Главная » Книги

Огарев Николай Платонович - Стихотворения, Страница 3

Огарев Николай Платонович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

v>
  
  
   Печально саван белый.
  
  
   Сквозь дымных облаков луна,
  
  
   Туманная, смотрела,
  
  
   И все казалося, она
  
  
   Как будто что жалела.
  
  
   И я глядел ей в бледный лик
  
  
   С участием, уныло:
  
  
   Нам так обоим в этот миг
  
  
   На сердце грустно было!
  
  
   <1839?>
  
  
  
  
  РАЗЛАД
  
  
  
  Есть много горестных минут!
  
  
   Томится ум, и сердцу больно,
  
  
   Недоумения растут,
  
  
   И грудь стесняется невольно.
  
  
   В душе вопросов длинный ряд,
  
  
   Все тайна - нету разрешенья,
  
  
   С людьми, с самим собой разлад,
  
  
   И душат горькие сомненья.
  
  
   Но все ж на дне души больной
  
  
   Есть вера с силою могучей...
  
  
   Так солнце бурною порой
  
  
   Спокойно светит из-за тучи.
  
  
   1840, 17 апреля
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Мне было скучно в разговоре
  
  
   Натягивать мой бедный ум,
  
  
   Чтоб толковать о всяком вздоре,
  
  
   Как ни попало, наобум...
  
  
   И я урвался, одинокой,
  
  
   К зеленым рощам и полям,
  
  
   И там бродил в тиши глубокой
  
  
   Печальным преданный мечтам.
  
  
   Мне было грустно - вспоминал я
  
  
   Другие рощи и поля,
  
  
   Где, милый друг, с тобой блуждал я
  
  
   И сладко так любил тебя.
  
  
  
  О! тяжело забыть душою
  
  
   Любви пленительный привет,
  
  
   И день и ночь с одной тоскою
  
  
   Себе твердить: ее здесь нет;
  
  
   И отвыкать от женской ласки,
  
  
   И ночью тихо не лобзать
  
  
   Полузатворенные глазки,
  
  
   Лобзаньем утра не встречать,
  
  
   Проститься с тем, что было мило,
  
  
   Грустить безмолвно каждый час...
  
  
   О! тяжело... слеза уныло
  
  
   Рукой стирается не раз.
  
  
   1840, 3 июня
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Туман над тусклою рекой,
  
  
   Туман над дальними полями,
  
  
   В тумане лес береговой
  
  
   Качает голыми ветвями.
  
  
   А было время - этот лес
  
  
   Шумел зелеными ветвями,
  
  
   И солнце с голубых небес
  
  
   Блестело ярко над волнами;
  
  
   И бесконечна и ясна
  
  
   Долина тихая лежала...
  
  
   О! помню я - в те времена
  
  
   Душа для жизни расцветала.
  
  
   1840, 20 октября
  
  
  
   <К М. Л. ОГАРЕВОЙ>
  
  
  
  
  
   18 декабря, вечером
  
  
  
  
   1
  
  
   Хочу еще письмо писать
  
  
   От делать нечего и скуки
  
  
   И время длинное разлуки
  
  
   Стихом причудливым занять.
  
  
   Я здесь один и словно в пытке:
  
  
   Тоска, и на сердце темно;
  
  
   Сижу на месте, а давно
  
  
   Мне быть хотелось бы в кибитке,
  
  
   Как все живут, и я живу:
  
  
   Все недоволен всем на свете;
  
  
   Зимой скучаю я об лете,
  
  
   А летом зиму я зову;
  
  
   В Москве разладил я с Москвою,
  
  
   В деревне грустно по Москве, -
  
  
   Кататься буду по Неве -
  
  
   И стану рваться в степь душою.
  
  
   Что делать? - так устроен свет!
  
  
   У всех неясное стремленье,
  
  
   Все ищут с жизнью примиренья,
  
  
   И я ищу - да, видно, нет.
  
  
   Порою люди надоели,
  
  
   Там недоволен сам собой;
  
  
   Тоскуешь часто день-деньской
  
  
   И ночь не спится на постеле.
  
  
   Грустить, желать! - к чему желанья?
  
  
   Что надо, то устроит бог,
  
  
   Желал же Фауст - да не мог
  
  
   Объехать с солнцем мирозданья!..
  
  
   Но все мне на груди твоей
  
  
   Бывает сладко так, Мария.
  
  
   О! есть мгновения святые,
  
  
   Где я далек тоски моей.
  
  
   Есть сладость - сладость поцелуя,
  
  
   Есть в мире счастие - любовь -
  
  
   И в этом жизнь для сердца вновь
  
  
   И веру юную найду я.
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  
  
   Попозже
  
  
   Дай расскажу тебе, мой друг,
  
  
   Всю жизнь мою. "Зачем? - ты скажешь, -
  
  
   Ты нового мне не расскажешь,
  
  
   Я знаю все. К тому же вдруг
  
  
   Сказать всю жизнь - как это много!"
  
  
   Да так хочу - что ж делать с тем?
  
  
   Потребность не уймешь ничем, -
  
  
   Итак, послушай, ради бога,
  
  
   Я не могу не говорить,
  
  
   Здесь много так воспоминаний,
  
  
   Здесь осужден былых преданий
  
  
   Я в память много приводить.
  
  
   Здесь был ребенком я. Тогда
  
  
   Я молчалив, как ныне, был,
  
  
   Бродить я по саду любил;
  
  
   Сидеть на берегу пруда,
  
  
   Когда на запад день склонялся,
  
  
   По лону вод, как жар, горел,
  
  
   А я все на воду смотрел,
  
  
   Где тихо поплавок качался, -
  
  
   Смотрел и ждал, когда придет,
  
  
   Крючок обманчивый лаская,
  
  
   Играть им рыбка золотая
  
  
   И быстро с ним ко дну мелькнет.
  
  
   1840, 18 декабря
  
  
  
  
  ГОРОД
  
  
  
  Под дальним небосклоном
  
  
  
  Чернеет город мой,
  
  
  
  Туманный образ словно,
  
  
  
  Покрыт вечерней мглой,
  
  
  
  Сырой вздувает ветер
  
  
  
  Седую пену вод,
  
  
  
  Рыбак однообразно
  
  
  
  В ладье моей гребет.
  
  
  
  Еще раз вспыхнул запад
  
  
  
  И грустно озарил
  
  
  
  То место, где оставил
  
  
  
  Я все, что я любил.
  
  
  
  <1840>
  
  
  
  
  РЫБАЧКА
  
  
  
  
  (Из Гейне)
  
  
  
   Прекрасная рыбачка,
  
  
  
  Причаль свою ладью,
  
  
  
  Приди и сядь со мною,
  
  
  
  Дай руку мне свою.
  
  
  
  Не бойся и головкой
  
  
  
  Склонись на сердце мне.
  
  
  
  Ты ж на море беспечно
  
  
  
  Вверяешься волне.
  
  
  
  Что море - мое сердце,
  
  
  
  То тихо, то кипит,
  
  
  
  И светлых в нем немало
  
  
  
  Жемчужинок лежит.
  
  
  
  <1840>
  
  
  
   ДЕРЕВЕНСКИЙ СТОРОЖ
  
  
  
  Ночь темна, на небе тучи,
  
  
   Белый снег кругом,
  
  
   И разлит мороз трескучий
  
  
   В воздухе ночном.
  
  
  
  Вдоль по улице широкой
  
  
   Избы мужиков -
  
  
   Ходит сторож одинокой,
  
  
   Слышен скрип шагов.
  
  
  
  Зябнет сторож; вьюга смело
  
  
   Злится вкруг него,
  
  
   На морозе побелела
  
  
   Борода его.
  
  
  
  Скучно! радость изменила,
  
  
   Скучно одному;
  
  
   Песнь его звучит уныло
  
  
   Сквозь метель и тьму.
  
  
  
  Ходит он в ночи безлунной,
  
  
   Бела утра ждет
  
  
   И в края доски чугунной
  
  
   С тайной грустью бьет.
  
  
  
   И, качаясь, завывает
  
  
   Звонкая доска...
  
  
   Пуще сердце замирает,
  
  
   Тяжелей тоска!
  
  
   1840
  
  
  ПРОЩАНЬЕ С КРАЕМ, ОТКУДА Я НЕ УЕЗЖАЛ
  
  
   Прощай, прощай, моя Россия!
  
  
   Еще недолго - и уж я
  
  
   Перелечу в страны чужие,
  
  
   В иные, светлые края.
  
  
   Благодарю за день рожденья,
  
  
   За ширь степей и за зиму,
  
  
   За сердцу сладкие мгновенья,
  
  
   За горький опыт, за тюрьму,
  
  
   За благородные желанья,
  
  
   За равнодушие людей,
  
  
   За грусть души, за жажду знанья,
  
  
   И за любовь, и за друзей, -
  
  
   За все блаженство, все страданья;
  
  
   Я все люблю, все святы мне
  
  
   Твои, мой край, воспоминанья
  
  
   В далекой будут стороне.
  
  
   И о тебе не раз вздохну я,
  
  
   Вернусь - и с теплою слезой
  
  
   На небо серое взгляну я,
  
  
   На степь под снежной пеленой...
  
  
   1840
  
  
  
   ЗИМНЯЯ НОЧЬ
  
   Ночь темна, ветер в улице дует широкой,
  
   Тускло светит фонарь, снег мешает идти.
  
   Я устал, а до дому еще так далеко...
  
   Дай к столбу прислонюсь, отдохну на пути.
  
   Что за домик печально стоит предо мною!
  
   Полуночники люди в нем, видно, не спят;
  
   Есть огонь, заболтались, знать, поздней порою!..
  
   Вон две свечки на столике дружно горят,
  
   А за столиком сидя, старушка гадает... -
  
   И об чем бы гадать ей на старости дней?..
  
   Возле женщина тихо младенца качает;
  
   Видно, мать! Сколько нежности в взоре у ней!
  
   И как мил этот ангел, малютка прелестный!
  
   Он с улыбкой заснул у нее на руках;
  
   Может, сон ему снится веселый, чудесный,
  
   Может, любо ему в его детских мечтах.
  
   Но старушка встает, на часы заглянула,
  
   С удивленьем потом потрясла головой,
  
   Вот целуется, крестит и будто вздохнула...
  
   И пошла шаг за шагом дрожащей стопой.
  
   Свечки гасят, и в доме темно уже стало,
  
   И фонарь на столбе догорел и погас...
  
   Видно, в путь уж пора, ночь глухая настала.
  
   Как на улице страшно в полуночный час!
  
   А старушка недолго побудет на свете,
  
   И для матери будет седин череда,
  
   Развернется младенец в пленительном свете, -
  
   Ах, бог весть, я и сам жив ли буду тогда,
  
   1840
  
  
  
  
  NOCTURNO
  
  
   Как пуст мой деревенский дом,
  
  
  
  Угрюмый и высокий!
  
  
   Какую ночь провел я в нем
  
  
  
  Бессонно, одинокий!
  
  
   Уж были сумраком давно
  
  
  
  Окрестности одеты,
  
  
   Луна светила сквозь окно
  
  
  
  На старые портреты;
  
  
   А я задумчивой стопой
  
  
  
  Ходил по звонкой зале,
  
  
   Да тень еще моя со мной -
  
  
  
  Мы двое лишь не спали.
  
  
   Деревья темные в саду
  
  
  
  Качали все ветвями,
  
  
   Впросонках гуси на пруду
  
  
  
  Кричали над волнами,
  
  
   И мельница, грозя, крылом
  
  
  
  Мне издали махала,
  
  
   И церковь белая с крестом,
  
  
  
  Как призрак, восставала.
  
  
   Я ждал - знакомых мертвецов
  
  
  
  Не встанут ли вдруг кости,
  
  
   С портретных рам, из тьмы углов
  
  
  
  Не явятся ли в гости?..
  
  
   И страшен был пустой мне дом,
  
  
  
  Где шаг мой раздавался,
  
  
   И робко я внимал кругом,
  
  
  
  И робко озирался.
  
  
   Тоска и страх сжимали грудь
  
  
  
  Среди бессонной ночи,
  
  
   И вовсе я не мог сомкнуть
  
  
  
  Встревоженные очи.
  
  
   <1840>
  
  
  
  
  SERENADE
  
  
   Песнь моя летит с мольбою
  
  
  
   Тихо в час ночной.
  
  
   В рощу легкою стопою
  
  
  
   Ты приди, друг мой.
  
  
   При луне шумят уныло
  
  
  
   Листья в поздний час,
  
  
   И никто, о друг мой милый,
  
  
  
   Не услышит нас.
  
  
   Слышишь, в роще зазвучали
  
  
  
   Песни соловья,
  
  
   Звуки их полны печали,
  
  
  
   Молят за меня.
  
  
   В них понятно все томленье,
  
  
  
   Вся тоска любви,
  
  
   И наводят умиленье
  
  
  
   На душу они,
  
  
   Дай же доступ их призванью
  
  
  
   Ты душе своей
  
  
   И на тайное свиданье
  
  
  
   Ты приди скорей!
  
  
   <1840>
  
  
  
  
  ПОХОРОНЫ
  
  
   Уж тело в церкви. Я взошел
  
  
   Рассеянно. Толпа народа!
  
  
   Покойник зрителей навел,
  
  
   Как падаль воронов. - У входа
  
  
   Дерутся нищие; тайком
  
  
   Попы о деньгах в жадном споре.
  
  
   Один вопрос у всех кругом:
  
  
   "Кто это умер?" - В каждом взоре
  
  
   Смешное любопытство. - Я
  
  
   Досадовал; мне гадко стало,
  
  
   И злоба тайная меня
  
  
   В душе взбешенной волновала...
  
  
   О! люди, люди!.. Мне на ум
  
  
   Пришли покойного пороки,
  
  
   И про себя, средь тяжких дум,
  
  
   Я вымышлял ему упреки.
  
  
   Взглянул на гроб его потом...
  
  
   Мне стало грустно... Тощий, блед

Другие авторы
  • Веселитская Лидия Ивановна
  • Хин Рашель Мироновна
  • Ермолов Алексей Петрович
  • Мирэ А.
  • Григорьев Аполлон Александрович
  • Аксакова Вера Сергеевна
  • Макаров И.
  • Краснов Платон Николаевич
  • Евреинов Николай Николаевич
  • Ли Ионас
  • Другие произведения
  • Тихомиров Павел Васильевич - Несколько критических замечаний на кн.: Чичерин. Основания логики и метафизики
  • Скотт Вальтер - Айвенго
  • Минаев Дмитрий Дмитриевич - Стихотворения
  • Жуковский Василий Андреевич - Писатель в обществе
  • Сервантес Мигель Де - Избранные стихотворения
  • Карамзин Николай Михайлович - Неистовый Роланд
  • Первухин Михаил Константинович - 'Черный папа'
  • Верещагин Василий Васильевич - Очерки, наброски, воспоминания
  • Вяземский Петр Андреевич - Граф Алексей Алексеевич Бобринский
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Виргиния, или Поездка в Россию. А. Вельтмана. Сердце и думка. Приключение. Соч. А. Вельтмана
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 170 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа