может в печи согреться. Третья рече: мне имя Желтая - аки цвет дубравный. Четвертая рече - мне имя Глохня: к<ото>рого я поймаю, тот ч<елове>к может быть глух быти. 6-я рече: мне имя Юдея: коего я ч<елове>ка поймаю, тот ч<елове>к не может насытиться многим брашном. 7-я рече: мне имя Корчея: коего человека поймаю, тот ч<елове>к корчится вместе руками и ногами, не пиет, не ест. 8-я рече: мне имя Грудея: к<ото>рого ч<елове>ка изловлю, лежу на грудях и выхожу храпом внутрь. 9-я рече: мне имя Проклятая: коего ч<елове>ка поймаю, лежу у сердца, аки лютая змия, и тот человек лежит трудно. 10-я рече: мне имя Ломеня: аки сильная буря древо ломит, тако же и аз ломаю кости и спину. 11-я рече: мне имя Глядея: коего ч<елове>ка поймаю, тому ч<елове>ку сна нет, и приступит к нему, и мутится. 12-я рече: мне имя Огнеястра: коего ч<елове>ка поймаю старого, тот не может жив быти". Молитвами св<ятых> апостол, ангел, С<илиния> и С<ихайло> и 4-х еванг<елистов>: Матф<ея>, М<арка>, Л<уки> и И<оанна> Б<огослова>, царь славы И<исус> Х<ристос> ника (?) - Крест хранитель вся вселенныя. Кр<ест> - красота церковная, кр<ест> - царев скипетр, кр<ест> - князем держава, кр<ест> - верным утверждение, кр<ест> - бесам язва, кр<ест> - трясовицам прогнание; прогонитесь от раба б<ожия> и<мя> р<ек> всегда и ныне и присно и во веки веков аминь. А говорити сия молитва трижды над главою больного, положа крест в воду на блюдо, и та вода пити, давати больному. (См. Пермский сб<орник>).
  6) ...Первая рече: имя мне есть Женнохолла и Трясовица: трясу всякого ч<елове>ка, что не может согретися в печи, я же жар и хол велик творю, озноб, подир и свербу творю. Та буде... Вторая рече: имя мне Перемежающая и дневная: мучаю ежедневно, двухдневно, трехдневно, четырехдневно и недельно, месячно, да я же перемежаюсь разными и недознанными болезнями, и немощами человека мучаю, и разные хвори, недуги и убожествы всякие навожу и все на свети бывшие и небывшие новые болезни творю и открываю. И та буде... 3-я рече: Имя мне Безумная: с ума сбродит, заговаривается, все мелет, говорит, что попало, не знает людей* и спит много и мало, не пьет, не ест, в нощи и на месте спать не даю. Беси, девицы и бабы приступают все, во очах видется и представляется, я же в голове сижу, главу разбиваю, мозги ворочаю, ум мешаю, непорядок, дурь, припадок, и как беснующую творю, шум и лом главе, и слепоту и сны разные, и многия пакости навожу. И тая буде... 4-я рече: имя мне есть Переходная: перехожу у человека по различным местам с места на место, ломлю кости, спину, поясницу, главу, руки, ноги; ною, свербю, мощу, ложусь у человека под ребром (lien?), у сердца, поясницей, в боку, в живот, аки камень или перок возымаю, вздохнуть и стоя кашлять и проговорить не даю, с души мечу, душу занимаю, и зажимаю, кашель и одышку творю, сердце щемлю и томлю, и сосу, сушу крушу ч<елове>ка; тоску, скуку, печаль, заботу, невеселие творю, аки бес претворяю. И та проклята... 5-я рече: имя мне Скорбная: ч<елове>ку разные немощи, недуги, хворости, убожествы, вреды, скорби и болезни всякие творю внутри и наружи и я же подобны порчи всякой делаю. И тая буде... 6-я рече: имя мне есть Расслабея: расслабляю ч<елове>ка, аки мертва, немеют и дрожат все члены и суставы я же отнимаю, ход и владения бесчувствия ногам и рукам, корчу руки, ноги, жилы, и свожу, немоту и косноязычие творю, ум, память и чувство отнимаю, и многие пакости творю... И та буде... 7-я рече: имя мне есть Пухлая**: Надымаю и разростаю у человека брюхо, аки пузырь говяжий; ноги и все тело отекает и опухает, желчь напускаю, душу занимаю, кашель и чахотку творю, гноение и запор делаю. И та буде... 8-я рече: имя мне Тайная***. Разные скорби и невиданные творю, я же хитрая, мудреная, неисповедимая, недознаемая, несказанная, неизвестная. Никто не может меня познати и доведатися и болезни, мною творимой, никаких врачевств прибрати, исцелити, я же лекарств божества и ничего не боюсь, сама желаю, прошу все, что хочешь, принимаю и сижу, я же самая сильная, крепкая, таюсь, кроюсь, креплюсь, перехожу и творю, что бесы творят, только от сего заговора изыду. И тая буде... 9-я рече: имя мне Белая: (горячка?) жар и огонь велик в человеки навожу, безумие, беснование, припадки, обморок творю, все в очах, в голове разной видении и слухи преставляю, ум, память, брожу, плачу, смеюсь, кричу, говорю, падаю, силу, дерзость, боязнь, страх, пугание, бессоние, мечты, бред, пустование (?) и глаголы неверные навожу, и прочие казни творю. И тая буде... 10-я рече: имя мне есть Противна: ничего не навижу, не терплю, не люблю, ч<елове>ку во всем надоедаю, против всех горжусь, грублю, ненавиствую, злюсь, бранюсь, все в постыл день, нехотение, нежалость и зависть, и в смех привожу, в позор, и брань и смех навожу. И та буде... 11-я рече: имя мне есть Причудница: в человеки сижу, прячусь, когда меня выгоняют, чрез долгое время опять отрыгаюсь, прихочу, причужаю всего, пить и есть хочу, а иногда не хочу, избавления всякого бегаю, ненавижу ч<елове>ка, отвращаю, отговарива

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 359 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа