Главная » Книги

Огарев Николай Платонович - Стихотворения, Страница 11

Огарев Николай Платонович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

  
  
   Вас не люблю - а то, что было,
  
  
   Напрасно душу шевелило,
  
  
   Что вся любовь была моя
  
  
   Одним болезненным движеньем
  
  
   Последней юности, огня
  
  
   Последней вспышкою, - и я
  
  
   Проститься должен с сновиденьем,
  
  
   Душой погасшею истлеть,
  
  
   Состарясь сердцем, замереть.
  
  
  
  И что ж я делал в самом деле?
  
  
   Умел ли вам сказать доселе,
  
  
   Как я страдаю, как люблю,
  
  
   Как вам бы отдал жизнь мою?
  
  
   Пред вами пал ли на колени?
  
  
   Рыдал ли я у ваших ног?
  
  
   Или себя я превозмог?
  
  
   Блаженство внутренних мучений,
  
  
   Как тайну неба затая
  
  
   Там где-то свято и глубоко, -
  
  
   Умел ли с этой тайной я
  
  
   Гореть и гаснуть одиноко?
  
  
   Нет, нет! Любовь моя есть ряд
  
  
   Полунадежд, полупризнаний,
  
  
   Полунесказанных страданий,
  
  
   Полусказавшихся отрад.
  
  
   О! Так ли любят? Боже, боже!
  
  
   И что ж осталось от всего?
  
  
   Тетрадь стихов, где вечно то же
  
  
   Сказалось - больше ничего?
  
  
   И те, когда я их читаю,
  
  
   Так жалки кажутся, смешны,
  
  
   Натянуты и холодны,
  
  
   Что я себя в них презираю.
  
  
   И что ж я сделал для любви?
  
  
   Брался за кисть - и бросил снова...
  
  
   Тоска сухая вновь готова
  
  
   Снедать бесплодно дни мои.
  
  
   Скажите мне! Ужель душою
  
  
   Я опустел и вас забыл?
  
  
   Иль никогда вас не любил
  
  
   И только жил я сам с собою,
  
  
   Чтоб жизнь пустую как-нибудь
  
  
   Занять и время обмануть?
  
  
  
  Так я пишу в ночи безгласной
  
  
   И так томлюсь... и много дум
  
  
   Испуганный тревожат ум,
  
  
   И сердцу больно, сердцу страшно.
  
  
   Зачем я жил? Зачем живу?
  
  
   Я жил, желал, страдал, стремился,
  
  
   Терялся в грезах наяву...
  
  
   И что ж нашел? чего ж добился?
  
  
   Где вера? истина? любовь?
  
  
   И нет любви, ничтожно знанье,
  
  
   И веры нет - и скучно вновь
  
  
   Все те же повторять страданья;
  
  
   И скучно жить, и страшно жить,
  
  
   Жить и не верить, не любить!
  
  
  
  Давно хотелось мне стихами
  
  
   Путь человека описать,
  
  
   Который с первыми лучами
  
  
   Оставил дом. Ему дышать
  
  
   В прохладе утренней раздольно.
  
  
   Проснулась птичка с песней вольной;
  
  
   Она летит, она поет,
  
  
   И жить и петь ей наслажденье;
  
  
   И вдаль следить ее полет,
  
  
   Ее заслушиваться пенья
  
  
   Так хорошо, что можно в том
  
  
   Душою вовсе погрузиться
  
  
   И будто в чудном сне забыться.
  
  
   И вот развеялись кругом
  
  
   Тумана утреннего тени,
  
  
   И зелен лес, и робко в нем
  
  
   Заводит шепот лист с листом,
  
  
   И пахнут свежие сирени.
  
  
   Поток серебряной струей
  
  
   Звенит о камень, злак поляны
  
  
   Сверкает трепетной росой,
  
  
   И юн и ясен день румяный.
  
  
   И жизнь свежа, и жизнь ясна,
  
  
   И сердце бьется жизнью новой,
  
  
   Душа тепла, душа полна,
  
  
   Молитва с уст звучать готова...
  
  
   Но дале в путь! Уж смолк поток,
  
  
   Дол шире, солнце пышет ярко;
  
  
   Поник головкою цветок,
  
  
   Дышать безмолвной птичке жарко.
  
  
   И путник, будто утомлен,
  
  
   Ступает медленно и вяло,
  
  
   И вдаль печально смотрит он,
  
  
   Душа сгрустнулась и устала.
  
  
   Как дальний сон, как смолкший звук,
  
  
   Воспоминание тревожит
  
  
   Картиной утра; но уж дух
  
  
   Знать прежней радости не может.
  
  
   И дале в путь! И степь кругом,
  
  
   И взор конца не различает,
  
  
   И знойно день налит лучом,
  
  
   Трава желтеет и сгорает,
  
  
   Уж пеплом стал степной ковыль,
  
  
   Уже земля калится в пыль,
  
  
   И с диким свистом ветер жгучий,
  
  
   Беснуясь, носит прах летучий.
  
  
   И путник дале хочет в путь,
  
  
   Но все усилья тщетны стали;
  
  
   Уста засохли, щеки впали,
  
  
   Трепещет, задыхаясь, грудь,
  
  
   И в нем, как в выжженной равнине,
  
  
   Сгорела жизнь; проклятья стон
  
  
   Извлечь чуть внятно может он
  
  
   И, мертвый, падает в пустыне.
  
  
  
  Про этот путь уж я давно
  
  
   Хотел писать; но ныне муки
  
  
   Не просят рифмы; мимо звуки
  
  
   Проносятся; затворено
  
  
   Уже для них тупое ухо;
  
  
   Я стар; ушли мечты мои -
  
  
   И жизнь стихов, и жар любви,
  
  
   И только сердце ноет глухо.
  
  
  
  Так я удушливой тоской
  
  
   Томился трудно в час ночной, -
  
  
   И вот светать уж начинало...
  
  
   Иной рассвет в родной стране
  
  
   Тогда пришел на намять мне,
  
  
   И сердце вдруг затрепетало,
  
  
   И слезы брызнули из глаз...
  
  
   О! много, много значат слезы
  
  
   В часы, когда волнуют нас
  
  
   Души убийственные грозы!
  
  
   Я плакать так давно не мог,
  
  
   И сладки мне те слезы были;
  
  
   Они мне душу освежили,
  
  
   Как летний дождь больной цветок,
  
  
   О нет! скажите - ведь не может
  
  
   Душа забыть любви своей?
  
  
   Минутно жизнь ее тревожит,
  
  
   Но тяжкий гнет сухих скорбей
  
  
   Еще в ней жизни не задушит,
  
  
   Ее святыни не нарушит,
  
  
   И в тайной глубине своей
  
  
   Источник слез она откроет
  
  
   И след унынья ими смоет,
  
  
   Воскреснет чище и светлей,
  
  
   Полна любви, полна желаний,
  
  
   Полна молитв, и теплоты,
  
  
   И грусти, и святых страданий,
  
  
   Рожденных ей от полноты.
  
  
   Возьмите эти слезы ныне!
  
  
   Их память вызвала о вас;
  
  
   Она в душе отозвалась,
  
  
   Как жизни дух в немой пустыне...
  
  
   И снова веет мне весной,
  
  
   И снова небо безмятежно,
  
  
   И снова в сад зеленый мой
  
  
   Слетела птичка с песней нежной,
  
  
   Возьмите вы в слезах моих
  
  
   Моей любви и свет и муку...
  
  
   Когда б я выплакать мог их
  
  
   На вашу беленькую руку,
  
  
   Быть может, вы могли б понять -
  
  
   Как хорошо, любя, страдать,
  
  
   Слезами сладко упиваться,
  
  
   Как сладко сердцу верить в сон,
  
  
   Что для души так вечен он,
  
  
   Как вечно чувство... О! не ложно
  
  
   То чувство чистое любви,
  
  
   Оно нелегкий пыл в крови,
  
  
   И потушить его не можно.
  
  
   Возьмите! Ваши слезы эти!
  
  
   И заплатите мне слезой,
  
  
   Слезой участья... Боже мой!
  
  
   Ведь только надо мне <на> свете,
  
  
   Чтоб в жизни миг отрады знать!
  
  
   От вас иного чувства ждать
  
  
   И грезить смею я едва ли...
  
  
   И дай бог вам всю жизнь не знать
  
  
   Душевной бури иль печали...
  
  
   Но дайте мне слезу одну
  
  
   Обыкновенного участья:
  
  
   Я в смертный час вас вспомяну
  
  
   За этот миг живого счастья!..
  
  
  
  Недавно видел я во сне,
  
  
   Что вы цветов прислали мне,
  
  
   Их память живо сохранила...
  
  
   Скажите! Что бы это было?
  
  
   Что этот сон?.. Так просто сон?
  
  
   Иль что-нибудь да значит он?
  
  
  
  Но вы далеко! Голос мой
  
  
   Один звучит и замирает,
  
  
   Мечта уходит за мечтой,
  
  
   И грусть восторги заменяет...
  
  
   О! замолчу! смирю печаль,
  
  
   Покоя сердца не нарушу;
  
  
   Боюсь взглянуть на жизни даль,
  
  
   Боюсь взглянуть себе я в душу!..
  
  
   <1844>, июнь
  
  
  
  
   XL
  
  
   Учусь! Учусь! и жажда званья мучит!
  
  
  Я истины хочу и не боюсь
  
  
  Сомнений долгих, трудных отрицаний;
  
  
  Все призраки разрушить я готов,
  
  
  Хотя б они и близки были сердцу.
  
  
  Я часто ныне чувствую в себе,
  
  
  Что становлюсь я духом чище, крепче;
  
  
  Ясней смотрю на вещи, и мой взгляд
  
  
  Широко мир безгранный обнимает,
  
  
  И все родней становится душа
  
  
  С таинственной, глубокой жизнью духа.
  
  
  Тружусь я днем, над книгой ночь сижу
  
  
  И в черных буквах на бумаге белой
  
  
  Ищу я мысль и ясный, верный образ,
  
  
  И жизнь моя идет полна, ровна...
  
  
  Но иногда внезапно дрогнет сердце,
  
  
  В груди внезапный трепет пробежит,
  
  
  Не вижу букв, не понимаю мысли:
  
  
  Иное чувство душу повернет,
  
  
  И в памяти иной проснется образ.
  
  
  И снова вы, все вы передо мной!
  
  
  Не отвожу от призрака я взора
  
  
  И чувствую глубоко, что люблю
  
  
  И что люблю я бесконечно трудно!
  
  
  Но и расстаться с чувством не могу,
  
  
  И на душе так чудно - грустно, грустно...
  
  
  <1844>, июнь
  
  
  
  
   НОЧЬ
  
   Когда во тьме ночной, в мучительной тиши,
  
  
   Мои глаза дремотой не сомкнуты -
  
   Я в безотвязчивом томлении души
  
  
   Переживаю трудные минуты.
  
   Все лица прежние, картины прежних лет
  
  
   Передо мной проносятся, как тени;
  
   Но чувства прежнего во мне уж больше нет:
  
  
   Я холодно гляжу на ряд видений.
  
   Напрасно силюсь я будить в душе моей,
  
  
   Что жило в ней так сладко иль тревожно;
  
   Любовь, страдание, блаженство прежних дней
  
  
   Мне кажется или смешно, иль ложно.
  
   И мне грядущее замены не сулит;
  
  
   Вся жизнь пройдет несносною ошибкой,
  
   И слезы горькие, текущие с ланит,
  
  
   Уста глотают с горькою улыбкой.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Еще любви безумно сердце просит,
  
  
   Любви взаимной, вечной и святой,
  
  
   Которую ни время не уносит,
  
  
   Ни губит свет мертвящей суетой;
  
  
   Безумно сердце просит женской ласки,
  
  
  И чудная мечта нашептывает сказки.
  
  
   Но тщетно все!.. ответа нет желанью;
  
  
   В испуге мысль опять назад бежит
  
  
   И бродит трепетно в воспоминанье...
  
  
   Но прошлого ничто не воскресит!
  
  
   Замолкший звук опять звучать не может
  
  
  И память только он гнетет или тревожит.
  
  
   И страх берет, что чувство схоронилось;
  
  
   По нем в душе печально, холодно,
  
  
   Как в доме, где утрата совершилась:
  
  
   Хозяин умер - пусто и темно;
  
  
   Лепечет поп надгробные страницы,
  
  
  И бродят в комнатах все пасмурные лицы.
  
  
  <1844>
  
  
  
  К*** <М. Л. ОГАРЕВОЙ>
  
  
  
  Расстались мы - то, может, нужно,
  
  
  То, может, должно было нам -
  
  
  Уж мы давно не делим дружно
  
  
  Единой жизни пополам;
  
  
  И, может, врознь нам будет можно
  
  
  Еще с годами как-нибудь
  
  
  Устроиться не так тревожно
  
  
  И даже сердцем отдохнуть.
  
  
  Я несть готов твои упреки,
  
  
  Хотя и жгут они, как яд.
  
  
  Конечно, я имел пороки,
  
  
  Конечно, в многом виноват;
  
  
  Но было время - ведь я верил,
  
  
  Ведь я любил, быть счастлив мог,
  
  
  Я будущность широко мерил,
  
  
  Мой мир был полон и глубок!
  
  
  Но замер он среди печали;
  
  
  И кто из нас виновен в том,
  
  
  Какое дело - ты ли, я ли, -
  
  
  Его назад мы не вернем.
  
  
  Еще слезу зовет с ресницы
  
  
  И холодом сжимает грудь
  
  
  О прошлом мысль, как у гробницы,
  
  
  Где в муках детский век потух.
  
  
  Закрыта книга - наша повесть
  
  
  Прочлась до крайнего листа;
  
  
  Но не смутят укором совесть
  
  
  Тебе отнюдь мои уста.
  
  
  Благодарю за те мгновенья,
  
  
  Когда я верил и любил;
  
  
  Я не дал только б им забвенья,
  
  
  А горечь радостно б забыл.
  
  
  О, я не враг тебе... дай руку!
  
  
  Прощай! Не дай тебе знать бог
  
  
  Ни пустоты душевной муку,
  
  
  Ни заблуждения тревог...
  
  
  Прощай! на жизнь, быть может, взглянем
  
  
  Еще с улыбкой мы не раз,
  
  
  И с миром оба да помянем
  
  
  Друг друга мы в последний час,
  
  
  <1844, конец года>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Бываю часто я смущен внутри души
  
  
   И трепетом исполнен, и волненьем:
  
  
  Какой-то ход судьбы свершается в тиши
  
  
   И веет мне от жизни привиденьем.
  
  
  В движенье шумном дня, в молчанье тьмы ночной,
  
  
   В толпе! ль, один ли, средь забав иль скуки -
  
  
  Везде болезненно я слышу за собой
  
  
   Из жизни прежней схваченные звуки.
  
  
  Мне чувство каждое, и каждый новый лик,
  
  
   И каждой страсти новое волненье,
  
  
  Все кажется - уже давно прожитый миг,
  
  
   Все старого пустое повторенье.
  
  
  И скука страшная лежит на дне души,
  
  
   Меж тем как я внимаю с напряженьем,
  
  
  Как тайный ход судьбы свершается в тиши,
  
  
   И веет мне от жизни привиденьем.
  
  
  <1846>
  
  
  

Другие авторы
  • Уитмен Уолт
  • Жиркевич Александр Владимирович
  • Аснык Адам
  • Салтыков-Щедрин М. Е.
  • Омулевский Иннокентий Васильевич
  • Быков Александр Алексеевич
  • Плетнев Петр Александрович
  • Твен Марк
  • Карамзин Николай Михайлович
  • Карнаухова Ирина Валерьяновна
  • Другие произведения
  • Анненков Павел Васильевич - Февраль и март в Париже 1848 года
  • Княжнин Яков Борисович - Вадим Новгородский
  • Козлов Иван Иванович - Благой Д. Козлов
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - На практике
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Соловьев В. С.: биобиблиографическая справка
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Зоилам и Аристархам
  • Сементковский Ростислав Иванович - Дени Дидро. Его жизнь и литературная деятельность
  • Толстой Лев Николаевич - О веротерпимости
  • Андерсен Ганс Христиан - Оле-Лукойе
  • Базунов Сергей Александрович - Себастьян Бах. Его жизнь и музыкальная деятельность
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 160 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа