Главная » Книги

Огарев Николай Платонович - Стихотворения, Страница 9

Огарев Николай Платонович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

частье.
  
  
  1842, октябрь
  
  
  
  
   XX
  
  
  
  Вы дружбу мне хранить глубоко
  
  
   Клялися, ввек не изменя.
  
  
   О! если так - в стране далекой
  
  
   Молю вас, вспомните меня!
  
  
  
  В часы унынья и страданья,
  
  
   Печально голову склоня,
  
  
   Как друга, полного вниманья,
  
  
   Молю вас, вспомните меня!
  
  
  
  В часы молитв и умиленья -
  
  
   Вы, как заступница моя,
  
  
   Как ангел, полный сожаленья.
  
  
   Молю вас, вспомните меня.
  
  
   <1842, октябрь - ноябрь>
  
  
  
  
   XXI
  
  
  Два дня я не видал моей стат_у_и.
  
  
  Флоренция уныла в эти два дня
  
  
  Была. Над ней висели тучи. Арно,
  
  
  Как желчный человек, все время злился,
  
  
  И дождь все лил, и было холодно.
  
  
  Но вот опять настало воскресенье,
  
  
  И солнце проглянуло. Стало сухо
  
  
  На улицах. Привычною дорогой
  
  
  Пошел я в церковь dell'Annunziata,
  
  
  Опять орган играл. Моя статуя
  
  
  Казалася на вас еще похожей,
  
  
  Глядела на меня точь-в-точь, как вы,
  
  
  О! этих у меня минут блаженных,
  
  
  Минут безмолвного воспоминанья,
  
  
  Никто отнять не может. Я украл их
  
  
  У жизни, и с тех пор сносить мне легче
  
  
  Мучения, которые она
  
  
  Мне щедро расточает. - Но, должно быть,
  
  
  Ужасно странно старику монаху
  
  
  Меня всегда на том же месте видеть!
  
  
  Он, верно, взор мой выследил уже
  
  
  И рассердился, что хожу я в церковь
  
  
  Не для молитвы, или - может быть,
  
  
  Жалея, помолился за меня;
  
  
  А может быть, он улыбнулся только,
  
  
  Как человек, давно привыкший к жизни...
  
  
  О! если б знали вы, как я могу
  
  
  Любить и нежно и глубоко, - сами
  
  
  Вы рады были бы любить меня.
  
  
  Но я не смею высказать любви!
  
  
  Я несколько могу украсть у жизни
  
  
  Минут безмолвного воспоминанья -
  
  
  И только...
  
  
  1842, ноябрь
  
  
  
  
   XXII
  
  
  Сегодня колоколен звон печальный
  
  
  Воспоминанье разбудил во мне
  
  
  О близких сердцу, об отчизне дальней,
  
  
  Ее великопостной тишине;
  
  
  О людях мрачных, будто жить им мука,
  
  
  Об улицах, где тает желтый снег,
  
  
  И всюду пустота, унынье, скука,
  
  
  Туман и сырость - томен человек...
  
  
  Я вспомнил, как мы с вами у камина
  
  
  Сидели вечером... уже давно!
  
  
  Но памяти не свеяла чужбина,
  
  
  Что было в сердце - и теперь оно.
  
  
  Еще я ночь храню в воспоминанье
  
  
  Христова воскресенья. В церкви вы
  
  
  Тогда стояли в белом одеянье,
  
  
  С свечой в руке, средь набожной толпы;
  
  
  Ваш ясный взор исполнен был покоя...
  
  
  Вы как-то улыбнулися мне раз;
  
  
  А я тогда, поодаль грустно стоя, -
  
  
  Я вас любил и мог глядеть на вас.
  
  
  1842, декабрь
  
  
  
  
  XXIII
  
  
  И год прошел, прошло и больше года...
  
  
  Я вновь был с вами летнею порой;
  
  
  Кругом цвела зеленая природа,
  
  
  И вы дружней казалися со мной.
  
  
  Да, дружбу вашу, может быть, в награду
  
  
  Вы за любовь мне дали. Может быть,
  
  
  Недаром вам старинную балладу
  
  
  О рыцаре вдруг вздумалось твердить.
  
  
  Тот рыцарь был в далекой Палестине,
  
  
  Искал забвения сердечных ран;
  
  
  Но сердце, верное своей святыне,
  
  
  Von seinem Grame nicht genesen kann {*},
  
  
  {* Не может излечиться от своей тоски (нем.).}
  
  
  И он оставил бой и Палестину
  
  
  И, возвратяся, ждал, когда она
  
  
  Окно растворит, взглянет на долину,
  
  
  Как светлый ангел, тишины полна.
  
  
  Как рыцарь тот, и я теперь, блуждая,
  
  
  Ищу забвения сердечных ран,
  
  
  Но сердце, все тоскуя и желая,
  
  
  Von seinem Grame nicht genesen kann.
  
  
  1842, декабрь
  
  
  
  
   XXIV
  
  
  
  Я новому искусству предался,
  
  
  Исполненный надежды и отваги;
  
  
  С благоговением чертить взялся
  
  
  Карандашом я лица на бумаге.
  
  
  
  Не знаю я, успею или нет.
  
  
  Быть может, нет способности нимало;
  
  
  А может, есть она! Но ваш портрет
  
  
  Мне сделать надобно во что б ни стало,
  
  
  
  А если мастером мне быть дано
  
  
  И бросить кистью, свыше вдохновленной,
  
  
  Живые образы на полотно -
  
  
  Вы будете моей святой Мадонной.
  
  
  1842, декабрь
  
  
  
  
   XXV
  
  
  Труд не пропал, учился я не тщетно.
  
  
  Ходил я в церковь dell'Annunziata
  
  
  С моим maestro. Там в благоговенье
  
  
  Я очерк написал моей статуи.
  
  
  И он похож. Теперь я стану ночи
  
  
  Просиживать перед моим рисунком
  
  
  Или чертить с него другие лица,
  
  
  Все больше приближаясь к сходству с вами,
  
  
  И наконец я воссоздам ваш образ.
  
  
  Его поставлю я перед собою,
  
  
  И поселится в комнате моей
  
  
  Он как святыня. В ней тогда, как в храме,
  
  
  Все тайною небесною задышит,
  
  
  А я садиться стану перед ликом,
  
  
  Безмолвно созерцая в обожанье.
  
  
  1842, декабрь
  
  
  
  
   XXVI
  
  
  
  
  
  
  
   Livorno
  
  
  Livorno спит, озарено луною,
  
  
  А я стою печально у окна;
  
  
  Верхушки мачт мелькают за стеною,
  
  
  Маяк горит. Там море! Там волна
  
  
  Кочует вслед за дружною волною...
  
  
  Туда пущусь я завтра, и Луна
  
  
  Осветит бледно зыблемое лоно
  
  
  С конца в конец далекий небосклона.
  
  
  Но страх и скорбь в ночи меня тревожат*
  
  
  Что, если вы не любите меня?
  
  
  Что, если вы действительно, быть может,
  
  
  Смеетесь надо мной, тогда как я
  
  
  Любовью мучусь?..
  
  
  И между тем как мчится жизнь моя
  
  
  Мучительно в волнении бесплодном ->
  
  
  Гордитесь вы в тщеславии холодном.
  
  
  А я, как Пигмальон, стою пред вами
  
  
  И тщетно вас хочу одушевить...
  
  
  Но нет! и тут я тешуся мечтами!
  
  
  Но вы горды, я горд. Что может быть
  
  
  Для вас с своими муками и снами
  
  
  Моя ненужная любовь? Хранить
  
  
  Ее я стану про себя, и только,
  
  
  А вы и не заметите нисколько,
  
  
  1842, конец декабря
  
  
  
  
  XXVII
  
  
  
  
  
  
  
  Рим
  
  
  Я ночью подъезжал к святому граду,
  
  
  О вас воспоминанием томим:
  
  
  Так вот где жизнь давала вам отраду,
  
  
  Вот он, любимый вами, старый Рим!..
  
  
  Я видел в полукруге колоннаду,
  
  
  И храм, и купол, скругленный над ним, -
  
  
  При свете лунном, в синей мгле тумана, -
  
  
  И слышал плеск я звучного фонтана.
  
  
  Какими-то несбыточными снами
  
  
  Душа исполнилась; казалось мне,
  
  
  Что здесь могу бродить я вместе с вами
  
  
  В тиши колонн, безмолвных при луне;
  
  
  Фонтан журчит и искрится пред нами,
  
  
  Темнеет купол в синей вышине;
  
  
  А я гляжу при блеске лунной ночи
  
  
  Вам в светлые, задумчивые очи.
  
  
  Мне странным веет Рим воспоминаньем
  
  
  О днях безвестных мне; душа моя
  
  
  Так с вашим сблизилась существованьем,
  
  
  Что вашу жизнь переживаю я.
  
  
  В особый мир, как бы очарованьем,
  
  
  От лиц окружных я унес себя;
  
  
  Ничьими не проникнутый очами,
  
  
  В прошедшем вашем все я вместе с вами.
  
  
  Мы молимся мадоннам Ватикана,
  
  
  Мы в Колизей идем, когда луна
  
  
  Над ним восходит. Дома утром рано
  
  
  Иль вечером стоим мы у окна:
  
  
  Глядим на Тибр; за ним лежит поляна
  
  
  И горы синие; его волна
  
  
  У берега колышет челн забытой;
  
  
  Пол-Рима в отблеске зари открыто.
  
  
  Уста немы. В дали теряясь взором,
  
  
  Мы чувствуем, что происходит в нас,
  
  
  И говорим безмолвным разговором...
  
  
  В моей душе то, что в душе у вас,
  
  
  Родится разом; мысль в движенье скором
  
  
  Летит за вашей мыслью каждый раз,
  
  
  И я люблю, блаженствую и плачу,
  
  
  И жизнь в несбыточном мечтанье трачу,
  
  
  1843, январь
  
  
  
  
  XXVIII
  
  
   Я взял коня и поскакал в Albano.
  
  
   Там жили вы еще не так давно.
  
  
   День ясен был, но злобный tramontano {*}
  
  
   {* Северный ветер (итал.).}
  
  
   Мне дул в лицо, и было холодно.
  
  
   Вдали лежало море за поляной,
  
  
   И в блеске дня сребрилося оно.
  
  
   Нетерпеливо путь свершал я длинный...
  
  
   Кругом задумчиво стояли пинны.
  
  
   В Albano вы меня свезти просили
  
  
   Знакомцу, другу вашему, поклон;
  
  
   Он рад был, что его вы не забыли,
  
  
   И встретился, как друг, со мною он,
  
  
   И с ним об вас мы много говорили.
  
  
   Он знает вас, как я; с любовью он
  
  
   Ваш лик чудесный вспоминал со мною
  
  
   И как вы нежны и светлы душою.
  
  
   Давно я дня не проводил такого;
  
  
   Давно мне не было кому сказать
  
  
   Об вас из сердца вынутого слова...
  
  
   Тут имя ваше мог я повторять
  
  
   И слушать, как оно из уст другого
  
  
   С участием произносилося опять...
  
  
   О! верно вам откликнулися речи,
  
  
   Об вас веденные при этой встрече.
  
  
   Прощаясь, мы друг другу обещали
  
  
   Не раз видаться... Тихо ехал я
  
  
   В Castell'Gondolfo, где и вы бывали,
  
  
   Быть может, часто: медленно бродя,
  
  
   Быть может, вы на озеро взирали,
  
  
   На замок и на дальние поля
  
  
   И по дороге шли, где, зеленея,
  
  
   Шумит дубов тенистая аллея.
  
  
   Я в Рим вернулся поздно. Темно было.
  
  
   Тянулись стогны в грустной тишине;
  
  
   Свет фонарей по ним бродил уныло -
  
  
   Но хорошо на сердце было мне;
  
  
   Оно воспоминало и любило...
  
  
   Я думал, что увижу вас во сне;
  
  
   Но лег усталый; сон мне не приснился,
  
  
   И я поутру грустно пробудился,
  
  
   1843, январь
  
  
  
  
   XXIX
  
  
   Я так давно не видел вас во сне,
  
  
   Что это даже стало страшно мне.
  
  
   Мы так давно расстались... может быть,
  
  
   Вам удалось совсем меня забыть,
  
  
   И вы не стали посещать меня;
  
  
   А может, сам я, голову скдоня
  
  
   Под гнетом жизни, силу потерял,
  
  
   Которой образ ваш я вызывал
  
  
   В безмолвии ночей, пред каждым сном,
  
  
   И был уверен видеть вас потом;
  
  
   Смиренно стал тревожить я мольбой
  
  
   Все силы тайные, что мы судьбой
  
  
   Привыкли в смутной думе называть;
  
  
   Но в них давно умел я разгадать
  
  
   Жизнь мира, связь между людьми. Оне
  
  
   Живут в нас и таинственно во сне
  
  
   Людей выводят дальних, с жизнью чьей
  
  
   Сплелись мы сильно жизнию своей.
  
  
   Мольбы остались тщетны - и не раз
  
  
   Я думал, что с ума схожу подчас,
  
  
   Вчера я слушать оперу ходил,
  
  
   И весь я музыкой исполнен был.
  
  
   А музыка - любовь, и в этот раз
  
  
   Уверен был опять я видеть вас...
  
  
   И снова посетили вы меня -
  
  
   Хотя на миг и смутно... Помню я
  
  
   Улыбку, полную любви... Потом
  
  
   Исчезли вы, как тень. Теперь в моем
  
  
   Воспоминанье этот сон живет,
  
  
   Улыбка ваша из ума нейдет.
  
  
   Вчера вы, верно, вспомнили меня,
  
  
   Или ко мне писали... или я
  
  
   Сегодня получу письмо от вас;
  
  
   Я так давно его жду каждый час!
  
  
   И, может быть, оно придет ко мне,
  
  
   Как та улыбка светлая во сне.
  
  
   Но я письма от вас не получил,
  
  
   Но вы меня не вспомнили, быть может,
  
  
   И сон мой только бред горячки был,
  
  
   Которая бесплодно дух тревожит.
  
  
   О! если б знали вы, как жизнь моя
  
  
   Проходит скорбно! Если бы вы знали,
  
  
   Что чувство, мысль, любовь - все для меня
  
  
   Источник нескончаемой печали!
  
  
   Увидя, как мне трудно жизнь сносить,
  
  
   Взглянув во мне на внутреннюю битву, -
  
  
   Вы небу прошептали б, может быть,
  
  
   Укор мятежный или робкую молитву,
  
  
   1843, январь
  
 []
  
  
  
  
   XXX
  
  
   Вчера она пела, Клара Новелло,
  
  
  
  И песнь ее звонко неслась.
  
  
   За песней куда-то сердце летело,
  
  
  
  И вздох прорывался не раз.
  
  
   Влюбленные звуки, страстные звуки
  
  
  
  Так живо встревожили вновь
  
  
   Желания сердца, полные муки,
  
  
  
  Стремленье, тоску и любовь,
  
  
   Она улыбалась мило и нежно...
  
  
  
  Как поступь мила у нее!
  
  
   Откинутый локон вьется небрежно
  
  
  
  Вкруг беленькой шейки ее.
  
  
   Смотрел я и слушал, грудь изомлела,
  
  
  
  С ресницы слеза пролилась...
  
  
   Мучительно сладко Клара Новелло
  
  
  
  Вчера мне напомнила вас!
  
  
   <1843, январь - февраль>
  
  
  
  
   XXXI
 

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 57 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа