Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - В. Маяковский в воспоминаниях современников, Страница 32

Маяковский Владимир Владимирович - В. Маяковский в воспоминаниях современников



="justify">   Зайцев:
   - Товарищи! Рабочие не понимают Маяковского из-за маяковской манеры разбивать строчки.
   На трибуне поэт. Он отвечает наглецу:
   - Лет через пятнадцать-двадцать культурный уровень трудящихся повысится, и все мои произведения станут понятны всем.
   Поэт уступает место следующему наглецу из студентов, Михееву. Этот говорит:
   - Пусть Маяковский докажет, что его через двадцать лет будут читать. (Смех.) Если товарищ Маяковский не докажет этого, не стоит заниматься писанием.
   Председательствующий передает поэту записку. Маяковский читает: "Какова идея стихотворения "Солнце?"
   Ответ:
   - Это стихотворение шуточное. Основная его мысль - свети, несмотря на безрадостную действительность!
   Михеев, стоящий на лесенке трибуны:
   - Как безрадостную?
   Следующий оратор, кажется Макаров:
   - Маяковский поэт. А я - люблю поэзию. Люблю читать стихи. Я люблю всех поэтов, могу читать любого. (Смех.) Маяковского я не мог читать ни в какой аудитории. (Слушатели шумят. Шум увеличивается.) Тише, товарищи! Тише! Да, не мог читать. А я - ничего декламирую...
   Слушатели смеются, шумят, говорить не дают. Болван онемел, но с трибуны не сходит.
   Из последних рядов женский голос нахально и пискливо:
   - А что вы написали о Ленине?
   Еще голос:
   - Прочтите "Мы не верим".
   Поэт опять на трибуне. Распростер правую руку над нами. Обращается к слушателям:
   - Тихо, товарищи!
   Вытесняет предыдущего оратора, пытавшегося говорить, объявляет:
   - Я читаю о смерти Ленина.
   Излагает план поэмы и начинает читать со слов: "Если бы выставить в музее плачущего большевика..." - читает до конца. Читает с потрясающей силой. Слушатели отвечают бурными аплодисментами. Все взволнованы.
   Вытесненный с трибуны болван появляется снова и заявляет:
   - Маяковский говорит, что уже двадцать лет пишет. Но он много говорит о себе, много себя восхваляет. Нужно бросить это дело. Маяковскому нужно заняться настоящей работой.
   Поэт, потрясенный наглой брехней, опять вытесняет наглеца и взволнованно заявляет:
   - Предыдущий оратор говорил глупости: за сорок пять минут я ничего не говорил о себе.
   Голос:
   - Надо доказать.
   Поэт предлагает поднять руки тем, кто не понимает его стихи. Поднимают приблизительно двадцать пять процентов слушателей.
   Я не успеваю записывать.
   Поэт читает записку и заявляет:
   - Мне говорят, что я не пишу о деревне, о колхозах. Если бы вы читали газеты, прочли бы "Урожайный марш" и "Марш двадцати пяти тысяч". Беда не в том, что я не пишу о колхозах, а в том, что о них не пишет никто. (Смех.)
   Слово получает студент Честной:
   - Многие отнекиваются от Маяковского словами "непонятен". Для меня Маяковский не непонятен, а не воспринимаем. (Смех.) Я считаю, что Маяковский прав, что его будут понимать через более или менее продолжительный промежуток времени, через десятилетия.
   Слово получает студент Крикун (оратор пьяный):
   - Как отсталые рабочие воспринимают реконструкцию народного хозяйства и прежде всего той промышленной единицы, в которой они сами работают? Инертно, с некоторым сопротивлением. Реконструкцию литературы, которую производит Маяковский, воспринимают инертно, консервативно, в штыки. Ориентация писателя должна быть на пролетариат. У Маяковского правильная ориентация. Но Маяковский делает перегибы в своей работе, как партийцы в своей политической деятельности. Есть у Маяковского стихотворение, в котором на полутора страницах повторяется тик-так, тик-так.
   Поэт порывисто бросается на трибуну и протестующе, с яростным гневом заявляет:
   - Товарищи! Он врет! У меня нет такого стихотворения! Нет!!
   На трибуне оба оратора. Пьяному студенту Крикуну еще удается крикнуть:
   - Читаемость Маяковского слаба, потому что есть в работе Маяковского перегибы.
   Поэт очень громко, яростно:
   - Я хочу учиться у вас, но оградите меня от лжи... Чтобы не вешали на меня всех дохлых собак, всех этих "стихов", которых у меня нет. Таких стихов, которые приводили сейчас, у меня нет! Понимаете? - Нет!! (Аплодисменты.) Я утверждаю, что вся моя поэзия такая же понятная, как поэма "Владимир Ильич Ленин"!
   Опять слово просит Макаров. Он приводит примеры непонятных стихов:
   1. "Вывескам":
  
   Читайте железные книги!
   Под флейту золоченой буквы
   полезут копченые сиги
   и золотокудрые брюквы.
   А если веселостью песьей
   закружат созвездия "Магги" -
   бюро похоронных процессий
   свои проведут саркофаги.
  
   2. "А вы могли бы?" (Читает все стихотворение.)
   3. "А все-таки". ("Все эти, провалившиеся носами, знают: я - ваш поэт".)
   4. "Война объявлена":
  
   Морду в кровь разбила кофейня,
   зверьим криком багрима:
   "Отравим кровью игры Рейна!
   Громами ядер на мрамор Рима!"
  
   - Имеет ли все это отношение к революции? Все написано о себе. Все это непонятно.
   Поэт опять на трибуне:
   - Это написано в тысяча девятьсот девятом и тысяча девятьсот десятом годах. Вырывать куски, строчки из контекста и этим доказывать непонятность - значит заниматься демагогией. Возьмите, например "...но паразиты - никогда..." Что это значит? Какие насекомые - блохи, клопы? Что они "никогда"?! Это не имеет никакого отношения к борьбе пролетариата с капиталом, потому что это вырвано из контекста.
   Поэт читает стихотворение "А вы могли бы?" и говорит, что "это должно быть понятно каждому пролетарию. Если пролетарий этого не поймет, он просто малограмотен. Нужно учиться. Мне важно, чтобы вы понимали мои вещи".
   Поэт ждет новых реплик, выступлений. Слушатели молчат.
   Поэт:
   - Почему вы молчите?
   Никто не отвечает и не просит слова.
   Поэт:
   - Если вы замолчали, значит, стало понятно. Я прочту из "Хорошо!".
   Принимают очень хорошо.
   К поэту подходит еще один студент. Он жалуется на непонятность стихотворения. Маяковский тихо спрашивает: какое стихотворение, где напечатано?
   Маяковский обращается к аудитории:
   - Товарищи! Выясняется: стихотворение, которое непонятно, не мое, а Хлебникова. (Хохот, аплодисменты.) Так всегда бывает: или не мое стихотворение, или так вырван кусок, что получается бессмыслица.
   Маяковский с возмущением колет клеветников и невежд остротами, которые я не успеваю записывать.
   Из последних рядов раздается женский крик.
   - Что значит этот высоко-придыхательный голос? (Смех.)
   Студентка вскакивает и что-то тараторит, кривляясь. Весь шум перекрывают громовые раскаты баса. Я уже больше не могу писать. Смотрю то вверх на оратора, то в аудиторию. Спрашиваю Бессонова: что делать, как успокоить Владимира Владимировича.
   Общий накал увеличивается. Кто-то пытается что-то кричать. Та же студентка протестующе машет рукой.
   Маяковский:
   - Не машите ручкой, от этого груши с дерева не ссыпятся, а здесь человек на трибуне.
   Дальше цитатами из выступлений студентов он доказывает их безграмотность в поэзии, говорит с большой обидой на упреки:
   - Я поражен безграмотностью аудитории. Я не ожидал такого низкого уровня культурности студентов высокоуважаемого учреждения.
   Из первого ряда (за моей спиной) очкастый кричит:
   - Демагогия!
   Маяковский, обращаясь в сторону крика:
   - Демагогия?! - Обращаясь к аудитории:- Товарищи! Это демагогия?!
   Очкастый не унимается, он встал и кричит:
   - Да, демагогия.
   Я в отчаянии схватил со стола пустой графин и бросился к выходу. Лавут меня остановил. Я ему поверил, что так бывало на выступлениях Маяковского и Маяковский всегда побеждал.
   Маяковский, перекинувшись через край трибуны, с ненавистью смотрит на кричащего идиота и со всей страшной силой голоса приказывает:
   - Сядьте!!
   Идиот не садится и орет.
   Большой шум в аудитории. Все встают.
   - Сядьте! Я вас заставлю молчать!!!
   Все притихли. Садятся. Владимир Владимирович очень устал. Он, шатаясь, спускается с трибуны и садится на ступеньки. Полная тишина.
   Он победил.
   Председательствующий:
   - Есть предложение разговоры прекратить и читать стихи.
   Просит читать "Левый марш".
   Маяковский читает. Начинает с необычайной разбивкой первой строки:
  
   Ррраз-
  
   ворачивайтесь
  
  
  
  
  
  в марше!
  
   Принимают хорошо. Бурные аплодисменты.
   - Этот марш вдохновлял матросов, когда они штурмовали капитал.
   И еще говорит о своих любимых строчках, которые распевали красногвардейцы, когда шли на штурм Зимнего.
  
   Ешь ананасы, рябчиков жуй,
   День твой последний приходит, буржуй.
  
   - Товарищи! Сегодня наше первое знакомство. Через несколько месяцев мы опять встретимся. Немного покричали, поругались. Но грубость была напрасна. У вас против меня никакой злобы не должно быть. А теперь, товарищи, дадим слово товарищу Бессонову. Послушайте его.
   Владимир Владимирович у выходной двери в аудитории одевается.
   Бессонов говорит о выставке, об Ударной бригаде. Маяковский старается незаметно уйти. Вместе с ним уходит четверть аудитории.
   Бессонов говорит об отчете поэта перед активом комсомола Красной Пресни...
   Вдруг возвращается Лавут. Оказывается, Владимир Владимирович забыл палку. Лавут потом говорил, что этого никогда не случалось.
   ...Бессонов предлагает прослушать резолюцию, принятую краснопресненским активом комсомола, и утвердить ее на данном собрании. Читает:
   "Мы, комсомольский актив Краснопресненского района, заслушав отчет Владимира Владимировича Маяковского о двадцатилетней работе, присоединяемся к следующим предложениям Ударной бригады, принятым на собрании читателей в Клубе писателей 15 февраля 1930 года, и утверждаем следующие предложения:
   1. Передать выставку "20 лет работы Маяковского" в союзные республики.
   2. Перевести произведения Маяковского на иностранные языки и языки нацменьшинств.
   3. Издать произведения Маяковского в дешевой библиотеке Гиза. Причем рабочая редакция "Комсомольской правды" предлагает издать в серии "Копейка".
   4. Просить Публичную библиотеку им. Ленина организовать снабжение районных библиотек книгами Маяковского.
   5. Составить программу изучения произведений Маяковского для средней школы и вузов.
   6. Обратиться к композиторам с просьбой написать музыку к маршам и песням Маяковского.
   7. Маяковскому - читать свои новые произведения на активе комсомола Красной Пресни.
   8. Просить Маяковского принять участие в налаживании работы рабочих литкружков.
   9. Созвать в Доме комсомола Красной Пресни конференцию библиотечных работников и преподавателей литературы совместно с представителями от рабочего читателя.
   10. Поручить Дому комсомола совместно с Литературным музеем издать сборник критических материалов - критику читателя и марксистские исследования произведений поэта.
   11. Просить Народный комиссариат просвещения поставить перед Совнаркомом вопрос о присвоении Маяковскому звания народного поэта Республики".
   Резолюцию ставят на голосование.
   За - большинство, но не все.
   Против - никто не голосует против.
  

Примечания

   Настоящая книга является первым опытом издания сборника воспоминаний о Маяковском. Мемуарная литература о поэте очень обширна. Она представлена рядом воспоминаний, вышедших отдельными книгами, несколькими сборниками, в которых наряду со статьями и прочими материалами о Маяковском, печатались и воспоминания о нем ("Альманах с Маяковским", М. 1934; "Маяковскому", Л. 1940; "Маяковский в Грузии", Тбилиси, 1936; "Маяковский в Ростове", Ростов-на-Дону, 1940 (первое издание), 1950 (второе издание) и др.) и многочисленными воспоминаниями, рассеянными по страницам различных журналов и газет. Общее количество воспоминаний, появившихся в печати Советского Союза и за рубежом, насчитывает около тысячи названий. Естественно, что в пределах одного сборника невозможно сколько-нибудь полно представить этот огромный материал. Так, не включены в него, например, воспоминания о Маяковском его зарубежных современников, связанные с поездками поэта в Чехословакию, Польшу, Германию, Францию, Мексику, Америку. В числе этих воспоминаний только мемуары чешских писателей составили целый сборник, изданный под названием "Наш Маяковский" в Праге в 1951 г. Не отражена в сборнике тема Маяковский и дети, которой был посвящен вышедший в 1960 г. специальный сборник "Наш Маяковский". Воспоминания о поездках Маяковского и его выступлениях в городах Советского Союза могли бы составить целый сборник. Подробнее всего эта сторона деятельности поэта в 1926-1930 гг. освещена в воспоминаниях П. И. Лавута "Маяковский едет по Союзу". Поскольку эти воспоминания выходят в ближайшее время отдельной книгой в издательстве "Советская Россия", в сборник они не включены.
   В сборник вошли наиболее значительные и ценные по содержащемуся в них фактическому материалу воспоминания, связанные с различными этапами жизни и деятельности Маяковского.
   Некоторые воспоминания, вошедшие в сборник, хорошо известны читателям (например, воспоминания А. А. Маяковской, К. И. Чуковского, Л. А. Кассиля, Н, Н. Асеева и др.). Значительная часть воспоминаний заново отредактирована и дополнена авторами для наст, издания (воспоминания Р. Я. Райт, С. Я. Сенькина, Л. Ю. Брик, A. А. Мгеброва и др.). Целый ряд воспоминаний печатается впервые (воспоминания П. Г. Антокольского, О. В. Гзовской, С. С. Медведева, М. Ф. Сухановой и др.). Впервые публикуется полный текст воспоминаний П. В. Незнамова. В "Приложении" впервые публикуются стенографические записи воспоминаний И. Б. Карахана, B. И. Вегера, М. К. Розенфельда и протокольная запись последнего выступления Маяковского, сделанная В. И. Славинским. Ряд неопубликованных воспоминаний использован в примечаниях.
   При подготовке сборника был использован фонд стенограмм и рукописей воспоминаний о Маяковском, собранный Библиотекой-Музеем В. В. Маяковского.
   Расположение материала условно-хронологическое, по основным этапам биографии поэта. Поскольку ряд воспоминаний охватывает события и факты разных лет, в сборнике, при соблюдении общего хронологического принципа, сделаны некоторые тематические объединения (например, воспоминания о Маяковском-драматурге).
   В совокупности представленные в сборнике воспоминания дают возможность увидеть поэта на протяжении всей его жизни, от детских и юношеских лет до последних дней. Однако не все периоды и существенные факты литературной деятельности Маяковского отражены в воспоминаниях с желаемой полнотой. Наиболее скупо говорят мемуаристы о литературной борьбе конца двадцатых годов, позициях, роли и месте, которые занимал в ней Маяковский.
   С воспоминаниями о Маяковском выступило немало писателей и поэтов, но еще в долгу перед ним и перед потомками некоторые активные участники прошлых литературных боев, его соратники и противники, в долгу многие из тех "хороших и разных" поэтов, которые знали и высокое одобрение, и строгую критику Маяковского.
  

Список условных сокращений

   БММ - Государственная Библиотека-Музей В. В. Маяковского.
   ИРЛИ - Рукописный отдел Института русской литературы АН СССР (Пушкинский дом).
   Маяковский - Полн. собр. соч. В. В. Маяковского в тринадцати томах, Гослитиздат, М. 1955-1961.
   ЦГАЛИ - Центральный государственный архив литературы и искусства.
   ЦГАОР - Центральный государственный архив Октябрьской революции.
  

А. А. Маяковская

Детство и юность Владимира Маяковского

   Маяковская Александра Алексеевна (1867-1954) - мать поэта.
   Воспоминания печатаются по тексту книги: А. А. Маяковская, Детство и юность Владимира Маяковского, Детгиз, М.-Л. 1953.
   В сборник включены воспоминания, относящиеся к 1893-1915 годам.
  
   1 В автобиографии "Я сам" Маяковский писал: "Какая-то "Птичница Агафья". Если б мне в то время попалось несколько таких книг - бросил бы читать совсем. К счастью, вторая - "Дон-Кихот". Вот это книга! Сделал деревянный меч и латы, разил окружающее" (Маяковский, I, 12). "Птичница Агафья" - рассказ для детей младшего возраста К. В. Лукашевич.
   2 Цитата из стихотворения "Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви".
   3 Распространенная в годы первой русской революции песня неизвестного автора "К солдату".
   4 Сатирическое стихотворение неизвестного автора. В нем высмеивается первая речь, которую произнес после своего вступления на престол Николай Второй перед депутатами от земств и городов, назвав их надежды на конституцию "бессмысленными мечтаниями".
   5 Профессор философии С. Н. Трубецкой был избран в 1905 году ректором Московского университета. Прибыв в Петербург для объяснения с министром просвещения по поводу требования закрытия университета, скоропостижно скончался. Его похороны в Москве вызвали манифестацию учащейся молодежи.
   Панихида по Трубецкому была отслужена в тифлисской первой мужской гимназии. Вскоре после этого - 22 октября 1905 г. - правительством была устроена в Тифлисе монархическая демонстрация, о которой пишет Маяковский в письме к сестре, как о "новой, блестящей" победе, одержанной казаками в городе Тифлисе. В Кутаисе в мужской и женской гимназиях, по требованию учащихся, была отслужена панихида по Трубецкому, а также по рабочим, убитым казаками в Тифлисе.
   6 Имеется в виду сходка кутаисских учащихся, требовавших отмены приказа о повышении платы за обучение в гимназии.
   7 Перечислены следующие брошюры: А. Бебель "Положение женщины в настоящем и будущем", Одесса, изд. "Буревестник", 1905; В. Бракке "Долой социал-демократов", несколько изданий; Ж. Лонге "Социализм в Японии", несколько изданий; Ф. Лассаль "Программа работников", несколько изданий; К. Каутский и Б. Шенланк "Идеи марксизма в германской рабочей партии", Спб. 1905; "Буржуазия, пролетариат и коммунизм" - под этим названием издан "Манифест Коммунистической партии" К. Маркса и Ф. Энгельса. Одесса, изд. Алексеевой, 1905, там же второе издание с предисловиями авторов и Г. В. Плеханова.
   8 Слова из арии князя Игоря в опере Бородина "Князь Игорь".
   9 Романс Шуберта "В путь".
   10 Из автобиографии "Я сам"
  

С. С. Медведев

Из воспоминаний

   Медведев Сергей Сергеевич, (род. в 1891 г.) - товарищ Маяковского в его гимназические годы в Москве, ныне - действительный член Академии наук СССР, химик.
   Воспоминания печатаются впервые по рукописи, в основу которой положена стенограмма воспоминаний автора 1938 г. (БММ).
  
   1 В автобиографии "Я сам" Маяковский писал: "Третья гимназия издавала нелегальный журнальчик "Порыв". Обиделся. Другие пишут, а я не могу?! Стал скрипеть. Получилось невероятно революционно и в такой же степени безобразно. Вроде теперешнего Кириллова. Не помню ни строки. Написал второе. Вышло лирично. Не считая таковое состояние сердца совместимым с моим "социалистическим достоинством", бросил вовсе" (Маяковский, I, 16).
   Общее направление журнала характеризует передовая статья первого номера, вышедшего в феврале 1907 г. В частности, в ней говорилось: "В настоящее время, когда политическая и общественная жизнь бьет ключом, когда народ охвачен революционным движением, а все растущая реакция хочет во что бы то ни стало подавить это движение... неужели теперь, в это горячее, страстное время, мы должны закрыть глаза на все, что делается перед нами, и молча пройти мимо. Неужели мы должны говорить лишь об искусстве, литературе, об академической жизни, теперь, когда именно политические и общественные вопросы... могут и должны служить главным предметом обсуждения" (Е.З. Балабанович, Журнал "Порыв".- Известия АН СССР. Отделение литературы и языка, т. XV, вып. 3, 1956, стр. 261).
   2 О первых пропагандистских беседах Маяковского вспоминает один из организаторов рабочих кружков А. А. Самойлов. В 1908 году он работал по организации рабочих политических кружков в центральном районе Москвы.
   "Нами был организован кружок по изучению политической экономии. Руководителем кружка был пропагандист товарищ Владимир (Гзовский). Занятия кружка происходили в помещении детского сада Альтгаузен у Красных ворот...
   Однажды на занятие кружка товарищ Владимир привел с собой молодого человека высокого роста, широкоплечего, в серой гимназической шинели, в лохматой черной папахе. Его он рекомендовал нам как хорошего пропагандиста, который и будет вести наш кружок по политической экономии дальше.
   Партийная кличка нового пропагандиста была "товарищ Константин". Он приступил к проведению занятия. Все слушали его внимательно, но чувствовалось, что слушатели оставались чем-то недовольны. По дороге домой после кружка я сказал товарищу Константину, что в нашем кружке нужно говорить гораздо проще, чем говорил он, и слушатели кружка не совсем разобрались в том, что он им рассказал, не все дошло до их сознания. Товарищ Константин обещал к следующему разу подготовиться и провести занятие более популярно.
   И действительно, на следующем занятии кружка он уже вполне удовлетворил слушателей: говорил он с огоньком, но просто и понятно для слушателей, которые оживленно обсуждали тему, задавали вопросы и т. д. Холодок, появившийся между руководителем и слушателями, пропал бесследно...
   Таким образом товарищ Константин провел пять-шесть занятий кружка. Он говорил, что ему много приходится готовиться к занятиям в кружке не по содержанию лекции, а как ее преподнести слушателям.
   Однажды собрался кружок на занятие, но товарищ Константин, всегда очень аккуратно приходивший на занятия, не явился. Вскоре мы узнали, что он арестован. Нового пропагандиста нам в это время не дали, и кружок распался" (А. А. Самойлов, Встречи с товарищем Владимиром Владимировичем Маяковским.- Рукопись, 1953, БММ).
   3 В Строгановское художественно-промышленное училище (в приготовительный класс) Маяковский поступил осенью 1908 г.
  

И. И. Морчадзе

Владимир Владимирович Маяковский

   Морчадзе Исидор Иванович (1887-1956) - профессиональный революционер, после революции советский служащий. Был одним из основных организаторов побега тринадцати политкаторжанок из Новинской женской тюрьмы в 1909 г. По обвинению в причастности к организации этого побега был арестован Маяковский. В автобиографии "Я сам" Маяковский об этом пишет: "Живущие у нас (Коридзе (нелегальн. Морчадзе), Герулайтис и др.) ведут подкоп под Таганку. Освобождать женщин каторжан. Удалось устроить побег из Новинской тюрьмы. Меня забрали..." (Маяковский, I, 17).
   Воспоминания печатаются впервые по рукописи (БММ).
   В сборник включена первая часть воспоминаний. В опущенной части И. И. Морчадзе пишет об отдельных встречах с Маяковским в советские годы. Из них представляет интерес его рассказ о намерении Маяковского написать сценарий для кинокартины "Побег 13-ти политкаторжанок из Новинской женской каторжной тюрьмы". Для этого сценария Маяковский просил И. И. Морчадзе снабдить его материалами. "Я охотно рассказывал, а он записывал... Он сам увлекался записанным материалом и обещал написать великолепный сценарий, веселый, уморительный... Однажды он весело начал мне рассказывать такие подробности побега, что я был изумлен знанием всех деталей побега. Оказалось, что он... взял разрешение к документам о нашем процессе в Военно-Окружном суде, хранящимся и поныне в Центроархиве Музея революции. Когда и я попал к этим документам... <чтобы> написать воспоминания о побеге тринадцати политкаторжанок (см. мою статью в журнале "Ссылка и каторга", No 7 за 1929 г.) для Истпарта, то мне показали там регистрационную карточку Владимира Маяковского, что он действительно первый был допущен к этим документам... Долго были разговоры о будущей кинокартине, но обещанная кинокартина так и не появилась на свет".
   Других сведений о намерении Маяковского написать этот сценарий не известно.
  
   1 Сведения не точны: Людмила Владимировна Маяковская училась в Тифлисе в гимназии святой Нины (окончила в 1902 г.). Там же сперва училась Ольга Владимировна, с 1901 г. она перевелась в Кутаисскую женскую гимназию.
   2 По документам Московского охранного отделения, И. Морчадзе был прописан на квартире Маяковских на Долгоруковской улице по паспорту Сергея Сергеевича Коридзе 19 августа 1908 г. Начиная с 16 августа 1908 г. он попал под кличкой "Субботний" в дневники наблюдения полиции за Маяковским (см. статью В. Земскова "Участие Маяковского в революционном движении", "Литературное наследство", т. 65, М. 1958, стр. 492).
   3 Имеется в виду К. В. Сцепуро (И. М. Герулайтис).
   4 Подробное изложение организации побега дано в статье И. Морчадзе "Организация побега 13 политкаторжанок в 1909 г.".- Журнал "Каторга и ссылка", М. 1929, No 7, стр. 88-107, и в статье Е. Никитиной "Наш побег" - там же, стр. 111-135.
   5 Л. В. Маяковская вспоминает: "После неудачи подкопа под Таганскую тюрьму было решено организовать побег из женской политической тюрьмы в Новинском переулке. У нас в квартире жил тогда наш земляк - Исидор Иванович Морчадзе (С. С. Коридзе), участник декабрьского вооруженного восстания 1905 года, человек действия, смелый и решительный. Он был одним из главных организаторов этого подкопа. Хорошо зная нас и доверяя нам, он привлек нашу семью для участия в подготовительных работах. На наше имя получалась конспиративная корреспонденция, у нас устраивались встречи для переговоров. Мама организовывала ночлег нелегальным, шила колпаки для земляных работ и т. п. К нам принесли коричневые гимназические платья для образца и переделки и тонкий материал для пошивки платьев и передников будущим беглянкам. Мама, сестра и я вечерами и по ночам торопливо шили и переделывали, из предосторожности предварительно заперев двери комнаты. В комнате Володи смолили канат. По квартире распространялся запах смолы, что могло возбудить подозрение, и сильно нас беспокоило. Все приготовления, конечно, держались в глубокой тайне" (Л. В. Маяковская, Пережитое, Тбилиси, 1957, стр. 73).
   6 Маяковский попал в засаду и был арестован 2 июля 1909 г., на следующий день после побега политкаторжанок.
   7 Хранится у Л. В. Маяковской.
  

П. И. Келин

Маяковский в моей студии

   Келин Петр Иванович (1877-1946) - художник, в его студии Маяковский занимался в 1910-1911 гг., когда готовился к поступлению в Училище живописи, ваяния и зодчества.
   О П. И. Келине Маяковский вспоминает в автобиографии "Я сам": "Пошел к Келину. Реалист. Хороший рисовальщик. Лучший учитель. Твердый. Меняющийся.
   Требование - мастерство, Гольбейн. Терпеть не могущий красивенькое" (Маяковский, I, 19).
   Воспоминания впервые опубликованы в журнале "Искусство", М, 1940, No 3. Печатаются по этому тексту.
  
   1 Газета "Русское слово" 25 ноября 1911 г, в отчете о похоронах В. А. Серова сообщала: "У свежей могилы было произнесено несколько речей. Первыми говорили два депутата от учеников Академии художеств. Далее выступил ученик Училища живописи. Указав на тяжелые потери, которые понесло русское искусство за последние пять лет в лице Мусатова, Врубеля и, наконец, В. А. Серова, он высказался в том смысле, что лучшее чествование светлой памяти покойного - следование его заветам".
   2 Два портрета Маяковского были написаны П. И. Келиным уже много лет спустя после смерти поэта, один - в 1943 г., другой - в 1944 г. (находятся в БММ).
  
  

Л.А. Евреинова

В мастерской художника П. И. Келина

   Евреинова (Иконникова) Лидия Александровна (род. в 1894 г.) - педагог, училась одновременно с Маяковским в студии художника П. И. Келина.
   Воспоминания печатаются впервые по рукописи.
  
   1 Прошение о допущении к экзамену в Высшее художественное училище при Академии художеств Маяковский выслал 12 августа 1911 г. Он был включен в список экзаменующихся, но на экзамены не явился.
  

Л. Ф. Жегин

Воспоминания о Маяковском

   Жегин (Шехтель) Лев Федорович (род. в 1892 г.) - художник; учился вместе с Маяковским в Училище живописи, ваяния и зодчества.
   Воспоминания впервые опубликованы в "Литературной газете", М. 1935, 15 апреля. Печатаются по рукописи.
  
   1 Имеется в виду выставка "No 4", организованная М. Ф. Ларионовым в конце 1913 г.
   2 Первая книжка стихов Маяковского "Я!" вышла в мае 1913 г. Рисунки Л. Жегина и В. Чекрыгина. Обложка В. Маяковского.
   3 Цитата из стихотворения Маяковского "Из улицы в улицу".
   4 В. Брюсов в статье "Год русской поэзии (апрель 1913 - апрель 1914 гг.)" писал: "Справедливость заставляет нас, однако, повторить то, на что мы уже указывали раньше: больше всего счастливых исключений мы находим в стихах, подписанных: В. Маяковский. У г. Маяковского много от нашего, "крайнего" футуризма, но есть свое восприятие действительности, есть воображение и есть умение изображать. Конечно, не хитро сочинить метафору:
  
   Я сошью себе штаны из бархата голоса моего
   и по Невскому мира...
  
   Но как в маленьком сборнике г. Маяковского, так и в его стихах, помещенных в разных сборниках, и в его трагедии, встречаются и удачные стихи, и целые стихотворения, задуманные оригинально" (журнал "Русская мысль", П. 1914, No 5, стр. 30-31).
   "Медного всадника русской речи" - неточная цитата из стихотворения В. Эльснера "Валерию Брюсову": "Ты русской речи всадник медный, стоишь над нами вознесен" (В. Эльснер, Выбор Париса, М. 1913).
  

В. К. Лившиц

Из книги "Полутораглазый стрелец"

  
   Лившиц Бенедикт Константинович (1886-1939) - поэт, входил в группу футуристов.
   Печатается отрывок из книги воспоминаний Б. Лившица об истории русского футуризма "Полутораглазый стрелец", Л. 1933.
  
   1 Имеются в виду выпущенные в 1912 г. литографским способом книги А. Крученых и В. Хлебникова "Игра в аду" (поэма), сб. "Мирсконца" и др.
   2 В. В. Хлебников.
   3 Персонаж из пьес театра "Grand guignol" - французского театра, репертуар которого был рассчитан на сильные ощущения. В нем ставились детективные фарсы, жестокие мелодрамы с убийствами и т. п.
   4 Шарж на Маяковского опубликован в книге "Полутораглазый стрелец", стр. 121. Приписан Б. Лившицем В. Шехтель, по ее собственному свидетельству, ошибочно. Автор его неизвестен.
   5 Грамматический термин; так называется употребление "мы" в значении "величественного" множественного вместо "я".
   6 Д.-Н. Е. Добычина. На Марсовом поле в помещении "Художественного бюро Добычиной" устраивались выставки картин современных художников и литературно-музыкальные вечера.
   7 "Гилея" - страна на побережье Черного моря, где, согласно древнегреческому преданию, совершал свои подвиги Геркулес. "Гилейцами" называла себя группа поэтов-футуристов, возглавляемая Д. Бурлюком, родители которого жили в Маячках, бывшей Херсонской губернии, куда собирались в период возникновения футуризма представители этого течения.
   8 Началом своей поэтической работы Маяковский считал 1909 г.- тетрадь стихов, написанных в Бутырской тюрьме, которая была отобрана у него при освобождении.
   9 "Пощечина общественному вкусу" - первый сборник футуристов, вышел в декабре 1912 г.
   10 Из футуристического манифеста "Идите к черту!", напечатанного в сб. "Рыкающий Парнас", Спб. 1914.
  

А. А. Мгебров

Трагедия "Владимир Маяковский"

   Мгебров Александр Авельевич (род. в 1884 г.) - актер и режиссер.
   Печатаются воспоминания о спектакле трагедии "Владимир Маяковский" из книги: А. А. Мгебров, Жизнь в театре, т. 2, М.-Л. 1932, стр. 272-282.
  
   1 Первое представление трагедии состоялось 2 декабря 1913 г., второе - 4 декабря.
   2 Декорации к прологу и эпилогу по просьбе самого Маяковского были написаны П. Н. Филоновым. Декорации к первому и второму действиям - И. С. Школьником, которому помогала в работе О. В. Розанова.
   О декорациях к трагедии "Владимир Маяковский" рассказывает А. Е. Крученых: "В сущности, писал он (Филонов.- Я. Р.) не декорации, а две огромные, во всю величину сцены, виртуозно и тщательно сделанные картины. Особенно мне запомнилась одна: тревожный, яркий, городской порт с многочисленными, тщательно написанными лодками, людьми на берегу и дальше - сотни городских зданий, из которых каждое было выписано до последнего окошка" (А. Е. Крученых, Наш выход. Рукопись, 1932, БММ).
   3 В тексте трагедии:
  
   Я это все писал
   о вас,
   бедных крысах. -
   (Маяковский, I, 172)
  
   4 Спектакль трагедии "Владимир Маяковский" вызвал большое количество резко отрицательных рецензий, в развязно издевательском тоне обвинявших автора в обмане публики: в "Петербургской газете", 1913, .No 332, 3 декабря - Р., "Кто сумасшедшие? Футуристы, или публика?"; в "Петербургском листке", 1913, No 332, 3 декабря - Н. Россовский, "Спектакль футуристов", там же, No 333, 4 декабря - "Нервный поэт. Кретины" (без подписи); в газ. "Современное слово", П. 1913, No 2123, 5 декабря - С. Любош, "Бобок"; в газ. "Колокол", П., 1913, No 333, 4 декабря - "Трюк футуристов", и др.
   5 Л. И. Жевержеев, председатель общества "Союз молодежи", организовывавшего спектакли футуристов, вспоминает, что на генеральную репетицию трагедии "Владимир Маяковский" "помимо цензора и местного полицейского пристава, пожаловал сам полицмейстер (их всего на Петербург полагалось четыре). В перерывах между актами и по окончании репетиции он приставал ко мне с вопросами: "Ну, ради бога, скажите по совести, действительно все это лишь футуристическое озорство и ерунда? Я, честное слово, ничего не понимаю. А нет ли за этим чего-нибудь такого?.. Понимаете?.. Нет? Ну... крамольного? Придраться, собственно, не к чему, сознаюсь, но... чувствую, что что-то не так" (Л. Жевержеев, Воспоминания.- Сб. "Маяковскому", Л. 1940, стр. 134).
  

М. Ф. Андреева

Из воспоминаний

   Андреева Мария Федоровна (1872-1953) артистка Московского Художественного театра с 1898 по 1906 г., общественная деятельница, вторая жена М. Горького.
   Воспоминания впервые опубликованы в газ. "Правда", М. 1940, No 103, 13 апреля. Опубликованные воспоминания представляют собой сокращенную стенограмму воспоминаний М. Ф. Андреевой 1938 г., хранящуюся в БММ. Печатаются по тексту газ. "Правда".
  
   1<

Другие авторы
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Каченовский Михаил Трофимович
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович
  • Март Венедикт
  • Глинка Александр Сергеевич
  • Кузнецов Николай Андрианович
  • Елпатьевский Сергей Яковлевич
  • Нечаев Степан Дмитриевич
  • Фишер Куно
  • Другие произведения
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Семейная хроника
  • Маурин Евгений Иванович - Могильный цветок
  • Стасов Владимир Васильевич - Об исполнении одного неизвестного сочинения М. И. Глинки
  • Левинсон Андрей Яковлевич - Гумилев. Романтические цветы
  • Коржинская Ольга Михайловна - Как появился опиум
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Берг Николай Васильевич - Особая грамматика
  • Абрамов Яков Васильевич - Христофор Колумб. Его жизнь и путешествия
  • Крылов Виктор Александрович - В. А. Крылов: биографическая справка
  • Неизвестные Авторы - Рогнеда
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 330 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа