Главная » Книги

Максимович Михаил Александрович - Дни и месяцы украинского селянина

Максимович Михаил Александрович - Дни и месяцы украинского селянина


1 2 3


Максимович М.А.

  

Дни и месяцы украинского селянина (1) (2)

  

I. МАРТ.

  
   В древнее время на Украйне, как и везде на Руси, годы начинались мартом месяцем. С 16 го века ввелся на Украйне январский год, и с ним летосчисление от Рождества Христова, вместо прежнего от Сотворения мира. Но месяц март не перестал быть началом пасхального года, и года естественного, так как с него начинается весна. В наших месяцесловах март зовется еще Березóзолем, а по народному Бéрезнем (как и у Чехов, Сербов - Брезен); у Червоной Руси это имя присвоилось апрелю. При такой разности надобно знать, что Бéрезнем называется в народе собственно тот небесный месяц, который нарождается в великий пост, и которого исход бывает обыкновенно в апреле. Об этом постовом месяце говорится на Украйне, что он разговляется паскою; а мáсничный (т. е. масляничный) месяц заговляется варениками; называется же постовой месяц Бéрезнем от белой березы, которая в это время уже течет своим сладким соком. На Украйне известен еще месяц-Чернец, который народился бы и изошел бы в великий пост; об нем говорится: "як буде месяць-Чернець, то буде й свету конець". И мне рассказывали старые люди в Киеве, какой страх был в народе в начале 1769 года (после Колеевщины, перед чумою), когда прошла молва, что в том году будет уже месяц Чернец, и особенно как уже начинался мор в людях.
   Марта 1-го, на Евдокии, первым вестником весны почитается зимоспящий степной зверёк Бабак: еще до восхода солнца, на Евдокии, он оживет и свистнет. За ним другой вестник весны и важный показатель будущего лета - ветер. Весьма примечает селянин, какой ветер бывает на Евдокии: если теплый, то и лето будет теплое; если ворочает млины (т. е. мельницы), то будет и снопы в поле ворочать; если веет от Днепра (с запада), то будет рыба ловиться; если из степи (с востока), то будет хорошо на пчелы; а если с низу Днепра (с полудня), то будет урожай на хлеб. Замечают, в какую сторону веет ветер на Евдокии и для того еще, чтобы в ту сторону и пшеницу сеять. Около этого дня птичка Овсянка начинает петь Украинцу: "покинь сани, возьми воз"! А когда увидят первую ластовку, то бросают на нее горсть земли, говоря: "нá тобѣ, ластовко, на гнѣздо"! Об ласточках думают, что они не улетают на зиму в теплый вырай (3), (где за морем зимуют все отлетные птицы), но, сцепясь ножками одна с другою, зимуют на дне рек, озер, криниц, и даже на дне моря.
   Щебетали ластовочки,
   Зо дна моря вылêтаючи;
   Говорили козаченьки,
   Да по селу похожаючи....
   Так запевает старинная песня о молодых козаках, уходивших весною из Украйны на Запорожье. О том же поют и в веснянках.
  
   А вже весна, а вже красна.
   Из стрѣх вода капле;
   Молодому козаченьку
   Мандровочка пахне.
   Помандровав козаченько
   У чистее поле;
   За ним, за ним дѣвчинонька:
   "Вернися, соколе"!....
  
   Ведется поверье, что если, при виде первой ласточки, бросить горсть земли на грядку, говоря: "кроп сѣю"! так и вырастет укроп (который впрочем и без того растет по огородам самосейкою).
   Из первых весенних цветов на Украйне радуются особенно появлению голубого ряста (scilla bifolia). Увидав в первый раз этот первоцвет, поспешно срывают его и топчут, приговаривая: "топчу, топчу ряст..., дай, Боже, потоптати и того року дождати"! а топчут ряст для того, чтобы долго жить; и по этой макровиотике, если выздоравливает трудный больной, то говорят: "уже вылѣз на ряст"; а кто умрет, говорят: "дуба дав".
   Украинский селянин полагает, что до первого грому земля не размерзается вполне, и примечает: если первый гром загремит на голое дерево, то надо ждать неурожая; если же загремит от запада, то будет урожайное лето. При первом громе, девчата бегут умыться из криницы или реки и утереться своим красным поясом - для красы; парубки хватаются за угол хаты и силятся приподнять ее, чтобы силы прибыло; у кого болит спина или поперек (поясница), тот поспешает приподнять воз, или прислониться спиною к столпу, полагая, что от того становится легче; а знающие бабы набирают из криницы воды, при первом громе, и мажут ею детей от пристрѣту (который по книжному зовется "призором очес"). До первого грому Украинцы не садятся вечерять на дворе.
   Марта 9-го, в день весеннего равноденствия, говорят: "с Сорока Святых - сорок морозов буде"; и если не все сорок бывают в продолжение весны, то остальных ждут на лето. Говорится также, что "на Сорок Святых сорóка сорок паличок в гнездо положить". В школах ученики приносят на поклон учителю по сороку бубликов. А для детей в этот день пекут и раздают пшеничные жайворонки, во имя пернатого певца, который прежде всех, еще на прóвеснѣ, прилетает из вырая радовать степи своим пением.
   Марта 17-го, на теплого Олексы - "щука-рыба хвостом лед розбивае". Пасечники выставляют пчел из погребов; а если еще холодно, то выносят хоть два улья погреться на весняном солнце.
   Марта 25-го, на Благовѣщенье, такой святой день, что и птица гнезда не вьет. Встарину говорили, что в этот день Господь благовестит землю и открывает ее на сеянье; а потому до Благовещенья не начинали севбы на нивах, а поспешали кончать óранку на ярину; а "на Благовѣщенском тыждне - вдовин плуг". Особенно благоприятным день Благовещенья почитается у огородниц для капусты, составляющей главный предмет их заботы и первую красу огорода; и они стараются, чтобы во время заутрени посеять хоть не много розсады (семян капустных), где-нибудь в затишном кутку огорода, или в круглых, плетеных из лозы яслях. Они верят, что в ту пору можно находить розсаду под вишневым листом; да и вообще под деревом на земле, если повести рукою, то можно захватить розсаду, и что ее можно натрусить на рядно, в погребу, из капустяных головок. (Должно быть те маленькие и похожие на зерна грибки, что заводятся в погребу на капусте, подали повод к последнему поверью). Но за то неблагоприятен этот день рождению животных. Полагают наверное, что из благовѣстного теляти или ягняти добра не ждати, и поспешают зарезать; что благовѣстне яйце будет болтун, или же из него вылупится калечное цыпля; а потому и не подсыпают под наседку яиц, снесенных в этот день. О погоде говорят, что такая будет и на Великдень, какая на Благовещенье. Впрочем от старых людей услышите преданье, что в старые годы время шло правильнее, чем теперь, и что уже на их памяти время стало так переменчиво на земле, как оно теперь. Памятен еще обычай, что на Благовещенье дитя вывозят бывало на лубку 80 летних дедов своих на улицу просить милостыни. Марта 26-е, на Благовѣстника, и теперь да Украйне почитается за великий праздник.
   Месяц март начинается обыкновенно на одной из трех первых недель поста; реже приходится он на масляной, или же на четвертой неделе, которая называется Средокрестною. На этой неделе особенно приметный день середа, называемый хрестцями: тогда ломается пополам пост, и даже, говорят, слышен бывает треск. На хрестци пекут пшеничные хресты, чтобы лучше родилась пшеница; половину их съедают в тот же день, а другую уже на поле, когда выедут сеять пшеницу, и до того дня берегут в погребе. А на хрестци сеют мак, хоть бы то по снегу, лишь бы можно было вскопать как-нибудь землю. Мак сеют только девчата да молодые молодицы, при чем они приговаривают или же поют следующую припѣвку:
  
   Крâй долины мак, мак;
   Крâй широкôй мак, мак -
   Мак чистый, головистый:
   Головочкы, як рѣпочкы;
   Молодыи молодочкы
   Завивали головочкы.
   Буде мак тут,
   Буде мак тут!
  
   Мак и зерном и цветом своим составляет роскошь Украинского селянина. Зерном своим, столь лакомым для Украинца (особенно в медовых маковниках) мак вошел в пословицу: "ѣж, дурню, бо то з маком"! И еще другая пословица идет: "Сêм лет Бог маку не родив, да и голоду не було"! А маков цвет - роскошь красоты, особенно когда зацветет им целое плéсо в степи....
  
   Ой, из могилы видно всѣ долины -
   Сизокрылый орел пролетае:
   Стоить вôйско славне Запорозьке -
   А як мак процвѣтае.
  
   Так, и о славном современнике Богдана, Морозéнке, об этом цвете козáччины, поют в песнях:
  
   Морозенко козаченько
   Як мак роспускався;
   Морозенко козаченько
   В неволю попався.
  
   Знающие бабы, встав до света на хрестци, и в потьмах, без запаски, сев у порога, прядут по два починка, крутя веретено навпаки т. е. от себя (а не к себе, как прядут обыкновенно), и кладут их нáвхрест; этою пряжею они перевязывают руки или ноги от грыжи (ломоты).
   На похвальному т. е. на пятом тыждне поста, приметный день суббота, которую зовут похвалóю, и говорят, что "на похвалу сорóка яйцем похвáлиться". В этот день сеется капустная розсада.
   Вербный тиждень зовется и вербичем. О случающихся в это время холодах есть пословица: "прийшов вербич, два кожуха терлич". Не должно на этом тыждне сеять буряков (свеклы), а то будут горькие. В вербную неделю приходящие от заутрени со святою вербою, бьют ею спящих, приговаривая:
  
   Верба хлёст, бий до слёз!
   Не я бью, верба бье.
   За тыждень великдень:
   Будь великий, як верба,
   А здоровый, як вода,
   А богатый, як земля!
  
   Пасечники поспешают воротиться домой прежде всех, со святою вербою. Снятую вербу сберегают, как целебное средство от разных недугов, людских и скотских, - между прочими, от детских сухóт; знающие бабы в отваре из нее купают больное дитя, при свете полного месяца, приговаривая к нему: "мѣсяцю-Адаме; имя тобѣ Авраме! дай тѣла на си кости; а як не даси, то прийми мощи"!
   Страстная неделя называется на Украине бѣлою, потому что тогда белят хаты, и убирают все, приготовляясь к Великодню. В чистый четверг моются, и выливают всякую нечисть за двор; на распутье. В страстную субботу сеют буряки; и это дело поручается мущинам. Чтоб не были они горькие, надобно сеять их на щó серце (натощак), и когда не видно дыму из хат. Вообще огородину сеют, как только повытапливаются хаты, чтоб и грядки в огороди были так полны, как полны горшки в печи. В продолжение поста не гонят еще ни овец в одну общую ватагу, ни товару (рогагого) в одну чéреду; хлопцы и парубки пасут скот свой порознь, принимая под свое смотрение и у соседей, за что получают от них зáйминку - паляницы и прочее, и тем пробавляются. Молодой овчар к заходу солнца поспешает в село повеселить однообразный день свой, и гоня ватагу с поля, припевает:
  
   Терéш, тереш, овечечкы!
   Тереш, баранчата!
   А я пôйду погуляю,
   Де гарни дѣвчата.
   Тереш, тереш, овечечкы!
   Тереш, тереш, биркы!
   А я пойду погуляю,
   А де чорнобривкы.
  
   Чернобровые девчата, поспешив отговеться еще на второй неделе поста, выходят по вечерам на улицу, или иное просторное место приветствовать весну своими звонкими веснянками.
  
   Благослови, Боже,
   Весну закликати,
   Зиму провожати;
   Ой, весна в човночку,
   Лѣтечко в возочку.
  
   После такого или иного общего на всю весну запева, - девчата, усевшись обыкновенно черенем (купою) или же лавою (рядом), поют повседневные свои веснянки. Здесь, на побережье Днепровском, (где живу я) начинают вечерá обыкновенно следующею песнею:
  
   Орел поле изъорав, изъорав.
   И ячменю насѣяв, насѣяв;
   Роди, Боже, той ячмêнь, той ячмêнь,
   Тож парубкам на коровай, на коровай,
   Старым людям на пиво, на пиво,
   А молодым на диво, на диво!
   Орел поле изъорав, изъорав,
   И пшеници насѣяв, насѣяв:
   Роди, Боже, пшеницю, пшеницю,
   Тож дѣвочкам на коровай, на коровай,
   Старым людям на пиво, на пиво,
   А молодым на диво, на диво!
  
   Веснянки поются до Троицы; это песни исключительно девические; парубки только слушатели, и вмешиваются в них только своими жартами (шутками), на которые девчата отпевают им веснянками. Например:
  
   Торóх, торох... сѣю горох,
   А врóдиться брыця:
   Не пришлеться що добрее,
   Да все ледащиця.
   Торóх, торох... сѣю горох,
   А врóдиться брыця:
   Взяли Туркы два парубкы,
   И мого чорнобривця!
  
   Кончая вечер, девчата поют, расходясь по домам:
  
   Спѣвали дѣвочкы, спевали;
   У решето пѣсни складали;
   Да и поставили на вербѣ:
   Де взялися горобци,
   Звалили решето до долу -
   Час вам, дѣвочкы, до дому!
  
   Молоденькие девочки не принимаются к пению веснянок; но у детей обоего пола есть свои веснянки, целое лето продолжающиеся. Когда идет дождь, дети бегают под ним и припевают:
  
   Дóщику, дощику!
   Зварю тобѣ борщику,
   В новéнькому горщику,
   Поставлю на дубочку:
   Дубочок схитнувся,
   А дощик линувся -
   Цебром, ведром, дойничкою,
   Над нашею пашничкою.
  
   Когда находит туча, дети нагромоздят из песку или земли дзвоницю (колокольню) и, бьючи по ней палочками, припевают:
  
   Б³й, дзвоне, б³й!
   Хмару розб³й!
   Нехай хмара на Татаре,
   А сонечко на хрестяне!
   Б³й, дзвоне, б³й!
   Хмару розб³й!
  

-----

II. АПРЕЛЬ.

  
   Второй месяц весны зовется по Украински Квѣтнем или Цвѣтнем, ибо природа на Украине является тогда в первом цвету: белая береза, убранная в золотистых серьгах, распускает свои зеленые коси; зазеленевшая степь красуется золотым горицветом (adonis vernalis) и сребропушистым сóном (anemone); вишневые сады стоят как молоком облитые, и в них уже раздается щебет соловья. В этом же месяце обыкновенно и Украинский люд, как и весь православный мир, обрадован бывает Великоднем и христосается во имя воскресшего Искупителя мира.
   В Светлый день сей, после обедни, когда разговеется уже каждый в своей семье - паскою и прочим свячéным, хлопцы ходят по дворам приветствовать всех троекратным Христос воскрес! и хозяева за то, дав первому хрестовальнику пару крашанок, всем прочим дают по одной, а говорящим вирши (т. е. стихи) дают и деньги. В старые годы хрестовали и взрослые. Известна большая великодная вирша, которую некогда говорили Запорозцы товарищу и батьку своему Грицьку, великолепному Потемкину:
  
   "Христос воскрес, рад мир увесь,
   Дождалися ласкы;
   Теперь усяк наѣсться в смак
   Свяченой паскы.
   Всѣ гуляють, выхваляють
   Воскресшого Бога;
   А вже тая, що до рая,
   Протерта дорога".... и т. д.
  
   А в Печерской лавре, когда там великим Архимандритом был воеводич Молдавских земель Петр Могила, его приветствовали на Великдень печатными виршами - и знаменитые типографы лаврские Памва Берында и Тарасий Земка (книжкою "Умнолог³а си есть Пѣснослов³е" 1630 г.), и профессора риторики, Софроний Почаский, с учениками лаврского Могилинского Гимназиума (книжкою "Евхаристир³он албо Вдячность" 1632 г.).
   Между тем как малые хлопцы идут хрестовать на село, пасечник идет в пасеку похристосаться с своими ярыми пчёлками и несет им безконечник - писанку, испещренную вокруг одною непрерывною чертою; он кладет ее под первый или покутний улей, называемый у Заднепровцев хозяином, на котором всегда лежит ладан; а главный улей, Зóсим, стоит всегда середь пасеки.
   На другой день, еще на рассвете, ходят парубки обливальники по тем хатам, где есть взрослые девчата, и за каждую получают по паре крашанок в свои ведра. Девчата уже заблаговременно ждут их; а которая заспалась бы или не успела бы прибраться до их прихода, ту обливают водою. Так ведется у нас на степи при Супое; и это есть остаток давнего Украинского обычая, описанного Бопланом (4) во второй половине 17 го века, когда парубки обливали девчат в великодный понедельник, а девчата парубков во вторник, как это поныне ведется у Словаков, у которых есть песенка об этом (5):
  
   "Облѣвай, облѣвай власы ай главичку,
   Але ми зашануй ту нову сукничку".
  
   В 31 главе Киевского Синопсиса, а также и в Кройнике или летописи Густынской, (под 988 годом), говорится "о облиянии водою на Велик-день"; но то, очевидно, взято из летописцев Польши и относится к ее обычаю. Наши степные обливальники-парубки, а также и девчата, под вечер в понедельник сходятся в одну хату, и там на общую складку пируют и веселятся с песнями и музыкою, и иногда до света. С великоднего понедельника возобновляются и девические песни-веснянки, примолкшие с вербной субботы. Вот одна веснянка, вдохновленная месяцем квѣтнем в северной стороне (она записана мною 1827 года, на берегах Шостки, впадающей в Десну) (6):
  
   Розлилися воды
   На чотыри броды.
   У першому бродѣ
   Соловейко щебетав,
   Зелены сады розвивав.
   У другому бродѣ
   Зозулька ковала,
   Лѣтечко казала.
   У третёму бродѣ
   Коничок заржав,
   Вôн дорôженьку почав.
   А в четвертôм бродѣ
   Да дѣвчина плаче,
   За нелюбого идучи,
   Свое лихо чуючи.
  
   С Великодня к обыкновенным песням-веснянкам присоединяются еще девические игры, сопровождаемые особыми песнями и называемые вообще танкáми. Эти игорные веснянки на Украйне то же, что в великой Руси хороводы, об которых и там говорится в народе: танки водить; и некоторые из них те самые, что и на Украйне, как-то: просо-сеять, мак-сеять, Заюшка, Ящур. А разница между ними та, что в Великорусских танках или хороводах участвуют стар и млад обоего пола, и водят их с весны до зимы, повершая ими нередко и другие праздники народные; но танки Южнорусские остаются исключительною собственностью девчат и весны, ибо водят их только с Великодной до Зеленой недели. Великорусскими танками заправляет особая хороводница, женщина обыкновенно пожилая и нередко вдова; а Украинские танки водят сами девчата, из которых передовою становится более заметная или более удалая в играх. Одна из них в прошлом столетии воспета в особой песне, поныне любимой на обеих сторонах Днепра: это прекрасная Бондарôвна, злополучная жертва знаменитого повесы пана-Канёвского (Потоцкого).
  
   В славнôм мѣстѣ у Кáневѣ
   Дѣвок танóк ходить;
   Молодая Бондарôвна,
   Усѣм перед водить.. и т. д.
  
   На Украйне, где ныне в большой моде у девчат песни Московские, и особенно солдатские, давно известна песня.
  
   "Как у наших у ворот
   Стоял девок хоровод".
  
   Однако названье хоровода не пристает к, танкам девическим; и это потому, что на Украйне корогод имеет совсем другое значение. Корогод, так же как и коровай, является только на весéльях, т. е. на свадьбах. В брачную ночь, когда благополучная чета оставляется уже в покое, дружкó с хмельным причетом своим и музыкою шумно провожает по селу корогода, с особенной о нем песнею; при чем придáнки и свашки поют и о корогодовой жене-воеводе.
   Девические танки, по внешнему виду, бывают: 1) Круговые, которые водят, сомкнувшись в кружок, таковы: мак-сеять, кроп, перепелка, заюшка, ящур, король, нéлюб, переборéць и другие; 2) Ключевые, которые, водят, сомкнувшись в один ключ; таковы: галка, чечêтка, горобей, лесаниця, кривый-танéць и другие; или же, сомкнувшись в два ключа, как в танке просо-сеять и в шуме.
   Перепелкою становится в средину круга одна из красивейших девчат и представляет телодвижениями то, о чем поют ходящие вокруг. При "старóм мужичке" она падает на земь с печальным видом; при "молодом козачке" вскакивает весело, подпрыгивая и трепля в ладоши; а при последнем стихе она старается выскочить из круга, но ее ловят и туркают в голову.
  
   А в перепелкы да головка болить.
   Тут була тут перепелочка;
   Тут була тут бѣлозôрочка (7).
   А в перепелкы да плечици болять.
   А в перепелкы да реберця болять.
   А в перепелкы да стегеньця болять.
   А в перепелкы да колѣньця болять.
   А в перепелкы пóдошовкы болять.
   А в перепелкы да старый мужичок.
   А в перепелкы молодый козачок.
   Перепелка йде и гостиньця несе.
  
   Великолепный Великорусский танок "Заплетися, плетень заплетися" неизвестен на Украйне; а в замен его есть свой шуточный танок, "Плету, плету лѣс, лѣс", - в насмешку над парубками, которые весною плетут лѣсы около дворов и огородов. Игра мак-сеять на Украине выходит красивее, чем в великой Руси; ибо здесь маковкою садится в средине круга красивая девочка, которую под конец подкидывают вверх, представляя тем отряхиванье мака; а там - маком бывает большею частью простачек-детина, которому под конец, когда станут отряхивать мак, достается до слёз (8).
   Заюшка у нас на побережье разыгрывается в таком виде. Ставшая в кругу прыгает, стараясь выскочить под руками окружных, но ее не выпускают; под конец песни она кланяется одной, и та становится на ее место, и так далее.
  
   Заюшка сѣресеньк³й,
   Заюшка бѣлесеньк³й!
   Заюшка скоком боком
   Перед моим карым оком!
   Да нѣкуды заюшцѣ а не выскочити,
   Да нѣкуды заюшцѣ а не выплыгнути;
   Що в нас городы все Турецьк³и,
   Що в нас замкы все Нѣмецьк³и,
   Позащêпованы, позамыкованы,
   Жовтым пѣском позасыпованы,
   Заюшка не гордися,
   Котрôй паннѣ поклонися,
   Хоч старôй хоч малôй,
   Хоч менѣ молодôй.
  
   А вот круговой танок исторического происхождения. После князя Михаила Михайловича Вишневецкого и благочестивой княгини его Раисы, урожденной Могилянки, об которых добрая память осталась на Украине в трех монастырях: Лубенском, Густынском и Ладинском, наследником огромной их Украинской вотчины, (простиравшейся от Полтавы до Прилуки в одну сторону, и до Домонтова, на устье Супоя, в другую) остался храбрый княжич Иеремия. Он был "пожадáнною утѣхою" для народа Украинского; но, женясь на Гризельде Замойской, он отступил от православия (около 1631 года) и стал тогда во взаимное нелюбие с Украиною. В 1648 году, когда воздвигшийся Богдан Хмельницкий начал полякам веремея крутити (9), князь Иеремия, имевший звание Русского воеводы, принужден был расстаться навсегда со своею Украинскою Вишневеччиною, бежал из Лубен на Волынь и за то в борьбе с казачеством был он как лютый зверь. В следующее лето выдержал он Термопильскую осаду в Збараже, при чем был ранен в ногу. По этому случаю сложена была козаками насмешливая песня, приглашающая славного Русского воеводу вывесть танéц по Немецки. Припев ее с разными песнями поныне; повторяется в веселом девическом танке выступце. Девчата, при пении каждого двустишия, идут широким кругом; но за припевом они устремляются в припрыжку, то в середку круга, направив кулаки вперед, чтобы столкнуться, то подаются назад.
  
   Ой на ставку, на ставку,
   Пôймав сокôл ластовку.
   Выступцем,
   Выдрôбцем:
   Пане Вишневецький,
   Воеводо Кгрецкий,
   Да выводь танчóк по Нѣмецький!
   Просилася Настуся
   В молодого Петруся:
   Пусти мене в таночок
   Погуляти до дѣвочок.
   Тодѣ тебе я пущу,
   Як кôсоньку роспущу.
  
   Из танков, выводимых одним ключом, самый летучий - галка. Ставшая на одном конце проводит за собою весь ключ под руками последней пары, а там также проводит стоявшая на другом конце; и таким порядком весь ключ уходит иногда за версту, передвигаясь вперед то прямо, то излучисто. За каждым разом поют:
  
   Ой гал-гал, чорна галочко!
   Ой гал-гал, красная панночко!
   Стань же нам да до помочи,
   З хорошими, з хорошими дѣвочками,
   З красными, з красными панночками!
   Ой ты, Марусю, скочь на конець;
   А ты, Олесю, веди конець!
  
   Танок просо-сеять, любимый всею Русью, от Карпат и до Урала, здесь, на Днепровском побережье, разыгрывается в следующем виде. Ставши в два ключа, лицом один к другому, девчата поочередно поют, кланяючись:
  
   1-й ключ: Ой мы в поле выѣдем, выѣдем -
   Ой мы з Ладом выѣдем, выѣдем.
   2-й " А мы нивку выорем, выорем -
   Ой мы з Ладом выорем, выорем.
   1-й " А мы проса насѣем, насѣем.
   2-й " А мы кони пустимо, пустимо.
   1-й " А мы кони займемо, займемо.
   2-й " А мы кони выкупим, выкупим.
   1-й " Мы на купчу не глянем, не глянем.
   2-й " Мы сто рублêв кладемо, кладемо.
   1-й " На сто рублêв не глянем, не глянем.
   2-й " Мы бабусю додамо, додамо.
   1-й " Мы бабуси не хочем, не хочем.
   2-й " Мы дѣвочку додамо, додамо.
   1-й " За дѣвочку ни слова, ни слова.
   2-й " Бувай, дѣвка, здорова, здорова!
  
   При этом одна дѣвка переходит в первый ключ, которому говорят:
  
   Ѣдьте, поѣдьте до нас!
   А те отвечают, тоже говором:
   Нема короля дома,
   Поѣхав по дрова,
   Пиво варити,
   Сына женити,
   Дочку давати,
   Нас на весêлье звати!
  
   Танок Шум играется на Днепровском побережье. Девчата становятся в два ключа, один за другим параллельно, и при этом поют:
  
   Ой нумо ж мы нумо,
   В зеленого Шума.
   А в нашого Шума
   Зеленая шуба.
  
   За тем оба ключа бегут разом вперед, а потом назад, распевая самым сильным голосом, сколько мóга:
  
   Ой Шум хóдить, по водѣ бродить;
   А Шумиха рыбу ловить,
   Що вловила, то й пропила,
   Своêй дочцѣ не вгодила.
   Пожди, доню, до суботы,
   Куплю сýкню, ще й чоботы!
   -Абó ж менѣ сýкню крайте,
   Або менѣ жениха дайте!
   Або ж менѣ кулешý наварить,
   Або менѣ жениха приведить!
  
   Так в этом зеленом шуме девчат отозвался Днепр, убирающийся в зелень своих лугов и островов, шумящий в весеннем разливе своем и дающий тогда полное приволье рыболовству. В одно весеннее утро я видел здесь, что и воды Днепра, и его песчаная Белая-коса за Шумиловкою, и самый воздух над ним - всё было зелено.... В то утро дул порывистый горишний, т. е. верховой ветер; набегая на прибрежные ольховые кусты, бывшие тогда в цвету, он поднимал с них целые облака зеленоватой цветочной пыли, и развевал ее по всему полуденному небосклону.
   Всеобщая гульба и веселье светлопраздничное довершается в начале следующей недели, называемой проводною; оно повершается поминанием родичей на их могилках или гробках. Обыкновенно в понедельник собирается народ на кладбище, неся туда крашанки, книши, пироги, ряжанку и всякую другую страву, кроме вареной; а к тому и пляшку горѣлки, составляющую непременную обрядную принадлежность всех важных случаев и праздников Украинской жизни от колыбели до могилы. По приходе на могилки родителей и родичей, говорят им: Христос воскрес! Между тем служится общая панихида в церкви, а по хуторам и деревням - под открытым небом на кладбище; и после того священник с кадилом обходит порознь все те могилки, где есть поминальщики. Тогда обседают вокруг могилок родичи и соседи (за исключением взрослых девчат), а также и старци, т. е. нищие, которым подают милостыню особенно в эти недели, по той вере, что сам Господь ходит по земле в виде нищего, с Великодня и до Вшéстя (Вознесения). Украинцы верят также, что во всю светлую седмицу открыт рай, и что все умершие в эти дни будут в раю; да и в каждый воскресный день случающаяся смерть человека почитается счастливою. Когда усядутся вокруг могилок, тогда начинается круговая заупокойная чарка, вызывающая умилительная речи и слезы о покойниках: чтоб им "лéгко лежать и землю держать, а на том свете царство небесное"! - "нехай со святыми спочивають, да и нас дожидають"! и т. п.
   Начатые на могилках поминки расходятся по хатам и там доканчиваются; и тогда уже на подпитку распеваются разные поучительные стихи, особенно о смерти -
  
   "Як положать грѣшне тѣло
   На дубову лаву"...
  
   Покойника на Украйне кладут и отпевают не на столе, а на лаве. К тому-то и в песне жена, в сердцах на мужа своего поет ему:
  
   "Хибâ, тодѣ затужу,
   Як на лавѣ положу;
   Хиба тодѣ заплáчу,
   Як на лавѣ побачу"!
  
   Не довольствуясь поминальными проводами всех родичей в понедельник, женки собираются по хатам еще и во вторник - поминать дядинóк, т. е. дядьковских жен, по которым и этот дополнительный жоночий или бабский праздник называется дядинкáми, а в Переяславском уезде громницями. Но обыкновенно на Украйне громници да блискавици полагаются в первый вторник Петровки, после понедельника, называемого Розыграми. В некоторых местах празднование могилок перенесено с понедельника на вторник проводной; а в городе Золотоноше вместо того на могилки собираются в Мироносный понедельник: там на кладбище находится и небольшая церковь во имя жен Мироносиц (10). С проводным вторником кончаются уже для обоего пола Великодные праздники, и жизнь Украинского селянина входит с новою силою в свою работную, буднишнюю колею. Куски и крошки паски, скорлупы крашанок и все прочие останки свячéного, сбереженные тщательно, пускают на воду; а часто их сберегают вместе с дробкáми соли свяченой и артосом или Дарником, как целебное средство, особенно для отелившихся коров. Свяченое сало почитается лучшею мазью для волов, когда у них от ярма натрутся шеи. Остатки всего свячéного сберегаются, и как охранительное средство будущим хлебным скирдам от мышееду. Ведется по всей Украйне поверье, что если мышь съест хоть крошку святой паски, то обращается в кажанá (летучую мышь).
   Из постоянных дней апреля главный 23-й Юрьев день, почитаемый за великий праздник, по особенному уважению всего христианского мира к победоносцу Георгию. Сей святой витязь на белом коне - "лицом бяше красен, и храбр вельми" и прославлен, как низложитель Ливийского змия; а по своему имени св. Георгий - земледелец, и почитается издревле покровителем земледелия и скотоводства. Так и на Украйне, на Егория - каждое село выходит в поле, для молебствия и освящения посевов озимых и яровых, при чем бывает освящение криниц и колодезей; и с этого дня уже не пускают скота ходить по полям бéзбаш, т. е. без пастуха; до Юрьева дня даже нарочно сбивают житá скотом, чтобы они лучше росли в новые стрелки. С этого же дня запрещается пускать скот и на те луки и степы, которые назначаются под сенокос. А об запасном корме ведется пословица, что - "и в дурня стане сена до Юрья, а у розумного до Николы".
   Украинский селянин примечает на Юрья вышину своей озими: "коли сховается в житѣ ворона, то буде урожайне лѣто; а як горобцю по колѣна, то буде лихе лѣто". Предвестницею урожая служить и зозуля (кукушка): "коли закуе до Юрья на голе дерево, то буде голодне лѣто; а як на лист, то буде полѣтье". Зозулю представляют кующею на дерево; потому и про те кольца, что складываются из мотыльковых яичек на вишневых и других ветках, говорят, что то "зозуля наковала". Не один Украинец с началом весны носит при себе копейку про зозулю, чтоб показать ей, послышав ее в первый раз, и чтоб она наковала ему копейку на весь год. Но не об одном только наступающем лете кует вещая зозуля Украинцам; у нее часто запытывают девчата, через сколько лет они выйдут замуж? Порою и старик спросит у нее: сколько лет ему жить еще на этом свете? А об соловье, прилетающем из вырая почти в одну пору с кукушкою, говорят, что он только с Юрьева дня начнет петь свою настоящую песню тёх-торорóх; а до Юрья он только цверинькает, зауряд с прочими пташками.
   Юрова роса почитается на Украйне целебною для очей; для того и собирают ее обыкновенно цедилкою, которую оставляют на траве на ночь под Юрьев день. А во время обедни каждая Украинская хозяйка ставит свечу перед образом св. Георгия, прося его, чтоб он доглядел ее овечку или телицу; а содержатели скота, особенно чередники и ватажники, на Юрья постятся до захода солнца, а иные даже не гонят и скота на пашу, а кормят на дому. Такой обычай соблюдается про зверя, т. е. про волка (которому собственно и принадлежало в древнее время имя лютого зверя); ибо на Украйне говорят, что "святый Юр звѣра пасе", - и волк считается Юровою собакою, которая без его дозволения не займет ни скотины, ни людыны. Так и у Великорусского народа говорит пословица: "у волка в зубах, что Егорий дал".
   Чередники, ватажники и табунщики к Юрьеву дню отпускают себе бороды; ибо Украинцы вообще голят бороды с давнего времени, хотя и неизвестно, с какого именно. Впрочем, на Украйне в старину борода считалась украшением старого человека. Так достославный гетман Петр Конашевич-Сагайдачный, скончавшийся в Киеве 1622 года, 10 го апреля, на проводной недели, носил бороду (11). Храбрый Лубенский полковник Леонтий Леонтьевич Свечка в конце 17 го века, тоже ходил с бородою. Да и в старинных песнях Украинских говоритс

Другие авторы
  • Огарев Николай Платонович
  • Шаврова Елена Михайловна
  • Тассо Торквато
  • Ильф Илья, Петров Евгений
  • Приклонский В.
  • Ухтомский Эспер Эсперович
  • Геллерт Христиан
  • Орлов Петр Александрович
  • Лившиц Бенедикт Константинович
  • Марриет Фредерик
  • Другие произведения
  • Лессинг Готхольд Эфраим - Из трагедии "Эмилия Галотти".
  • Ю.В.Манн - Николай Васильевич Гоголь
  • Краснов Петр Николаевич - Мы пойдем впереди с красными флагами...
  • Сумароков Александр Петрович - Слово Ея Императорскому Величеству Государыне Екатерине Алексеевне Самодержице Всероссийской на Новый 1769 год
  • Зелинский Фаддей Францевич - Тиртей. Воинственная элегия
  • Туган-Барановский Михаил Иванович - Три великих этических проблемы
  • Добролюбов Николай Александрович - Путешествие на Амур
  • Куприн Александр Иванович - Черная молния
  • Карнович Евгений Петрович - Замечательные богатства частных лиц в России Е. П. Карновича
  • Добролюбов Николай Александрович - Воспитанница, комедия А. Н. Островского
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 298 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа