Главная » Книги

Волошин Максимилиан Александрович - Воспоминания о Максимилиане Волошине, Страница 33

Волошин Максимилиан Александрович - Воспоминания о Максимилиане Волошине



ой им в Москве 27 февраля 1907 г.
  
   ЕВГЕНИЯ ГЕРЦЫК
  
   Евгения Казимировна Герцык (Лубны-Герцык, 1878- 1944) - переводчица и критик. В ее книге "Воспоминания" (Париж, 1973) есть глава "Волошин", которая и публикуется в нашем сборнике. Текст - по указанному изданию.
   1 Сестра Е. Герцык - поэт и критик Аделаида Казимировна Герцык (в замужестве Жуковская, 1874-1925).
   2 Об отце Маргариты Сабашниковой - купце-чаеторговце - см. в 3-м примечании к ее воспоминаниям. Издателями были родные братья отца Сабашниковой (Василия Михайловича) - Михаил (1871-1943) и Сергей (1873-1909) Васильевичи.
   3 Из стихотворения Волошина "Письмо" (1904).
   4 Речь о книге стихов Вяч. Иванова "Эрос" (Спб., 1907).
   5 В Судаке у семьи Герцык был собственный дом.
   6 Стихотворение Волошина "Блуждая в юности извилистой дорогой...", написанное 16 мая 1907 года.
   7 Первые строки стихотворения Волошина (1907) из цикла "Киммерийские сумерки".
   8 Подтверждение этому - холодноватые рецензии на первый сборник стихов Волошина: В. Брюсова (Русская мысль. 1910. N5. С. 127-128), Вяч. Иванова (Аполлон. 1910. N 7, хроника - с. 38), М. Кузмина (там же. С. 37-38) и др.
   9 Волошин обрисовал Реми де Гурмона в статье "Лики творчества. Реми де Гурмон..." (Русь. 1907. 30 июня).
   10 "Бхагавадгита" - философская поэма, часть индийского эпоса "Махабхарата". В "Автобиографии" 1909 года Волошин назвал это произведение среди "книг-спутников" последних лет. Несколько ранее, в рецензии на сборник "Вопросы теософии" (вышедший в 1907 г.), Волошин определил: "Бхагавадгита" - это одно из величайших Евангелий человечества..." (ИРЛИ).
   11 "Детские воспоминания" А. Герцык - ее статья "Из мира детских игр", напечатанная в журнале "Русская школа" (Спб., 1906. N 3). Волошин широко использовал ее для развития собственных идей и наблюдений в статье "Откровения детских игр" (Золотое руно. 1907. N 11-12).
   12 Венок сонетов Волошина "Corona astralis" (1909)
   13 Ср. это суждение Е. Герцык с недобрым шаржем Анны Ахматовой (никогда в Коктебеле не бывавшей): "Приезжала в Коктебель какая-нибудь девица, он ходил с нею вечерами гулять по берегу. "Вы слышите шум волн? Это они вам поют". И девица потом всем рассказывала, что Макс объяснил ей ее самое. Она поклонялась ему всю жизнь, потому что ни до, ни после с ней никто так не говорил, по той весьма уважительной причине, что она глупа, бездарна и некрасива" (Чуковская Л. Записки об Анне Ахматовой).
   14 Шарль Герен (1873-1907) - французский поэт, знакомый Волошина.
   15 Речь идет о стихотворении Вяч. Иванова "Виноградник Диониса" из его книги "Кормчие звезды" (Спб., 1903).
   16 Эта статья о Брюсове вошла в четвертую книгу "Ликов творчества" Волошина (см.: Волошин М. Лики творчества. Л., 1988). О первоначальной публикации этой статьи - отклика на "Пути и перепутья" Брюсова см. в 3-м примечании к воспоминаниям Б. Садовского.
   17 См. об этом в "Истории Черубины" и в примечаниях к ней.
   18 Дмитрий Евгеньевич Жуковский (1866-1943) - муж А. К. Герцык, переводчик и издатель.
   19 Цитович Владимир Николаевич (1855-1941) - генерал, муж сестры Д. Е. Жуковского. Выступал как переводчик книг, издаваемых Д. Е. Жуковским.
   20 Строки из стихотворения Волошина "Отроком строгим бродил я..." (1911).
   21 Строфа из стихотворения Ф. Шиллера "К радости".
   22 "Перелистывая книгу стихов Волошина", Е. Герцык цитирует его стихотворения "Полынь" (1906, из цикла "Киммерийские сумерки"), "Быть черною землей.." (1906), "Погребенье" (1907, из цикла "Руанский собор"), "Подмастерье" (1917).
   23 Иосиф Викторович Зелинский (ок. 1857-1928) - народоволец, политкаторжанин, журналист. См. о нем в воспоминаниях Т. Шмелевой.
   24 В начале 1928 года в Крыму развернулась кампания по "усилению бдительности" и всяческих гонений на интеллигенцию (подхлестнутая летом "шахтинским делом" в Москве). Следствием этого и был вынужденный переезд из Судака под Кисловодск Е. К. Герцык с семьей (об отъезде из Крыма она сообщала в письме Волошину от 15 октября 1928 г.). В декабре вынужден был покинуть Симферополь, где он преподавал в университете, поэт Г. А. Шенгели.
   25 Хин Раиса Мироновна (в замужестве Гольдовская, 1863-1928) - писательница. Волошин посвятил ей стихотворение "Я мысленно вхожу в Ваш кабинет..." (1913).
   26 10 октября 1928 года Комитет бедноты Коктебеля постановил реквизировать дачи Волошина, Манасеиных, Дейши-Сионицкой, Павловых, Яновских - и выселить их из Коктебеля как "нетрудовой элемент". В письме в Крымнаркомпрос Волошин объяснял, что бесплатность его дома вызывает вражду к нему местных властей и Курорттреста, видящих в нем конкурента. Поэт обратился за помощью в Москву - к А. С. Енукидзе и А. В. Луначарскому (друзья оповестили о случившемся также A. M. Горького, Ф. Ф. Раскольникова, Н. А. Семашко). В результате - Волошин 18 ноября 1928 года сообщал в письме К. М. Зелинской, что "дело о выселении ликвидировано".
   27 Сергей Михайлович Соловьев (1885-1942) - поэт, переводчик. Внук историка С. М. Соловьева, племянник поэта и философа Вл. С. Соловьева.
   28 Александра Лаврентьевна Домрачева (1880-1967) оказывала постоянную житейскую поддержку М. А. и М. С. Волошиным (см. об этом также в воспоминаниях Т. В. Шмелевой, с. 476-477).
   29 Е. А. - Евгения Александровна Герцык (урожд. Вокач, ок. 1899-1930) - мачеха сестер Герцык, вторая жена их отца.
  
   ВАЦЛАВ РОГОВИЧ
  
   Вацлав Якубович Рогович (1879-1960) - польский драматург и переводчик. Встречался с Волошиным в Париже в 1908-м и, по-видимому, в 1911 годах. Статья В. Роговича "Прирученный кентавр и девушка" (фрагмент из которой мы публикуем) была напечатана в журнале "Tygodnik Illustrowany" (Варшава. 1910. 24 сентября. N 39. С. 783). Она посвящена творчеству польского скульптора Эдварда Виттига (см. о нем 28-е примечание к автобиографии Волошина "по семилетьям").
   В заглавии статьи В. Роговича обыгрывается самоаттестация Волошина в его стихотворении "Письмо" (1904) : "Я духом бог, я телом конь" и "Но мы - свободные кентавры..." "Девушка" - скульптура Э. Виттига "Пробуждение".
   Текст - по журнальной публикации. Перевод с польского Н. М. Иванниковой.
  
   АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ
  
   Алексей Николаевич Толстой познакомился с Волошиным в Париже, в ателье художницы Е. С. Кругликовой, в 1908 г. Неоднократно приезжал к Волошину в Коктебель. Статья А. Н. Толстого "О Волошине", по мнению ее публикатора А. И. Хайлова, писалась, "по-видимому, в 1909-1910 гг., когда Толстой испытал первую радость литературного товарищества, творческих успехов, литературных перспектив" (Хайлов А. И. К публикации статьи А. Н. Толстого "О Волошине". - В кн.: А. Н. Толстой. Материалы и исследования. М., 1985. С. 210). Фрагменты из этой статьи А. Н. Толстого, сохранившейся в черновом автографе, печатаются по указанному изданию.
   1 Если в воспоминаниях современников встреча А. Толстого и Волошина в Париже рисуется преимущественно в бытовом плане, вспоминаются анекдотические подробности (см. в этой связи воспоминания С. И. Дымшиц-Толстой), то А. Толстой стремится объемнее представить внешний облик Волошина в сочетании с его духовной сущностью.
   2 Образ Волошина-звездочета возникает у А. Н. Толстого, очевидно, в связи с венком сонетов Волошина "Corona astralis".
  
   СОФЬЯ ДЫМШИЦ-ТОЛСТАЯ
  
   Софья Исааковна Дымшиц-Толстая (1889-1963) - художница, вторая жена А. Н. Толстого. Фрагменты из ее воспоминаний, написанных в 1950 году, даются по кн.: Воспоминания об А. Н. Толстом (М., 1973).
   1 Суд над Бальмонтом состоялся 15 (2) декабря 1911 года. Волошин писал матери: "Почти вся прошлая неделя у меня была занята Бальмонтом. Его судили за оскорбление полиции: проходя мимо городового, он сказал бывшей с ним Е. Ц. *: "Закройте ваш сак" (по-русски), а городовой услышал: "Sale vache" ** и немедленно его арестовал. Словом, точное повторение "Affaire Crainquebille" ***. Я устраивал ему свидетелей, говорил с адвокатами и т. д. (Грозило не больше не меньше чем 6 месяцев тюрьмы.) Все же его не оправдали, а приговорили к 50 фр. штрафа с применением loi Berenger" **** (ИРЛИ).
   * Елена Константиновна Цветковская (1880-1943) - третья жена Бальмонта.
   ** Грязная корова (франц.) - презрительная кличка ажанов.
   *** "Дело Кренкибиля" (франц.) - имеется в виду рассказ Анатоля Франса.
   **** Закон Беранже (франц.).
  
   2 О роли Волошина в творческом становлении А. Н. Толстого см. публикацию В. Купченко "Первый наставник" (Литературное обозрение. 1983. N 1). Сам А. Толстой писал в "Краткой автобиографии": "Близостью к поэту и переводчику М. Волошину я обязан началом моей новеллистической работы".
   3 Летом 1909 года у Волошиных жили Н. С. Гумилев, Е. И. Дмитриева, С. Я. Елпатьевский.
   4 В Доме-музее Волошина в Коктебеле сохранилось несколько шаржей А. Н. Толстого.
   5 "Поэтические портреты" С. И. Толстой написали в Коктебеле А. Толстой, М. Волошин, Е. Дмитриева. До сих пор остается неизвестным стихотворение Н. Гумилева, написанное в этом "соревновании".
   6 Стихотворение Волошина, посвященное "графине Софье И. Толстой", - "Концом иглы на мягком воске..." (оно опубликовано в первом сборнике Волошина "Стихотворения. 1900- 1910").
  
   ИСТОРИЯ ЧЕРУБИНЫ
  
   Рассказ Волошина о Черубине де Габриак был записан в Коктебеле приехавшей из Москвы библиографом Татьяной Борисовной Шанько (1909-ок. 1981) летом 1930 года. Текст дается по машинописи из архива поэта (ИРЛИ).
   1 Габриаками старожилы Коктебеля и теперь называют причудливые виноградные корни.
   2 Боден Жан (1530-1596) - французский юрист, автор политических трактатов. Его "Демонология" (1580) посвящена доказательствам существования колдунов.
   3 В статье о Е. И. Васильевой (фамилия Дмитриевой в замужестве) в справочнике "Писатели современной эпохи" (М., 1928) указано, что она занималась испанистикой в Петербургском университете у профессора Д. К. Петрова - ученика А. Н. Веселовского.
   4 Как сообщается в справочнике "Весь Петербург" на 1909 год, Е. И. Дмитриева была учительницей Петровской женской гимназии (Петроградская сторона, ул. Плуталова, 24).
   5 Первый номер "Аполлона" вышел из печати 24 октября 1909 года.
   6 Маковский Сергей Константинович (1878-1962) - поэт, критик. Волошин посвятил ему стихотворение "Делос" (1909). Маковский значился редактором и издателем (наряду с Михаилом Константиновичем Ушковым) журнала "Аполлон".
   7 Стихотворение "Наш герб" было опубликовано в составе подборки стихов Черубины де Габриак во втором номере "Аполлона" (вышел 15 ноября 1909 г.). Тубал - мифический основатель металлургии, иначе Тувал-Каин ("отец кузнецов"). Хирам-Авив - легендарный финикийский литейщик ("тезка" тирского царя), который участвовал в строительстве храма Иеговы, возведенного царем Соломоном в Иерусалиме. На могилу Хирама, убитого алчными подмастерьями, были возложены ветви акации - символ вечности духа и добрых дел.
   8 Брюллова Лидия Павловна (в замужестве Владимирова, 1886-1954) - поэтесса, дочь художника П. А. Брюллова, внучатая племянница К. П. Брюллова. О стихах Волошина, посвященных ей, см. в воспоминаниях М. Цветаевой и в 16-м примечании к ним.
   9 Имеется в виду главный герой пьесы Э. Ростана "Сирано де Бержерак", который пишет письма красавице Роксане от имени влюбленного в нее Кристиана, одновременно любя ее сам.
   10 Посылать в письме цветок, лист или травинку было обыкновением Е. И. Дмитриевой и в переписке с Волошиным до мистификации. "Язык цветов" - условный способ выражать различные понятия и чувства посредством разных растений, ведущий свое происхождение с Востока. В средние века был в употреблении и в Западной Европе.
   11 В послереволюционные годы Е. И. Дмитриева подвергалась репрессиям. О ее судьбе см. в воспоминаниях И. Эренбурга (с. 341).
   12 Речь идет об "Обществе ревнителей художественного слова". Оно было создано при редакции журнала "Аполлон" ранней осенью 1909 года; заседания проходили в редакции журнала.
   13 Выставка женских портретов была открыта в редакции "Аполлона" с 17 января по 7 февраля 1910 года.
   14 Черубину "разоблачил" Маковскому Михаил Кузмин, о чем свидетельствует запись в его дневнике от 17 ноября 1909 г. (ЦГАЛИ, ф. 232, оп. 1, ед. хр. 53). По воспоминаниям Маковского, Дмитриева сама нанесла ему визит, горько сожалея о причиненной ему боли (Маковский С. Портреты современников. Нью-Йорк, 1955. С. 349-352).
   15 Гюнтер Иоганнес фон (1886-1973) - немецкий поэт и переводчик (с русского на немецкий). Он был одним из главных действующих лиц этой истории. Став первым обладателем тайны Черубины, Гюнтер несколько дней наслаждается своей новой ролью обладателя тайны, волновавшей "весь Петербург", а затем рассказывает все Кузмину. Он же рассказывает Дмитриевой о том, что Гумилев на "Башне" у Вячеслава Иванова говорил о ней "бог знает что", и в тот же вечер устраивает встречу Гумилева с Дмитриевой на квартире у ее подруги - Лидии Брюлловой. А затем он же оповещает о происшедшем у Брюлловой Волошина и своих аполлоновских знакомых. И Максимилиан Волошин, поставленный перед фактом оскорбления любимой им женщины, счел себя обязанным вступиться за нее.
   В написанных позднее воспоминаниях "Ein Leben im Ostwind. Zwischen Petersburg und Munchen" * (Мюнхен, 1969) Гюнтер дает свою интерпретацию событий.
   * Жизнь под восточным ветром. Между Петербургом и Мюнхеном (нем.).
  
   16 Александр Яковлевич Головин (1863-1930), художник, декоратор Мариинского театра, в своих воспоминаниях (Головин А. Встречи и впечатления. Л.-М., 1960. С. 100) рассказывает об этом сеансе. В письме А. Блока к матери сообщается, что этот инцидент произошел 19 ноября 1909 г. (Блок А. Письма к родным, т. 1. Л., 1927. С. 286).
   17 Имеется в виду эпизод из "Бесов": оскорбление, нанесенное Шатовым Ставрогину (см.: Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. в 30-ти т. Т. X. Л., 1974. С. 166).
   18 Вопрос Волошина Гумилеву и ответ того зафиксированы в заметке "Эпидемия дуэлей", напечатанной 24 ноября 1909 г. в московской газете "Русское слово": "Гумилев резко и несправедливо отозвался об одной девушке, знакомой Волошина. Волошин подошел к нему, дал ему пощечину и спросил: "Вы поняли?" - "Да", - ответил тот".
   19 Согласно газетным отчетам, дуэль состоялась 22 ноября 1909 года. Секундантами были: со стороны Волошина - Алексей Николаевич Толстой и художник Александр Константинович Шервашидзе (Чачба) (1867-1968). Со стороны Гумилева: Михаил Алексеевич Кузмин и секретарь "Аполлона" Евгений Александрович Зноско-Боровский (1884-1954). Известны воспоминания первых трех из них. Приводим их.
   А. Н. Толстой: "Весь следующий день между секундантами шли отчаянные переговоры. Грант * предъявил требования - стреляться в пяти шагах до смерти одного из противников. Он не шутил. Для него, конечно, изо всей этой путаницы, мистификации и лжи - не было иного выхода, кроме смерти.
   * Так подчас называли Гумилева люди, знавшие его. Прозвище Гумилева "Грант" восходит к псевдониму, которым он пользовался в начале своего творческого пути: Анатолий Грант. См. в этой связи и название приведенного ниже стихотворения, написанного Е. И. Дмитриевой после гибели Гумилева, - "Памяти Анатолия Гранта".
  
   С большим трудом, под утро, в ресторане Альберта, секундантам Волошина - князю Шервашидзе и мне - удалось уговорить секундантов Гранта - Зноско-Боровского и Кузмина - стреляться на пятнадцати шагах. Но надо было уломать Гранта. На это был потрачен еще один день. Наконец, на рассвете третьего дня, наш автомобиль выехал за город, по направлению к Новой деревне.
   Дул мокрый морской ветер, и вдоль дороги свистели и мотались голые вербы. За городом мы нагнали автомобиль противников, застрявших в снегу. Мы позвали дворников с лопатами, и все, общими усилиями, вытащили машину из сугроба. Грант, спокойный и серьезный, заложив руки в карманы, следил за нашей работой, стоял в стороне.
   Выехав за город, мы оставили на дороге автомобили и пошли на голое поле, где были свалки, занесенные снегом. Противники стояли поодаль, меня выбрали распорядителем дуэли. Когда я стал отсчитывать шаги, Грант, внимательно следивший за мной, просил мне передать, что я шагаю слишком широко. Я снова отмерил 15 шагов, просил противников встать на места и начал заряжать пистолеты. Пыжей не оказалось. Я разорвал платок и забил его вместо пыжей. Гранту я понес пистолет первому. Он стоял на кочке, длинным и черным силуэтом, различимый в мгле рассвета. На нем был цилиндр и сюртук, шубу он сбросил на снег. Подбегая к нему, я провалился в яму с талой водой. Он спокойно выжидал, когда я выберусь, - взял пистолет, и тогда только я заметил, что он, не отрываясь, с ледяной ненавистью глядел на Волошина, стоявшего, расставив ноги, без шапки.
   Передав второй пистолет Волошину, я, по правилам, в последний раз предложил мириться. Но Грант перебил меня, сказав глухо и зло: "Я приехал драться, а не мириться". Тогда я просил приготовиться и начал громко считать: "Раз, два... (Кузмин, не в силах долее стоять, сел на снег и заслонился хирургическим ящиком, чтобы не видеть ужасов.) ...Три!" - крикнул я. У Гранта блеснул красноватый свет, и раздался выстрел. Прошло несколько секунд. Второго выстрела не последовало. Тогда Грант крикнул с бешенством: "Я требую, чтобы этот господин стрелял!" Волошин проговорил в волнении: "У меня была осечка". - "Пускай он стреляет во второй раз, - крикнул опять Грант, - я требую этого!" Волошин поднял пистолет, и я слышал, как щелкнул курок, но выстрела не было. Я подбежал к нему, выдернул у него из дрожащей руки пистолет и, целя в снег, выстрелил. Гашеткой мне ободрало палец. Грант продолжал неподвижно стоять: "Я требую третьего выстрела", - упрямо проговорил он. Мы начали совещаться и отказали. Грант поднял шубу, перекинул ее через руку и пошел к автомобилям" (Газета "Фигаро". Тифлис, 1922. 6 февраля).
   А. К. Шервашидзе (его недатированное письмо, по-видимому, к художнику Борису Васильевичу Анрепу (1883-1969), - по копии, снятой Р. А. Шервашидзе-Зайцевой, дочерью художника, в декабре 1982 г.): "...Все, что произошло в ателье Головина в тот вечер, - Вы знаете, так как были там с Вашей супругой. Я поднялся туда в момент удара. Волошин, очень красный, подбежал ко мне - я едва успел поздороваться с Вашей супругой - и сказал: "Прошу тебя быть моим секундантом". Тут же мы условились о встрече с Зноско-Боровским, Кузминым и Ал. Толстым.
   Зноско-Боровский и Кузмин - секунданты Гумилева. Я и Алеша тоже - Волошина. На другой день утром я был у Макса, взял указания. Днем того же дня в ресторане "Albert" собрались секунданты. Пишу Вам очень откровенно: я был очень напуган, и в моем воображении один из двух обязательно должен был быть убит.
   Тут же у меня явилась детская мысль: заменить пули бутафорскими. Я имел наивность предложить это моим приятелям! Они, разумеется, возмущенно отказались.
   Я поехал к барону Мейендорф и взял у него пистолеты.
   Результатом наших заседаний было: дуэль на пистолетах, на 25 шагах, стреляют по команде сразу. Командующий был Алексей Толстой.
   Рано утром выехали мы с Максом на такси - Толстой и я. Ехать нужно было в Новую деревню. По дороге нагнали такси противников, они вдруг застряли в грязи, пришлось нам двум (не Максу) и шоферу помогать вытянуть машину и продолжать путь. Приехали на какую-то поляну в роще: полянка покрыта кочками, место болотистое.
   А. Толстой начал отмеривать наибольшими шагами 25 шагов, прыгая с кочки на кочку.
   Расставили противников. Алеша сдал каждому в руки оружие. Кузмин спрятался (стоя) за дерево. Я тоже перепугался и отошел подальше в сторону. Команда - раз, два, три. Выстрел - один. Волошин: "У меня осечка". Гумилев стоит недвижим, бледный, но явно спокойный. Толстой подбежал к Максу взять у него пистолет, я думаю, что он считал, что дуэль окончена. Но не помню, как - Гумилев или его секунданты - предложили продолжать.
   Макс взвел курок и вдруг сказал, глядя на Гумилева: "Вы отказываетесь от Ваших слов?"
   Гумилев: "Нет".
   Макс поднял руку с пистолетом и стал целиться, мне показалось - довольно долго. Мы услышали падение курка, выстрела не последовало. Я вскрикнул: "Алеша, хватай скорей пистолеты". Толстой бросился к Максу и выхватил из его руки пистолет, тотчас же взвел курок и дал выстрел в землю.
   "Кончено, кончено", - я и еще кто-то вскрикнули и направились к нашим машинам. Мы с Толстым довезли Макса до его дома и вернулись каждый к себе. На следующее утром ко мне явился квартальный и спросил имена участников. Я сообщил все имена. Затем был суд - пустяшная процедура, и мы заплатили по 10 рублей штрафа. Был ли с нами доктор? Не помню. Думаю, что никому из нас не были известны правила дуэли. Конечно, вопросы Волошина, вне всякого сомнения, были недопустимы..."
   М. А. Кузьмин (из дневника): "21 (суббота). Зноско заехал рано. Макс все вилял, вел себя очень подозрительно и противно. Заехали завтракать к Альберту, потом в "Аполлон", заказывали таксо-мотор. <...> Отправились за Старую деревню с приключениями. <...> В "Аполлоне" был уже граф. <...> С Шервашидзе вчетвером обедали и вырабатывали условия. Долго спорили. Я с князем отправился к Борису Суворину * добывать пистолеты, было занятно. Под дверями лежала девятка пик. Но пистолетов не достали, и князь поехал дальше к Мейендорфу и т. п. добывать. У нас сидел уже окруженный трагической нежностью "Башни" Коля **. Он спокоен и трогателен. Пришел Сережа *** и ненужный Гюнтер, объявивший, что он всецело на Колиной стороне. Но мы их скоро спровадили. Насилу через Сережу добыли доктора. Решили не ложиться. Я переоделся, надел высокие сапоги, старое платье. Коля спал немного. Встал спокойно, молился. Ели. Наконец, приехал Женя ****; не знаю, достали ли пистолеты.
   22 (воскресенье). Было тесно, болтали весело и просто. Наконец чуть не наскочили на первый автомобиль, застрявший в снегу. Не дойдя до выбранного места, расположились на болоте, проваливаясь в воду выше колен. Граф распоряжался на славу, противники стали живописно с длинными пистолетами в вытянутых руках. Когда грянул выстрел, они стояли целы: у Макса - осечка. Еще выстрел, еще осечка. Дуэль прекратили. Покатили назад. Бежа с револьверным ящиком, я упал и отшиб себе грудь. Застряли в сугробе. Кажется, записали наш номер. Назад ехали веселее, потом Коля загрустил о безрезультатности дуэли. Дома не спали, волнуясь. Беседовали" (ЦГАЛИ, ф. 232, оп. 1, ед. хр. 53, с. 269-272).
   20 Встреча Волошина и Гумилева состоялась летом 1921 года в Феодосии. Волошин вспоминал (30 марта 1932 года): "Не помню уже почему - мне понадобилось зайти в контору Центросоюза. И Коля Нич *****, который там служил, спросил меня: "А вы знаете поэта такого-то?" И подсунул мне карточку: "Николай Степанович Гумилев".
   * Суворин Борис Алексеевич - петербургский журналист, сын издателя и литератора А. С. Суворина.
   ** Н. С. Гумилев.
   *** Ауслендер Сергей Абрамович (1886-1943) - писатель-прозаик, племянник М. А. Кузьмина.
   **** Е. А. Зноско-Боровский.
   ***** Нич Николай Матвеевич (1884-1942) - феодосийский служащий, соученик Волошина по гимназии.
  
   "Постой, да вот он сам, кажется". И в том конце комнаты я увидел Гумилева, очень изменившегося и возмужавшего. "Да, с Николаем Степановичем мы давно знакомы", - сказал я.
   Мы не виделись с Гумилевым с момента нашей дуэли, когда я, после его двойного выстрела, когда секунданты объявили дуэль оконченной, тем не менее отказался подать ему руку. Я давно думал о том, что мне нужно будет сказать ему, если мы с ним встретимся. Поэтому я сказал: "Николай Степанович, со времени нашей дуэли про [изо] шло слишком много разных событий такой важности, что теперь мы можем, не вспоминая о прошлом, подать друг другу руки". Он нечленораздельно пробормотал мне что-то в ответ, и мы пожали друг другу руки. Я почувствовал совершенно неуместную потребность договорить то, что не было сказано в момент оскорбления:
   - Если я счел тогда нужным прибегнуть к такой крайней мере, как оскорбление личности, то не потому, что сомневался в правде Ваших слов, но потому, что Вы об этом сочли возможным говорить вообще.
   - Но я не говорил. Вы поверили словам той сумасшедшей женщины... Впрочем... если вы не удовлетворены, то я могу отвечать за свои слова, как тогда...
   Это были последние слова, сказанные между нами. В это время кто-то ворвался в комнату и крикнул ему: "Адмирал Вас ждет, миноносец сейчас отваливает". Это был посланный Наркомси (быв[шего] адмирала) Немитца *, с которым Гумилев в это лето делал прогулку вдоль берегов Крыма..." (ИРЛИ).
   * Немитц Александр Васильевич (1879-1967) - контр-адмирал; в 1917 году (с июля по декабрь) - командующий Черноморским Флотом; с февраля 1920-го по декабрь 1921 года - командующий морскими силами РСФСР.
  
   ЧЕРУБИНА ДЕ ГАБРИАК
   (ЕЛИЗАВЕТА ДМИТРИЕВА)
  
   Написано, как свидетельствует дата под "Исповедью" Черубины, осенью 1926 года в Ленинграде.
   Текст - по рукописной копии, снятой Клавдией Лукьяновной Архипповой (1900-1976), вдовой Евгения Яковлевича Архиппова, для В. П. Купченко в марте 1973 года.
   В рукописной копии основному тексту предшествует фрагмент из письма Черубины к Е. Я. Архиппову: "Я только Вам могу рассказать правду о своем отношении к Николаю Степановичу Гумилеву. Почему Вам, Евгений, - не знаю. Думаю, что, может быть, из-за Ваших глаз. А Ваши глаза так много видели.. При жизни моей обещайте "Исповедь" никому не показывать, а после моей смерти - мне будет все равно".
   1 Архиппов Евгений Яковлевич (1882-1950) - библиограф, педагог, критик (псевдоним Д. Щербинский). Собирал все стихи Е. И. Дмитриевой ("том в 351 лист"), написал две статьи о ее творчестве. Был с ней в переписке (с 1921-го по 1928 г.) и составил ее "Автобиографию" по ее письмам.
   2 Окончив Царскосельскую гимназию в 1906 году, Гумилев уехал в Париж, где слушал лекции в Сорбонне, изучал живопись и французскую литературу.
   3 Себастьян Гуревич - художник, принимавший участие в журнале "Сириус", издававшимся Гумилевым в Париже.
   4 "Романтические цветы" - книга стихов Гумилева, вышедшая в Париже в 1908 году.
   5 Гумилев впервые был в Африке осенью 1908 года (два месяца в Египте).
   6 Ср. стихотворение Е. Дмитриевой, написанное 5 ноября 1925 года:
   Да, целовала и знала
   Губ твоих сладкий след,
   Губы губам отдавала,
   Греха тут нет.
   От поцелуев губы
   Только алей и нежней.
   Зачем же так были грубы
   Слова обо мне?
   Погас уж четыре года
   Огонь твоих серых глаз.
   Слаще вина и меда
   Был пашей встречи час.
   Помнишь, сквозь снег над порталом
   Готической розы цветок?
   Как я тебя обижала!
   Как ты поверить мог!
   7 Маковский вспоминал: "Гумилев был влюбчив до крайности. К тому же привык "побеждать"..." Далее он называет Гумилева "повесой из повес, у которого на моих глазах столько завязывалось и развязывалось романов "без последствий"..." (Маковский С. На Парнасе "Серебряного века". Мюнхен, 1962. С. 203, 210). Николай Оцуп * подтверждает: "...считая себя уродом, он тем более старался прослыть Дон Жуаном, бравировал, преувеличивал. Позерство, идея, будто поэт лучше всех других мужчин для сердца женщин, идея романтически-привлекательная, но опасная, - вот черты, от которых Гумилев до конца своих дней не избавился" (Оцуп Н. Литературные очерки. Париж, 1961. С. 21).
   * Оцуп Николай Авдиевич (1894-1958) - поэт и критик.
  
   8 16 сентября 1921 года Елизавета Ивановна напишет такие стихи:
   ПАМЯТИ АНАТОЛИЯ ГРАНТА
   Памяти 25 августа 1921 г. *
   * 24 августа 1921 года в Петрограде был расстрелян Н. С. Гумилев.
  
   Как-то странно во мне преломилась
   Пустота неоплаканных дней.
   Пусть Господня последняя милость
   Над могилой пребудет твоей.
   Все, что было холодного, злого,
   Это не было ликом твоим.
   Я держу тебе данное слово
   И тебя вспоминаю иным.
   Помню вечер в холодном Париже,
   Новый мост, утонувший во мгле...
   Двое русских, мы сделались ближе,
   Вспоминая о Царском Селе.
   В Петербург мы вернулись - на север.
   Снова встреча. Торжественный зал.
   Черепаховый бабушкин веер
   Ты, стихи мне читая, ломал.
   После в "Башне" привычные встречи,
   Разговоры всегда о стихах,
   Неуступчивость вкрадчивой речи
   И земная цепкость в словах.
   Строгих мэтров мы чтили законы
   И смеялись над вольным стихом,
   Мы прилежно писали канцоны
   И сонеты писали вдвоем.
   Я ведь помню, как в первом сонете
   Ты нашел разрешающий ключ...
   Расходились мы лишь на рассвете,
   Солнце вяло вставало меж туч.
   Как любили мы город наш серый,
   Как гордились мы русским стихом...
   Так не будем обычною мерой
   Измерять необычный излом.
   Мне пустынная помнится дамба,
   Сколько раз, проезжая по ней.
   Восхищались мы гибкостью ямба
   Или тем, как напевен хорей.
   Накануне мучительной драмы...
   Трудно вспомнить... Был вечер... И вскачь
   Над канавкой из "Пиковой дамы"
   Полетел петербургский лихач.
   Было скапано слово неверно...
   Помню ясно сияние звезд...
   Под копытами гулко и мерно
   Простучал Николаевский мост.
   Разошлись... Не пришлось мне у гроба
   Помолиться о вечном пути,
   Но я верю - ни гордость, ни злоба
   Не мешали тебе отойти.
   В землю темную брошены зерна,
   В белых розах они расцветут...
   Наклонившись над пропастью черной,
   Ты отвел человеческий суд.
   И откроются очи для света.
   В небесах он совсем голубой.
   И звезда твоя - имя поэта
   Неотступно и верно с тобой
   Екатеринодар
  
   МАРИНА ЦВЕТАЕВА
  
   Воспоминания Марины Ивановны Цветаевой написаны в Кламаре - пригороде Парижа - в 1932 году. 16 октября 1932 г. Цветаева сообщала в письме А. Тесковой: "...за плечами месяц усиленной, пожалуй даже - сверх силы - работы, а именно галопом, спины не разгибая, писала воспоминания о поэте М. Волошине. <...> Писала, как всегда, одна против всех, к счастью, на этот раз только против всей эмигрантской прессы, не могшей простить М. Волошину его отсутствия ненависти к Советской России". В том же году Цветаевой создан стихотворный цикл, посвященный памяти Волошина: "Ici - haut" *
   * "Здесь - в поднебесье" (франц.)
  
   "Живое о живом" впервые напечатано - с купюрами, не согласованными с автором, - в журнале "Современные записки" (Париж, 1933. N 52 и 533).
   Текст - по кн.: Цветаева М. Соч. в 2-х т. Т. 2. (М., 1984) - с восстановлением сделанных там сокращений.
   1 11 марта 1913 года в "Московской газете" появилось интервью Волошина, данное им журналисту Е. Я. (Е. Л. Берштейну). Отвечая на вопрос о пресловутом "хитоне", Волошин сказал: "Уже двадцать лет, как я живу в Коктебеле. Эта пустынная долина стала за последние пять лет заселяться людьми и сплетнями, отсюда и легенда о моих костюмах. Хитонами их назвать никак нельзя - это длинные блузы ниже колен византийского (т. е. русской рубахи) покроя. Так как я люблю ходить босиком и из-под рубашки видны только голые ноги, то приезжих весьма интересует вопрос: есть ли под рубахой штаны? Если это может успокоить встревоженное общественное мнение литературной России, я могу Вам ответить: да, я ношу под рубахой штаны. Поражаться нужно, как, зачем и почему это может интересовать кого-нибудь?.."
   2 Описывая свое знакомство с Волошиным, М. Цветаева несколько смещает факты (по мнению А. Саакянц *, умышленно). 1 декабря 1910 года Цветаева подарила Волошину (в издательстве "Мусагет") свою книгу "Вечерний альбом" (М., 1910). 2 декабря Волошин написал стихотворение "К Вам душа так радостно влекома...", посвященное Цветаевой. А 11 декабря 1910 г. в московской газете "Утро России" появилась волошинская статья "Женская поэзия", где анализируется "Вечерний альбом". Эту статью Волошин принес Цветаевой, по-видимому, 22 декабря того же года.
   * См.. Цветаева М. Соч. в 2-х т., Т 2. М., 1984. С. 470.
  
   3 В своей статье Волошин не называет ни одного имени французских поэтесс - только русских: Любови Столицы, Аделаиды Герцык, Маргариты Сабашниковой, Черубины де Габриак.
   4 Вероятно, в Кламаре у Цветаевой не было текста волошинской статьи "Женская поэзия", и она писала о ней по памяти. Строка "Если думать - то где же игра?" (из стихотворения Цветаевой "Утомленье") в этой статье Волошина не приводится.
   5 Наполеону II (герцогу Рейхштадскому, 1811-1832) - единственному сыну Наполеона и Марии-Луизы - посвящена пьеса Э. Ростана "Орленок". Французская актриса Сара Бернар (1844-1923) играла герцога Рейхштадского в этой пьесе.
   6 Пчелы были воспроизведены на гербе Наполеона.
   7 Наполеон II при рождении получил титул короля Римского, а после падения отца потерял право наследника и был лишь австрийским герцогом.
   8 Волошин увлекался хиромантией и смотрел ладони многих близких людей. 22 декабря 1913 года он рекомендовал в письме Е. Я. Эфрон, заинтересовавшейся хиромантией: "Теорию нужно знать, конечно, но главное - практика и умение говорить. Если хочешь - я тебе дам летом несколько - не уроков, но мудрых наставлений из своего опыта. <...> А относительно знаков - это большая путаница. Единственное, что верно, - это планетные типы - их надо уметь различать и комбинировать. Но постепенно вырабатывается чувство человека - это главное" (ИРЛИ). Сохранился и образец гадания Волошина: описание руки В. И. Сурикова, сделанное им 3 января 1913 года (см.: Волошин М. Суриков. Л., 1985).
   9 Речь здесь о Лидии Александровне Тамбурер (1870-ок. 1940) - зубном враче, друге семьи Цветаевых. Юлий Сергеевич - муж Л. А. Тамбурер.
   10 Впоследствии М. Цветаева высоко оценила мемуары легендарного искателя приключений Джакомо Казановы (1725- 1798) и использовала их в своем творчестве, написав пьесы "Приключение" и "Феникс".
   11 О "Трагическом зверинце" Л. Д. Зиновьевой-Аннибал см. в 36-м примечании к воспоминаниям М. Сабашниковой. "Аксель" - драма Огюста Вилье де Лиль-Адана (1838-1889), переведенная Волошиным.

Другие авторы
  • Герцо-Виноградский Семен Титович
  • Гретман Августа Федоровна
  • Лукьянов Иоанн
  • Ибрагимов Лев Николаевич
  • Ярцев Алексей Алексеевич
  • Тэн Ипполит Адольф
  • Бестужев-Рюмин Константин Николаевич
  • О.Генри
  • Каченовский Дмитрий Иванович
  • Вега Лопе Де
  • Другие произведения
  • Страхов Николай Николаевич - Некрасов и Полонский
  • Дружинин Александр Васильевич - Литературная летопись. Разные известия
  • Шекспир Вильям - Отрывки из Шекеспировых трагедий
  • Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Вячеслав Иванов и Лидия Шварсалон: первые письма
  • Дмитриева Валентина Иововна - В. И. Дмитриева: биографическая справка
  • Шекспир Вильям - Начало комедии "Мера за меру"
  • Каменский Анатолий Павлович - Ничего не было
  • Подъячев Семен Павлович - Карьера Захара Федорыча Дрыкалина
  • Островский Александр Николаевич - Воевода (Сон на Волге)
  • Шишков Александр Семенович - Рассуждение о любви к Отечеству
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 459 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа