Главная » Книги

Есенин Сергей Александрович - С. А. Есенин в воспоминаниях современников. Том 1., Страница 26

Есенин Сергей Александрович - С. А. Есенин в воспоминаниях современников. Том 1.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

p;   
   1 Текст этого имажинистского "гимна" приводит в своих воспоминаниях М. Д. Ройзман.
   2 Это чтение состоялось 1 июля 1921 г. (см. газ. "Известия ВЦИК". М., 1921, 1 июля).
   3 А. В. Ширяевец умер 15 мая 1924 г. О том, какое тяжелое впечатление произвела на Есенина его смерть - см. также воспоминания С. М. Городецкого, И. И. Старцева и др.
   4 Стихотворение на смерть А. В. Ширяевца - "Мы теперь уходим понемногу..." известно только в одной, окончательной редакции. Правда, в черновике стихотворения (ЦГАЛИ) имеются две строфы, не вошедшие в окончательный текст. Одна из них шла перед последней строфой:
   Оттого к земле моей с тоскою
   Тысчи раз готов я припадать,
   Что из лона вечного покоя
   Никогда ее не увидать.
   Возможно, автор читал В. Т. Кириллову стихотворение с этой строфой, что и создало впечатление двух вариантов.
   5 В Константиново, на свадьбу своего двоюродного брата А. Ф. Ерошина Есенин ездил на несколько дней в первых числах июня 1925 г. (см. воспоминания В. Ф. Наседкина в наст. изд.).
  
   П. А. КУЗЬКО
  
   ЕСЕНИН, КАКИМ Я ЕГО ЗНАЛ
   Петр Авдеевич Кузько (1884-1968) - советский служащий, журналист и литературный критик. Познакомился с Есениным в январе 1918 года и поддерживал дружеские отношения до конца жизни поэта.
   Воспоминания впервые напечатаны в сб. Воспоминания, 1965, по тексту которого печатаются в наст. изд. с сокращениями.
  
   1 В этой статье П. А. Кузько, в частности, писал: "Мы имеем еще очень мало стихов Есенина, и они разбросаны по периодическим изданиям, но то, что есть, уже дает возможность говорить о значительности и силе поэтического таланта этого юноши, поэта-крестьянина, с золотистыми кудрями и светлой искренней улыбкой. И если в поэзии Клюева в первый период его развития горел огонь религиозного сознания, то в поэзии Есенина уже чувствуется загорающееся пламя любви к родине" (Кузько П. О поэтах из народа. Сергей Есенин. - Газ. "Кубанская мысль". Екатеринодар, 1915, 29 ноября).
   2 Надпись была сделана не на сборнике "Скифы", а на книге Есенина "Голубень" (1918). См. РЛ, 1970, N 3, с. 160.
   3 Воспоминания П. А. Кузько о В. И. Ленине опубликованы в журн. "Вопросы истории КПСС", М., 1964, N 4, с. 84-88.
   4 Вечер состоялся 20 февраля 1918 г. См. о нем запись A. А. Блока.
   5 Точное время переезда Есенина из Петрограда в Москву в 1918 г. не установлено, но пробыл он в Петрограде после 10 марта 1918 г. не "несколько дней". Документально фиксируется его пребывание там 20 марта (запись в дневнике М. А. Кузмина: "20 марта, среда... Побежали к Ляндау. Там Макс, Есенин и Чернявский" - ЦГАЛИ), 27 марта (Блок А. Записные книжки. М., 1965, с. 397), 23 апреля (Хроника, 1, 129). Правда, есть сведения, что в этот период он уезжал на время из Петрограда в Константиново. Окончательно перебрался Есенин в Москву, очевидно, не раньше мая. З. Н. Райх тоже приехала в Москву позже. Она ждала в это время ребенка и уехала к родителям в Орел. Там 29 мая у нее родилась дочь Татьяна.
   6 В этой рецензии В. Я. Брюсов писал: "В "Голубени" основные черты творчества С. Есенина выступают отчетливо. Иное хорошо задумано и смело исполнено. Не вполне оправдано автором изобилие религиозных и церковных образов. Нам лично впечатление портят неправильные рифмы и ряд сравнений и метафор, вряд ли жизненных, как "дождь пляшет, сняв порты", "на долину бед спадают шишки слов " и т. под. ". О творчестве Есенина
   B. Я. Брюсов писал также в статье "Вчера, сегодня и завтра русской поэзии".
   7 Интересным свидетельством контактов Есенина с В. Э. Мейерхольдом, относящихся еще к петроградскому периоду, является сохранившаяся в архиве В. Э. Мейерхольда афиша вечера памяти декабристов, состоявшегося 14 декабря 1917 г., в котором принимал участие Есенин.
   8 Речь идет об авторском чтении "Пугачева" в Театре им. Вс. Мейерхольда, в связи с предполагавшейся постановкой этой пьесы. Подробнее - см. воспоминания И. В. Грузинова и И. И. Старцева в наст. изд.
  
   С. Т. КОНЕНКОВ
  
   ИЗ КНИГИ "МОЙ ВЕК"
   Коненков Сергей Тимофеевич (1874-1971) - скульптор, народный художник СССР.
   Время своей первой встречи с Есениным С. Т. Коненков в воспоминаниях точно не указывает, но относит ее к дореволюционному времени. Можно предположить, что Есенин впервые побывал в пресненской мастерской скульптора еще в январе - феврале 1915 года, до своего отъезда в Петроград, в период учебы в университете им. А. Л. Шанявского. Это подтверждается и тем, что оба стихотворения, которые, как вспоминает С. Т. Коненков, читал Есенин во время этой первой встречи ("Наша вера не погасла..." и "На плетнях висят баранки..."), датируются 1915 годом.
   Однако действительное сближение Есенина с С. Т. Коненковым и его частые визиты в мастерскую скульптора начались после переезда из Петрограда в Москву, в 1918 году. Встречи продолжались до мая 1922 года и затем, после возвращения Есенина из зарубежной поездки, в августе-ноябре 1923 года. 8 декабря 1923 года С. Т. Коненков уехал в США, и больше они не виделись. Перед отъездом С. Т. Коненков писал Есенину: "Очень грустно мне уезжать, не простившись с тобой. Несколько раз я заходил и писал тебе, но ты почему-то совсем забыл меня. Я по-прежнему люблю тебя и ценю как большого поэта" (VI, 380).
   С. Т. Коненков тяжело воспринял известие о смерти поэта. 12 марта 1926 года он сообщал С. А. Толстой-Есениной из Нью-Йорка: "Я любил Сережу за его прекрасную чистую душу и за чудесные стихи его. Смерть Сережи произвела на меня ошеломляющее впечатление. Я долго не верил этому. Чувствую, что поля и леса моей родины теперь осиротели. И тоскливо возвращаться туда" (VI, 380). В тот же день он писал И. М. Касаткину: "Я не нахожу слов выразить горе, когда все подтверждает смерть Сережи Есенина... Вначале, читая здешние газеты, я был потрясен и топал из угла в угол, не доверяя этому. Затем только понемногу я соображал, что Сережа давно уже говорил в своих стихах о приближающейся смерти, но ведь это в расчет никак не принималось, по крайней мере, мной. Одним словом, горе высказать я не сумею, и так его много, что нет сил" (VI, 381). В этих письмах он просил прислать материалы (фотографии, статьи, снимок могилы), поскольку намеревался создать памятник Есенину.
   Впервые воспоминания под заглавием "Слово о друге" были напечатаны в газ. "Советская культура", М., 1965, 2 октября. В другой редакции - в сб. Воспоминания, 1965. Отдельной главой входили в книгу С. Т. Коненкова "Земля и люди", М., Молодая гвардия, 1968 и 1974. В расширенном и уточненном виде, без выделения в отдельную главу вошли в книгу С. Т. Коненкова "Мой век" (литературная запись Ю. А. Бычкова). В наст. изд. печатаются отрывки из этой книги по тексту: Коненков С. Т. Мой век. М., Политиздат, 1971, с. 191-192, 199-201, 220-224, 240-244.
  
   1 Родная деревня С. Т. Коненкова на Смоленщине.
   2 Вот как описывал пение под лиру Есенина и С. Т. Коненкова в 1921 г. их общий знакомый С. Т. Григорьев: "Коненков, утвердивши лиру на коленях, крутит ручку, крепит колки-сосцы и доит из лиры скрипучий струнный звук... Еще Коненков не настроил, а уж Есенин тянет голосом... И вот запели. О блудном сыне. Есенин тенорком, немного в нос под стать скрипучей лире, Коненков приглушенным басом. И не сводит с Есенина, горя глазами, взора, пытает..." (Григорьев С. Образ Коненкова. М., 1921, с. 19).
   3 В другой редакции своих воспоминаний С. Т. Коненков добавляет: "Не раз приходили сюда Есенин, Клычков и Герасимов. Авторы кантаты с большим вниманием слушали мои объяснения, подолгу вглядывались в символические образы мемориального рельефа. Мы вместе ждали торжественного часа" (газ. "Советская культура". М., 1965, 2 октября).
   4 Приведена часть текста "Кантаты", написанная Есениным. Первую часть написал М. П. Герасимов, третью - С. А. Клычков (см. IV, 292-293).
   5 Автором слов романса "Удалец" ("Живет моя отрада в высоком терему...") является не С. А. Клычков, а С. Ф. Рыскин (см. журн. "Волга". Саратов, 1985, N 3, с. 169).
   6 Мысль о монографии, посвященной творчеству С. Т. Коненкова, долго не оставляла Есенина. Позже он предполагал написать ее вместе с А. Б. Мариенгофом. В 1921 г. она была даже объявлена среди книг, готовившихся издательством "Имажинисты", но так и не была создана.
   7 Этот документ озаглавлен "Заявление инициативной группы крестьянских поэтов и писателей об образовании крестьянской секции при московском Пролеткульте" (см. VI, 211 - 213). Он был подготовлен, видимо, в сентябре 1918 г.
   8 В предшествующих редакциях воспоминаний С. Т. Коненков относил эту встречу и выступление Есенина к первым дням после Октябрьской революции (см., напр., его кн. "Земля и люди". М., Молодая гвардия, 1974, с. 117-118). Дата, указанная в данных воспоминаниях, видимо, более точная, поскольку никаких сведений о пребывании Есенина в Москве в октябре - ноябре 1917 г. нет.
   9 Из стихотворения "О верю, верю, счастье есть!..".
   10 Из стихотворения "Пантократор".
   11 Из стихотворения "Гой ты, Русь, моя родная...".
   12 В ранних редакциях воспоминаний автор приводил несколько иной текст этого экспромта (см., напр., газ. "Советская культура". М., 1965, 2 октября).
   13 Из стихотворения "Сорокоуст".
  
   Н. Г. ПОЛЕТАЕВ
  
   ЕСЕНИН ЗА ВОСЕМЬ ЛЕТ
   Николай Гаврилович Полетаев (1889-1935) - поэт и прозаик. Познакомился с Есениным в 1918 году на занятиях Литературной студии московского Пролеткульта, одним из активных участников которой он был. В то время Есенин тоже принимал участие в деятельности этой организации, хотя и не разделял основных теоретических положений руководителей этого движения (см. примеч. к воспоминаниям Н. А. Павлович в наст. т.). С 1920 года Н. Г. Полетаев вошел в литературное объединение "Кузница".
   Воспоминания Н. Г. Полетаева были впервые напечатаны в сб. Воспоминания, 1926, по тексту которого они публикуются в наст. изд. с сокращениями.
  
   1 Из стихотворения "Песни, песни, о чем вы кричите?..".
   2 Во "Вступлении" к сборнику "Стихи скандалиста" Есенин писал: "Я чувствую себя хозяином в русской поэзии и потому втаскиваю в поэтическую речь слова всех оттенков, нечистых слов нет. Есть только нечистые представления. Не на мне лежит конфуз от смелого произнесенного мной слова, а на читателе или на слушателе" (V, 204).
  
   Н. А. ПАВЛОВИЧ
  
   КАК СОЗДАВАЛСЯ КИНОСЦЕНАРИЙ "ЗОВУЩИЕ ЗОРИ"
   Надежда Александровна Павлович (1895-1980) - поэтесса. Она начала свой литературный путь в одно время с Есениным, их стихи в 1914-1916 годах иногда печатались в одних и тех же московских журналах, в частности, в "Млечном Пути", "Заре" и т. п. Однако непосредственно соприкоснулись их пути только в 1918-1919 годах, когда Н. А. Павлович стала секретарем литературного отдела московского Пролеткульта.
   В то время Есенин испытывал известный интерес к деятельности Пролеткульта, бывал на собраниях, выступал с чтением стихотворений. Участвуя в пролеткультовских мероприятиях, Есенин вместе с тем не разделял основных теоретических постулатов этого движения, критически оценивал и творчество большинства писателей, примыкавших к нему. Рецензируя два сборника пролетарских писателей, он замечал, что их проза пока "еще не нашла своих путей, как поэзия" и что "дорога их в целом пока еще не намечена" (V, 197). Основные теоретики и вожди Пролеткульта, со своей стороны, непримиримо относились к Есенину, давали отрицательные оценки многим его произведениям.
   Есенин быстро отошел от Пролеткульта, сохранив, правда, дружеские отношения с рядом его участников - В. Т. Кирилловым, Н. Г. Полетаевым, М. П. Герасимовым и др. поэтами. Свидетельством его временной близости с группой поэтов-пролеткультовцев остались: "Кантата", написанная совместно с М. П. Герасимовым и С. А. Клычковым, и киносценарий "Зовущие зори", написанный вместе с М. П. Герасимовым. С. А. Клычковым и Н. А. Павлович. Подробнее об отношении Есенина к Пролеткульту см.: Коржан В. Есенин и Пролеткульт (1917-1920). - Сб. "Сергей Есенин. Проблемы творчества". М., 1978, с. 79-96.
   Воспоминания Н. А. Павлович были впервые напечатаны в сб. "Литературная Рязань. Литературно-художественный и публицистический альманах", кн. 2. Рязань, 1957, с. 301-304. Повторены в сб. Воспоминания, 1965 и Воспоминания. 1975. По этому тексту они печатаются в наст. изд. Датируются по первой публикации.
  
   1 Здесь и далее Н. А. Павлович цитирует (не всегда точно) киносценарий "Зовущие зори" (см. V, 237-251).
  
   Л. В. НИКУЛИН
  
   ПАМЯТИ ЕСЕНИНА
   Лев Вениаминович Никулин (1891-1967) - писатель.
   Воспоминания впервые напечатаны в журн. "Дон", Ростов-на-Дону, 1957, N 4, с. 174-180. Включены в кн.: Hикулин Л. Люди и странствия. Воспоминания и встречи. М., 1962. С некоторыми уточнениями и поправками вошли в сб. Воспоминания, 1965, по тексту которого печатаются в наст. изд. Датировано автором.
  
   1 Из стихотворения О. Э. Мандельштама "Отчего душа так певуча...".
   2 Названия сборников стихов М. М. Шкапской и Б. В. Смиренского, вышедших в 1922 г.
   3 Из стихотворения "Я иду долиной. На затылке кепи...".
   4 Из поэмы "Ленин".
  
   А. Б. МАРИЕНГОФ
  
   ВОСПОМИНАНИЯ О ЕСЕНИНЕ
   Анатолий Борисович Мариенгоф (1897-1962) - поэт, один из основателей и теоретиков имажинизма. Он познакомился с Есениным в конце лета 1918 года, и поначалу между ними установились тесные дружеские отношения. В 1919-1921 годах они часто выступали вместе на различных вечерах, совместно организовали книжную лавку на Никитской, одно время даже жили вдвоем в Богословском переулке (ныне - ул. Москвина). Вдвоем они подписали один из имажинистских манифестов (см. V, 259- 260), собирались вместе писать монографии о Г. Б. Якулове и С. Т. Коненкове. В этот период Есенин посвятил А. Б. Мариенгофу стихотворение "Я последний поэт деревни...", поэму "Пугачев" и статью "Ключи Марии".
   Однако творчество обоих поэтов было и в те годы глубоко различным по своей природе. Паясничание и показной цинизм в стихах А. Б. Мариенгофа причудливо переплетались со строками вроде "Святость хлещем свистящей нагайкой" и призывами к массовому террору. Все это не имело ничего общего с творчеством Есенина. Об этом нередко говорили критики уже и в то время. Один из них даже писал: "Никакая каторга с ее железными цепями не укрепит и не свяжет этих заклятых врагов не на жизнь, а на смерть. Сам же Мариенгоф проводит резкую непереходимую черту между творчеством обоих мнимых друзей" (Львов-Рогачевский В. Л. Имажинизм и его образоносцы. М., 1921, с. 46). С течением времени несовместимость идейно-творческих установок поэтов давала себя знать все острее. И хотя статья Есенина "Быт и искусство", в которой он сделал резкий выпад против своих "собратьев"-имажинистов, была конкретно направлена в значительной мере против В. Г. Шершеневича, он явно имел в ней в виду и А. Б. Мариенгофа.
   Резко обострились их отношения после возвращения Есенина из-за рубежа. Отказываясь печататься в имажинистском журнале "Гостиница для путешествующих в прекрасном", Есенин презрительно именовал его "мариенгофским" (VI, 142). Полный разрыв в отношениях произошел летом 1924 года. В октябре 1925 года Есенин сам пришел к А. Б. Мариенгофу "мириться", было еще несколько эпизодических встреч, в декабре А. Б. Мариенгоф и его жена А. Б. Никритина навестили Есенина в клинике, но все это было лишь формальным примирением, дружеские отношения не восстановились.
   Впервые воспоминания А. Б. Мариенгофа о Есенине были опубликованы в 1926 году отдельным изданием в "Библиотеке "Огонька". Они были в целом благожелательно встречены критикой. Даже такой журнал, как "На литературном посту" (1926, N 7-8), отмечал, что воспоминания "написаны с большой нежностью и дают ряд интересных черт из жизни покойного поэта". Но в следующем, 1927 году появился "Роман без вранья", который был воспринят всеми знавшими Есенина как клевета на него.
   В 1950-е годы А. Б. Мариенгоф написал новые воспоминания "Роман с друзьями". Несколько вариантов этой рукописи хранится в различных архивах страны. Фрагменты были опубликованы в РЛ, 1964, N 4, и журн. "Октябрь", М., 1965, N 10, 11.
   В наст. изд. включены отрывки из кн.: Мариенгоф А. Воспоминания о Есенине. М., 1926. Печатаются по тексту этого издания с учетом исправлений, внесенных автором при включении соответствующих фрагментов в "Роман без вранья". Датируются по первой публикации.
  
   1 Гимназический товарищ - Г. Р. Колобов, в те годы - ответственный сотрудник Наркомата путей сообщения. А. Б. Мариенгоф зашифровал в воспоминаниях его подлинное имя под псевдонимом "Михаил Молабух" или дружеским прозвищем "Почем-Соль".
   2 Перечислены отдельные темы, которые Есенин развивал в статье "Ключи Марии".
   3 "Утлым суденышком" А. Б. Мариенгоф называет книжный магазин на Большой Никитской (ныне - ул. Герцена), который был им и Есениным создан на кооперативных началах в 1919 г. "В первые годы революции, - вспоминал Н. С. Ашукин, - когда было открыто несколько книжных лавок на кооперативных началах, Д. С. <Айзенштат> организовал книжную лавку поэтов-имажинистов на Большой Никитской. Пайщиками лавки были Сергей Есенин, Анатолий Мариенгоф и А. М. Кожебаткин, но душой всего дела был Д. С. В эту пору у Д. С. установились дружеские отношения с Сергеем Есениным. Памятью этих отношений являются надписи, сделанные Есениным на книгах своих стихов, подаренных им Д. С. в 1921 году. На книге "Сельский часослов" написано: "Давиду Самойловичу Айзенштату на добрую память С. Есенин". На книге "Исповедь хулигана": "Дорогому Давиду Самойловичу. Доброй няненьке с любовью С. Есенин" (сб. "Книга", кн. 46. М., 1983, с. 138).
   4 Рассказ об этом эпизоде содержался в утраченной ныне рукописи первой автобиографии Есенина. Видевший эту рукопись журналист свидетельствует, что при публикации было "пропущено описание того, как к Есенину пришли гости и так как не было щепок, то самовар поставили, расколов для этого две иконы, и "мой друг не мог пить этого чая" ("Литературное приложение" N 11 к газ. "Накануне", Берлин, 1922, 30 июля). См. также примеч. 1 к воспоминаниям И. И. Старцева.
   5 Из стихотворения "В том краю, где желтая крапива...".
   6 Из стихотворения "Хорошо под осеннюю свежесть...". Стихотворение датировано автором не 1919-м, а 1918 г.
   7 В Харьков Есенин вместе с А. Б. Мариенгофом и А. М. Сахаровым выехал 23 марта 1920 г. и вернулся в Москву в середине апреля.
   8 Из письма к Л. И. Повицкому 1919 г. В письме Есенин приводит (с неточностями) отрывок из поэмы А. Е. Крученых "Пустынники".
   9 Евгения Исааковна Лившиц, ее сестра Маргарита Исааковна и их подруги.
   10 Шуточное прозвище Есенина. А. Б. Мариенгоф рассказывает, что художник Дид Ладо читал доклад и "карандашом доказывал сходство всех имажинистов с лошадьми: Есенин - Вятка, Шершеневич - Орловский, я - Гунтер".
   11 Другую версию возникновения этого стихотворения приводит в своих воспоминаниях Л. И. Повицкий.
   12 На Кавказ Есенин вместе с А. Б. Мариенгофом выехал около 5 июля 1920 г. С 8-11 июля до 5 августа они были в Ростове-на-Дону. Затем выехали в Пятигорск и Кисловодск и оттуда отправились в Баку. В Москву Есенин вернулся в первой половине (до 19) сентября.
   13 Эта встреча Есенина и А. Дункан состоялась, видимо, 3 октября 1921 г. "Сегодня год, как он увидел А.", - записала в своем дневнике Г. А. Бениславская 3 октября 1922 г.
   14 В "Романе без вранья" А. Б. Мариенгоф рассказывает, что этот обмен стихотворениями состоялся за три дня до вылета Есенина и А. Дункан в Германию, т. е. не 10-го, а 7 мая 1922 г. В этот день А. Б. Мариенгоф и А. Б. Никритина уезжали на Кавказ.
  
   РЮРИК ИВНЕВ
  
   О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ
   Рюрик Ивнев (псевдоним Михаила Александровича Ковалева; 1891-1981) - поэт, прозаик и переводчик. Выступал в печати с 1909 года. В предреволюционные годы примыкал к литературной группе эгофутуристов. В январе 1919 года его подпись появилась под "Декларацией" имажинистов - первым манифестом этой группы. Вскоре (в марте того же года) вышел из ее состава, вернулся в группу в декабре 1920 года и оставался ее членом вплоть до распада имажинистского объединения в 1927 году.
   Впервые воспоминания были опубликованы в сб. Воспоминания, 1926. В 1964 году автор значительно их переработал. Отрывок этой новой редакции под заглавием "Московские встречи" был опубликован в сб. Воспоминания, 1965. Полностью новая редакция воспоминаний была напечатана в журн. "Волга", 1967, N 5, с. 165-181. В наст. изд. воспоминания печатаются с сокращениями по тексту кн.: Ивнев Рюрик. Часы и голоса. М., Советская Россия, 1978, с. 144-201.
  
   1 Считалось, что Р. Ивнев познакомился с Есениным 28 марта 1915 г. на том поэтическом вечере, о котором пишет в своих воспоминаниях В. С. Чернявский. Это как бы подтверждают и слова самого Р. Ивнева, указавшего, что знакомство произошло в Зале армии и флота, то есть именно там, где проходил данный вечер. Однако это не согласуется с датой, имеющейся на автографе стихотворения, которое Р. Ивнев подарил Есенину (см. примеч. 3). Очевидно, знакомство состоялось раньше 28 марта.
   2 Так Р. Ивнев называет "подвал" К. Ю. Ляндау, о котором рассказывают В. С. Чернявский и М. В. Бабенчиков.
   3 Р. Ивнев преподнес Есенину автограф своего стихотворения "Я тусклый, городской, больной...". Рукопись, переписанная на особой, плотной бумаге, озаглавлена "Сергею Александровичу Есенину". Под стихотворением дата 27 марта 1915 г. (ИМЛИ). Начальная и конечная строфы этого стихотворения:
   Я тусклый, городской, больной, Изнеженный, продажный, черный. Тебя увидел и кругом Запахло молоком, весной, Травой густой, листвой узорной, Сосновым свежим ветерком.
   Пусть уничтоженный, больной,
   Весь в язвах и на костылях,
   Но я пойду на зов кликуш.
   Спаси меня своей весной,
   Веди меня в свои поля,
   В хлеба, в хор божьих, стройных душ.
   Они нашли явный отзвук в ответном послании Есенина.
   4 Об этой встрече Р. Ивнев писал еще в 1921 г:
   "Помнишь, мы встретились на Невском, через несколько дней после февральской революции. Ты шел с Клюевым и еще с каким-то поэтом.
   Набросились на меня будто пьяные, широкочубые, страшные. Кололись злыми словами.
   Клюев шипел: "Наше время пришло".
   Я спросил: "Сережа, что с тобой?"
   Ты засмеялся. В голубых глазах твоих прыгали бесенята. Говорил что-то злое, а украдкой жал руку. <...>
   Я никогда не забуду этой мартовской петербургской оттепели. И тогда, и потом, и теперь ты возбуждал и возбуждаешь во мне самые разнообразные чувства" (Ивнев Р. Четыре выстрела в Есенина, Кусикова, Мариенгофа, Шершеневича. Изд. "Имажинисты" [М., 1921], с. 8-9).
   5 Автор имеет в виду "Декларацию" имажинистов - первое совместное заявление о характере образованного ими литературно-художественного объединения. Она была опубликована в журн. "Сирена", Воронеж, 1919, 30 января, N 4-5, и газ. "Советская страна", М., 1919, 10 февраля.
   6 Речь идет о стихотворении "Радость, как плотвица быстрая...". Акростих Р. Ивнева "Сергею Есенину" ("Суровая жизнь - и все ж она...") см. в его кн. "Избранные стихи". М., 1965, с. 38.
   7 Вышло всего четыре номера этой газеты - 27 января, 3,10, и 17 февраля 1919 г. В ней была напечатана не только "Декларация" имажинистов, но и целый ряд их поэтических произведений (в том числе "Магдалина" А. Б. Мариенгофа) и критических статей. Отстаивая правомерность возникновения имажинизма, Р. Ивнев писал, например, в этой газете: "Явление имажинистов слишком серьезно и слишком сильные его корни, чтобы плоды, которые ему суждено принести, пострадали от скороспелых выпадов впавших в заблуждение критиков... Груз прошлого и величие настоящего создали теорию образа как центра поэтического действа, и это, может быть, слабо, может быть, еще недостаточно полновесно выявил имажинизм!" (Ивнев Р. Литературное одичание. - Газ. "Советская страна". М., 1919, 17 февраля). Посвящение Р. Ивневу, с которым появился в "Советской стране" "Пантократор" Есенина, было при последующих перепечатках автором снято.
   8 Это письмо было напечатано в "Известиях ВЦИК" не 12-го, а 16 марта 1919 г. В нем говорилось: "Уважаемый товарищ редактор! Позвольте мне через посредство вашей газеты заявить о моем выходе из литературной группы "имажинистов", вследствие моего полного несогласия с образом действий этой группы. Рюрик Ивнев. Москва, 12 марта 1919 г.". Раньше, в другой статье, Р. Ивнев писал: "...я не могу, однако, отнестись одобрительно к хаотическим уклонам левого крыла имажинистов в лице молодого поэта А. Мариенгофа и отчасти неугомонного Вадима Шершеневича..." (газ. "Советская страна". М., 1919, 17 февраля).
   9 Есенин и А. Б. Мариенгоф жили тогда не в Козицком, а в расположенном поблизости Богословском переулке (ныне - ул. Москвина).
   10 См. примеч. 22 к воспоминаниям И. В. Грузинова.
   11 Это обращение Р. Ивнева под заглавием "Открытое письмо Сергею Есенину и Анатолию Мариенгофу" было напечатано в сб. "Имажинисты". 1921. Вот его текст: "Дорогие Сережа и Толя! Причины, заставившие меня уйти от вас в 1919 году, ныне отпали. Я снова с вами. Рюрик Ивнев. Кисловка. 3 декабря 1920. Москва".
   12 Вечер состоялся в Большом зале консерватории 6 декабря 1920 г.
   13 Вечер состоялся не 24, а 21 августа 1923 г. В газетной информации сообщалось: "Во вторник, 21 августа в Политехническом музее состоится первое выступление Сергея Есенина по возвращению из-за границы. В программе: "Впечатления о литературе, театре и живописи в Америке и Европе"; новые стихи "Берлин - Милан - Париж - Нью-Йорк". В вечере участвуют также поэты Грузинов, Ивнев, Мариенгоф, Ройзман, Шершеневич и Эрдман" (газ. "Известия ВЦИК". М., 1923, 21 августа). В отчете говорилось: "Доклад" С. Есенина на вечере 21 августа в переполненной аудитории Политехнического музея - впечатления о заграничной поездке, - по существу, не являлся докладом, а беседой на разные темы. Нужно отметить, что меньше было впечатлений, а больше раздражений по поводу "Лефа". Увы, это раздражение и полемические выпады покоились не на критической базе, а на шатком фундаменте поэтической конкуренции... Но все же по докладу можно признать, что поездка произвела сдвиг в мироощущении поэта... После доклада поэт читал свои последние стихи... Необходимо отметить, что в первом цикле - "Москва кабацкая" - ...чувствуется новая большая струя в поэзии Есенина. Сила языка и образа оставляет за собой далеко позади родственную ему по романтизму поэзию Блока. Следующие стихи "Страна негодяев" относятся еще к старым работам и слабее первых" ("Известия ВЦИК". М., 1923, 23 августа).
   14 В вышедшем в начале 1924 г. третьем номере журнала "Гостиница для путешествующих в прекрасном" (М., 1924, N 1<3>) под общим заглавием "Москва кабацкая" были напечатаны стихотворения Есенина "Да! Теперь решено. Без возврата...", "Мне осталась одна забава..." и "Я усталым таким еще не был...".
   15 В "больнице на Полянке" Есенин, как сообщает Г. А. Бениславская, лечился с 17 декабря 1923 г. до конца января 1924 г. В первой редакции своих воспоминаний Р. Ивнев несколько иначе рассказывал об обстоятельствах этой встречи с Есениным: "...готовился N 3 журнала имажинистов "Гостиница для путешествующих в прекрасном". После долгих колебаний Есенин дал туда свою "Москву кабацкую". Но уже в четвертом номере того же журнала Есенин не согласился печататься. Я ездил к нему "выяснить его позиции" на Полянку. Он лежал там в каком-то санатории... Я пытался выяснить его отношение к имажинизму и к работе в группе... В этом разговоре он мне прямо сказал, что ему не по пути с "имажинизмом в том виде, в каком он теперь" (сб. Воспоминания, 1926, с. 30-31).
   16 Р. Ивнев имеет в виду следующее место из своих ранних воспоминаний: "Есенин был, несомненно, натурой исключительной. К нему нельзя было подходить с общей меркой. Он был очень умным, расчетливым, с "характером" и внутренне сухим. Многие чувства были ему совсем чужды, и то, что другие делали от сердца, он делал механически. Несмотря на это, в нем была какая-то "изюминка" очарования. Он производил обаятельное впечатление, и все, кто с ним встречались, хорошо это знают. Он же никого никогда не любил простой, согревающей человеческой любовью" (Воспоминания, 1926, с. 33-34).
  
   И. В. ГРУЗИНОВ
  
   ЕСЕНИН
   С. ЕСЕНИН РАЗГОВАРИВАЕТ О ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ
   Иван Васильевич Грузинов (1893-1942) - поэт, выступал в печати с 1912 года, в 1915-1926 годах выпустил ряд поэтических сборников ("Бубны боли", "Избяная Русь", "Малиновая шаль" и др.).
   Познакомился с Есениным в 1918 году, в 1919 году вошел в группу имажинистов. Пытался выступать как теоретик этой группы ("Имажинизма основное", М., 1921; ряд статей в журн. "Гостиница для путешествующих в прекрасном"), но никогда не играл главенствующей роли, признанными "теоретиками" имажинизма неизменно считались А. Б. Мариенгоф и В. Г. Шершеневич. Поэтическое творчество И. В. Грузинова тоже не очень вписывалось в имажинистские каноны. В августе 1924 г. вместе с Есениным подписал письмо в "Правду" о роспуске группы имажинистов "в доселе известном составе".
   В марте-апреле 1926 г. И. В. Грузинов написал воспоминания о Есенине для сборника, выходившего под редакцией И. В. Евдокимова в Госиздате, и в июне того же года существенно дополнил их другим очерком "С. Есенин разговаривает о литературе и искусстве". В наст. изд. включены с сокращениями оба эти материала. Тексты печатаются по изданиям: первая часть - по сб. Воспоминания, 1926 (с проверкой по рукописи - ИМЛИ), вторая часть - по кн.: Грузинов Иван. С. Есенин разговаривает о литературе и искусстве. М., книгоиздательство Всероссийского союза поэтов, 1926 (с проверкой по рукописи - ГЛМ).
  
   1 В первой публикации "Кобыльих кораблей" (сб. "Харчевня зорь", 1920) эта строфа читалась:
   В сад зари лишь одна стезя,
   Сгложет рощи октябрьский ветр.
   Череп с плеч - только слов мешок.
   В мир великий поэт пришел.
   Окончательная редакция строфы действительно впервые появилась в "Треряднице" (1920). Приведенная мемуаристом редакция в имеющихся источниках не зафиксирована.
   2 Эти наброски Есенина не сохранились.
   3 Речь идет (конечно, в сильно романтизированном виде) об А. А. Сардановской, сестре Н. А. Сардановского, которой Есенин был увлечен в юности (см. примеч. к его воспоминаниям). Она жила в селе Дединове (ныне Луховицкого района Московской обл.), преподавала в школе. Как сообщила А. П. Олоновская, Анна Алексеевна в 1918 г. вышла замуж за учителя местной школы В. А. Олоновского, скончалась 7 апреля 1921 г.
   4 В рукописи автор добавлял: "...рассказывает о милой персиянке Шаганэ - значит, персиянка Шаганэ факт". Имеются в виду соответствующие строки из стихотворений "На Кавказе", "Стансы", "Видно, так заведено навеки...", "Сорокоуст" и из цикла "Персидские мотивы".
   5 Об этом эпизоде, состоявшемся 10 июня 1921 г., подробно рассказывают А. Б. Мариенгоф (Роман без вранья, Л., 1927, с. 100-101) и М. Д. Ройзман (Все. что помню о Есенине, М., 1973, с. 140-142).
   6 Есенин был знаком с М. Артамоновой и увлекался ее искусством. И. Ром-Лебедев вспоминал:
   "В конце выступала Мария Артамонова. Если бы вы встретили ее на улице, то увидели бы ничем не примечательную женщину, мало похожую на цыганку. <...>
   Вава и я начинаем вступление к "Венгерке". Из-за кулис, уже танцуя, появляется пленительная цыганка. Ее движения плавны, четки. В линиях вытянутых рук что-то индийское или египетское, каждый жест запоминается. Вся она полна обаяния, все в ней "берет в полон". Она была основоположницей городского эстрадного цыганского танца. Целое поколение цыганских танцовщиц учились у нее, и до сих пор в их танцах чувствуется почерк Маши Артамоновой.
   Среди многочисленных поклонников таланта Артамоновой был и Сергей Есенин. В то время Маша жила в Петровском парке, в бывшей даче коннозаводчика Телегина. Есенин приезжал к ней. Под гитару Вавы Полякова Маша танцевала "Венгерку". Взволнованный танцем Есенин читал стихи и называл Машу Мариулой" (Ром-Лебедев И. Записки московского цыгана. - Журн. "Театр". М., 1985, N 7, с. 106-107).
   7 В рукописи И. В. Грузинов добавлял: "Не знаю, была ли записана Сергеем эта поэма. После я не видал ее ни в рукописи, ни в печати, если не считать маленьких отрывков, появившихся в журналах".
   Начало работы над поэмой из эпохи гражданской войны относится еще к зиме 1921-1922 гг. (см. об этом в воспоминаниях И. И. Старцева). По первоначальному замыслу поэма должна была называться "Страна негодяев". Работу, видимо, прервала зарубежная поездка, и Есенин вернулся к этому замыслу после возвращения на родину. В начале 1924 г. он пишет стихотворение "Ленин" и дает ему подзаголовок "Отрывок из поэмы "Гуляй-поле" (видимо, именно это стихотворение имеет в виду И. В. Грузинов, говоря об отрывках, появлявшихся в журналах). Летом 1924 г. работа продолжалась. Об этом свидетельствует и другой мемуарист - В. И. Эрлих. Была ли завершена эта поэма - неясно, рукопись ее неизвестна. В архивах имеется только несколько черновых набросков, которые печатаются обычно среди вариантов стихотворения "Ленин" (см. II, 181-184).
   8 Далее в рукописи И. В. Грузинов продолжал: "Забыл первую строчку стихотворения Баратынского, послужившего Пушкину прототипом для "Вновь я посетил...". Вот забыл. И все забыли". М. Д. Ройзман, в квартире которого происходил этот разговор, несколько иначе передает его. М. Д. Ройзман пишет, что в ответ на реплику И. В. Грузинова он прочитал имевшееся в виду стихотворение Е. А. Баратынского "Судьбой наложенные цепи..." и сказал, что оно с его точки зрения "холодновато", и что И. В. Грузинов зря считает "Возвращение на родину" подражанием Пушкину (см.: Ройзман М. Д. Все, что помню о Есенине. М., 1973, с. 96-98).
   9 Из стихотворения "Да! Теперь решено. Без возврата...".
   10 "Мышиная нора" - новое кафе имажинистов, организованное ими после ликвидации "Стойла Пегаса". Встреча эта не могла состояться осенью, поскольку в Константиново Есенин ездил в середине августа, а 3 сентября 1924 г. уехал в Баку.
   11 В издательстве "Современная Россия" в 1925 г. были изданы сборники Есенина "О России и революции" и "Персидские мотивы". Вышли они соответственно в мае и июне этого года.
   12 А. Е. Крученых в своей книжке "Гибель Есенина" (М., 1926) приводит полный текст этой записи Есенина: "Крученых перекрутил (перевернул) литературу. Я говорю это с гордостью. С. Есенин. 21/XI -25 г.".
   13 Строки из стихотворения "Хулиган".
   14 Из стихотворения "Я усталым таким еще не был...".
   15 Из стихотворения "Не ругайтесь. Такое дело!..".
   16 Эта рифма встречается в стихотворениях А. Белого "Младенцу" и "Родине".
   17 Рифма из стихотворения "Никогда я не был на Босфоре...".
   18 О другом случае, связанном со стихами Л. А. Мея, вспоминал Н. И. Чагин: "Как-то меня спросил Сергей Александрович, какая может быть рифма к слову "зеркало". Я подумал и сказал ему, что у Мея есть стихи:
   Посмотрись, разбойник, в зеркало,
   Эк те рожу исковеркало.
   Сергей применил эту рифму в "Черном человеке". В его душе уже тогда, видимо, бродили трагические, самобичующие строки этой поэмы" (Чагина М. А. У истоков "Персидских мотивов". - ЛР, 1970, 2 октября).
   19 Мысль о воздействии произведений И. Гебеля на Есенина И. В. Грузинов подробно развил в статье "О смерти Есенина". Приведя запись своего разговора с Есениным, он затем писал: "В настоящее время пристально всматриваясь в произведения Гебеля и Есенина, заметил многое, чего раньше не замечал. Меня поразили некоторые черты сходства в творчестве обоих поэтов". Далее он сопоставлял некоторые произведения И. Гебеля и Есенина (см. сб. "Памяти Есенина". М., 1926, с. 98-106).
   20 Явно тенденциозное суждение автора. Об отношении Есенина к В. Я. Брюсову гораздо точнее можно судить по его собственным словам: "Умер Брюсов. Эта весть больна и тяжела, особенно для поэтов. Все мы учились у него. Все знаем, какую роль он играл в истории развития русского стиха. Большой мастер, крупный поэт, он внес в затхлую жизнь после шестидесятников и девятидесятников струю свежей и новой формы. <...> Много есть у него прекраснейших стихов, на которых мы воспитывались" (V, 213). Иным было и отношение В. Я. Брюсова к Есенину. Об оценке им "Голубени" см. примеч. 6 к воспоминаниям П. А. Кузько. Недоброжелательные слова И. В. Грузинова о В. Я. Брюсове можно объяснить тем, что В. Я. Брюсов, высоко оценивая поэзию Есенина, одним из первых сказал о его чужеродности имажинизму. Он, отмечая в 1922 г. "прекрасные стихотворения" Есенина, писал: "...у Есенина четкие образы, певучий стих и легкие, хотя однообразные, ритмы; но все эти достоинства противоречат имажинизму, и его влияние было скорее вредным для поэзии Есенина" (Брюсов В. Собр. соч., т. 6. М., 1975, с. 521).
   21 Этот вечер проходил 4 ноября 1920 г. в Большом зале консерватории. См. о нем также в воспоминаниях Г. А. Бениславской и М. Д. Ройзмана.
   22

Другие авторы
  • Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна
  • Бем Альфред Людвигович
  • Немирович-Данченко Василий Иванович: Биобиблиографическая справка
  • Шестаков Дмитрий Петрович
  • Козловский Лев Станиславович
  • Фурман Петр Романович
  • Ксанина Ксения Афанасьевна
  • Комаровский Василий Алексеевич
  • Орлов Петр Александрович
  • Разоренов Алексей Ермилович
  • Другие произведения
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич - Письмо А. В. Сухово-Кобылина Императору Николаю I
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Взгляд на русскую литературу 1847 года
  • Бекетова Мария Андреевна - О рисунках Александра Блока
  • Аксаков Константин Сергеевич - Е. И. Анненкова. Архив К. С. Аксакова
  • Погодин Михаил Петрович - Воспоминание о князе Владимире Федоровиче Одоевском
  • Боткин Василий Петрович - Б. Ф. Егоров. В. П. Боткин - автор "Писем об Испании"
  • Короленко Владимир Галактионович - Софья Короленко. Книга об отце
  • Струговщиков Александр Николаевич - Ю. Д. Левин. А. Н. Струговщиков
  • Морозов Михаил Михайлович - Читайте его снова и снова...
  • Горбунов-Посадов Иван Иванович - Речь на вечере памяти В. Г. Короленко
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 294 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа