Главная » Книги

Оберучев Константин Михайлович - Советы и Советская власть в России

Оберучев Константин Михайлович - Советы и Советская власть в России


1 2 3

   Константин Михайлович Оберучев

Советы и Советская власть в России

   Источник: Оберучев К. М. Советы и Советская власть в России. - Нью-Йорк: "Народоправство", 1919.
  

Как и когда организовались Советы?

   Когда после мартовской революции 1917 года власть в Петрограде перешла в руки Временного Правительства, жизнь не испытала никаких потрясений. Перемена власти произошла совершенно спокойно, и жизнь потекла нормальным порядком, если не считать манифестаций и проявлений бесконечной радости всех без исключения по поводу свержения гнёта самодержавия, против которого с таким упорством и настойчивостью боролась революционная демократия России.
   Но хотя весь правительственный аппарат продолжал действовать как и раньше, однако, не могло быть полной уверенности в том, что там нет скрытых врагов нового строя, ибо для высшей бюрократии, правившей российской жизнью совершенно бесконтрольно, такая смена правительства, которая произошла в марте, могла показаться и неприемлемой.
   С другой стороны, парламентский строй царской России последнего десятилетия осуществлялся в форме нижней палаты, - Государственной Думы, представительного органа, избранного на далеко не демократической основе, так как Дума в существе была цензовая, и палаты верхней - Государственного Совета, одна часть членов которого избиралась населением, но тоже не на основе всеобщего избирательного права, другая же назначалась царём из числа старых, уходящих в отставку бюрократов и сановников, которые могли быть и были в действительности только тормозом при проведении в жизнь реформ, действительно обновляющих народную жизнь.
   Само собою разумеется, что эти органы государственной законодательной власти, - Государственный Совет и Государственная Дума, - в пору революционную, тогда, когда в сущности рушатся все основы старого строя, не могли быть надёжными и истинными выразителями народных чаяний и стремлений, и надлежащими сотрудниками новой власти, несмотря даже на то, что сама власть эта в момент революции вышла из недр самой Государственной Думы.
   И жизнь немедленно подсказала необходимость создания более демократического органа в Петрограде для сотрудничества с Временным Правительством и оказания ему действенной помощи в трудном деле строительства новой России, деле до крайности необходимом и вместе с тем весьма сложном и трудном.
   Жизнь подсказала форму этого нового органа, и выдвинула Совет Рабочих депутатов города Петрограда, который организовался немедленно, по времени даже, пожалуй, несколько раньше, чем само Временное Правительство успело сконструироваться.
   Членами этого Совета рабочих депутатов явились избранные на случайных митингах представители фабрик и заводов Петрограда и ближайших окрестностей, а также представители революционной демократии, наиболее видные и известные деятели революции, оказавшиеся в то время в Петрограде.
   Так организовался Совет рабочих депутатов г. Петрограда, в президиуме которого оказались члены Государственной Думы Чхеидзе, Керенский и др. Из числа членов этого Совета Керенский вошёл во Временное Правительство, вошёл персонально, и только впоследствии доложил Совету о сделанном им шаге, каковой и был одобрен Советом.
   Так было в Петрограде в первые дни Великой мартовской революции.
   Что касается провинции, то там тоже с первых же дней организовались Советы рабочих депутатов.
   Дело в том, что по получении известий о совершившемся перевороте и будучи неуверенной в прочности его, правительственная власть на местах, - губернаторы и иные более мелкие администраторы, - просто растерялись и не знали что им делать. С другой стороны, местные органы общественного самоуправления, - Городские Думы и Земские учреждения, - существовавшие ещё во время царизма, были органами, избранными далеко не на демократической основе. Думы и Земства были цензовые организации, с представительством домовладельцев и буржуазии в городах, и крупных собственников, помещиков и промышленников в Земствах. Представительства рабочих в городских Думах не было совершенно, что же касается представительства крестьян в Земствах, то таковое было там очень ограниченным. Само собою разумеется, эти органы общественного самоуправления доверием широких масс населения пользоваться не могли.
   И вот, растерянность старой правительственной власти с одной стороны, и отсутствие доверия к органам общественного самоуправления с другой, - всё это заставило население в первые же дни революции искать такие формы местного управления, которые с одной стороны обеспечивали большую демократичность этой организации, с другой могли бы пользоваться доверием широких масс населения.
   И вот, в городах в провинции начали организоваться также Советы Рабочих Депутатов, избранные, конечно, не на основе всеобщего прямого, тайного и равного избирательного права, а путём открытых и случайных митингов на фабриках и заводах с привлечением к ним известных политических и революционных деятелей разных оттенков.
   Рядом с этими органами рабочего населения страны создавались и другие.
   Это были Советы солдатских депутатов.
   Несколько странным может показаться организация Советов солдатских депутатов (разумея под именем солдат и офицеров, так как и офицеры входили в состав этих Советов), как органов местной политической власти, ибо армия должна быть вне политики. Но, следует помнить, во-первых, что революция произошла в то время, когда значительная часть мужского населения страны была в рядах армии, а кроме того, сдвиг после векового рабства был настолько велик, что многие мерки минувшего времени не могли подойти в данное время к жизни для правильной оценки происходившего.
   Так или иначе, Советы солдатских депутатов организовывались повсеместно. В некоторых местах солдатские депутаты были выбраны на случайных уличных митингах отдельных групп солдат, в других местах, - как например в войсках Киевского Военного Округа, на собраниях солдат и офицеров войсковых частей, согласно правил, указанных в приказе Командующего Войсками Округа в первые же дни революции.
   В большинстве мест, но не повсюду, Советы Солдатских депутатов слились с Советами рабочих депутатов и составили, как в Петрограде и других городах Советы Рабочих и Солдатских депутатов. В других местах, как например, в Киеве, Советы Солдатских депутатов представляли отдельную от Совета рабочих депутатов организацию, работавшую, правда, в полном контакте и согласии с последней.
   Так организовались Советы рабочих и солдатских депутатов на местах.
   Были попытки военных властей влить жизнь Советов солдатских депутатов в определённое законное русло и регулировать выборы представителей в Советы особыми регламентами. Таковы приказы генерала Брусилова, Главнокомандующего Юго-Западным фронтом, генерала Алексеева, Верховного Главнокомандующего всеми вооружёнными силами, А. Н. Гучкова, Военного Министра Временного Правительства. Но это было безуспешно не только потому, что между этими приказами не было согласованности, и они вносили часто только путаницу, но главным образом потому, что жизнь в первое время после революции не могла вложиться ни в какие законные рамки, настолько сложна она была.
   Так или иначе, но Советы рабочих и солдатских депутатов на местах организовались. В числе местных Советов несколько особое место занимал Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Этот Совет, кроме регулирования и направления политической и хозяйственной жизни Петрограда и округа, имел и несколько иные, более общие функции органа, консультирующего и содействующего работе Временного Правительства.
   Такое несколько неожиданное положение Петроградского Совета должно было быть изменено, так как он всё же являлся органом местным и не отражал чаяний и стремлений всей революционной демократии России.
   Поэтому вскоре по сконструировании местных Советов явилась мысль созвать съезд представителей Советов и создать центральный. орган.
   В марте месяце был созван в Петрограде первый Съезд Советов и на нём, после долгих и горячих дебатов, сорганизовался Центральный Исполнительный Комитет Советов Рабочих и Солдатских депутатов.
   С этого момента роль Петроградского Совета, как Центрального органа, была закончена, и таковая естественно должна была перейти к Центральному Исполнительному Комитету.
   Но, как увидим дальше, не всегда Петроградский Совет ограничивался скромной ролью местного Совета, ведающего только местные дела.
   У него было стремление играть руководящую роль не только в местных, но и в общегосударственных делах, конкурируя таким образом с Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов рабочих и солдатских депутатов.
   Несколько позже Советов рабочих депутатов, но тоже в порядке революционной импровизации, организовались сначала местные, а затем областные Советы крестьянских депутатов. На созванном съезде делегатов был создан Центральный Исполнительный комитет Советов крестьянских депутатов, который тоже имел штаб-квартиру в Петрограде, работая отдельно, но в контакте с Центральным Исполнительным Комитетом Советов Рабочих и Солдатских депутатов.
   Так, в процессе развития революции и создания революционной власти, организовались Советы, здание которых было увенчано двумя Центральными Исполнительными Комитетами.
   Выборы в эти новые органы не были регламентированы, вследствие чего эти представительные органы нельзя назвать ни истинно демократическими, ни отражавшими вполне волю всего народа российского. Но во всяком случае несомненно, что конструкция их была более демократическая, чем конструкция выборных органов, оставшихся новой России в наследство от России царской.
   То обстоятельство, что эти первые Советы были избраны, хотя и несовершенным порядком, но во время всеобщего подъёма и оживления и временного прекращения обычных в России межпартийных дрязг и споров, имело большое влияние на сами выборы и первые Советы, в главной массе своей, представляли органы внепартийные и, позволю себе сказать, даже внеклассовые. Последнее утверждение я делаю потому, что и в тех и других, и в рабочих и крестьянских Советах, кроме рабочих и крестьян были представители разных партийных организаций, главным образом, из числа принадлежащих к той внеклассовой интеллигенции, которая так горячо боролась с царским правительством за свободу родного народа, и которой в то время верили, и имели основание верить. Равным образом, включение в Советы представителей армии, т. е. солдатских депутатов имело то значение, что придавало Советам не столь классовый характер, какой, быть может, кое-кому хотелось придать этим организациям. Ведь, какой класс представляют солдаты?
   Худо ли, хорошо ли, но эти организации, - Советы, - делали своё дело и временами помогали Временному Правительству осуществлять строительство новой жизни.
   Правда, вкоренённое в нас веками царского произвола недоверие к власти вообще, всякой власти, повело к тому, что эти Советы всё больше и больше сбивались с пути сотрудничества с революционным Временным Правительством, а старались возможно более осуществлять контроль и, таким образом, тормозить работу Временного Правительства, а не облегчать и содействовать ей.
   Но было и содействие.
  
   Что сделало Временное Правительство для введения демократического управления на местах?
   Временное Правительство, став силою вещей у власти, не решалось немедленно же приступить к радикальному изменению условий жизни, т. е. вводить кардинальные реформы.
   Не делало оно этого не потому, что оно не сочувствовало таковым реформам и считало полезным оставить всё по-старому, а потому, что в нём были деятели, стоящие на необходимости представления решения этих сложных жизненных вопросов самому народу, созванному в свободно избранное Учредительное Собрание, которому одному могло быть предоставлено право сначала выразить, а потом и осуществить действительную волю народа. Поколения русских революционеров боролись с царским произволом во имя созыва Учред. Собрания и их костями усеян путь от самовластия к Народовластию.
   Но если Временное Правительство случайно, волею судеб оказавшееся у власти не решалось само произвольно ввести широкие социальные реформы, это не значит, что оно не делало ничего, а только ждало созыва Учредительного Собрания.
   Нет, работа его была огромна и многознаменательна, несмотря на все препоны, которые сначала в слабой степени, а затем всё упорнее и настойчивее, ставили на его пути те, кто заботились только о так называемом "углублении революции", т. е. производстве разрушительной работы вместо созидательной.
   Прежде всего нам следует отметить, что вступление своё во власть Временное Правительство ознаменовало объявлением амнистии всем без исключения политическим заключённым прошлого царствования. Открылись тюрьмы, и лучшие люди, томившиеся годами в тюрьмах, ссылке и каторге, вышли из заключения.
   Кроме того, веками угнетённые народы России совершенно не знали, не имели ни малейшего понятия о том, что такое политическая свобода. Временное Правительство с первых же дней освободило слово и мысль человека от тех уз, которые были наложены на них во времена царизма. Этим Правительством осуществлена была действительно полная свобода слова, печати, собраний, союзов, такая полная и неограниченная, какой не знали другие страны.
   Веря в воспитывающее значение свободы, Временное Правительство не находило возможным ограничить и стеснять таковую, даже тогда, когда, быть может, это было бы практически и целесообразно.
   За это в настоящее время по адресу Временного правительства раздаются с разных сторон упрёки в слабости его и дряблости. Но это не совсем верно. Отсутствие и неприменение карательных мер по отношению тех, кто злоупотреблял свободой в ущерб другим, было не столько признаком слабости, сколько, - в особенности в первое время, - сознательным сохранением неограниченной свободы, как результат искреннего убеждения, что свобода - наилучший учитель для граждан, которые должны научиться пользоваться свободой.
   Итак, абсолютная политическая и религиозная свобода - вот ближайшие завоевания революции, осуществлению которых так много содействовало Временное Революционное Правительство.
   Забота о просвещении и политическом воспитании масс, в былое время неграмотных и удалённых от знания вообще, а политических знаний в особенности, заняло одно из первых мест в деятельности Временного Правительства и близких ему кругов. В результате широкое развитие издательской деятельности, устройство воскресных курсов и бесед и всего того, что связано с просвещением широких масс.
   Мы неверно осветили бы деятельность Временного Правительства, если бы сказали, что заботой его было только и исключительно осуществление политических свобод. Нет. И в области экономической им предприняты были крупные шаги, правда, далёкие от рискованных социальных опытов и реформ, на которые оно не решалось без санкции Учредительного Собрания.
   Но им проведено сокращение числа рабочих часов и доведение рабочего дня до восьми часов. Им же проведён закон о заводских комитетах, которые, являясь представительными органами рабочих данного завода или фабрики, принимали участие в административной работе и контроле фабрики и завода.
   Широкое развитие профессионального рабочего движения, стеснённого и задавленного в царской России, тоже является результатом не только самодеятельности самих рабочих, но и сочувствия и содействия этому движению со стороны Врем. Правительства, в частности Министерства Труда с министрами-социалистами во главе.
   Кооперативное движение в виде производительных, кредитных и в особенности потребительных кооперативных организаций, как противоядие тяжёлому гнёту капитализма и эксплуатации, получило в России широкое развитие ещё в царистской России. К январю 1912 года в разных видах кооперативных организаций насчитывалось свыше десяти тысяч членов, что, считая по пять человек на семью, показывает, что в кооперативное движение было вовлечено более 50 миллионов человек, или около одной трети всего населения России.
   Но хотя это движение и приняло даже в царистской России такие огромные размеры, однако, на пути его стояли многие преграды. Одной из существенных препон, препятствовавших русской кооперации извлечь все выгоды из своего широкого развития и распространения, было если не полное запрещение, то во всяком случае крайнее стеснение устройства союзов и объединений кооперативных организаций.
   Если мы имели в России несколько союзов кредитных кооперативных организаций, немного в области производительной кооперации, то я не ошибусь, если скажу, что наиболее демократическая кооперация, - кооперация потребительная, облегчающая существование потребителю, т. е. всякому жителю страны, ко времени падения царизма насчитывала только три Союза, - именно: Московский, Польский и Финляндский.
   И вот, после революции Временным Правительством было обращено внимание на необходимость облегчить возможность создания объединений всех видов кооперации, и именно к этому времени относится создание целого ряда кооперативных Союзов во всех видах кооперации.
   Подойдём к земельному вопросу.
   Несмотря на то, что во Временном Правительстве были социалисты, и не было недостатка в желании разрешить этот вопрос самым радикальным образом, однако, те же соображения, какие удерживали Временное Правительство от принятия до созыва Учредительного Собрания радикальных решений в других областях жизни, удержали его и в том. Тем не менее, и в этом направлении Временным Правительством были приняты серьёзные шаги.
   Организация земельных комитетов, которые под руководством Министерства Земледелия должны были взять на учёт все крупные помещичьи имения для облегчения возможности передачи их в ведение народа, если таково будет решение Учредительного Собрания; приостановка сделок по покупке и продаже недвижимой собственности и вообще всяких земельных сделок; наконец, выработка Министерством Земледелия закона о национализации земли и принятие его Правительством, но не для немедленного проведения в жизнь, а для представления Учредительному Собранию, - всё это такие шаги, которые были сделаны Временным правительством для возможно скорейшего осуществления чаяния русского народа о получении земли...
   Мы видим, что Временное Правительство вовсе не было равнодушно к судьбе трудового народа России, и в таковом равнодушии обвинять его по меньшей мере несправедливо.
   И если многого оно не осуществило, то не только потому, что на каждом шагу встречалось с недоверием и тормозами со стороны "углубителей революции", но ещё и потому, что оно было проникнуто глубоким уважением к Народной Воле, осуществляемой через свободно избранное Всероссийское Учредительное Собрание.
   Приняв на себя тяжёлую обязанность управлять жизнью России в пору тяжёлой войны и после систематического расстройства народного хозяйства благодаря самодержавию с одной стороны и продолжительной войне - с другой, Временное Правительство решило руководить страной на началах права, а не силы, по возможности облегчить те тяжёлые экономические условия, в которые она была поставлена предыдущим правительством, не выводить Россию из строя воюющих с германским милитаризмом держав, дабы на предстоящем мирном конгрессе молодая демократическая Россия могла бы сказать своё слово в защиту всех угнетаемых. Таковы были сложные задачи, ставшие перед Временным Правительством сейчас после невольного и вынужденного ходом исторических событий, а не личных стремлений отдельных членов его, принятия им на себя тяжёлого бремени власти.
   Но стремясь разрешить по мере сил и возможности эти задачи, Временное Правительство основной своей задачей считало довести страну до Учредительного Собрания, обеспечив народам России производство свободных выборов в это Собрание, дабы оно было действительным выразителем воли народа.
   Считаясь с этой основной задачей, Временное Правительство поставило перед собой ближайшую цель: создать такой аппарат на местах, который в действительности мог бы обеспечить свободу избрания.
   И вот, в видах этого, а также и для того, чтобы на местах иметь действительно демократические органы для руководства, как политической, так и хозяйской жизнью страны, Временное Правительство решило выработать и провести в жизнь закон о выборах в Городские и Земские самоуправления на основе всеобщего избирательного права.
   В мае месяце 1917 года Временным Правительством был опубликован закон о выборах в местные самоуправления. Закон этот, построенный на началах всеобщего, прямого, тайного и равного избирательного права, с обеспечением представительства и меньшинства (пропорциональное представительство) и привлечением к участию в управлении и женщин, был издан в мае, и местным органам, - старым думам и земствам, равно как и Советам, - вменялось в обязанность в двух-трёхнедельный срок произвести выборы в эти новые местные учреждения.
   Само собою разумеется, что в такой короткий срок не только не могли быть произведены выборы, но не могли быть составлены даже и избирательные списки, тем более, что к избирательным урнам приглашались не только постоянно живущие, так сказать, оседлые граждане района, но и временно пребывающие там, включая до проходящих воинских команд, на короткое время остановившихся в городе или уезде.
   И вот со всех сторон, и главным образом от имени Советов рабочих и солдатских депутатов, равно как и Советов крестьянских депутатов, полетели в Петроград телеграммы и делегации с просьбой у Временного Правительства продолжить сроки выборов, дабы всю подготовительную работу можно было бы произвести с возможной тщательностью и серьёзностью, равно как и для того, чтобы в первую широко демократическую избирательную кампанию возможно было бы развить агитацию во всей требуемой полноте.
   Временное Правительство вняло этому гласу народа, и сроки выборов были значительно удлинены.
   В течение всего лета 1917 года по всей России шла горячая кампания по выборам в местные, - Городские и Земские, - учреждения.
   Выборы производились при полной свободе агитации и под действительным контролем не только цензовых дум, но и местных Советов, равно как политических партий и групп и профессиональных организаций.
   Словом, выборы в эти органы местной власти были произведены так, что свобода выборов была вполне обеспечена, правильность их была гарантирована. Если же принять во внимание, что энтузиазм среди избирателей был таков, что почти повсюду к урнам явилось 80-90 процентов, а местами даже почти все сто, то станет понятным, что выборы в эти Городские и Земские учреждения были истинно народными и избранные таким образом органы местного управления были действительно демократическими, отражавшими волю народа на местах.
   Примерно в сентябре 1917 года такие органы были созданы почти по всей России.
   Создание этих органов было прежде всего подготовкой к производству выборов в Учредительное Собрание: правильность выборов в последнее была таким образом обеспечена.
   Но не только значение подготовительной операции к выборам в Учредительное Собрание имело создание этих органов.
   Нет, кроме того они явились истинно демократическими органами местной власти на местах, им надлежало с этого момента, с момента их сконструирования, передать всю полноту власти на местах, так как они являлись органами созданными волею всего народа, а не какой-нибудь части его.
   С этого момента все Советы, вызванные к жизни в процессе революции на смену или в помощь цензовым Городским и Земским учреждениям, должны были прекратить существование, как органы власти, уступить место новым, истинно-демократическим органам, - новым Городским и Земским учреждениям, - введённые Временным Правительством, - оставив за собой, пожалуй, функции профессиональных организаций.
   Но этого не случилось.
   К сожалению, началась борьба за власть, и лозунг "вся власть Советам" начал раздаваться всё чаще и чаще.
   Отсюда начинается та трагедия российской действительности, которая выступила на смену чарующей красоте русской жизни первого периода революции, когда над нашей родиной не только блеснула заря свободной жизни, но, казалось, что засияло яркое солнце действительной свободы.
  

Кем и как совершен ноябрьский (1917 года) переворот?

   Мы видели, что в Петрограде существовали с самого начала революции местный Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов и кроме того два Центральных Исполнительных комитета.
   Центральные Исполнительные Комитеты, как органы избранные революционной демократией всей России, в то время, когда ещё почти не было партийного расслоения, конечно, были более устойчивыми и политически зрелыми органами, чем местные Советы, с их текучим и изменчивым составом.
   Постепенно, под влиянием ряда причин, а главным образом под влиянием беззастенчивой и ничем не стесняемой агитации местных, а в большей части приезжих большевиков, Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов всё больше и больше склонялся к большевизму.
   В сентябре 1917 года, именно в то время, когда были организованы на местах демократические Городские Думы и Земства, и роль Советов была в сущности закончена, в Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов с наибольшей настойчивостью начал раздаваться лозунг: "Вся власть Советам! Долой Временное Правительство!" Около этого времени там был поднят и решён в положительном смысле вопрос о свержении Временного Правительства и захвате власти Советами. Правда, резолюция Петроградского Совета была опротестована и отвергнута как Центральным Исполнительным Комитетом рабочих и солдатских депутатов, так равно и Исполнительным Комитетом Советов крестьянских депутатов, т. е. представители всей России протестовали против переворота, задуманного местным, Петроградским, Советом, и протестовали главным образом потому, что именно в то время, когда был задуман переворот и свержение Временного Правительства, последнее подготовило всё к выборам Учредительного Собрания, и не только подготовило, но даже назначило выборы и срок созыва такового определило 11 декабря (28 ноября ст. стиля).
   Таким образом, переворот был совершен меньшинством, вопреки ясно и определённо выраженной воли большинства.
   Но хотя в самом перевороте принимали участие лишь весьма немногие, тем не менее устроителям его необходимо было придать перевороту видимость осуществления народной воли и исполнения желаний широких масс.
   И надо отдать справедливость большевикам. Эту задачу - устройство декорации народного волеизъявления и народного сочувствия они выполнили более, чем талантливо, они выполнили её гениально, так как они учли и приняли в расчёт все настроения масс и разыграли на них, как по нотам.
   Прежде всего взоры свои они обратили на солдат, на ту широкую в военное время массу народа, которая составляла всю силу в борьбе с угнетателями - германцами, стремлений которых она не замечала. Большевики знали, что у многих и многих было желание скорее прекратить войну и пойти домой, в родные места к своим полям. И это стремление было не только результатом ловко, упорно и искусно ведшейся большевиками пропаганды на фронте и в тылу, но и результатом общей усталости и полной неорганизованности нашей армии и плохого снабжения её, как результат старого режима, всегда забывавшего о действительных нуждах людей.
   Этим стихийным, почти болезненным стремлением воспользовались большевики в первую голову и сказали солдатам:
   "Временное Правительство вас обманывает. Оно продолжает войну не в интересах усталых от войны народов России, а в интересах своих и иноземных капиталистов. Мы же заключим немедленно мир и у нас наступит безмятежное житьё".
   "Расходись, товарищи, по домам!" - раздался клич, да кстати был сделан кивок в сторону офицеров, что мол, это они хотят продолжения войны, так как они вместе с буржуазией извлекают выгоды из войны.
   И пошла тяга с фронта и тыла домой, и начала таять армия. Происходило это не так быстро, как думалось, так как всё-таки находились люди, которые не соглашались с возможностью позорно закончить войну и доказывали безумие уничтожения армии; но дело было сделано, и сердца широких солдатских масс были временно привлечены большевиками на свою сторону. Армия постепенно переставала существовать, а попутно избивались офицеры как враги народа. Большевики же могли говорить, что армия на их стороне.
   Но как ни велико значение армии и штыка для захватчиков власти, но ограничиться только привлечением на свою сторону солдат фронта и тыла они не могли: им нужно было проявить видимость доброжелательности и к другим слоям населения, к тем, которые, не носили солдатских шинелей, не имели в руках винтовок, но составляли большинство населения. И взоры их обратились к российскому крестьянству.
   Уже давно вопрос о земле трудовому народу был мечтой русского крестьянства, и давно российская революционная демократия думала над этим вопросом и стремилась наилучшим способом разрешить его в общих интересах всего населения. Словом, давно стоял вопрос о передаче всей земли трудовому народу на таких началах, чтобы земля принадлежала только тем, кто непосредственно сам её обрабатывает. Временное Правительство задумалось и остановилось над разрешением этого вопроса и подготовляло, как указано выше, ко времени Учредительного Собрания проект разрешения этого вопроса, решения благоприятного для всех.
   Но Временное Правительство не решалось провести эту реформу в жизнь без воли Учредительного Собрания. Этим воспользовались большевики. Они провозгласили, что земля вся является народной собственностью. Но так как выработка порядка управления землями и распределения их между населением для разумного пользования требовала слишком много времени и была сложным делом, то они этот сложный вопрос разрешили со всей присущей им простотой и решительностью.
   Я воздержусь от личной характеристики метода решения этого вопроса большевиками, а воспользуюсь словами новоявленного защитника большевиков, вчерашнего их противника, проф. Ломоносова. Он на митинге в Медисон Сквер Гарден так охарактеризовал способ решения большевиками вопроса о мире:
   "Пришли большевики и сказали: "Забирай всё сразу"".
   И людям, которые ещё только накануне от Временного Правительства слышали слова: "Подождите, соберётся Учредительное Собрание, и на нём в ряду других вопросов жизни разрешится и вопрос о земле", показалось, что в лице большевиков они получили истинных и горячих защитников насущных интересов народа, так как они отвечают желаниям сегодняшнего дня и не заставляют ждать до завтра.
   И если среди русского крестьянства было много таких, которые сомневались в том, что путём простого расхватывания земель можно разрешить сложный земельный вопрос, тем не менее, по уверению проф. Ломоносова, крестьяне пошли за большевиками.
   Пошли они за ними или нет, это другой вопрос, но что временно сердца многих крестьян были на стороне людей, дававших такие обещания, - это несомненно.
   Но как же людям, стоящим на точке зрения "диктатуры пролетариата", т. е. передачи всей полноты власти в стране той сравнительно небольшой группе населения России, которую можно подвести безошибочно под не вполне определённый термин пролетариата, как эту группу, - рабочий класс, - обойти особым обещанием, лишить особых милостей. Ясно, что это невозможно, что и ему необходимо дать обещание. И вот для них, для городских рабочих большевики предложили ввести на фабриках рабочий контроль, который, по меткому выражению проф. Ломоносова, был тоже выражен в виде восклицания, обращённого к рабочим: "Забирай всё сразу".
   Ленин этот процесс называет: "Грабь награбленное!"
   Так были привлечены сердца городских рабочих.
   Солдаты, крестьяне и рабочие, в массе своей были завоёваны большевиками. По крайней мере, они были до некоторой степени временно обезврежены в смысле энергичного противодействия насильственному захвату власти новоявленными благодетелями народа.
   Но, ведь, могли в стране оказаться группы, которым выдвинутые лозунги показались бы хотя и заманчивыми, но не вполне осуществимыми до тех пор, пока весь народ не выскажет своей воли.
   Поколения русских революционеров мечтали о таком народном волеизъявлении и боролись с царским самодержавием во имя Учредительного Собрания, и в сердцах многих и многих Учредительное Собрание мечталось как нечто такое, что одно сможет разрешить все трудные вопросы народной жизни. И во имя созыва такого Учредительного Собрания жило и работало Временное Правительство, Так как же можно перейти на сторону тех, кто зовёт против этого Временного Правительства? Многие могли не пойти на посулы каких-то частных революционных предпринимателей. И это отлично понимали большевики, когда готовили свой поход против Временного Правительства. Они воспользовались тем обстоятельством, что в силу технических затруднений срок созыва Учредительного Собрания (сентябрь) пришлось отменить и наметить другой, более поздний. Большевики сказали: "Временное Правительство медлит с созывом Учредительного Собрания, так как оно боится воли народа. Мы же стремимся скорее созвать всенародное Учредительное Собрание".
   И поверили им многие, кто в Учредительном Собрании справедливо видели спасение от многих зол народной жизни, и сердца их естественно склонились в сторону обещавших.
   Но среди россиян было много таких, которые стояли на необходимости защиты родины против немецкого вторжения, и ряды таковых были многочисленны. Их не могли забыть большевики, раз они хотели привлечь, хотя бы на время, на свою сторону симпатии масс и показать, что народ весь с ними.
   Они воспользовались тем, что в октябре месяце Временным Правительством обсуждался вопрос о перенесении временно столицы из Петрограда в Москву.
   И они сказали громко и отчётливо:
   "Временное Правительство собирается уезжать в Москву. Оно хочет отдать немцам Петроград. Мы же ни за что Петрограда не отдадим немцам, мы будем защищать его до последней капли крови и всех вас зовём на защиту его".
   Сердца тех, кого они ещё недавно презрительно называли патриотами, были привлечены этим обещанием и смущённые души их, искавшие выхода из тяжёлого положения, создавшегося на фронте, нашли этот выход в объявлениях большевиков, стремившихся к власти.
   Так, целым рядом обещаний, разбросанных в разные стороны и рассчитанных на все группы населения, были привлечены сердца масс, и если этим массы ещё далеко не были вовлечены в борьбу за новую власть, то их стремление защищать старую, - Временное Правительство, созданное февральской революцией, - сократилось.
   Этим была обеспечена видимость народного признания новой власти широкими массами народов России.
  

Как большевики выполнили свои обещания.

   Я рассказал выше, какими обещаниями большевики перед совершением переворота склонили на свою сторону, или вернее привлекли временно к себе сердца разных групп населения России.
   Посмотрим же теперь, как исполнили большевики свои обещания, данные ими перед переворотом, во время подготовки к захвату власти.
   Первое обещание было дать мир, т. е. дать возможность всем возвратиться по домам и из царства крови перейти в царство покоя и трудовой нормальной жизни.
   Ведь, именно в этом была вся заманчивость обещания немедленного мира.
   Но что же мы видим?
   Прежде всего мир не наступил, ибо война продолжалась, и германцы мало-помалу постепенно, наступая вглубь России и насилуя народ, воюя с ним, занимали русские земли и проливали народную, солдатскую кровь.
   Но этого мало. Случилось в этом смысле нечто большое.
   Заметив опасность, которую представляло для народной жизни появление у власти и управления большевиков, некоторые части страны, ещё не столь обольщённые большевиками и не столь больные, решили временно отделиться от той части, которая склонилась под ярмо большевиков. И вот, большевики, те самые большевики, которые так громко кричали о необходимости предоставления свободы самоопределения различным национальностям, - и этим тоже приманившие сердца многих, - когда увидели, что они хотят самоопределяться не по большевистскому образцу, решили оказать сопротивление этому самоопределению и открыли против этих частей страны военные действия.
   И если они в течение всего времени до переворота упорно уверяли солдат, что русский рабочий и крестьянин не должен простреливать головы и прокалывать животы германскому пролетариату, то после переворота они повели тех же солдат, не успевших ещё разбежаться (или не имевших куда бежать, так как их родные места были давно захвачены немцами, и они не знали где им голову приклонить), пробивать головы и пропарывать животы рабочим и крестьянам Украины, Дона, Кубани и других мест, и вместо одного русско-немецкого фронта открылось несколько, на которых широкими потоками лилась народная кровь в братоубийственной войне, где народы самой России убивали друг друга, истребляя их для того, чтобы облегчить германцам выполнение их задачи - завоевания мира и обращения его в военный лагерь ещё на много и много лет.
   Правда, эту войну на фронтах Украинском, Донском, Кубанском, Кавказском, Сибирском и др. большевики называют гражданской войной, а г-н Ленин на третьем съезде Советов совершенно определённо указал, что только одни большевики имели смелость громко и определённо выдвинуть на очередь гражданскую войну и осуществить таковую. Не будем спорить о словах. Пусть народная кровь льётся, главным образом в гражданской войне, - хотя война на всех открытых вновь фронтах ведётся во имя завоевания большевиками этих отделившихся от них для национального самоопределения частей России, - не будем спорить о названии. Существо остаётся, народная кровь льётся с не меньшей силой, чем лилась она на русско-германском фронте, и от спокойного производительного труда и строительства новой жизни народ теперь гораздо дальше, чем был до получения обещаний большевиков мира.
   Правда, Брест-Литовский мирный договор был какими-то анонимами подписан, но он не был признан страной, и страна продолжала находиться в состоянии войны с центральными державами, как была до тех пор, хотя активно и не боролась. Но вместо того, чтобы дружным натиском всех союзников принудить Германию отказаться от аннексий, - ведь только у неё имелись аннексии и только ей невыгоден был мир на демократической основе, - вместо этого обещанием мира и расстройством фронта большевики ослабили союзников, затянули войну и вместо мира дали народам России и иным длительную и кровопролитную войну...
   Так разрешился вопрос с миром.
   Перейдём к земле.
   Вопрос о земле разрешился в упрощённом порядке.
   Согласно указанию большевиков: "забирай всё сразу", массы набросились на владельческие земли; инвентарь и имущество забрали, землю поделили. Но кто же больше поживился? Конечно, те, кто и раньше имел силы. Приезжали на телегах, забирали хлеб, имущество и всякое добро, и кто имел лошадей и повозки, тот мог увезти больше, кто же не имел ничего - унёс только то, что мог забирать двумя руками. Что же касается земель, то делёж таковых происходил тоже в порядке захвата сильными: кроме того, массы деревенского люда во время раздела земель не были на местах, так как они были ещё в пути с фронта и не могли примкнуть к делящим земли. И земли, расхватанные как попало и разорённые, попали далеко не всегда в руки наиболее нуждающихся в ней крестьян.
   И в результате мы видим, что в таком плодородном районе, в житнице России, как Поволожье, летом 1918 г., более половины культурных земель осталась необработанными и незасеянными и не только потому, что культурные хозяйства уничтожены, а инвентарь частью расхищен, частью уничтожен, а ещё и потому, что случайный владелец отобранной земли не вполне уверен в том, что при современных условиях жизни в стране ему, обрабатывающему свою землю, придётся воспользоваться самому трудами рук своих. Кроме того, на такое воздержание от обработки земли имеет несомненно влияние ещё и то обстоятельство, что самый способ приобретения земли в порядке "забирай всё сразу" далеко не всем жителям деревни кажется закономерным и целесообразным. И вот перед вопросом о земле народ наш стоит в глубоком раздумье и далеко не всегда уверен, что совершилось что-то полезное для народа.
   И так как планомерного использования и распределения земли наши управляющие страной не достигли, то разрешение земельного вопроса в такой форме удовлетворить народные массы не могло.
   Правда, сам Ленин в восторге от творческой работы современной деревни. На съезде Советов он, захлёбываясь от восторга, говорил:
   "Тем, кто говорит, что нами ничего не сделано, что мы пребываем всё время в бездействии, что господство Советской власти не принесло никаких плодов - мы можем только сказать: взгляните в самые недра трудового народа в толщу масс, - там кипит творческая, организационная работа, там бьёт ключом обновляющаяся, освещённая революцией жизнь. В деревнях крестьяне берут землю, рабочие захватывают фабрики, повсеместно возникают всевозможные организации".[*]
  
   [*] - Заключительное слово по докладу Совета Народных Комиссаров на третьем Всероссийском Съезде Советов. Прим. ред.
  
   Вот в какой форме проявляется "строительство" новой жизни! К сожалению, "берут, захватывают" - всё это далеко от строительства, и народ начинает понимать уже, что повели его не по надёжному пути, и что это не дорога к всеобщему благу и счастью.
   С вопросом о земле большевики завели народ в такой тупик, из которого крестьяне будут выходить с большим трудом и путём страшной междоусобной войны.
   А им было обещано социалистическое счастье.
   Ну, а так называемый рабочий контроль, которым большевики привлекли сердца многих и многих рабочих?
   Кто из социалистов не признаёт необходимости контроля над промышленностью, необходимости так устроить его, чтобы лишить собственников капитала возможности и права получать сверхприбыли и чтобы также обеспечить промышленность от переживания кризисов, путём урегулирования производства? Но такой контроль должен быть делом государственной власти, того центра, в котором могут быть сосредоточены сведения о настоящем промышленности и тех народных нуждах, которые необходимо удовлетворить путём промышленности. Этот контроль - сложный государственный аппарат. И его большевики захотели заменить простым разрешением рабочим каждой фабрики взять под свой контроль работу хозяйственного и технического отделов, без всякой связи с общей промышленностью страны, а только путём натравливания на хозяев и инженеров, как "буржуев".
   Само собою разумеется, что так поставленный контроль, осуществляемый к тому же в огромном бол

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 344 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа