Главная » Книги

Огарев Николай Платонович - Стихотворения, Страница 6

Огарев Николай Платонович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

ustify">  
  
   Мне скоро в бой идти,
  
  
   И я забудусь в вечном сне,
  
  
   Мой милый друг, прости.
  
  
   <1842>
  
  
  
  
  ВЕСНА
  
  
   Еще лежит, белеясь средь полей,
  
  
   Последний снег и постепенно тает,
  
  
   И в полдень яркий солнце вызывает
  
  
   Понежиться в тепле своих лучей.
  
  
   Весною пахнет. Тело лень объем лет,
  
  
   И голова и кружится и дремлет.
  
  
   Люблю я этот переход: живешь,
  
  
   Как накануне праздника, и ждешь,
  
  
   Как колокол пробудит гул далекий,
  
  
   Народ пойдет по улице широкой,
  
  
   И будет радость общая - и крик
  
  
   И песни не умолкнут ни на миг.
  
  
   И жду я праздника: вот снег сольется,
  
  
   Проглянет травка нежным стебельком,
  
  
   И ласточка, щебеча, принесется
  
  
   В гнездо, свитое над моим окном
  
  
   Давным-давно... Я птичку каждый год
  
  
   Встречаю; спрашиваю: где летала?
  
  
   Кто любовался ей? какой народ?
  
  
   Не в стороне ль прекрасной побывала,
  
  
   Где небо ясно, вечная весна,
  
  
   Где море плещет, искрясь и синея,
  
  
   И лавров гордых тянется аллея?
  
  
   Далекая, волшебная страна!..
  
  
   И жду я праздника. На ветке гибкой
  
  
   Лист задрожит, и будет шумен лес,
  
  
   Запахнет ландыш у корней древес;
  
  
   И будет утро с светлою улыбкой
  
  
   Вставать прохладно, будет жарок день
  
  
   И ясен вечер; и ночная тень
  
  
   Когда наляжет, будет месяц томный
  
  
   Гулять спокойно по лазури темной;
  
  
   Над озером прозрачный пар взойдет,
  
  
   И соловей до утра пропоет.
  
  
  
  И я пойду на берег одиноко,
  
  
   Сквозь говора кочующей волны
  
  
   Рыбачью песнь услышу издалека,
  
  
   И время вспомню я другой весны...
  
  
   Наполнит душу смутное томленье,
  
  
   И встанут вновь забытые виденья.
  
  
   <1842>
  
  
  
   НА СОН ГРЯДУЩИЙ
  
  
   Ночная тьма безмолвие приносит
  
  
  
  И к отдыху зовет меня.
  
  
   Пора, пора! покоя тело просит,
  
  
  
  Душа устала в вихре дня.
  
  
   Молю тебя, пред сном грядущим, боже:
  
  
  
  Дай людям мир; благослови
  
  
   Младенца сон, и нищенское ложе,
  
  
  
  И слезы тихие любви!
  
  
   Прости греху, на жгучее страданье
  
  
  
  Успокоительно дохни,
  
  
   И все твои печальные созданья
  
  
  
  Хоть сновиденьем обмани!
  
  
   <Начало 1840-х>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Длинный день проходит вяло,
  
  
   Скучны люди, жизнь узка,
  
  
   И живет в душе усталой
  
  
   Беспокойная тоска.
  
  
   Но опять полно стремленья
  
  
   Сердце в поздней тишине,
  
  
   И желанное виденье
  
  
   Предстает в блаженном сне.
  
  
   А наутро все пропало,
  
  
   Скучны люди, жизнь узка;
  
  
   И опять в душе усталой
  
  
   Беспокойная тоска.
  
  
   1843, январь
  
  
  
   МИННЕЗИНГЕР
  
  
   Нет у певца страны родной,
  
  
  
  Из края в край далекой
  
  
   Он с арфой звонкой за спиной
  
  
  
  Блуждает одиноко.
  
  
   Нет встреч отрадных для него
  
  
  
  И горькой нет разлуки;
  
  
   Но в глубине души его
  
  
  
  Все сны, да сны, да звуки.
  
  
   Но в сердце как святыню он
  
  
  
  Чудесный образ носит,
  
  
   И тщетно и безумно он
  
  
  
  Любви и счастья просит.
  
  
   Из глубины души его
  
  
  
  Встают и сны и звуки,
  
  
   И песня звонкая его
  
  
  
  Полна любви и муки.
  
  
   1843, январь
  
  
  
  
   ЭМС
  
  
  
  Горы спят под дымкой
  
  
  
   Легкого тумана,
  
  
  
  И волной ленивой
  
  
  
   Звучно льется Лана.
  
  
  
  Месяц лучезарный
  
  
  
   Светит на вершины,
  
  
  
  Тянутся безмолвно
  
  
  
   Темные долины.
  
  
  
  В синеве небесной
  
  
  
   Звезды блещут ясно;
  
  
  
  Ветер притаился,
  
  
  
   Ночь лежит безгласно.
  
  
  
  Думы возникают,
  
  
  
   Да мольбы, да грезы:
  
  
  
  На душе так полно,
  
  
  
   Что катятся слезы.
  
  
  
  1843, январь
  
  
  
  <Т. Н. ГРАНОВСКОМУ>
  
  
  
   Твое печальное посланье
  
  
   Я принял к сердцу, и опять
  
  
   В святую даль воспоминанья
  
  
   Я взором начал проникать, -
  
  
   И стало грустно! Сквозь тумана
  
  
   Безмолвно прошлое встает;
  
  
   Больней и глубже сердце жжет
  
  
   Незатворяемая рана!..
  
  
   Зачем же скорбь, когда в былом
  
  
   Так много счастливых мгновений,
  
  
   И светлых лиц так много в нем,
  
  
   И задушевных впечатлений,
  
  
   И свежей жизнь блестит красой -
  
  
   Цветок под утренней росой?
  
  
  
   Иль только знаем в горькой думе
  
  
   О прошлом мы, что нет его,
  
  
   Что жизнь все гаже и угрюмей,
  
  
   И впредь не видим ничего?
  
  
   Иль все теперь иначе мерим,
  
  
   И в прежнем счастье, горе тож,
  
  
   Обидную мы видим ложь
  
  
   И даже прошлому не верим? -
  
  
   Мечтаний тщетных грустный ряд,
  
  
   Надежды, полные измены,
  
  
   Да скорбных несколько утрат,
  
  
   Которым больше нет замены, -
  
  
  
   Ужель из странствия сего
  
  
   И все тут - больше ничего?
  
  
   Ужель и вправду нам осталось
  
  
   Одно лишь только, чтоб душа
  
  
   Im Allgemeinen {*} затерялась,
  
  
   {* Во всеобщем (нем.).}
  
  
   Для жизни личной не дыша?
  
  
   Чтоб мы бежали ежедневно
  
  
   От наших чувств, от наших грез,
  
  
   Воспоминаний или слез,
  
  
   Ото всего, что задушевно -
  
  
   Затем, что стали мы стары,
  
  
   В том, что нам лично, жить устали,
  
  
   И нас болезненной хандры
  
  
   Волнуют смутные печали?
  
  
   Да уж и самый общий мир
  
  
   Не есть ли с жизнью ложный мир?
  
  
  
   Не может быть, мы юны вечно,
  
  
   И о былом твоя тоска
  
  
   Не есть нисколько знак предтечный
  
  
   Увядшей жизни старика.
  
  
   Нет! скорбь над тяжкою утратой,
  
  
   О прошлом чувстве, прежних днях, -
  
  
   Она любовь у нас в душах
  
  
   К тому, что в жизни было свято.
  
  
   Когда же значила любовь
  
  
   Не юность сердца? Из страданий
  
  
   Для нас спокойно встанет вновь
  
  
   Чреда надежд и упований!
  
  
   Мой друг, поверь, они не лгут, -
  
  
   Нас много светлых ждет минут.
  
  
  
   Но ты, в столице философской
  
  
   Учившись с молодых годов,
  
  
   Отрекся, может быть, Грановский
  
  
   От дидактических стихов.
  
  
   Прости мне их! Я в поученье
  
  
   Хотел утешить лишь тебя,
  
  
   Как утешаю сам себя
  
  
   Среди тяжелого волненья.
  
  
   Я, может, прав, - да дело в том,
  
  
   Что жизнь-то мучит, - и жалеешь
  
  
   Невольно пуще о былом,
  
  
   Его болезненно лелеешь,
  
  
   Как мать безумная в слезах
  
  
   С младенцем мертвым на руках.
  
  
  
   Но мне-то что ж тужить так много
  
  
   О прежнем? Светлого найти
  
  
   Что я, скажи мне, ради бога,
  
  
   Могу на пройденном пути?
  
  
   Что? Дружбу?.. Но она есть вечность;
  
  
   Она была, она и есть
  
  
   И не пройдет. Мы вместе несть
  
  
   Должны всю жизни бесконечность.
  
  
   Еще я тихим был дитей,
  
  
   Когда она меня сыскала,
  
  
   Взяла доверчивой рукой
  
  
   И приютила, приласкала,
  
  
   И первый симпатии миг
  
  
   Навек всю жизнь мою проник.
  
  
  
   Из всех же тех, что смертью взяты,
  
  
   Я только матери моей
  
  
   Глубоко чувствую утрату,
  
  
   Хотя не знал ее. Но в ней
  
  
   Привык я видеть, будто свыше
  
  
   Мне кто-то смотрит в жизни путь,
  
  
   И как-то легче дышит грудь,
  
  
   И скорби делаются тише.
  
  
   Привык я с мыслию о ней
  
  
   Соединять еще мечтанье,
  
  
   Что за пределом жизни сей
  
  
   Нам будет новое свиданье...
  
  
   Оно, быть может, неумно,
  
  
   Да так мне чувствовать дано.
  
  
  
   Воспоминанье жизни дальной
  
  
   Не о любви ль мне шлет печаль,
  
  
   И стало череды печальной
  
  
   Ошибок глупых сердцу жаль?
  
  
   Но укорять себя в забвенье,
  
  
   Будить отжившую мечту
  
  
   И видеть прошлых чувств тщету -
  
  
   Все это, друг мой, оскорбленье.
  
  
   Кто виноват? Я ль не обрел
  
  
   Того, чего искал так нежно?
  
  
   Иль ветрен был и только шел
  
  
   За ложью прихоти мятежной?
  
  
   Ужель во мне лишь пышет кровь
  
  
   И недоступна мне любовь?
  
  
  
   О нет! Ошибки, увлеченье -
  
  
   Во мне нелегкий пыл в крови,
  
  
   Но задушевное стремленье,
  
  
   Потребность истинной любви.
  
  
   Что ж делать?.. Жаль! Случайно рану
  
  
   То в жизни сердцу нанесло,
  
  
   Что жизни быть венцом могло...
  
  
   Но верить я не перестану!
  
  
   То было суждено судьбой,
  
  
   Смешно роптанье и бесплодно!
  
  
   А все же к двери гробовой
  
  
   Я не приду с душой холодной,
  
  
   Сомненьям уха не склоню
  
  
   И веру гордо сохраню.
  
  
  
   Но пусть случайных оскорблений
  
  
   Молчит болезненный язык,
  
  
   Уж наших светлых отношений
  
  
   Им не один отравлен миг.
  
  
   Мне в жизни жаль святых мгновений,
  
  
   Когда проснулись все мечты,
  
  
   Так простодушны, так чисты,
  
  
   Полны надежд и убеждений!
  
  
   Мне жалко радости былой
  
  
   И даже прошлых жаль страданий,
  
  
   Знакомых мест, любимых мной,
  
  
   И наших кунцевских скитаний,
  
  
   Да жаль еще мне новых грез
  
  
   Под склоном трепетных берез.
  
  
  
   Все это, друг мой, продолжая, -
  
  
   Хоть ad absurdum {*}, - наконец,
  
  
   {* До абсурда (лат.).}
  
  
   Я пожалею, умирая,
  
  
   Что нашей жизни есть конец.
  
  
   Пусть я брожу как бы усталый,
  
  
   Пусть мучусь вечною тоской,
  
  
   Пусть для забвения, друг мой,
  
  
   Я упиваюся марсалой;
  
  
   Но я теперь попал на след
  
  
   И то скажу, что уж уныло
  
  
   Сказал любимый наш поэт:
  
  
   Все, что пройдет, то будет мило!
  
  
   Я в этом тайны, наконец,
  
  
   Иной не вижу, мой мудрец!
  
  
  
  С благоговейною слезою
  
  
   Благословим мы, что прошло,
  
  
   И перед урной гробовою
  
  
   Преклоним скорбное чело;
  
  
   Но нам не надо падать духом,
  
  
   Не надо веры в жизнь терять,
  
  
   И глас грядущего внимать
  
  
   Доверчивым должны мы слухом.
  
  
   Пускай печали иль порок
  
  
   Нам душу ржавчиной покрыли,
  
  
   Пусть сожаленье иль упрек
  
  
   Нас долго внутренно томили;
  
  
   Но, духа вечного сыны,
  
  
   Всегда воскреснуть мы властны.
  
  
  
   Еще на счастье в жизни личной
  
  
   Надежд я светлых не терял
  
  
   И на него в хандре привычной
  
  
   Я прав моих не отдавал.
  
  
   Придет ли с свежею улыбкой
  
  
   Оно когда навстречу мне,
  
  
   Иль я признаюсь в тишине,
  
  
   Что только был знаком с ошибкой?
  
  
   Все это случай мне решит.
  
  
   Быть может, жизнь мою тревожа,
  
  
   Судьба мне бедствие сулит;
  
  
   Но будет смерть моя похожа
  
  
   На ясный вечер после гроз,
  
  
   Улыбку мирную сквозь слез.
  
  
  
   За стихотворное посланье
  
  
   Меня, Грановский, не брани
  
  
   И рифм плохое сочетанье
  
  
   Ты терпеливо извини.
  
  
   Мне нужен стих, когда тревожно
  
  
   Пишу я робкие листы
  
  
   Туда, куда меня мечты
  
  
   Влекут мучительно и ложно.
  
  
   Мне также нужен стих к тебе:
  
  
   Душевный мир и сердца муки
  
  
   В твоей душе нашли себе
  
  
   Так странно родственные звуки,
  
  
   Как будто свыше нам одна
  
  
   Обоим жизнь была дана.
  
  
  
   Мы одинаково здоровы
  
  
   И одинаково больны,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 163 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа