Главная » Книги

Огарев Николай Платонович - Стихотворения, Страница 5

Огарев Николай Платонович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

div>
  
   А все ж страдаю я невольно;
  
  
   Их песнь светла, в ней вера есть -
  
  
   Мне сердца ран не перечесть.
  
  
   Они счастливы, боже мой!
  
  
   Кто вы, мои певцы, - не знаю,
  
  
   Но с наслажденьем и тоской
  
  
   Я, странник грустный, вам внимаю.
  
  
   Блаженствуйте! я со слезой
  
  
   Вас в тишине благословляю!
  
  
   Любите вечно! жизнь в любви -
  
  
   Блаженный сон, друзья мои.
  
  
   Живите мало. Странно вам?
  
  
   Ромео умер, с ним Джульетта -
  
  
   Шекспир знал жизнь, как бог, - мы снам
  
  
   Роскошно верим в юны лета,
  
  
   Но сухость жизнь наводит нам...
  
  
   Да мимо идет чаша эта,
  
  
   Где сожаленье, и тоска,
  
  
   И грустный холод старика!
  
  
   Блаженны те, что в утре дней
  
  
   В последнем замерли лобзанье,
  
  
   В тени развесистых ветвей,
  
  
   Под вечер майский, при журчанье
  
  
   Бегущих вод, - и соловей
  
  
   Им пел надгробное рыданье,
  
  
   А ворон тронуть их не смел
  
  
   И робко мимо пролетел.
  
  
   1841, 15-16 декабря
  
  
  
  
  ВЕЧЕР
  
  
  
  Когда настанет вечер ясный,
  
  
   Люблю на берегу пруда
  
  
   Смотреть, как гаснет день прекрасный
  
  
   И загорается звезда,
  
  
   Как ласточка, неуловимо
  
  
   По лону вод скользя крылом,
  
  
   Несется быстро, быстро мимо -
  
  
   И исчезает... Смутным сном
  
  
   Тогда душа полна бывает -
  
  
   Ей как-то грустно и легко,
  
  
   Воспоминанье увлекает
  
  
   Ее куда-то далеко.
  
  
   Мне грезятся иные годы,
  
  
   Такой же вечер у пруда,
  
  
   И тихо дремлющие воды,
  
  
   И одинокая звезда,
  
  
   И ласточка - и все, что было,
  
  
   Что сладко сердце разбудило
  
  
   И промелькнуло навсегда.
  
  
  
  
  ФАНТАЗИЯ
  
  
   Свеча горит. Печальным полусветом
  
  
  Лучи блуждают по стене пустой
  
  
  Иль бродят по задумчивым портретам.
  
  
  Закрыл я книгу. С буквою немой
  
  
  Расстался наконец. Что толку в этом?
  
  
  Душа бежит учености сухой.
  
  
  Теперь хочу роскошных наслаждений
  
  
  И наяву я жажду сновидений.
  
  
   Какой-то звук, то робкий, то мятежный,
  
  
  В ночи звучит; я музыкою полн,
  
  
  Я весь в мелодии теряюсь нежной...
  
  
  Мне грезится: качаясь, легкий челн
  
  
  Меня влечет, шумит тростник прибрежный,
  
  
  И звучен плеск в реке бегущих волн,
  
  
  Мне с берегов цветы благоухают,
  
  
  Сквозь тонкий пар с небес луна сияет.
  
  
   Вот предо мной во мгле лежит Верона...
  
  
  Чуть дышит воздух теплый, ночь пышна,
  
  
  Джульетты голос слышен мне с балкона...
  
  
  Ребенок страстный - вся любовь она.
  
  
  Но кто поет? Ты ль это, Дездемона?
  
  
  Как песнь твоя мечтательно грустна!
  
  
  Душа полна любви, полна желаний,
  
  
  И с уст невинных жажду я лобзаний.
  
  
   Я забываюсь в сладком усыпленье,
  
  
  И тени милые передо мной
  
  
  В причудливом несутся сновиденье.
  
  
  Я счастлив, я блаженствую душой...
  
  
  Но будит вдруг внезапное волненье,
  
  
  Еще ловлю я сон прекрасный мой,
  
  
  Душа грустит, стремяся и желая,
  
  
  Трещит свеча, печально догорая...
  
  
  <1841>
  
  
  
  
  ЗВУКИ
  
  
   Как дорожу я прекрасным мгновеньем!
  
  
  Музыкой вдруг наполняется слух,
  
  
  Звуки несутся с каким-то стремленьем,
  
  
  Звуки откуда-то льются вокруг,
  
  
  Сердце за ними стремится тревожно,
  
  
  Хочет за ними куда-то лететь...
  
  
  В эти минуты растаять бы можно,
  
  
  В эти минуты легко умереть,
  
  
  <1841>
  
  
  
  
  ПРОМЕТЕЙ
  
  
  Прочь, коршун! больно! Подлый раб,
  
  
  Палач Зевеса!.. О, когда б
  
  
  Мне эти цепи не мешали,
  
  
  Как беспощадно б руки сжали
  
  
  Тебя за горло! Но без сил,
  
  
  К скале прикованный, без воли,
  
  
  Я грудь мою тебе открыл,
  
  
  И каждый миг кричу от боли,
  
  
  И замираю каждый миг...
  
  
  На мой безумно жалкий крик
  
  
  Проснулся отголосок дальний,
  
  
  И ветер жалобно завыл
  
  
  И прочь рванулся что есть сил,
  
  
  И закачался лес печальный;
  
  
  Испуга барс не превозмог -
  
  
  Сверкая желтыми глазами,
  
  
  Он в чащу кинулся прыжками;
  
  
  Туман седой на горы лег,
  
  
  И море дальнее, о скалы
  
  
  Дробяся, глухо застонало...
  
  
  Один спокоен царь небес -
  
  
  Ничем не тронулся Зевес!
  
  
  Завистник! Он забыть не может,
  
  
  Что я творец, что он моих
  
  
  Созданий ввек не уничтожит;
  
  
  Что я с небес его для них
  
  
  Унес огонь неугасимый...
  
  
  Ну что же, бог неумолимый,
  
  
  Ну, мучь меня! Еще ко мне
  
  
  Пошли хоть двадцать птиц голодных,
  
  
  Неутомимых, безотходных,
  
  
  Чтоб рвали сердце мне оне -
  
  
  А все ж людей я создал! - Твердый,
  
  
  Смеясь над злобою твоей,
  
  
  Смотрю я, непокорный, гордый,
  
  
  На красоту моих людей.
  
  
  О! хорошо их сотворил я,
  
  
  Во всем подобными себе:
  
  
  Огонь небесный в них вселил я
  
  
  С враждою вечною к тебе,
  
  
  С гордыней вольною Титана
  
  
  И непокорностью судьбе.
  
  
  Рви, коршун, глубже в сердце рану -
  
  
  Она Зевесу лишь позор!
  
  
  Мой крик пронзительный - укор
  
  
  Родит в душах моих созданий;
  
  
  За дар томительный страданий
  
  
  Дойдут проклятья до небес -
  
  
  К тебе, завистливый Зевес!
  
  
  А я, на вечное мученье
  
  
  Тобой прикованный к скале,
  
  
  Найду повсюду сожаленье,
  
  
  Найду любовь по всей земле,
  
  
  И в людях, гордый сам собою,
  
  
  Я наругаюсь над тобою.
  
  
  <1841>
  
  
  
  
  ПОЛДЕНЬ
  
  
  
  Полуднем жарким ухожу я
  
  
   На отдых праздный в темный лес
  
  
   И там ложусь, и все гляжу я
  
  
   Между вершин на даль небес.
  
  
   И бесконечно тонут взоры
  
  
   В их отдаленье голубом;
  
  
   А лес шумит себе кругом,
  
  
   И в нем ведутся разговоры:
  
  
   Щебечет птица, жук жужжит,
  
  
   И лист засохший шелестит,
  
  
   На хворост падая случайно, -
  
  
   И звуки все так полны тайной...
  
  
   В то время странным чувством мне
  
  
   Всю душу сладостно объемлет;
  
  
   Теряясь в синей вышине,
  
  
   Она лесному гулу внемлет
  
  
   И в забытьи каком-то дремлет.
  
  
   <1841>
  
  
  
  
  МЛАДЕНЕЦ
  
  
  
  Сидела мать у колыбели;
  
  
   Дитя спало, но в странном сне:
  
  
   Его уста уж не алели,
  
  
   А будто улыбались мне.
  
  
   Свеча бросала отблеск бледный,
  
  
   Ребенок бледен был лицом.
  
  
   Я думал: спи, малютка бедный,
  
  
   Пока ты с горем не знаком.
  
  
  
  Придет пора - и вспыхнут страсти,
  
  
   В сомненьях истомится ум,
  
  
   И станет рваться грудь на части,
  
  
   И лоб наморщится от дум;
  
  
   И, может быть, среди обмана,
  
  
   Надежд напрасных и сует
  
  
   Ты пожалеешь слишком рано
  
  
   О том, что был рожден на свет.
  
  
  
  И я на мать взглянул уныло -
  
  
   Увидел слезы на глазах,
  
  
   Лицо ее так грустно было,
  
  
   Так много скорби на устах.
  
  
   Я подошел: передо мною
  
  
   Лежало мертвое дитя,
  
  
   А мать качала головою -
  
  
   И в холод бросило меня...
  
  
   <1841>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Она никогда его не любила,
  
  
   А он ее втайне любил;
  
  
   Но он о любви не выронил слова:
  
  
   В себе ее свято хранил.
  
  
   И в церкви с другим она обвенчалась;
  
  
   По-прежнему вхож он был в дом,
  
  
   И молча в лицо глядел ей украдкой,
  
  
   И долго томился потом.
  
  
   Она умерла. И днем он и ночью
  
  
   Все к ней на могилу ходил;
  
  
   Она никогда его не любила,
  
  
   А он о ней память любил.
  
  
   <1841-1842>
  
  
  
   РАЗОРВАННОСТЬ
  
  
  
  Я много думал - и постиг,
  
  
   Что божий мир спокоен, ясен,
  
  
   Что в жизни каждый миг прекрасен,
  
  
   Что в жизни каждый миг велик;
  
  
   Но тихо шепчет возраженье
  
  
   Души невольное мученье!
  
  
   И тщетно примиряет ум
  
  
   Противуречия без счету -
  
  
   Тяжел вседневной жизни шум,
  
  
   Сухая мелкая забота;
  
  
   Душа не знает, что просить,
  
  
   И вся она полна желаньем,
  
  
   И разума с своим страданьем
  
  
   Ей никогда не примирить.
  
  
   Спокоен ум, а сердцу больно,
  
  
   В груди огонь и кровь кипит,
  
  
   И слезы катятся невольно -
  
  
   Тоска томит, тоска томит!..
  
  
   Ты рвешься ль к небу, пламенея,
  
  
   Земных ли благ желать готов, -
  
  
   Все злобный коршун Прометея
  
  
   Вонзает в сердце жадный клёв.
  
  
   <1841-1842>
  
  
  
  
  АМЕРИКА
  
  
  
   Среди океана
  
  
  
   Лежала страна,
  
  
  
   И были спокойны
  
  
  
   Ее племена.
  
  
  
   Под небом лазурным
  
  
  
   Там пальмы росли
  
  
  
   На почве обильной
  
  
  
   Прекрасной земли.
  
  
  
   Беспечны и вольны
  
  
  
   Там были отцы,
  
  
  
   И жены, и дети,
  
  
  
   И мужи-бойцы.
  
  
  
   Пришли европейцы:
  
  
  
   Земля им нужна -
  
  
  
   И стали туземные
  
  
  
   Гнать племена.
  
  
  
   И всех истребили, -
  
  
  
   Последний бежал,
  
  
  
   В лесах проскитался,
  
  
  
   Без вести пропал.
  
  
  
   Нет даже преданий!
  
  
  
   Прошло время то,
  
  
  
   И как оно жило -
  
  
  
   Не знает никто.
  
  
  
   И знаем мы только:
  
  
  
   Теперь его нет!
  
  
  
   Зачем оно было?
  
  
  
   Кто даст мне ответ?
  
  
  
   1842, 14-15 января
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Я помню робкое желанье,
  
  
   Тоску, сжигающую кровь,
  
  
   Я помню ласки и признанье,
  
  
   Я помню слезы и любовь.
  
  
   Шло время - ласки были реже
  
  
   И высох слез поток живой,
  
  
   И только оставались те же
  
  
   Желанья с прежнею тоской.
  
  
   Просило сердце впечатлений,
  
  
   И теплых слез просило вновь,
  
  
   И новых ласк, и вдохновений,
  
  
   Просило новую любовь.
  
  
   Пришла пора - прошло желанье,
  
  
   И в сердце стало холодно,
  
  
   И на одно воспоминанье
  
  
   Трепещет горестно оно,
  
  
   1842, 24 февраля
  
  
  
  
  ИСПОВЕДЬ
  
  
   Мой друг, тебе хотел бы я
  
  
  
  Сказать, что душу мучит;
  
  
   Я знаю, исповедь моя
  
  
  
  Тебе ведь не наскучит.
  
  
   Да только лишь сказать хочу,
  
  
  
  Как вдруг в лице я вспыхну,
  
  
   Займется дух, и я молчу
  
  
  
  И головой поникну.
  
  
   А все бы я сказал тебе:
  
  
  
  Люблю иль ненавижу,
  
  
   Как я не верую судьбе,
  
  
  
  Как мало в жизни вижу;
  
  
   Да стыдно жаловаться мне,
  
  
  
  А в том, что как-то чудно
  
  
   Живет в душевной глубине,
  
  
  
  Мне высказаться трудно,
  
  
   <1842, июнь>
  
  
  
   ПРЕДЧУВСТВИЕ ВОИНА
  
  
   Кругом весь лагерь в тишине,
  
  
   Объят глубоким сном;
  
  
   А на сердце так тяжко мне,
  
  
   Так много грусти в нем.
  
  
   Я на груди у ней мечтал
  
  
   Когда-то в тихом сне,
  
  
   Очаг радушно так пылал,
  
  
   И было сладко мне.
  
  
   А здесь, где пламень роковой
  
  
   Сверкает на мечах,
  
  
   Я грустен, одинок душой
  
  
   И слезы на глазах.
  
  
   Но есть еще надежда мне -

Другие авторы
  • Милонов Михаил Васильевич
  • Скотт Майкл
  • Менделеева Анна Ивановна
  • Ленкевич Федор Иванович
  • Трилунный Дмитрий Юрьевич
  • Толстой Лев Николаевич
  • Лейкин Николай Александрович
  • Аксаков Николай Петрович
  • К. Р.
  • Герцо-Виноградский Семен Титович
  • Другие произведения
  • Груссе Паскаль - Искатели золота
  • Аксаков Иван Сергеевич - Краткая записка о странниках или бегунах
  • Голлербах Эрих Федорович - Уменье видеть
  • Фонвизин Денис Иванович - Лисица-Кознодей
  • Тынянов Юрий Николаевич - М. Назаренко. Роман "Пушкин" в контексте литературоведческих работ Ю. Н. Тынянова
  • Кантемир Антиох Дмитриевич - (О переводе)
  • Хмельницкий Николай Иванович - Хмельницкий Н. И.: Биографическая справка
  • Рылеев Кондратий Федорович - К. Ф. Рылеев: биографическая справка
  • Златовратский Николай Николаевич - Тургенев, Салтыков и Гаршин
  • Мережковский Дмитрий Сергеевич - Пушкин с нами
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 142 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа