Главная » Книги

Пругавин Александр Степанович - Самоистребление

Пругавин Александр Степанович - Самоистребление


1 2 3 4

  
   Александр Степанович Пругавин
   Самоистребление. Проявления аскетизма и фанатизма в расколе
  
   Изд: "Русская мысль", М., 1885, кн. I, с. 79-111; кн. II, с. 129-155.
   Оригинал в формате PDF: http://relig-library.pstu.ru/modules.php?name=786
   OCR: Адаменко Виталий (adamenko77@gmail.com)
  
   REM: Последние очерки этого цикла в оригинале отсутствуют
  
  

САМОИСТРЕБЛЕНИЕ.

Проявления аскетизма и фанатизма в расколе.

(Очерки, аналогии, параллели).

---

I.

Кровавая драма.

  
   В 1847 году, в Пермской губернии, за рекой Камой, в глухом Висемском лесу произошла страшная, раздирающая сердце, кровавая драма. Главным действующим лицом в этой драме является крепостной крестьянин графини Строгоновой, Петр Холкин.
   Холкин был грамотен, т. е. знал грамоту, умел и любил читать. Не трудно угадать, какие именно книги могли обращаться в то время в народной среде и, притом, в таком захолустье, как Пермская губерния. Это были книги "священного писания"; их-то и читал Холкин. И эти книги, по его собственным словам, зародили в нем желание - "идти на спасение". В течение пяти лет, с 1842 по 1847 год Холкин хотя и занимался работами, и жил в людях, но постоянно думал о том, "как бы удалиться от мира", "как бы спасти свою душу".
   Из бесед с разными людьми он узнал, что есть душеполезная книга Житие св. Ефрема Сирина, в которой описываются "последние времена". Страстно захотелось ему приобрести эту книгу. Но тут он вскоре заболел и во время болезни "начал чувствовать в себе какой-то страх". Желание
  
   78
  
   читать священные книги еще более усилилось. Наконец, в июне месяце 1847 года Холкину удалось приобрести Житие св. Ефрема Сирина за сто двадцать рублей ассигнациями.
   С жадностью принялся он за чтение. Внимание его особенно приковали "слова" 102-е и 405-е. В первом из них сказано: "Сей день на уме имущи всии святии оставите все житие благое, домы и богатство, рабы и други и братии, родители и чада, овцы и волы и кони, веселие, бани, лики, кличи, свары и суды и все оставляше бежаша в пустыни и в горы и в пропасти земные". "Алчуще и жаждуще да не постыдится в той час не мужи убо едины, но и жены, иже тесный и скорбный путь возлюбльше, похотише царство небесное".
   В слове 105-м он читал: "Егда узришь весь мир смущен и когожде бежаща скрытная в горах и иных гладом умирающа, иных жаждою истощающа яко воск и не будет избавляющего, и егда узpишь лица слезно всем и любовно вопрошающа, есть ли где слово Божие, и не будет его слышати нигде же".
   Все эти изречения Холкин понял по-своему, превратно, и пришел к убеждению, что "настали последние времена". В этой мысли еще более укрепляли его разные печальные времена тогдашней, современной ему жизни. Он давно уже задумывался над тем, что происходило пред его глазами. Его смущала нравственная распущенность, замечаемая им в народе, особенно же "бесчинные браки". Еще более смущали его те меры, которые предпринимались в то время местными властями с целью удержать население в лоне господствующей церкви.
   С этой стороны сороковые годы, как известно, получили весьма печальную известность. В Пермской губернии, например, местное начальство насильно понуждало население к исполнению христианских обязанностей. Так, по уверению Холкина, ильинское правление предписало штрафовать по два и по три рубля того, кто не будет бывать на исповеди.
   Все это еще более укрепило Холкина в мысли, что для спасения души не остается ничего больше как удалиться в леса и там умереть так или иначе. Оставаться более в мире невозможно, так как очевидно, что весь этот мир подпал под власть антихриста и его слуг.
   Холкин не скрывал своих взглядов и верований от родных и знакомых. Многие из этих последних вполне
  

179

  
   разделяли его думы о наступлении последних времен, о том, что антихрист уже пришел на землю и покорил своей нечистой власти весь мир, все живое. Родная мать Холкина, Настасья, брат Андрей, сноха Афимья и дядя Николай Поспелов были первыми последователями его учения. Затем к ним примкнули: крестьянин Федор Алферов, Степан и Козьма Поспеловы, их сестра Александра и крестьянин Прокофий Алферов с женой.
   Почти все они люди вполне согласились с Холкиным, что долее жить в мире невозможно, не рискуя навеки погубить свои души, и что единственное средство "спастись" состоит в том, чтобы бежать в леса и там умереть, запостившись до смерти.
   Днем побега "в леса" было назначено 19 августа 1847 года. Но при этом встретилось одно обстоятельство, которое могло помешать удачному побегу. Дело в том, что у брата Холкина, Андрея, была шестимесячная дочь Дарья, которая своим плачем могла, на первых же порах, обнаружить их побег. Как тут быть? Петр Холкин доказывает необходимость убить малютку; отец несчастного ребенка ни мало не протестует против этого; тогда Холкин зарезывает малютку и тело его прячет в голбец. "Совершив это варварское убийство, по-видимому, совершенно хладнокровно, Петр с товарищами и со всеми детьми их, в числе 19 человек переплыли Каму в заранее приготовленной лодке и направились в Висемский лес".
   Первые два дня пребывания в лесу мужчины занялись отыскиванием удобного места для устройства шатра или "вертепа", как говорил Холкин. Женщины же, по приказанию Холкина, шили из белого холста "смертные рубахи". Козьма Поспелов делал крестики из елового, пихтового и рябинового дерева. Эти люди верили почему-то, что Христос был распят на кресте, сделанном из этих трех пород дерева. Сам же Петр Холкин читал Ефрема Сирина и поучал и наставлял своих последователей.
   "Ныне, - говорил он, - настали последние времена, народился антихрист и ходит по свету. Христианину для спасения души остается одно: бежать в леса и вертепы, засыпаться песком и пеплом, замирать гладом и жаждою".
   На третий день были окончены работы по устройству "вер-
  
   80
  
   тепа", после чего Петр ввел в него Константина Баженина, всех детей Прокофья Алферова, а также своих; затем он одел всех в заранее приготовленные "смертные рубахи", остриг головы и повесил каждому сделанные Козьмою деревянные крестики. В таком виде он выстроил их всех в ряд лицом в полуденную сторону и приказать им плюнуть три раза и произнести: "отрекаюсь всех сатанинских дел!"
   По совершению этого обряда, Петр обратился к бывшим в верпе с следующими словами:
   - Теперь вы отреклись всех сатанинских дел... осуждаетесь на голодную смерть... не просите ни хлеба, ни воды... пропостите двенадцать дней - и будете в царствии небесном.
   Вслед за этим всем осужденным было приказано лечь на землю и творить Иисусову молитву. При этом им было строго запрещено умываться, на основании 106-го слова св. Ефрема Сирина: "Сего пути шествие суть сия: покаяние, пост, молитва смиренная, бдение, мудрость, нищета духовная, нерадение о плоти, прилежание о душе, на земле лежание, неизмовение".
   Целые четыре дня Баженин прожил без всякой пищи и питья; детям же, по приказанию Петра, давали понемногу хлеба. Мучительный голод страшно ослабил силы Баженина: он пал духом, говорил, что отрекается от учения и просил отпустить его домой. Но Петр Холкин, его брат Андрей и Федор Алферов угрожали отсечь ему голову на плахе, если он попытается уйти.
   Мучения голода, плач малолетних детей, просивших хлеба и питья у своих матерей, привела Баженина в отчаяние, и он решился бежать во что бы то ни стало. Ему удалось исполнить это с помощью одного из карауливших его. Прокофья Алферова, который сам также задумал бежать, так как считал себя обманутым Холкиным. Дело в том, что Холкин, убеждав Алферова уйти с ним в лес, в пещеры, для спасения души, уверял его, что пищу, как для них, так и для детей, будет посылать им сам Бог и что об этом будто бы прямо сказано в книге св. Ефрема. Теперь же, томимый голодом и жаждою, Алферов ясно видел, что Холкин жестоко обманул его.
   Дети, обреченные на смерть вместе с Бажениным, пришли, наконец, в крайнее истощение. Несчастные плакали и просили матерей своих дать им хотя одну каплю воды. Жа-
  

81

  
   лобные стоны их и крики раздирали душу даже тех, которые сами обрекли их на смерть. Прокофий Алферов, видя страшные страдания детей, несколько раз бросился в ноги тестю своему, Николаю Алферову, и умалял его пощадить и пожалеть детей.
   Но Петр был неумолим; застывшее в фанатизме сердце его не трогалось ни просьбами, ни мольбами, ни страданиями. Сурово отказывал он в пище и питье всем, "поставленным на пост и смерть". Дети, корчась на земле в судорогах от голода и истощения, сосали траву, ели папоротник, глотали песок.
   Сам же Петр ел кашу и понемногу давал хлеба другим, еще не поставленным на пост, объясняя это тем, что "вдруг всех поставить нельзя".
   Первым бежал Баженин, а вслед за ним ушел и Прокофий Алферов вместе со своим семейством. Обстоятельство это не могло, конечно, не обеспокоить Петра Холкина. Опасаясь преследования, он решил скрыться глубже в лес вместе с приверженцами, оставшимися верными ему. Но тут помехою явились дети, "поставленные на пост": они были так изнурены, что не могли уже двигаться.
   Петр решил покончить с ними. Взяв книгу, он прочел: "Егда время приидет, тогда страждет кровию за Христа имени Его ради". А затем обратился к умиравшим от голода детям с вопросом:
   - Желаете ли смерти?
   Измученный дети с плачем отвечали: "желаем".
   Тогда Петр Холкин, Козьма Поспелов и Николай Агеев взяли детей на руки, снесли их за вертеп и там одних зарубили топором, а других зарезали ножом.
   При этом Козьме пришлись убивать своего родного брата Степана; рука его дрогнула, он весь задрожал и не решался нанести удара. Но тут подошел Петр и начал уверять его, что "по писанию предлежит именно ему, Козьме, пролить кровь брата его Степана". Убеждения подействовали и Козьма зарезал брата... Тела были зарыты. Надо было скрыться от погони.
   На новом месте построили новый вертеп. Здесь Петр назначил на пост и голодную смерть: свою мать Настасью, сноху Афимью и сестру Александру. Вновь наставленные про-
  
   82
  
   были без всякой пищи в течение четырех дней; Петр же и другие его сообщники, попрежнему, ели в это время хлеб и кашу.
   На пятый день, совершенно неожиданно, вдруг послышались в лесу голоса понятых, разыскивавших беглецов. Петр, встревоженный этим и опасаясь, что их могут найти, предложил поставленным на пост женщинам "пролить кровь свою за Христа", на что все они "добровольно согласились".
   Тогда все начали молиться Богу, плакать и прощаться друг с другом. Затем Петр и брат его Андрей взяли свою родную мать под руки, вывели из вертепа, положили на землю, на плаху, а Федор Алферов засек ее топором.
   Такую же смерть приняли Афимья и Александра от руки самого Холкина. Таким образом, в живых остались четверо: два брата Холкиных, Петр и Андрей, Козьма Поспелов и Федор Алферов. Покончивши с женщинами, они отправились в глубь леса, с целью "выбрать поудобнее место" и там "умереть за Христа". Однако, им не пришлось привести это в исполнение: "из сожаления к людям, которые их без толку разыскивали, они решились возвратиться домой и отдаться в руки правосудия". Дорогой они были пойманы понятыми и приведены в село Филатовское. Их судили и приговорили к каторжным работам в Сибири.
   Розыски в лесу указали места вертепов и могилы убитых детей и женщин. Первый вертеп найден в Висемском лесу, в 9 верстах от реки Камы. Вертеп был устроен на земле, покрыт "оследничным" лесом и засыпан песком; на правой стороне при входе, устроена земляная печь, на полу разбросан папоротник. В десяти саженях от вертепа вырыта могила, куда были опущены тела зарезанных детей. Каждый из них лежал в особом гробике.
   Первым найден Степан Поспелов, шестилетний мальчик; на нем была надета длинная белая холщевая рубашка, опоясанная нитяным поясом, на шее деревянный крест, на ногах белые холщевые чулки; на шее с правой стороны имелась небольшая рана, на правой руке безъименный палец "частию отрезан, и на первою от кости суставе того же пальца подрезано мясо". На Николае Агееве, десяти лет, надето было то же одеяние, а в горле оказалась рана, нанесенная ножом. У Степана Холкина, семи лет, горло пересечено совсем. На
  

83

  
   Гавриле Андрееве четырех лет, была надета только одна рубашка с поясом, на шее висел деревянный крест; горло совсем пересечено, очевидно, топором, а на правом предплечье мясо несколько срезано. Прасковья Холкина, трех лет, найдена также в одной рубашке: на правом предплечьи у нее виднелись две раны, сделанные сквозь рубашку ножом 1).
   Как ни ужасен этот случай, тем не менее, он не представляет собою единичного исключительного явления; можно указать длинный ряд более или менее аналогичных явлений, имевших место в различные периоды исторической жизни нашего народа. В числе явлений этого рода первое место, бесспорно, выпадает на долю самосожиганий.
  

II.

Самосожигатели.

  
   Те, кому пришлось быть на передвижной выставке картин 1882 года, наверное, не забыли еще сильного и глубокого впечатления, какое производила картина известного русского художника г. Мясоедова: Самосожигатели. Среди моря огня, охватившего со всех сторон огромную избу, беспорядочно мечется обезумевшая толпа старых, дряхлых, молодых и совсем юных людей с лицами, искаженными ужасами, страданиями, отчаянием.
   Среди этой потерявшейся толпы резко выделяется высокая, строго-покойная, почти величавая фигура главного учителя, руководителя всего дела, - сурового старца, с лицом, на котором написана непреклонная, железная решимость "пострадать". Он что-то говорить толпе "маловеров", и вы слышите его суровые упреки; он указывает на небо, заклинает забыть о земле, "юдоли греха и неправды", проклинает эту землю, отдавшуюся антихристу и его слугам, проклинает эту жизнь, полную страданий и горя. Взамен он обещает рай, счастье и радость там, впереди, и зовет туда, где нет "ни печали, ни воздыхания".
   Коллективные самосожжения из-за религиозных и иных
  
   1) Пермские Губерн. Ведомости 1880 г., N 82, статья г. Ев. Гасабова: Последователи секты морильщиков в Пермской губернии.
  
   84
  
   побуждений являются исключительною особенностью русского народа; в других странах, у других народов, насколько известно, нет и не было подобных проявлений религиозного фанатизма. Повесть о самосожжениях навсегда, конечно, останется одной из самых мрачных страниц в нашей истории. К сожалению, эта страшная нравственная эпидемия, пережитая нашей родиной, до сих пор остается невыясненной в должной степени ни с психической, ни даже с исторической стороны.
   До сих пор не приведены даже в известность все случаи самосожжения, бывшие у нас на Руси. Как на попытку, имевшую целью пополнить этот пробел, следует указать на перечень самосожжений, составленный недавно профессором казанского университета г. Загоскиным 1). К сожалению, перечень этот оказывается крайне неполным; автор, очевидно, не исчерпал даже печатной литературы, имеющейся у нас по этому вопросу.
   Предлагаемый нами здесь перечень самосожжений также, конечно, далек от желательной полноты, но он вдвое более перечня г. Загоскина. Притом, нам удалось довести свой список самосожжений до самого последнего времени, до наших дней 2). Вот этот перечень в хронологическом порядке:
   1) В 1679 году, в ночь на 6 января, в Тобольском уезде, по Тоболу реке, выше Ялуторовской слободы, на речке Березовке сожглись 1,700 человек 3) раскольников с наставником своим, иноком Даниилом (в миру - поп Дометиан).
   Напрасно митрополит сибирский Павел, услыхав о намерении раскольников сжечься, писал им увещания и посылал к ним священников, которые также убеждали их не губить себя. На все эти убеждениями раскольники "отвечали только разными хулами против церкви, царя и архиреев". Наконец, в Березовскую пустынь командированы были стрельцы и конные козаки; но, приехавши в пустынь, они увидели, что "та де пустынь с людьми до их приезду сгорела".
  
   1) "Литературный сборник" Волжского Вестника. Казань, 1881 г., выпуск I.
   2) О других видах самоистребления из-за религиозных побуждений мы скажем в одной из следующих глав.
   3) В Исторических актах число живших в скитах на р. Березовке определено в 300 челов. (См. "Дополнения" к Актам историческим, том VIII, N 50, стр. 216). Показанная нами цифра сгоревших 1,700 челов. заимствована у Макария: История русского раскола. Спб., 1855., стр. 248. Та же цифра указана и в Синодике у А. Н. Пыпина, стр. 25.
  

85

  
   2) В 1680 годах, в Пошехонском уезде, Белосельской волости, сожглось до 1,920 человек 1). Большинство сгоревших были крепостные крестьяне князя Ивана Ивановича Голицына, который по этому случаю нарочно приезжал из Москвы в Белосельскую вотчину "для уговору крестьян своих, чтобы перестали жечься".
   3) В 1685 году, в Новгородских пределах, в деревне Острове, в монастырской вотчине, "собрався на овин, сгорело человек с тридцать 2).
   4) В 1687 году, 4 марта, в Палеостровском монастыре Олонецкого уезда, сожглось 2,700 человек раскольников, имея во главе своего учителя, бывшего диакона Игнатия, выходца из Соловецкого монастыря. Раскольники сожглись на глазах явившихся за ними властей 3).
   5) В том же 1687 году, в Тюменском уезде, на р. Печенке, сожглось в скиту 300 человек на глазах властей и ратных людей 4). При этом из окон "выметались" два старца и две старицы, которые и были тут же арестованы ратными людьми.
   6) В том же 1687 году, в августе месяце, в Олонецком уезде, на Березове, на волоке сгорел беглый инок, ревностный пропагандист раскола, Пимен, "и с ним к другой тысящи несколько народа", т. е. тысяча человек с лишним. Сожжение это произошло при нападении на раскольников воинской команды, которая начала "приступати крепким приступом и изо всего оружия стреляти с великою яростию и гневом, хотяще всех живых взяти и на мучение повести" 5).
   7) В 1688 или 1689 году, в Устюжском уезде, в 120 верстах от города, в Череповской волости сожглись в лесу раскольники, в количестве 300 человек, при следующих обстоятельствах. Устюжский воевода, узнав о проживании раскольников в лесу, послал туда людей, чтобы забрать их. Но "раскольники учинилися силаны и не дались, и те свои храмины со многолюдством обволокли соломою и зажгли, и сами в них сгорели" 6).
  
   1) Дм. Ростовский. "Розыск". M., 1884 г., стр. 585 и 586.
   2) А не триста, как значится у г. Загоскина. См. Акты исторические, т. V, N 127, стр. 220.
   3) Макарий: "История русского раскола", Спб., 1855 г., стр. 252-253. См. также А. Н. Пыпина "Сводный старообрядческий синодик". Спб, 1883 г., стр. 24.
   4) "Дополнение" к Актам историческим, т. X, N 3.
   5) История Выговской старообрядческой пустыни. Спб., 1862 г., стр. 31.
   6) Дмитрий Ростовский. "Розыск". M., 1824 г., стр. 584.
  
   86
  
   8) В 1689 году, 23 сентября, олонецкие раскольники, под предводительством соловецкого инока Германа, вторглась в Палеостровский монастырь с ружьями, пищалями и другим оружием, схватили игумена с десятью иноками и тремя прислужниками, заключили их в погреб и сами завладели монастырем. Из Олонца присланы были "протопоп и воины", чтобы без кровопролития как-нибудь схватить предводителей бунта. Раскольники встретили воинов выстрелами и, после отчаянного сопротивления, зажгли монастырь и в нем сгорели сами, в числе 500 человек, и погубили игумена и сидевших вместе с ним в погребе иноков1).
   9) В 1693 году, 12 августа, толпа вооруженных раскольников, разгромив церковь Пудожского погоста, заперлась в четырех укрепленных избах деревни Строкиной. Когда явился сотник с стрельцами и с понятыми и начал уговаривать бушевавших староверов, то они, изрыгая хулы на св. церковь, стали стрелять в стрельцов и понятых. Стрельцы бросились было рубить избы, но раскольники сами зажглись в них и сгорели все, в числе 800 человек 2).
   10) Около того же времени, в Томском уезде, в трех больших деревянных зданиях, нарочно выстроенных в глухом лесу, сгорел расколоучитель Василий Шапошников, вместе с своими учениками и последователями. Сожжение это происходило также на глазах властей, "священников и воинов, командированных тобольским воеводою, князем Путятиным 3).
   11) В начале XVIII столетия, в деревне Терекове, на устье реки Туксы (в Олонецком воеводстве), "житель" этой деревни Яков Иванов, по прозванию Соломянной, "имевший за собою церковный раскол", "собрался с такими же раскольниками с немалыми людьми и с женою и с детями и с пасынком и с соседи, как по них для поимки посланы были из приказной избы служилые люди, запершися во дворе своем и не дождав поимки, тот двор зажгли и сами себя все безостатку сожгли" 4).
  
   1) Макарий: "Акты исторические", том V, N 151, стр. 253. В Старообрядческом сборнике, изданном г. Пыпиным, число сгоревших в этот раз определено в 1,500 человек.
   2) Макарий: "История рус. раскола", стр. 253-254.
   3) Там же, стр. 248.
   4) Памятная книжка Олонецкой губ. за 1868-69 г., стр. 196. Те же сведения
  
   87
  
   12) В 1722 году, в Тобольской епархии, в трех пустынях и в трех деревнях сожглись разные скопища раскольников 1).
   13) В 1723 году, в Устюжской епархии сожглось 25 человек 2).
   14) В 1724 году, в одной пустыни Тюменского уезда, собралось для сожжения 190 человек с детьми, но из них сожглись 145 человек, а остальные 45 разбежались 3).
   15) В 1726 году, в Важецком уезде, Двинской области, в 10 верстах от деревни Гаврилихи, сожглось в Никольской пустыни 70 человек 4) раскольников с своими наставниками Исакием Каргопольцем и Максимом Нечаевым на глазах явившейся взять их воинской команды 5).
   16) В 1734 году, в Поремском скиту (Каргопольского уезда), населенном беспоповцами, сожглось до 200 человек раскольников, большею частью старых, дряхлых и малолетних. Сожжение происходило на глазах "рассыльщика" Манькова, командированного властями с солдатами, чтобы забрать оставшихся в скиту раскольников; пред этим, властями получено было известие, что большинство живших в скиту раскольников "разбежались неизвестно куда" 6).
   17) В 1742 году, в Олонецком уезде сожглись в особом скиту основатель Филипповской секты, старец Филипп с 50 последователями 7) на глазах известной самаринской комиссии 8).
   18) В 1743 году в Сибири, в Кузнецком ведомстве, сожглось 18 человек раскольников, жителей Белоярской крепости 9).
  
   приводятся в книжке г. В. Майнова: "Поездка в Обонежье и Корелу", 2 изд. Спб., 1877 г., стр. 69.
   1) Современная Летопись 1861 г., N 4.
   2) и 3) Idem.
   4) Есипов: "Самосожигатели". Отечеств. Записки 1863 г., N 2, стр. 612.
   5) У г. Загоскина ошибочно указано 75 человек сгоревших. Хотя всех жителей Никольской пустыни было действительно 75 человек, но трое из них были схвачены солдатами, на крыльце дома, в котором происходило сожжение, затем один раскольник сам выскочил из окна и, наконец, старуха Анна Герасимова была вытащена из окна солдатами.
   6) Есипов: "Самосожигатели". Отечеств. Записки 1863 г., N 2, стр. 617-618.
   7) По сведениям епископа Макария, сгорело 38 человек. См. Историю русского раскола. Спб., 1855 г., стр. 275.
   8) Ам. Иоаннов: "Полное историч. известие"... и пр. Спб., 1855 г., стр. 30.
   9) Об этом случае самосожжения упоминается в сенатском указе 28 сентября 1743 года. См. Полное собрание законов, т. XI, N 8,786, стр. 899-900.
  
   88
  
   19) В том же 1743 году, в Мезенском уезде, в скиту на Великих Лугах сожглось 75 человек раскольников на глазах явившейся взять их воинской команды 1).
   20) В 1744 году, 5 января, в том же Мезенском уезде, в местечке Езевцы сожглось 17 человек раскольников на глазах воинской команды 2).
   21) В 1745 году, "раскольник из крестьян Ефим Иванов, бежав из Олонецкого уезда в Каргопольский уезд, в Мошевский стан, в Лимскую волость, и подговоря, увел крестьян с женами и детьми за оную Лимскую волость в лес, в местечко Лебядяны, и тамо от расколу в избе июня 11 дня сгорели". Из следствия, произведенного по этому делу, выяснилось, что Ефим Иванов, подговорив других к самосожжению, сам, однако, не сгорел и за несколько дней до катастрофы скрылся неизвестно куда 3).
   22) В том же, 1745 году, "Каргопольского уезда раскольники из крестьян, Зайков и Климов, бежав, в лесу построили избы и, подговоря, увели мужеска и женска пола пятьдесят семь человек из крестьян же, которые, по раскольническому их обычаю, в одной избе сожглись" 4).
   23) В 1746 году, в Повенецком уезде, "крестьянин деревни Лазаревичи Тихвина монастыря" Герасим Иванов Васильев, "во время наезда посланных из олонецкой канцелярии от Выгорецких жилищ за 50 верст на пустом лесу сгорел. Трое сыновей его, "из того пожогу вышед, бежали за границу, в Дацкую землю, и жили там на морских берегах около Норд-Капо 5).
   24) В 1747 году, на реке Умбе, близ Выговских скитов, ученик Филиппа, основателя филипповской секты, старец Терентий гнем скончашася" вместе со своим стадом, т. е. последователями 6).
   25) В 1748 году, в декабре, в Устюжской провинции, в скиту сгорело около 70 человек черносошных крестьян разных деревень на глазах властей, воинской команды и священников, присланных для увещания 7).
  
   1) Есипов: "Самосожигатели". Отечеств. Записки 1863 г., N 2, стр. 623.
   2) Idem, стр. 625.
   3) Олонецкие Губерн. Ведомости 1878 г., N 57, стр. 700.
   4) Idem, стр. 699.
   5) Олонецкие Губернские Ведомости 1878 г., N 57.
   6) Памятная книжка Олонецкой губернии за 1868-69 года, стр. 195.
   7) Полное собрание законов, т. XIII, N 9,579, стр. 15.

89

  
   26) В 1750 году, на рек Умбе, близ Выговских скитов, сгорел "со своим стадом" последователь Филиппа, старец Матвей 1).
   27) Около того же года, в Тюменском уезде, в деревне Зайковой "сожглось неизвестное число раскольников" 2).
   28) В 1751 году, в Сибири в селе Кармецком сожглись 25 человек "крайних фанатиков федосеевского толка, которые оказались в приходских книгах все записанными в православие" 3).
   29) В 1753 году, в ночь на 23 июля крестьяне и разночинцы деревни Лучинкиной и Гилевой, Тюменского уезда, в числе 200 человек, сожглись в доме разночинца Григория Серкова в присутствии местных выборных властей 4).
   30) В том же 1753 году, в Устюжском уезде, Дивинской трети, сожглось неизвестное число раскольников 5).
   31) В 1755 году, в Повенецком уезде, в Ворховье на Лайты, близ Ладожского погоста, "огнем скончашася старец Серапион" 6).
   32) В 1756 году, в Томском округе из разных деревень Чуевского острога собралось множество людей в деревню Мальцеву, расположенную среди топей, болот и озер. Собравшиеся засели в 9 крепких избах, окружив их, сажени на три, полисадом "с немалым укреплением". На увещевание офицера, явившегося тогда с командой, раскольники отвечали, что собрались страдать за веру Христову и за крест двуперстного сложения. Кончилось тем, что сгорело за раз 172 человека 7).
   33) В 1757 году, в Архангельской епархии сожглось 27 человек 8).
   34) В 1761 году, 14 февраля, в деревне Кузьминой, Исетского острога, в доме одного крестьянина сгорело 150 человек 9).
  
   1) Памятн. книж. Олонец. губ. за 1868-69 г., стр. 195.
   2) Статья г. Загоскина в "Литературном Сборн." Волжского Вестника. Казань, 1884 г., вып. I, стр. 192.
   3) Максимов: "Сибирь и каторга", ч. II, стр. 235.
   4) Профес. Загоскин; см. его статью в "Литературном Сборн." Волжского Вестника. Вып. I. Казань, 1884 г., стр. 192. По другим сведениям, число сгоревших в доме Серкова не превышало цифры 36 - 12 мужчин и 24 женщин. См. Современ. Летопись 1861 г., N 4, и Полное собрание законов, т. XIII, N 10, 138.
   5) Полное собрание законов, т. XIV, N 10, 585, стр. 599.
   6) Памятная книж. Олонецкой губернии за 1868-69 г., стр. 195.
   7) Полное собрание законов, т. XIV, N 10, 644, стр. 659.
   8) "Современная Летопись" Русского Вестника 1861 г., N 4 и Полное собр. законов, т. XV, N 11, 147.
   9) Полное собрание законов, т. XV, N 11, 277, стр. 733.
  
   90
  
   35) В 1764 году, в Новгородской губернии, в помещичьей деревне Щибенце 18 раскольников заперлись в избе с 13 декабря, просидели до 21 и, не послушав священнического увещания, сгорели 1).
   36) В 1765 году, толпа филипповцев ворвалась в Зеленецкий монастырь, Новгородской губернии, выгнала из него монахов и сожглась в нем 2).
   37) В 1772 году, в одном лесу, смежном с уездами Пошехонским и Вологодским, сожглось 17 человек 3).
   38) В 1812 году, на юге России, большая часть жителей хутора Кастенки населенного казаками, сожглась в пещере горы Шахан, близ реки Крынки 4).
   39) В 1860 году, в ночь на 12 мая, "крестьянская девка" деревни Валуек, Волоколамского уезда, Анна Алексеева, сорока лет, сожглась в бане, вследствие убеждения, "что во спасение души пред Богом она должна очиститься огнем" 5).
   40) В 1860 году, весною, в Олонецкой губернии, "пятнадцать человек раскольников обоего пола, в том числе женщины с малолетними детьми, сожглись, из фанатизма, в лесу, в срубе" 6).
   41) В 1860 году, в ноябре месяце, "один из казанских мещан, тайно принадлежавший к какой-то старообрядческой секте, затопивши у себя в дому печь, голый бросился туда, вмиг был охвачен пламенем и, прежде чем кто-нибудь успел войти в комнату сгорел" 7).
   42) В 1860 году, 13 декабря, крестьянин деревни Бурковой, Можайского уезда, Московской губернии, Яков Григорьев "разложив костер дров в своем овине, поджог его и нанес себе несколько ран топором на ногах и на левой руке, лег животом на горевший костер, но, будучи не в силах вынести боли, стал кричать. На крик сбежались соседи и сняли Григорьева с костра. При допросе Григорьев показал, что он желал пострадать для спасения души и грешного тела" 8).
  
   1) Полное собр. законов, т. XVII, N 12, 326, стр. 23.
   2) Макарий: "История русского раскола", Спб., 1855 г., стр. 276.
   3) А. Н. Пыпин: "Сводный старообрядческий синодик", стр. 58.
   4) Воронежские Губернские Ведомости 1869 г., N 68.
   5) Северная Пчела 1860 г., N 170.
   6) Московские Губернские Ведомости 1860 г., N 26.
   7) С.-Петербургские Ведомости 1861 г., N 14.
   8) С.-Петербургские Ведомости 1861 г., N 11.
  

91

  
   На этом случае кончаются наши сведения о самосожжениях. Хотя в самое последнее время в газетах и появлялись краткие известия об единичных самосожжениях но, судя по месту происшествия и фамилиям самосожигателей, следует думать, что действующими лицами в этих случаях являлись не чисто русские люди, а инородцы и иноверцы. Считаем, однако, не безинтересным указать на эти случаи.
   В 1883 году, в деревне Велимче, Ковельского уезда, крестьянин Давид Жудрук, "вследствие религиозного изуверства, решился потерпеть за веру и принять венец мученичества". Натаскавши в избу соломы, он лег на нее и зажег спичкой. В то время, как солома разгоралась все ярче и ярче, Жудрук распевал разные духовные песни. Но как только пламя охватило его, он не вытерпел и начал неистово кричать: "караул!" Обгорелого, еле живого вынули его из огня; через три дня он умер в страшных мучениях 1).
   В том же 1883 году, в деревне Будзинцах, Келецкой губернии, брат одного из весьма зажиточных землевладельцев, начитавшись жизнеописаний святых, решил сжечь себя живым, "чтобы спастись и попасть в царство небесное". Забравшись ночью в сарай, наполненный сеном и соломой, он поджег солому. Соседи увидали его в пламени в то время, когда спасти его не было уже никакой возможности 2).
  
  

III.

Козаки-самосожигатели.

  
   В предыдущей главе мы перечислили только те случаи самосожиганий, относительно которых мы встретили несомненные и вполне определенные указания, большею частью строго-оффициального характера. Но этот перечень далеко не полон: кроме указанных нами случаев самосожигания, была масса таких, которые не вошли в оффициальные документы, но память о которых до сих пор живет в народе.
   Так, в Повенецком уезде, в глухой деревушке Линдозер Выгозерской волости, до сих пор существует могила
  
   1) Московские Ведомости 1883, N 224. Перепечатка из Киевлянина.
   2) Елисаветградский Вестник 1883, N 129.
  
   92
  
   самосожигателей. Местные жители рассказывают, что здесь сгорело до 70 человек, и между ними богатое семейство Панфиловых. Сгоревшие считаются мучениками, и память их в пятидесятых годах благоговейно чествовалась ежегодно в особом пустом сарае, куда приносились по этому случаю крест и иконы.
   В трех верстах от деревни Паэзера в пятидесятых годах существовала староверческая часовня, построенная в 1810 году на том месте, где сгорели инок Серапион и с ним несколько человек раскольников. Сюда ежегодно, в известный день, собирался на богомолье народ не только из окрестных селений, но также из Шунги, Толвуи и Пудожского уезда. Богомольцы служили молебны страдальцам, над прахом которых воздвигнута часовня. При этом вынимали из пола несколько досок, опускались под пол и там кадили на могилу самосожигателей, которых они вполне искренно почитают за мучеников.
   При деревне Совдозере есть могила самосожигателей, которые, по преданию, сгорели здесь в числе 70 человек. В пятидесятых годах на этом месте стояло строение в виде обыкновенной избы, с одним окном. Местность эта пользовалась большим уважением не только среди старообрядцев, но и среди православных. Сюда часто приходили богомольцы и бросали через окно на могилу деньги, свечи, ладон и проч. В день Воздвижения на могилу приносили образа и совершали служение 1).
   И таких примеров можно указать длинный-длинный ряд в разных местах России, особенно же на севере, в Сибири, в Новгородских пределах и т. д. Среди старообрядческого населения до сих пор обращается множество "синодиков" или "помянников", в которых приводятся имена или просто цифры лиц, пострадавших и "сожженных благочестия ради". Замечательно, что во всех этих помянниках сгоревшие старообрядцы всегда и неизменно называются сожженными и никогда - сожегшимися.
   В помянниках, распространенных среди олоцецких старообрядцев, указываются, между прочим, следующие случаи самосожжения: "Василия и иже с ним 50, на Тудозери (при-
  
   1) Олонецкие Губернские Ведомости 1878 г., N 57.

93

  
   ход Вытегорского уезда): Исака, Ксении, Феодоры, Ксении девицы, вкрай Выгозера (озеро и приход того же имени в Повенецком уезде); Иоанна и иже с ним; Никифора и иже с ним; Аверкия и иже с ним, в Янгорах (приход Пудожского уезда); Евдокии, Зиновии, Агафии и прочих под Каргополем; инока Филарета, Алексия, Леонтия и прочих 40, за Кенозером, Пудожского уезда 1) и т. д., и т. д.
   В изданном А. Н. Пыпиным Сводном старообрядческом синодике приводится 45 случаев самосожигания. К сожалению, в большей части этих случаев не указывается время, год.

0x01 graphic

   1) Памятная книжка Олонецкой губернии за 1868-69 г., стр. 195.

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 591 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа