Главная » Книги

Огарев Николай Платонович - Стихотворения, Страница 2

Огарев Николай Платонович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

sp; И длили жар высоких вдохновений,
  
  
  Вводя меня в семью моих друзей.
  
  
  Благодарю! Вы много мне послали
  
  
  Минут святых в моем пути земном,
  
  
  И вы не раз свевали мне печали,
  
  
  Мой скорбный дух давившие свинцом.
  
  
  Теперь вас нет! Мне не было судьбою
  
  
  Вас знать дано, - а я мечтал не раз,
  
  
  Как хорошо мы братственной толпою
  
  
  Когда-нибудь стеснились бы вкруг вас.
  
  
  Теперь вас нет! Вас ждал удел высокой.
  
  
  Теперь вы там - вы ангел в небесах;
  
  
  И, может быть, из области далекой
  
  
  Вы видите меня в земных краях.
  
  
  Смотрите! Вам душа моя открыта,
  
  
  Теперь печаль живет уныло в ней,
  
  
  По вас она вся трауром покрыта,
  
  
  Грустит, как сын о матери своей.
  
  
  О, вы меня с небес своих призрите,
  
  
  Пошлите мир душе в тяжелый час,
  
  
  И тихо вы меня благословите,
  
  
  Как я теперь благословляю вас,
  
  
  1839, 23 марта
  
  
  
  
  ПЕСНЯ
  
  
  
  "Ты откуда, туча, туча,
  
  
  
  Пролетаешь над горой?
  
  
  
  Не встречался ли могучий
  
  
  
  Воин где-нибудь с тобой?
  
  
  
  Свеж, как утро молодое,
  
  
  
  Прям, как тополь средь полей,
  
  
  
  Смел, как лев в отваге боя,
  
  
  
  Конь его тебя быстрей
  
  
  
  Пролетает средь степей?"
  
  
  
  Туча мрачно отвечала:
  
  
  
  "Нет, его я не видала".
  
  
  
  Плачет дева над рекой:
  
  
  
  "Ах! - ему я говорила, -
  
  
  
  Не ходи, мой милый, в бой,
  
  
  
  Не бросай своей ты милой.
  
  
  
  Иль милей тебе война
  
  
  
  Тайных в полночи свиданий,
  
  
  
  С девой сладостного сна,
  
  
  
  С девой пламенных лобзаний?
  
  
  
  Но коня он оседлал
  
  
  
  И на битву ускакал".
  
  
  
  "Ты отколь летишь, орлица?
  
  
  
  Не видала ли порой,
  
  
  
  В блеске утренней денницы
  
  
  
  Скачет воин молодой?
  
  
  
  Гордо смотрит под чалмою,
  
  
  
  Нет усов его черней,
  
  
  
  Брови высятся дугою,
  
  
  
  И еще твоих очей
  
  
  
  Очи воина ярчей?"
  
  
  
  И орлица отвечала:
  
  
  
  "Нет, его я не видала".
  
  
  
  Плачет дева над рекой:
  
  
  
  "Ах, - ему я говорила, -
  
  
  
  Не ходи, мой милый, в бой,
  
  
  
  Не бросай своей ты милой,
  
  
  
  И, когда взойдет луна,
  
  
  
  Сон мы стражи околдуем,
  
  
  
  Ты придешь на ложе сна,
  
  
  
  Ты придешь за поцелуем.
  
  
  
  Но коня он оседлал
  
  
  
  И на битву ускакал".
  
  
  
  "Ты отколь в пути летучем,
  
  
  
  Буря, мчишься надо мной?
  
  
  
  Буря! с витязем могучим
  
  
  
  Не встречалась ли порой?
  
  
  
  Пылко сердце молодое,
  
  
  
  Нет любви его жарчей,
  
  
  
  Он спешит на праздник боя,
  
  
  
  Конь его тебя быстрей
  
  
  
  Пролетает средь степей".
  
  
  
  Буря с свистом отвечала:
  
  
  
  "В поле мертвого видала".
  
  
  
  Плачет дева над рекой:
  
  
  
  "Ах! - ему я говорила, -
  
  
  
  Не ходи, мой милый, в бой,
  
  
  
  Не бросай своей ты милой.
  
  
  
  Унесла его война!
  
  
  
  Не дождусь его лобзанья!
  
  
  
  Так умчи ж меня, волна,
  
  
  
  К другу, к другу на свиданье".
  
  
  
  И над трупом злобный вал
  
  
  
  Белой пеной заплескал.
  
  
  
  1839, март
  
  
  
   ТУЧКОВУ
  
  
  
  
  (21 июля)
  
  
  Я знаю, друг, что значит слово мать,
  
  
  Я знаю - в нем есть мир любви чудесный,
  
  
  Я знаю - мать прискорбно потерять
  
  
  И сиротой докончить путь безвестный.
  
  
  Я матери лишился с детских лет,
  
  
  И нет ее в моем воспоминанье,
  
  
  Но сколько раз, забыв земной наш свет,
  
  
  Носился к ней я в пламенном желанье!
  
  
  И знаешь, друг, душе в ее скорбях
  
  
  Есть тайное, святое утешенье
  
  
  Знать, что душа родная в небесах
  
  
  Ее хранит и в горе и в смятенье.
  
  
  И вот, когда вечернею порой
  
  
  Ты взглянешь вдруг на небо голубое -
  
  
  Подумаешь: вот матери родной
  
  
  С любовью тень несется надо мною,
  
  
  И вот, когда толпу людей пустых
  
  
  Вдруг оскорбил в порыве благородном
  
  
  Ты правды чистой голосом свободным, -
  
  
  Тебе не страшны будут козни их:
  
  
  Ведь на тебя из горнего селенья
  
  
  Взирает мать с улыбкой одобренья.
  
  
  <1839>
  
  
  
  
   ОТЦУ
  
  
   Отец! вот несколько уж дней
  
  
   Воспоминанье все рисует
  
  
   Твои черты душе моей,
  
  
   И по тебе она тоскует.
  
  
   Все помню: как ты здесь сидел,
  
  
   С каким, бывало, наслажденьем
  
  
   На дом, на сад, на пруд глядел,
  
  
   Какую к ним любовь имел,
  
  
   Про них твердил нам с умиленьем,
  
  
   "Все это, - ты тогда мечтал, -
  
  
   Оставлю сыну в достоянье..."
  
  
   Но равнодушно я внимал,
  
  
   И не туда несло желанье,
  
  
   Я виноват перед тобой:
  
  
   Я с стариком скучал, бывало,
  
  
   Подчас роптал на жребий свой...
  
  
   Прости меня! На ропот мой
  
  
   Набрось забвенья покрывало.
  
  
   Скажи, отец, где ты теперь?
  
  
   Не правда ль, ты воскрес душою?
  
  
   Не правда ль, гробовая дверь
  
  
   Не все замкнула за собою?
  
  
   Скажи, ты чувствуешь, что я
  
  
   Здесь на земле грущу, тоскую,
  
  
   Все помню, все люблю тебя,
  
  
   Что падала слеза моя
  
  
   Не раз на урну гробовую?
  
  
   О! если все то знаешь ты -
  
  
   То будь и там мой добрый гений,
  
  
   Храни меня средь суеты,
  
  
   Храни для чистых вдохновений -
  
  
   Молись!.. Но, может, в той стране
  
  
   Ты сам, раскаяньем гонимый,
  
  
   Страдаешь. О, скажи же мне -
  
  
   Я б стал молиться в тишине,
  
  
   Чтоб бог дал мир душе томимой.
  
  
   Но нет! Ты все же лучше стал,
  
  
   Чем я среди греха и тленья,
  
  
   Ведь ты в раскаянье страдал
  
  
   И смыл все пятна заблужденья; -
  
  
   Так ты молись за жребий мой,
  
  
   А я святыни не нарушу
  
  
   Моею грешною мольбой...
  
  
   Молись, отец, и успокой
  
  
   Мою тоскующую душу.
  
  
   1839, июль
  
  
  
  
  * * *
  
  
  С полуночи ветер холодный подул,
  
  
  И лист пожелтелый на землю свалился
  
  
  И с ропотом грустно по ней пропорхнул,
  
  
  От ветки родной далеко укатился.
  
  
  С родимой сторонки уносит меня
  
  
  Безвестной судьбы приговор неизменный,
  
  
  И грустно, что край оставляю тот я,
  
  
  Где жил и любил я в тиши отдаленной.
  
  
  1839, август
  
  
  
   ОСЕННЕЕ ЧУВСТВО
  
  
   Ты пришло уже, небо туманное,
  
  
   Ты рассыпалось мелким дождем,
  
  
   Ты повеяло холодом, сыростью
  
  
   В опечаленном крае моем.
  
  
   Улетели куда-то все пташечки;
  
  
   Лишь ворона, на голом суку
  
  
   Сидя, жалобно каркает, каркает -
  
  
   И наводит на сердце тоску.
  
  
   Как же сердцу-то грустно и холодно!
  
  
   Как же сжалось, бедняжка, в груди!
  
  
   А ему бы все вдаль, словно ласточке,
  
  
   В теплый край бы хотелось идти...
  
  
   Не бывать тебе, сердце печальное,
  
  
   В этих светлых и теплых краях,
  
  
   Тебя сгубят под серыми тучами
  
  
   И схоронят в холодных снегах.
  
  
   1839, август
  
  
  
  
   НОЧЬ
  
  
  
  Тихо в моей комнатке,
  
  
  
  И кругом все спит,
  
  
  
  Свечка одинокая
  
  
  
  Предо мной горит.
  
  
  
  Посмотрю ль в окошечко -
  
  
  
  Все темно кругом,
  
  
  
  Не видать и улицы
  
  
  
  В сумраке ночном.
  
  
  
  Звездочки попрятались,
  
  
  
  На небе темно,
  
  
  
  Тучами подернулось
  
  
  
  Черными оно.
  
  
  
  Ветер воет жалобно
  
  
  
  Под моим окном,
  
  
  
  И метель суровая
  
  
  
  Все стучит по нем,
  
  
  
  Страшно мне смотреть туда,
  
  
  
  В сумрачную даль,
  
  
  
  И ложится на душу
  
  
  
  Тайная печаль.
  
  
  
  Тихо в моей комнатке,
  
  
  
  И кругом все спит,
  
  
  
  Свечка одинокая
  
  
  
  Предо мной горит.
  
  
  
  <1839, конец года>
  
  
  
   ЖЕЛАНИЕ ПОКОЯ
  
  
   Опять они, мои мечты
  
  
   О тишине уединенья,
  
  
   Где в сердце столько теплоты
  
  
   И столько грусти и стремленья.
  
  
   О, хороши мои поля,
  
  
   Лежат спокойны и безбрежны...
  
  
   Там протекала жизнь моя,
  
  
   Как вечер ясный, безмятежный...
  
  
   Хорош мой тихий, светлый пруд!
  
  
   В него глядится месяц бледный,
  
  
   И соловьи кругом поют,
  
  
   И робко шепчет куст прибрежный.
  
  
   Хорош мой скромный, белый дом!
  
  
   О! сколько сладостных мгновений,
  
  
   Минут любви я прожил в нем,
  
  
   Минут прекрасных вдохновений.
  
  
   Опять туда манят мечты,
  
  
   Все прочь от этой жизни шумной,
  
  
   От этой пошлой суеты,
  
  
   От этой праздности безумной,)
  
  
   Опять душа тоски полна
  
  
   И просит прежнего покоя;
  
  
   Привыкла там любить она,
  
  
   Там гроб отца, там все родное.
  
  
   Опять они, мои мечты
  
  
   О тишине уединенья,
  
  
   Где в сердце столько теплоты
  
  
   И столько грусти и стремленья.
  
  
   <1839, конец года>
  
  
  
   AUGENBLICK {*}
  
  
  
  {* Мгновение (нем.).}
  
  
   Нет, право, эта жизнь скучна,
  
  
   Как небо серое, бесцветна,
  
  
   Тоской сжимает грудь она
  
  
   И желчь вливает неприметно;
  
  
   И как-то смотрится кругом
  
  
   На все сердитей понемногу,
  
  
   И что-то ничему потом
  
  
   Уже не верится - ей-богу!
  
  
   <1839, конец года>
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Ночь туманная темна,
  
  
  
   Снег на стогнах тает,
  
  
  
  Вкруг немая тишина
  
  
  
   Робость навевает.
  
  
  
  Не пугай, зловещий мрак!
  
  
  
   Без того - смущенья
  
  
  
  Не сгоню с души никак.
  
  
  
  Ты, что волею своей
  
  
  
   Жизнь даешь в отраду -
  
  
  
  Дай же мир душе моей,
  
  
  
   Если жить уж надо.
  
  
  
  <1839, конец года>.
  
  
  
  
  ГОРОД
  
  
  
  Смеркаться начинает,
  
  
  
  Уж звезды надо мной, -
  
  
  
  И вот мы подъезжаем
  
  
  
  К заставе городской.
  
  
  
  Дома стоят рядами,
  
  
  
  Огонь мелькает в них, -
  
  
  
  И стук от экипажей
  
  
  
  Несется с мостовых.
  
  
  
  Вся скука городская
  
  
  
  Приходит мне на ум,
  
  
  
  И как гнетет здесь душу
  
  
  
  Забот вседневных шум.
  
  
  
  Скорей! насквозь чрез город,
  
  
  
  Ямщик, скачи же ты:
  
  
  
  Там - снова бесконечность
  
  
  
  И вольный мир мечты.
  
  
  
  <1839?>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В прогулке поздней видел я
  
  
   Сквозь окны - в пышной зале
  
  
   Толпу людей и блеск огня
  
  
   И гости пировали.
  
  
   А снег валился, в стеклы бил,
  
  
   И веял ветер смелый,
  
  
   И кровлю темную покрыл

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 135 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа