Главная » Книги

Грот Константин Яковлевич - Пушкинский Лицей, Страница 17

Грот Константин Яковлевич - Пушкинский Лицей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

й, гувернеров и воспитанников, дают не мало любопытного для характеристики как их, так и лицейского быта вообще.
   С некоторыми из статей журнала вкратце уже познакомил читателей мой отец в своей известной книжке, но откладывать долее напечатание целиком этого памятника лицейской старины - нет основания.
   Я. К. Грот дал и обстоятельное описание этого журнала, которое мы повторяем здесь, не считая нужным что-либо изменять в нем.
   Замечу предварительно, что "Лицейский Мудрец" отыскался не сразу. Его долго считали утраченным, а именно оставшимся в бумагах скончавшегося во Флоренции (1820 г. от чахотки) воспитанника 1-го к. Н. А. Корсакова: В. П. Гаевский долго искал тщетно его и другие журналы, и в 1853 г. - в своих статьях о Дельвиге не мог ими воспользоваться. Но через 10 лет, в 1863 г., когда писал свою статью о Пушкине в Лицее, он уже имел в руках "Лицейский Мудрец", но не сообщил, где он нашелся. Надо думать, что Гаевский получил его от М. Л. Яковлева (вместе с другими бумагами), от которого все эти рукописи перешли, как знаем, к Матюшкину. Последний и передал этот журнал, в числе прочих документов, моему отцу. Вот что сообщает Я. К. Грот об этом издании:
   "Сохранившийся "Лицейский Мудрец" составляет небольшую тетрадь или книжку в форме продолговатого альбома, в (темно) красном сафьянном переплете. На лицевой стороне переплета, в золотом венке, читается заглавие и под ним означен год: "1815". В январе этого года воспитанники перешли в старший курс, а возобновленный журнал стал выходить осенью и продолжался еще в начале 1816 года {По словам Гаевского ("Современн." 1863, т. 97, стр. 144), он существовал до конца 1816 г.}. В этот период явилось четыре номера, которые все и содержатся в описанной книжке. В конце каждого раскрашенные рисунки работы Илличевского, представляющие то воспитанников, то наставников в разных сценах, отчасти описанных в статьях журнала. Издателями, по словам Матюшкина, были: Данзас (будущий секундант Пушкина) и Корсаков {По Гаевскому же (там же) издателями были, кроме названных, еще Мартынов и Ржевский.}. Статьи по большей части писаны красивым почерком первого {Едва-ли не большая половина написана С. Д. Комовским, в чем всякий может убедиться, сличив один из почерков журнала с почерком его лицейских записок.}, почему в начале книжки и означено "В типографии Данзаса". Из прибавленной к этому шутки: "Печатать позволяется. Цензор Барон Дельвиг" - можно заключить, что этот товарищ, всеми уважаемый за свою основательность, просматривал статьи до переписки их начисто. Почти вся проза принадлежит, кажется, самому Данзасу; по крайней мере, во втором уже номере он бранит своих читателей за то, что они ничего не дают в журнал, и грозит им, что, если это будет продолжаться, "если, говорит он, ваши Карамзины не развернутся и не дадут мне каких-нибудь смешных разговоров: то я сделаю вам такую штуку, от которой вы не скоро отделаетесь. Подумайте. - Он не будет издавать журнала. - Хуже. - Он натрет ядом листочки "Лицейского Мудреца". - Вы почти угадали; я подарю вас усыпительною балладою г. Гезеля (то есть Кюхельбекера)". Последний, то под приведенным именем, то с намеком на пристрастие к дерптским студентам, или на дурное произношение русского языка, служит постоянным предметом насмешек на страницах "Лицейского Мудреца".
   К сказанному прибавим, что (как выше уже упомянуто), два четких, красивых почерка, которыми (вперемешку) написан текст журнала, принадлежат, без сомнения, Данзасу и Комовскому. Первый No весь писан Данзасом (оттого и шуточная подпись "В типографии Данзаса"). Во 2-м No только начало и конец ("Проза" и "Критика") написаны Данзасом. Все остальное - Комовским. Совершенно то же находим и в 3-м No. Наконец 4-ый No - сплошь написан Комовским. Акварельные рисунки-карикатуры при каждом No (без имени автора), по свидетельству первокурсников, принадлежат Илличевскому.
   Что касается содержания статей журнала, то оно все - юмористическое и во всех NoNo заключает в себе отделы: Изящной словесности: Прозы и Стихов, затем Критики и Смеси, а в NoNo 3 и 4 к этому присоединена еще статья "Политика". Предметом насмешек и нападок служат то товарищи, то наставники: из товарищей всего более достается Кюхельбекеру ("Гезелю") и Мясоедову, а из прочего лицейского персонала особенно некоторым гувернерам и доктору Пешелю. Но не одни интересы домашней, лицейской жизни затрагиваются в "Лиц. Мудреце". Ему не чужды и вопросы общественные и политические. На подобные две статьи (с краткой передачей их содержания) указал Я. К. Грот в своем описании "Лиц. Мудреца". Это именно - "Занятие Наполеона Буонапарте на Нортумберланде" по поводу толков о падении Наполеона и "Апология" - с защитой вызова в Россию иностранных педагогов.
   Стихотворная часть "Л. Мудреца" в общем довольно слабая, главнейше направленная на тех же товарищей и педагогов, в которой есть и совсем не остроумное и пошловатое, заключает в себе, однако ж не мало и забавного и любопытного. Таковы прежде всего "Национальные песни", с которыми я уже познакомил читателей выше, а затем некоторые пародии, эпиграммы и басни, обличающие и остроумие и изобретательность и бойкость пера юных авторов {На некоторые из них уже указано в статьях Гаевского и Я. Грота.}.
  

Лицейский Мудрец

No 1

  

1815

Оглавление

  
   Изящная словесность.
   1) Проза,
   a) К Читателям.
   b) Осел - философ.
   2) Стихотворения.
   a) К заключенному другу Поэту.
   b) К Мудрецу.
   c) Эпиграммы.
   d) Эпитафия.
   e) Нет, нет.
   3) Критика.
   a) Письмо к издателю.
   b) Объявление.
   4) Смесь.
   a) Письмо из Индостана.
   b) Анекдот.
   При сем две карикатуры. Печатать позволяется.

Цензор Барон Дельвиг.

В типографии В. Данзаса.

  

Изящная словесность

  

1) Проза

  

1) К Читателям

  
   Ну! только я могу сказать вместе с нашим славным Поэтом: "Ахти! Читатели, какой я молодец!"
   Как! ничто не может переменить моего снисходительного характера, - дни и месяцы летели; все переменилось, - стулья ломались, - стекла бились, и дребезги их являли плачевнейшие доказательства, что в сем мире тленно; а я!... я не переменился, та же услужливость, те же мудрые изречения, тот же трудолюбивый характер, те же... но довольно себя хвалить; словом после долговременнейшего отсутствия, я возвращаюсь к вам, любезнейшие читатели, обогащенный новыми познаниями и открытиями {"Мудрец" возобновлен в 1815 г. после значительного промежутка времени (начало издания относят к 1813 г., см. ниже соображения по поводу I ч. журн. "Мудрец-Поэт". К. Г.}.
   Я издаю журнал, любезнейшие читатели, но... это но предполагает величайшую остановку и такое возражение, которого вы не ожидаете. Как я издаю его по причине величайшей благосклонности моей к вам, то я, как мудрец, не признавая никакой власти над собою, кроме рассудка, не обещаюсь его издавать периодически...
   Это вас чрезвычайно тронуло, но что же делать? Как быть? Теперь година трудная, дел много, а особливо мне, мудрецу!...
   Но я с вами поступлю, любезнейшие читатели, как с маленькими детьми; естьли они чем-нибудь недовольны, то мамушка или нянюшка их вознаграждает игрушечкой. Нумера этого журнала будут выходить редко, да метко: это значит, что Лицейский мудрец будет прилагать все старания свои, чтобы принести вам удовольствие; но естьли же, любезнейшие читатели, вы найдете, что голова Лицейского мудреца повредилась немного в разлуке с светом, то что же делать? извинить с благосклонностью слабость старости, и подумать, что Лицейский мудрец скоро сделается Лицейским старичком!...

Л....й М....ц.

  

2. Осел философ

  
   Я слышал, помнится где-то, что в древние веки ослы были в большом почтении; и даже самый великий Юпитер дал им во владение гору Парнас, которая, как всем известно, досталась после нашим стихотворцам (от такого-то наследства многие из наших Поэтов, взбираясь на крутые верхи жилища небесных Муз, променяли разум свой на ослиный) - и потому, любезнейшие читатели, вы не должны удивляться, естьли вы увидите осла-философа, осла, рассуждающего о причине всего, что ему ни встретится. Итак, любезные чтецы, прошу раздвинуть уши, разинуть рот, словом, приложить величайшее внимание к сему рассказу:
   "В Гишпании, в родине славного Донкишота, один мельник имел осла, но как он никогда не бывал в Саламанке, никогда не дружился с книгами, почитая оные диавольским порождением, коего сочинители должны бы давно попасться в руки святой Инквизиции, то он и не знал, что в древности были ослы, которые разумом превосходили весь род мельников от Адама до его времени... Племя разумных ослов почти совсем истребилось; однако ж, оставалось несколько ослов, которые, несмотря на пагубное течение залива правды, на сияние, как бы сказать, лягушечного сиропа, потеряли всякий бюст всемирной истории...
   Что Читатель?... Неужто не понял ты, что это бессмыслица?... Экой дурак! смейтесь над ним...
   Ха!... ха!... ха!... ха!...
  

2. Стихотворения

  
   1. К заключенному другу - Поэту
  
   Дружище старый! я пришел, -
   Со мной ты будь повеселее,
   Шути, резвись и пей смелее,
   Ты видишь - я какой пострел.
   Пускай, с солдатской, битой рожей,
   Безрукий, долгий Инвалид,
   На чорта одного похожий,
   У наших пусть дверей стоит; -
   Чего бояться нам? похмелье
   Доставит всякому веселье.
  
   * * *
  
   Ты дядьку одного прибил, -
   За то тебе дружище слава,
   За дерзость бы ему я, право,
   И оплеуху б сотворил.
   Но в знак победы достохвальной,
   Наполним пуншем мы стакан,
   И звон веселья, звон бокальный,
   До дальних пронесется стран!
   Чего бояться нам? похмелье
   Доставит всякому веселье.
  
   * * *
  
   И все сбегутся к нам толпой,
   И пальцем все на нас покажут, -
   "Где дружба и вино, тут, скажут,
   "Блаженство, радость и покой".
   Так полно ж, милый друг, уныло,
   С подлобья на меня смотреть; -
   И так печально, мрачно, хило
   Арест забавный твой терпеть.
   Чего боишься ты? похмелье
   Доставит всякому веселье.
  
  
   2) К Мудрецу
  
   Восстань, восстань, мудрец,
   Ты после усыпленья.
   Воскрес опять творец,
   Спасти тебя от тленья.
   И ты опять восстанешь,
   Как прозой, так стихами,
   На всех сатирой грянешь,
   И остры Епиграммы,
   Как молньи заблестят,
   Всем уши заглушат.
   Опять в Лицее будет
   Поэзья процветать. -
   Мудрец же не забудет
   Журнал свой издавать.
  
  
   Епиграммы1
  
   1
  
   Известный врач Глупон
   Пошел лечить Дамета; -
   Туда пришедши, вспомнил он,
   Что нету с ним ни мази, ни ланцета;
   Лекарства позабыв на этот раз,
   Дамета тем от смерти спас.
  
   2
  
   Клит пел, что вылечит сестру мою Дориду,
   Он пел, - да и отпел сестрице панихиду.
  
   3
  
   Глупон в газетах публикует,
   Что он свой разум потерял.
   О сем несчастии во всех домах толкует;
   И просит каждого, чтоб он его искал.
   Награды деньгами не мало.
   Не знаю, кто сей труд захочет предпринять?
   Да где его сыскать?
   Когда рассудка в нем и сроду не бывало!
  
   4
  
   "Теперь мне кажется у нас нет никого,
   "То оду прочитать мою благоволите"
   (Так ночью говорил друзьям своим Полист) -
   "Не много... право только лист".
   - На что нам? Извините,
   Мы спим и без того.
  
   1 Прозвища Глупона, Дамета, Клита встречаются и в лицейских стихотворениях Пушкина. К. Г.
  
  
   Епитафия1
  
   Родясь, как всякий человек,
   Жизнь отдал праздности, труда как зла страшился;
   Ел с утра до ночи; под вечер спать ложился;
   Вставая, снова ел (да пил) и так провел весь век. -
   Счастливец! на себя он злобы не навлек.
   Кто впрочем из людей был вовсе без порока?
   И он писал стихи, к несчастию, без прока.
  
   1 Написана на товарища Ржевского, большого лентяя. См. Записку М. А. Корфа (Грот, "Пушкин", etc., стр. 227, прим.).
  
  
   Нет! Нет!
   (Подражание).
  
   Ты хочешь, чтоб я вновь пустился,
   Любезный друг, в сей шумный свет,
   Кричал, гремел и суетился, -
      Нет! Нет!
  
   Ты хочешь, чтобы полн отваги,
   Наемный будучи Поэт,
   Я разум ставил в контр бумаги, -
      Нет! Нет!
  
   Чтоб для ассесорского чину,
   Готов был всякому сонет,
   Чтоб льстил вельможе-господину; -
      Нет! Нет!
  
   Чтоб франтом в общество пустился,
   Имел тьму слуг и тьму карет,
   Был bel-esprit1, шутил, резвился, -
      Нет! Нет!
  
   Ты хочешь, чтобы в глупом споре,
   Решал все ссоры пистолет, -
   Чтоб был я с разумом в раздоре, -
      Нет! Нет!
  
   А я хочу, чтобы в спокойном
   Убежище я был всегда, -
   Был в счастьи зависти достойном, -
      Да! Да!
  
   1 остряк (франц.)
  
  
   3. Критика
  

1) Найденыш

(Письмо к издателю)1

  
   1 Можно догадываться, что это - шуточная критика одного из произведений Кюхельбекера, на что намекает разбор 4-й строфы.
  
   Милостивый Государь!
   Недавно, по причине семейных обязанностей, пошел я в рынок для покупок. Набравши провизии, я возвратился домой, но не могу представить вам моего удивления, когда увидел, что семга и калбасы обернуты какими-то стихами, и какой-то балладой. Я знал, что употребляют часто газеты и журналы для оберток; но не думал, чтобы сочинение стихами, и даже баллада может служить кровлею для калбасов. - Любопытство заставило меня разобрать, и не смотря на пятна, удалось мне прочесть несколько слов, - вот они:
  
   "Заглогшей, скользкою тропою,
   "Средь смежных с небом гор,
   "Идет трепеща над клюкою,
   "Нещастный Алманзор.
   "Дитя ведет его в пустыне,
   "Его на век померкнул взор.
  
   Постой любезный читатель, - Алманзор идет заглогшей тропою средь смежных с небом гор, в пустыне. Автор позабыл, что пустыня не есть горы, это маленькая вольность, прости ему. - Причастие трепеща говорится трепеща.
  
  
   * * *
  
   "И рев потока усыпился,
   "И вод падущих стук,
   "И горный ветер укротился, -
   "Все расцвело вокруг.
   "И улыбнулся дол в дали туманной
   "И гул пронес свирелей звук.
  
   Вот красоты; если ты не восхитился, то у тебя холодно как лед в сердце: рев усыпился так и стук падущих вод, два выражения совершенно поэтические. - Говорится гул несется, а не гул несет; но на это истинный гений не смотрит.
  
   * * *
  
   "О сын мой! близко ль край желанный,
   "Обитель дней златых
   "Вечерним светом увенчанный,
   "В тени дерев густых
   "Не видишь ли уютный, чистый домик
   "Так! это дом Отцев моих.
  
   Вот тут мы видим домик в тени дерев густых и светом увенчанный. Это новая фигура, которую можно кажется назвать Contra-sensutio (противусмыслие).
  
   * * *
  
   "О сын, не тихие ль зефиры
   "Летят с родной страны,
   "Шептанье от волшебной лиры
   "Дрожащия струны,
   "Ах! там священный прах моей Зюлимы:
   "Он спит в объятьях тишины.
  
   Помнится мне, что в мифологии никогда не представлялись Зефиры с лирою. Но это зато зефиры родной страны, да и немецкой!!...
  
   * * *
  
   "Они спешат, но вот раздался
   "Внезапный страшный крик,
   "Увы - вскричал - я погибаю
   "Ах горе и тебе, старик,
   "И старца руку покидает
   "Несчастный проводник.
  
   Вот и катастрофа! Впрочем никто не знает, кто кричал? Старик то. проводник ли или другой несчастный запутавшийся в горах?
   Но и я боюсь запутаться в лабиринте громких, пышных, но без смысла слов и потому, милостивый государь! Препровождая вам сию пиесу, остаюсь и пр.
  
  

2) Объявление

  
   M. M. M. желали бы с величайшею охотою представить некоторую пьесу, на французском языке писанную, и вероятно также в каких-нибудь рядах сысканную, в которой Герой есть Verville, a другие лица - dogue maton и пр., но некоторое несчастное приключение помешало удовольствию нашему представить вам сию пиэсу. - Просим Гг. Читателей вспомоществовать нас всякими пособиями, а наиболее манускриптами, которые будем помещать в нумерах сего журнала.
  
  

4. Смесь

  

Письмо из Индостана к Лицейскому Мудрецу1

  
   Любезный друг!
   Ты пишешь мне, что снова являешься на поприще давно уже тобою прославленном, снова представляешь просвещенным читателям своим великие плоды огромных сведений и полезных занятий твоих. - Ты просишь меня, чтоб я тебя уведомлял о всех политических происшествиях, которые случаются в наших странах, о поворотах, выворотах и переворотах здешних Монархий, и я тебя удовольствую. На этих днях произошла величайшая борьба между двумя Монархиями. - Тебе известно, что в соседстве у нас находится длинная полоса земли называемая Бехелькюкериада, производящая великий торг мерзейскими стихами, и что еще страннее имеющая страшнейшую Артиллерию. В соседстве сей Монархии находилось государство, называемое Осло-Доясомев2, которое известно по значительному торгу лорнетами, париками, цепочками, честьми и проч. и проч. - Последняя монархия, желая унизить первую, напала с великим криком на провинцию Бехель-кюкериады, называемую sourde oreille3, которая была разграблена; но за то сия последняя отмстила ужаснейшим образом: она преследовала неприятеля и, несмотря на все усилия королевства Рейеме, разбила совершенно при местечках щек, спин и проч. и проч. Казалось, что сими поражениями война совершенно кончилась; но в книге судеб было написано, что еще должны были трепетать и зубы и ребры... Снова начались сражения, но по большей части они кончились в пользу королевства Осло-Доясомева. Наконец, вся Индия пришла в движение и с трудом укротили бешенство сих двух Монархий, столь долго возмущающих спокойствие Индии. Присовокупляя при сем рисунок, в котором каждая Монархия является с своими атрибутами5. Вот тебе и реляция, которую ты у меня спрашивал; скажи, доволен ли ты ею, а я остаюсь твоим и проч.

 []

   Устин Кононыч Вспышкин, помирясь с соседом своим Сутягиным и отправив сына своего за море, сам отправился восвояси. Ясен был вечер! ясна была душа его, и добродушный помещик, закурив дорогую большую трубку, вовсе не думал о бренности вещей в сем мире, который во многом, говорят философы, подобен дыму, вылетавшему тогда из рта его. Но вдруг (правду, видно, говорят философы) занози себе ногу любимая лошадь его, вспылил Устин, приезжает домой, - кровь у него как в котле кипит, смотри ж, никто не попадайся ему... Не тут-то было, занес чорт к нему в комнату - уж не соседнего козла, а домашнего осла... у Вспышкина глаза запрыгали, - "вон, паршивая скотина, закричал он, топнув ботфортами блаженной памяти Екатерины Алексеевны, околей [вот] вся свора моя, если не убью тебя!" При сих ужасных словах - он вытащил из сапога арапник еще ужаснее и, схватя его за уши, стал тузить ужаснейшим образом, и вот...
  
   Пошла потеха над скотиной
   И крик псаря, и крик ослиный,
   И стук побой - не стало сил -
   Такую кашу заварил,
   Что гость ее не раскусил.

 []

  
   Тут кончается рукопись. Не скажет ли чего более рисунок?6 Кто ж это изо столба выглядывает? это старый немец-учитель, который, подобно Вральману, навидавшись до сыта свету, донашивал в конюшнях Вспышкина дряхлую свою голову.7 - Одно утешение его было в беседе с четвероногим Телемаком своим. О, бедный Ментор! У питомца твоего еле душа в ... держится. - Прибавление найдено в бумагах Вспышкина, что осел позабыл дорогу к покою неучтивого Вспышкина, выслушав долгое периодическое увещание от своего почтенного Ментора...
   Довольно ль вам, читатели?
  
   1 В такой форме передается рассказ о ссоре двух товарищей: Кюхельбекера и Мясоедова. (Срав. об этой пьесе: Грот "Пушкин", etc. стр. 271).
   2 Перестановка букв в фам. Мясоедов.
   3 глухое ухо (франц.)
   4 Гувернер Мейер.
   5 На этой первой из карикатур изображены Мясоедов и Кюхельбекер с гув. Мейером между ними. К. Г.
   6 Карикатура изображает описанную здесь сцену. Кого автор разумеет под Вспышкиным, к сожалению, не знаем. Я. К. Грот предположил (судя по надписи) Илличевского, но на каком основании, не видно. К. Г.
   7 Все тот же гуверн. Мейер.
  
  

Лицейский Мудрец

No 2

  

1815

Оглавление

  
   Изящная словесность.
   Проза.
   К Читателям.
   Занятия Наполеона Буонапарте на Нортумберланде.
   Стихотворения.
   К друзьям.
   Бедный мудрец.
   Зима.
   Ослы (баснь).
   Эпиграммы. Смесь.
   Прогулка.
   Охота.
   Процессия усопших. (При сем три карикатуры)

Печатать позволяется. - Цензор Барон Дельвиг.

В типографии К. Данзаса.

  

1) Изящная словесность

  

1) Проза

  

1) К Читателям

  
   Право, любезные Читатели, я чрезвычайно рассержен на вас. Как! ни одного пособия не дать мне; заставить меня одного издавать журнал! Это стыдно! весьма стыдно. После такого озорнического поступка, я с вами и говорить не хочу!...
   Что Читатели? вы меня кличете? так и быть, я послушаю, что вы только можете сказать в свое оправдание... Дела много! - неправда; на этой неделе и уроков не было.
   Немецкая бессмыслица не трудна, а тьмо-свет Кореджиевой ночи и Буттервека заметить было легко... Предметов не было... Вздор! пустое! На этой неделе был царский день, можно бы написать похвальную оду Катерине Павловне. Так! вижу вас лень подъела, мошенница. Только слушайте, любезные читатели, я вас на этот раз прощу, только хорошенько посмейтесь над тем, что только услышите в нашем журнале; но если же страшитесь моего мщения, если же, для будущего нумера, вы мне ничего не пришлете стихотворного или прозаического; если же ваши Карамзины не развернутся и не дадут мне каких-нибудь смешных разговоров, то я сделаю вам такую штуку, от которой вы нескоро отделаетесь. Подумайте. - Он не будет издавать журнала... - Хуже!... Он натрет ядом листочки Лицейского Мудреца... - Вы почти угадали: я подарю вас усыпительною балладой Г-на Гезеля!! {Т. е. Кюхельбекера. К. Г.}
  

2) Занятия Наполеона Буонапарте на Нортумберланде

(Письмо к Издателю)

  
   Милостивый Государь!
   Старинная дружба наша, и всегдашнее знакомство заставили меня к вам написать несколько строк о той огромной чучеле, которую мы везем теперь на остров св. Елены. Зная, что вы издаете журнал, я надеюсь, что рассказ мой принесет какое-нибудь удовольствие для любезных ваших читателей. - Итак приступим к рассказу:
   Находясь на Нортумберланде, я имею часто случай говорить с нашим славным арестантом. И даже, по должности моей, имею комнату свою подле его комнаты, от которой отделяет меня одна только перегородка. Вчера день был пасмурный; поднялся ветер, и беспрерывное качанье корабля так меня утомило (меня - впрочем привыкшего к морю офицера), что я принужден был головною болью лечь в постель. Я лег в полдень, а проснулся почти в полночь.
   Свет в комнате моего арестанта виден был из моей каюты и мешал мне снова заснуть. Вдруг слышу, что Буонапарте вскрикивает:
   "Comment, tu ne veux pas? Morbleu! je te ferai obéir, en avant! je vois que tu n'es pas de ma vieille garde, tu es un lache! un poltron!.. {Мы нарочно сохранили его собственные слова, боясь уменьшить их силу. Примеч. Л. М. [Как, ты не желаешь? Черт побери! Я заставлю тебя слушаться, вперед! вижу, ты не из моей старой гвардии, ты подлец, трус! - прим. ред.]}
   Любопытство заставило меня посмотреть сквозь щелку, и что же я увидел? ...Властелин Франции, бич вселенной, словом Император Наполеон, родоначальник великой династии Наполеонидов, ...поймав две крысы и бросив меж ими кусок сахару, занимался тем, что эти твари ссорились и дрались за него с остервенением. Я притаился, а он продолжал.
   Bien! voila ce que j'appelle charger! Parfaitement bien; je te reconnois pour Franèois, tu peux prendre ce petit morceau de sucre, il est bien gagné... Revenez dans votre maison!... {Хорошо! Вот это я понимаю атака! Превосходно; я снова узнаю в тебе Франсуа, можешь взять этот кусочек сахара, ты его заслужил... Ступайте в свой дом!.. (франц.)}
   При сих словах он открыл ящик, в который тотчас и скакнули крысы, а он, затворив его, пошел ходить по комнате. Долго ходил взад и вперед; наконец сказал:
   Oh! le maudit vieillard de Blücher: il m'a fait bien du mal... J'ai bien mal fait d'avoir quitté Elbe. J'avais tout ce que je voulois. Mon unique plaisir à présent composent ces deux rats, que je fais combattre; aujourd'hui c'est le Franèois qui a le dessus, j'en suis bien aise. {О! проклятый старик Блюхер: Сколько зла он мне причинил... Напрасно я покинул Эльбу. У меня было все, чего я желал. Теперь мое единственное удовольствие составляют эти две крысы, которых я заставляю драться; сегодня верх одержал Франсуа, порадовал меня (франц.)}
   Он лег, и я признаюсь не был еще уверен, слышал ли это я или нет? - Бедный монарх! тебя разбили, посадили на корабль и везут в вечную тюрьму, а твое утешение в двух крысах!!!...
   К нам пристал корабль, едущий в Петербург: остается только время запечатать письмо и остаться вашим и пр.
  

Стихотворения

  
   К друзьям.
  
   Муза, дай бумагу, перья,
   К вам пишу, мои друзья!
   Нет в поэте лицемерья,
   Так сердиться нам нельзя.
   А хотите, - я ни слова.
   Только перышком вожу;
   С чердака мово сквознова
   Глупым фигу я кажу.1
  
   * * *
  
   Михель! добрый ты служивый,
   Пусть и добрый человек.
   Чту твой разум справедливый,
   И потертый в службе век.
   Но еще б любил я боле...
   Если б, против нашей воли,
   Полнедели, каждый раз,
   Не дежурил ты у нас.2
  
   * * *
  
   Кварце, точил бы ты балясы,
   Я смеяться так готов.
   Но твои мне горче классы
   Наших сладких пирогов.
   Формулы твои глубоки,
   Тянут не хотя ко сну.
   Для чего ж меня, жестокий,
   Будишь, если я засну.3
  
   * * *
  
   Мясин! жил собой ты столько,
   Как гусарский твой жилет.
   Я люблю тебя, но только...
   Коль тебя со мною нет...
   Ласковей тебя и слаще
   Не знавал бы сроду я;
   Только если б, друг мой, чаще
   Ты отведывал дубья!4
  
   * * *
  
   И до вас доходит дело,
   Добрых редкая чета.
   Крадете вы чисто, смело,
   Так ли совесть в вас чиста?
   В харе вы так тощи оба,
   Так ли тощ у вас карман?
   Красть вам обоим до гроба!
   Правду-ль молвил капитан?5
  
   * * *
  
   Что ж, Ферсит, к тебе взываю:
   Долго ль праздновать ворам "Дурно!" -
   Сам я это знаю;
   Но поправить надо - вам! -
   "Мы поправим." Боже-мати!
   Где найти ко правде путь?
   Разыгралось, брат, не к стати!
   Надо лист перевернуть.
  
  
  
   1 Слою из пьяного Г-на Демокрита. Примеч. "Л. М."
   2 Быть может, на гувернера Мейера? К. Г.
   3 Очевидно на проф. математики Я. Н. Карцова. К. Г.
   5 Под Мясиным разумеется Мясоедов. К. Г.
   5 Вероятно на лицейских экономов (Камараша, Золотарева?). К. Г.
  
  
   Зима
  
   Дни холодные настали;
   Нет цветочков на полях:
   Розы, ландыши увяли;
   Соловей умолк в лесах.
   Дубы, сосны, мирты, ели
   И зеленая трава, -
   Все от снега побелели,
   Как от пудры голова.
  
   * * *
  
   Час весны пока настанет,
   Пусты дачи, рощи, сад...
   Всех веселье дружно манит.
   И на бал и в маскарад.
 &nbs

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 360 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа