Главная » Книги

Грот Константин Яковлевич - Пушкинский Лицей, Страница 19

Грот Константин Яковлевич - Пушкинский Лицей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

ста он сойти,
   Не движется все время телом,
      Потеет до пяти.
   Пока опять за чашкой чая,
   А может быть и за тремя,
   Он не накопит, отдыхая,
   Все силы своего ума;
   Пока опять, для блага света
   Не встанет он из-за стола,
   Но вот уж нет телеги света
      И ночь свечу зажгла.
   Огонь свечи, глазам противный,
   Мешает думать, говорят, -
   Опять мудрец трудолюбивый
   Невольно затворяет взгляд.
   Но светлый разум озаряет
   Единодушные глаза.
   Мудрец в безмолвьи размышляет
      Три битые часа.
   Но ах! почто звонок столовой
   От мудрости его влечет!
   Мудрец покинуть храм готовый,
   С слезами к ужину идет.
   А за тарелкой, бодр душою,
   Гонясь за истиной умом,
   Не зрит, как с фут величиною,
      Куски глотает ртом. -
   Но день окончил уж теченье,
   А с ним и поприще мудрец.
   Свершилось света поученье!
   С началом сопряжен конец. -
   Усталый, весь изнеможенный,
   Мудрец несет природе дань:
   Невольно опускает члены,
      И голову на длань. -
   Покойся в сладостной дремоте!
   Покойся, труженик святой!
   О как приятно по работе,
   Вкушать и отдых и покой!
   О чадо! правило простое
   Заметь, и в старости не кинь.
   День мудреца не что иное,
      Как тихий сон; - аминь!
  
   1 Привычка лицейская говорить: во-первых, предоставляя просвещенному читателю продолжать: во-вторых. - Прим. "Л. М."
  
  

V. Политика

  

1) Письмо к издателю

(от морского кореспондента, живущего в Харибде)

  
   Давно, очень давно не уведомлял я вас о всех наших подводных происшествиях; но тому был причиною указ, который запрещал всем морским жителям ездить на раковинах, а вы знаете, что у нас почта иначе не бывает. - Но как случилось в наших странах такое происшествие, которое вам в диво покажется; то я не удержался, нанял извощика и велел ему тайно провезти контрбанд-ное письмо это. Прочтите и подивитесь.
   Вчера был день Ангела нашего Государя - Нептуна и все морские подданные старались сделать удовольствие своему повелителю. - Иной, схватив крупный жемчуг, унизал себя, как красную девушку. Другой, порывшись в золотом или разноцветном песке, выходил из него как будто бы расписанный Суздальским живописцем, или как начальник Отаитского племени. - Говорить ли вам об обеде, где некоторые верноподданные принесли себя в жертву высокому повелителю своему, надеясь, чрез такое пожертвование, ликовать в Елисейских полях? Говорить ли о бале, для которого были созваны все Нереиды, Наяды, все богини морей, для которого было зажжено Грегорианским огнем полмильона свеч, куда были призваны все Тритоны, Сирены для полного оркестра, в котором Кит пел дишкантом и бил хвостиком своим такт?
   Говорить ль о канифольном фейверке?... Нет! лучше приступим к удивительнейшему рассказу в свете.
   В то время, как все предавалось шумной радости, вдруг возмутилась стклянная поверхность вод. Смотрим и видим бледную, толстую с большим красным носом фигуру {Фигура - Синтезис. Прим. "Л. М.".}. Все было на нем в беспорядке. Одной рукой хлопал он себя по ноге, в другую хрюкал. Он снизшел и тотчас, навалившись на спину Нептуна, начал ему басом говорить следующие стихи:
   "Сядем, любезный Нептун, под тенью зеленыя рощи...
   Нептун танцовал тогда мазурку, и потому чрезвычайно вспотел, а этот неуч навалился на него, и скоро получил бы сильнейший кулак..., как вдруг какой-то багор схватил его за галстук и потащил вверх. Не зная, что все это значит, осмеливаюсь отнестись к вам, надеясь, что вы это мне растолкуете {Рассказ этот, к которому относится и карикатура (изображение вытаскивающих с лодки багром утопающего), имеет опять предметом, по преданию, все того же Кюхельбекера и бывший с ним случай (когда он будто бы под впечатлением какой-то обиды хотел утопиться). На лодке изображены спасающие его лицейские педагоги. К. Г.}.

 []

2

  
   Ах! любезные читатели, получили ли вы девятую часть Писем русского офицера? {Ф. Н. Глинки. В этой пародии на эти "Письма" рассказывается иносказательно известный эпизод с гогель-могелем из жизни лицеистов I курса, когда несколько из них (Пущин, Тырков, Малиновский и Пушкин) устроили пирушку, достали рому, и были пойманы и наказаны, о чем рассказывает И. И. Пущин в своих "Записках".} - Нет. - Право хороша, да разве она вышла? - Видно что вышла, потому что Лицейский Мудрец читал ее (физически или умственно, это все равно). Что ж в ней хорошего? - О, очень много, например, хоть бы это письмо об нагоняйке, которую дал им Генерал.
   - Как? Что? Скажи пожалуйста. - Извольте:
   Войска наши возвращались из походу (говорит Р. О.); близок был край желанный, мы сердцами летели к родимому крову, русская кровь кипела при мысли, что скоро отечество примет нас в свои объятия. Осеннее время было не выгодно для похода. Трактир был подле.... Крепкий ром и кипящее шампанское были демоны-соблазнители. Мы согласились сделать гондель-бондель. Все казалось способствовало к нашему намерению. Трактирщик Фома Лысаковский {Дядька в Лицее Фома (срв. стр. 274).}, поляк, ну словом чумичка первого сорта, согласился отпустить нам рому. - Я был вместе с молодым корнетом Уланским, с плечистым Семеновским полковником и с казацким Есаулом {Участниками этой попойки Пущин в "Записках" называет себя, Пушкина, Тыркова и Малиновского. Судя по данным здесь прозвищам, автором этого рассказа был он же. К. Г.}, но скоро вышел и оставил их на досуге рассуждать о важных математических истинах за стаканами гондель-бонделя. Час от часу ром выходил в свет из прежнего заключения своего - бутылки и знакомился более и более с стаканами и желудками наших пивак.
   Вдруг увидел улан свинью {Очевидно здесь разумеется дежурный гувернер, донесший о случае инспектору. К. Г.}, которая хрюкая подобралась под стол и ела остатки от пира. В другое время улан закричал бы ей: "вон, почтенная хавроньюшка! здесь пьют защитники отечества и герои Кульмские, а вы можете подождать вашей череды, и слова сии верно были бы сопровождены или толчками или дубиной, но теперь все было позабыто, везде царствовали liberté, égalité {свобода, равенство (франц.)} и свинья в полной мере доказала, что пословица не даром про нее сказана. Всякий подумает, что этим и кончилось. На другой день Генерал {Сам министр гр. Разумовский приезжал - по жалобе директора Гауэншильда - сделать выговор шалунам. К. Г.} приехал, должно было быть сбору. Наши молодцы не поспели, голову им прекрасно вымыли,.... Фома был отставлен, а гондель-бондель еще и теперь шипит в стаканах!.... не угодно ли кому попробовать?..
   Вот avis au lecteur! {совет читателю! (франц.)} право желательно бы, чтоб наши Лицейские этим попользовались.... да нет!.... Урви голова!....
   Вы может быть удивляетесь, что г. Глинка получил такой новый тон... Это следствие похода.
  

 []

2) Демон Метромании и стихотворец Гезель1

  
   1 Конечно, Кюхельбекер. Его и демона (чертенка) изображает и карикатура. К. Г.
  
   Демон. Слушай меня прилежнее.
   Гезель. Что ты хочешь?
   Дем. Я привез на хвосту тебе письмо из Дерпта: там пишут, что студенты выжгли стеклом глаза твоему собрату по стихам.
   Тез. (испугавшись, роняет стул, проливает чернила и наклоняется к чорту). Но со мной ли это случилось?
   Дем. Пиши, пиши: Баллада, слышишь ли Баллада.
   Гезель. Баллада.
   Дем. Лишь для безумцев, о Зульма!
   Тез. Что?
   Демон. Лишь для безумцев, о Зульма! златое вино Пророк запретил.
   Тез. Неужто мне нельзя пить вина, я было и налил в рюмку...
   Дем. Глупый вопрос? Пиши далее.
   Гезель. Вся бумага измарана.
   Дем. Давай читать: Лишь для безумцев, о Зулма, лишь для безумцев.... Лишь Зульма.... Пророк запретил - тьфу пропасть! Какой глухой тетерев! прощай, мне скучно. -
   Замечание. (Вот прямо диавольские стихи, это превосходительный адский гостинец).
  
  

Объявление

  
   Видя частые перемены мод и непостоянство лицейских обыкновений, Мудрец имеет честь объявить почтенной публике, что он иногда и смотря по обстоятельствам будет издавать прибавление.
  
   Слово 1 Гомонима - дробь.
   Слово 2 Гомонима - Гиенна.
   Слово Шарады - Кипарис.
   Слово Логогрифа - дурак.
  
  

No 4

Изящная словесность

Проза

  
   1. К читателям "Пора, давно пора, кричите вы, любезные читатели. После Рождества мы не видим ни одного журнала! Такая бедность есть эпиграмма на лицейские умы, а особливо на почтенный рассудок и воображение Лицейского Мудреца. Правда, любезные читатели, я с вами согласен, что уже давно не выходил Лицейский Мудрец, но я бы вам сказал причину этого... Нет! да вы слишком сердиты, вы горды, а я спесив, я у вас прощения не буду просить, - и так мы с вами совершенно рассорились.... Ах! Боже мой! какое несчастие иметь доброе сердце, - вот уж я и растаял; ваши слезы меня тронули... Не плачте, детушки мои; хотите ли вы меня слушать? да или нет. Отвечайте.
  
   Положим, что вы сказали да. Я вот что вам скажу. - У нас настал век самый бесхарактерный. Паяс-Мишук {М. Л. Яковлев, носивший прозвище паяца. - К. Г.} стал было философом, но к счастию твердость Русская взяла верх, и характер паяса снова возвратился. - Сперва частенько Лицейскому Мудрецу костыляли шею, и от трения, от переходу электрической искры из мускулов кулака в затылок - воспалялось воображение и тогда: о счастливые времена! слова, мысли текли водяною (извините г-да)... пламенною струею на бумагу. - А теперь! о разврат! редко увидишь какой-нибудь благонамеренный кулак, летящий на врагов и карающий иноплеменников.
   Итак, любезные читатели, естьли вы хотите, чтоб этот журнал выходил, то прибавляйте форсу граверу, писарю и красному стихотворцу - этим вы очень одолжите меня,
   Вашего покорного слугу Л. М.
  

2. Прогулка к развалинам замка Б...

  
   Уже дневное светило покоилось в водах и луна-сопутница ночи находилась в кротком сиянии на голубом небе, - все было в спокойствии: соловей, который пел в роще, прерывал молчание; казалось, все ему внимало и резвый зефир не смел шуметь с кустами. Мне хотелось насладиться сим приятным вечером, и я пошел по дороге, ведущей к развалинам замка Б....; - с одной стороны видимы были мирные жилища поселян, с другой же - дубовый лес горделиво возвышался. Долго смотрел я на бедные хижины землевладельцев и говорил: Вот где обитает благополучие и спокойствие: вотще ищете его, горделивые вельможи, посреди пышности и неги; там только зависть и злоба.
   Вскоре представились взорам моим развалины замка Б... Они находились на высоком утесе, который висел над пропастью; малая тропинка, заросшая травою вела к замку Б.... Безмолвие там царствовало: только изредка шорох ночных птиц прерывал его. Любопытство возбудило меня взойти в замок: железные врата оного лежали на земле и густая трава покрывала их. Прошедши несколько темных переходов, я дошел до обширной колонады, посреди коей находился памятник. Мне хотелось узнать, кому он был воздвигнут, но древность изгладила надпись его. Усталость побудила меня сесть на камень, и я был объят горестными воспоминаниями. Ах, сказал я, давно ли был здесь великолепный замок принца Р..., а ныне развалины; давно ли здесь слава и честь обитали; но теперь сии развалившиеся стены показывают, что некогда гордились они своим величием. Они подобны человеку, который по смерти оставит только в воспоминание деяния свои.
  

3. Письмо к другу (на возвращение Москвы)

  

Любезный Друг,

   Спешу уведомить тебя, что в Москве нет уже неприятелей. Бог для русских столь милостив, что не допустил врагам торжествовать над нами. Победоносное Российское воинство под предводительством храброго Генерала Венценгероде освободило древнюю столицу нашу Москву. Она свободна - а мы торжествуем: да вознесем благодарение Всевышнему, который освободил первопрестольный град сей от иноплеменных. Прощай.
  
  

Стихотворения

  
   Поэма
  
   Сазоновиада1
  
   Песнь 1
  
   Воспой, божественная Муза,
   И мертвых здесь, как и живых.
   Средь мертвецов союза
   (Хоть прах исчез уж их)
   Спаслось все Царское Село
   И Павловск велелепный.
   Так зри теперь, о смертный,
   Зри Бетхево чело2.
   Средь тишины и мира
   Мы зрели здешни страны,
   Теперь же зрим лишь брани.
   Воспой, воспой мне лира
   Столь славные дела.
   Да будет Бетху похвала!
   Родимый в Павловске герой
   Там жизнь рабочую все вел:
   Но лишь весь срок прошел,
   То познакомился с тюрьмой.
   Но к счастию его он был освобожден,
   К несчастью же не сделался умен.
   Достав хороший атестат,
   Оставил Павловск сей злодей
   И как бы не был плутоват,
   Его так приняли в Лицей.
  
   Песнь 2
  
   Тихо все в средине града
   И покой лишь обитает:
   Из Лицея, как из ада,
   Вдруг Сазонов выступает
   С смертоносным топором,
   На разнощика летит
   И встретясь с добрым сим купцом,
   Уже готовится убить.
   Уже в сени глубокой ночи
   Топор ужасный он извлек
   И страшно засверкали очи,
   И взором смерть ему изрек,
   И вдруг в одно мгновенье
   Ему всю голову расшиб.
   А мальчик в сопровожденьи
   Его рукою же погиб.
   В печали Бетхе же взывает:
   Ты спишь, разнощик, полиция ж зевает...
  
   Примечание Издателя. Вот начало такого стихотворения, которое естьли будет продолжено, то принесет истинную честь всей национальной лицейской литературе. Желательно было бы, чтоб оно было кончено, но автор оной есть красный стихотворец, а вы знаете чего требует его Гений? - Кулаков!!!
  
   1 На известного лицейского дядьку К. Сазонова, оказавшегося закоренелым преступником, совершившим ряд убийств.
   К нему относятся известные стихи Пушкина:
  
   "Заутра с свечкой грошевою
   Явлюсь пред образом святым.
   Мой друг, остался я живым,
   Но был уж смерти под косою:
   Сазонов был моим слугою,
   А Пешель лекарем моим".
  
   Срав. о нем заметку М. А. Корфа (Грот, "Пушкин" etc., стр. 239-241).
   2 И. И. Бетхе был полицеймейстером (1812-1836) в Царском Селе. В архиве Ц.-С. Дворц. управления есть дело (1823-26) о его переводе (впрочем не состоявшемся) городничим в Ораниенбаум.
  
  
   Куплеты
  
   Коли посмотришь на людей,
   На взгляд орлы, трусишки в деле,
   Где обещания друзей?
   У всех семь пятниц на неделе.
   Где, где француз? с земли долой,
   Но лишь сошлись при Австерлице,
   Всяк стороной бочком домой:
      Ich schwitze1.
   1 Я потею (нем.)
  
   * * *
  
   "Вот я за вас похлопочу!"
   Я чин и место вам доставлю,
   Министром сделать вас хочу,
   На путь блистательный направлю, -
   Послушать каждого во лжи -
   Всяк чем-нибудь своим гордится,
   Да делом самым докажи...
      Ich schwitze.
  
   * * *
  
   Иной, не зная ни аза,
   Прослыл вдруг критиком-поэтом,
   И кто ни попадись в глаза,
   Всех судит, всех рядит пред светом, -
   Да докажи, что ты поэт,
   Пустым вралем быть не годится.
   Что скажет вам Зоил в ответ?
      Ich schwitze.
  
   * * *
  
   Так! всякий - Царь ли, музыкант,
   Министр, купец, солдат, бродяга
   И скоморох комедиант,
   И набожный монах и скряга
   О добродетели кричат:
   Вот я!.. вот мы!.. но, о лисицы!
   Дойдет до дела - говорят -
      Ich schwitze.
  
  
   Эпиграммы.
  
   1
  
   Напрасно Бибрусу в вину весь свет считает,1
   Что он морит людей, как коновал прямой,
   Вины я в том не вижу никакой,
   Что должность он свою исправно отправляет.
  
   2
  
   Клит семерых детей имеет? - Слух не нов,
   Как размножается количество ослов!
  
   3
  
   Как Вздорова пригожа,
   Венера сущая - повсюду слышу я -
   Что скажете на то, любезные друзья?
   - Да!.. естьли б с моською была Венера схожа...
  
   4
  
              Смотрите
   Тут Доктор, здесь Поэт: бегите!2
  
   Здесь следует: "Опыт продолжения национальных песней". (Еще 6 куплетов, которые уже помещены выше, на своем месте, в отд. "Национальные песни", стр. 272).
  
   1 Бибрус - прозвище современного стихотворца Боброва, см. стих. Пушкина "К другу-стихотворцу". Срв. стр. 359.
   2 Конечно на доктора Пешеля и Кюхельбекера. К. Г.
  
  

Критика

  

Лицейские древности. Найденыш

  
   Занимаясь открытием новых истин и угобжением достоинства рода человеческого, Лицейский Мудрец, яко соха умственная, разрывает архивы древностей лицейских и, поднимая завесу протекших времен, являет нам в истинном их блеске предметы исследований своих. - Недавно (замечаете ли, любезные читатели, что с Лицейским Мудрецом много кой-чего интересного случается?) - недавно находясь на главной квартире своей, то есть на печке, и пересматривая множество бумаг, там находящихся, рука его в прахе тления наткнулась на вещь славнейшую - Манускрипт древнейшей Истории:
  

Рапорт

  
   О поведении воспитанников Императорского Царскосельского Лицея во время дежурства моего с 4-го по 5-е число Генваря 1816-го года {Кем-то (из воспитанников?) цифра 6 исправлена в 8 - быть может с умыслом этой хронологией лишить статью исторической подлинности? К. Г.}.
   Сего месяца 4-го дня во время обеда воспитанник Дельвиг кинул большой кусок хлеба в тарелку против его сидящего Данзаса, на что я Дельвигу и сказал, чтоб он перестал, а он и отвечал мне: "дело было бы другое, ежели бы он бросил хлеба на мою тарелку, но поелику он сего не сделал, то это ничего не значит. "А я его и послушным быть", на что он мне и сказал: "не хочу вас слушать". От Данзаса взял я наполненную говядиной и хлебом тарелку, дабы оную отдать слуге, а Данзас опять к себе взял тарелку, хотя я ему сие и запретил; вскоре после чего он тарелку ко мне подвинул и спрашивал меня: не угодно ли вам кушать? Почему покорнейше прошу, дабы начальство благоволило к отвращению таковых беспорядков приказать, чтоб оба вышеозначенные воспитанники во время стола и чаю в продолжении нескольких дней имели особенное место, а воспитанника Дельвига за непослушание и неучтивость против дежурного Гувернера строго и наказать в пример другим. - О чем и прошу.

Гувернер Карл Рейем1.

1 Т. е. К. Б. Мейер.

  
   Тут почтенный Мудрец наш восклицает: о времена! о развращение!.. и эти беспорядки доселе еще продолжаются! Даже днем дают кушать и кому же?.. дежурным Гувернерам.
  

---

  
   Недавно умер один Поп, и в его бумагах найдена была исповедь, коей содержание достойно внимания наших читателей. - Первое чувство ваше верно есть то, чтоб Попу вырвать язык. Тс! Господа: он уж умер.
  

Исповедь Мясожорова1

  
   1 Т. е. воспитанника Мясоедова, изображаемого в "Л. М." постоянно с ослиной головой.
  
   Поп. Приближься, чадо мое, рцы ми, кая суть прегрешения твоя? но заране обезоблеки главу твою из сей главной (т. е. головной) власеницы.
   Мясож. Не могу, батюшка...
   Поп. Кая причина есть, яко не возможеши снять его? Почтение да побудит тя. Видишь ли ты, какое тут страшилище.
   Мясож. Телесный недостаток.
   Поп. Разумею... ты шелудивая овца в стаде; стань от меня поодаль, да не прилипнет ко мне язва твоя. Рцы мне...
   Мясож. Батюшка, меня называют глупым; это еще можно стерпеть, но меня называют ослом, да и паршивым. Это меня чрезвычайно трогает. Все говорили, говорят и вероятно говорить будут, что я чрезвычайно глуп, однакож я этого не примечаю и сошлюсь на моих товарищей, - Скажу вам, что у меня есть привычка со всеми встречными и поперечными заводить знакомство, а злонамеренные люди сказали, будто бы мой курс поднимается в то время, когда мои знакомые приезжают. Говоря с кем-нибудь, я начну с учтивости, продолжаю с глупостью, дохожу до грубости, кончаю подлостию и унижением. - Не могу вам, батюшка, сказать, сколько было сравнений для меня обидных. - Меня сравнивали с пузырем, который надут был воздухом, и много с чем. Говорят, будто у меня есть привычка говорить о том, чего не понимаю, делать то, чего не знаю, туда совать нос, куда меня не спрашивают. Также меня обвиняют в том, что я, не зная французского языка, болтаю на нем. Со мной случился анекдот, над которым очень много смеялись, хотя я не находил в нем ничего смешного. - Один из моих приятелей встретился со мной на прогулке: это было во время поста; надо было мне говеть, - я ему сказал: Pardon mes péchés {Прости мои грехи (франц.)}; он мне поклонился, а я ему сказал: je vous en fais mes compliments {Примите мои комплименты (франц.)}. Все зачали смеяться, а я с спесью поднял нос, совершенно не понимал причины этого смеху.
   Поп. И сие преестественно возмечта Безумец гордыню и вознесе рог свой.
   Мясож. Ах, батюшка, мне его отшибли, но поверите ли - не только надо мной насмехаются, но и над моими стихами и прозой; но в доказательство несправедливости общего имения я вам прочту одно место из моих сочинений:

Блеснул на западе румяный царь природы1...

  
   Поп. Ошибка, ошибка; на востоце, а не на западе. Возтекаю orior.
   Мясож. Но чтоб окончить достойно исповедь, то я пожелаю вам чего-нибудь, Я не педант и не школьник.
   Поп. (про себя). А безумец.
   Мясож. Да протечет ваша жизнь, как ручеек журчащий тихо по камешкам, да будете вы как алая, розового цвета роза.
   Поп. Я роза!... Вон, вон, вон!
  
   1 Известно предание, что так начал, но не умел продолжить свои стихи Мясоедов на заданную однажды ученикам проф. Кошанским тему "восход солнца", и что, видев его затруднение, кто-то из товарищей (по Гаевскому, это был Илличевский, а не Пушкин) дополнил их так:
  
   И изумленные народы
   Не знают, что начать:
   Ложиться спать или вставать.
  
   В. П. Гаевский отметил, что и 1-й стих - не собственность Мясоедова, а заимствован им у поэтессы А. П. Буниной, у которой так начинается элегия "Сумерки" (в собр. ее призведений "Неопытная муза" 1809 г., стр. 30), см. Современ. 1863 г. т. 97, стр. 145; у Бартенева в "Матер, для биогр. Пушкина", в Моск. Вед. NoNo 71-118 выходка приписана Пушкину; срав. также. Грот, стр. 71.
  
  

Смесь

  

Лицейские моды

  
   "Что скажет наш почтенный Мудрец об наших новых модах и привычках?" спрашивают меня любезные читатели мои. - Ничего, отвечаю я. - "Как ничего!" - Да так - ничего да и все тут. Да благоволят они вспомнить конец басни об Барсе и Белке, и тогда увидят, что правду говорить должно не в когтях у Барса, а на свободе и перескакивая с ветки на ветку. Применение очень легко сделать, - un quidam {некто (франц.)} - барс; а белка есть - Лицейский Мудрец. Не удивляйтесь! я для вас все презираю и начну теперь же длиннейшую речь о модах. 1) Quousque tandem, о Catilina... {Доколе, о Катилина... (лат.)} но что я вижу? что это значит, Господа? Я вижу, что у некоторых лоб наморщился, черные, коричневые, голубые и разного цвета глаза обратились на меня с некоторою угрозою. Кулаки некоторых вольно или невольно сжались, а спина моя, бедная спина моя вольно или невольно затрепетала. Нет, Господа, я с вами не ходок, и так 1-е Quousque tandem... продолжение впредь; а потом мода лотерей, весть о которой мы передадим потомству в листках нашего журнала.
   Лотереи известны в мире с давнейших времен и берут начало свое в первом возрасте рода человеческого. Наш праотец Адам был очень несчастлив в лотерее, ибо, естьли мы рассмотрим хорошенько поступок нашего прабатюшки, то увидим, что выбор, предоставленный ему между райской и человеческою жизнью, был ничто иное, как лотерея и что Адаму попался пустой билет. - В Лицее же, хотя и были сперва лотереи, но в них разыгрывались такие неважные призы, что они сами собой упали. В конце пятого столетия они снова появились, но в величайшем блеске. - Многие богачи клали большие суммы на лотереи и выигрывали наконец медные с кремнем печатки, кисеты нитяные и пр. Объявляем любезного читателя (sic), что разыгрывается новая Лотерея под No , в коей находятся следующие вещи:
   1) Старая модного цвета 17-го столетия шинель, перешедшая из рук портного Немца чрез пять поколений Немцев в руки старого Немца. Такая фамильная древность заслуживает внимания читателей и может украсить кабинет многих Археологов: она имеет способность заставлять тех, которые носят ее, потеть до чрезвычайности (schwitzen).
   2) Давно разыгранный секретный замок, который имеет чудесную способность заставлять людей забывать свои обещания. Сей замок есть вещь самая нужная для модных людей.
   3) Потерянная, но потом с аукциону проданная честь совершенно особенного рода. - Она обложена гусарским жилетом, имеет на голове солнце и пр. и пр.; вероятно, что сия чудесная дама выехала из Японии.
   4) Прекрасный парик, совершивший частые путешествия из грязи на голову одного нашего модного Васеньки и наконец украсивший пузырь, наполненный воздухом.
   5) Штаны, посвященные Геркулесу, а к оному принадлежащие ремешки, о которых смело можем уверить почтенную публику, что они никому не будут малы - а естьли и понадобиться подтянуть панталоны двоим, то они будут впору обоим, - и наконец
   6) Отломок Шираса(?), о котором уверяем почтенную публику, что чрезвычайно годен ко своему назначению. - Естьли кто его выиграет, то пусть наймет у Устинова подводы и вывезет из Петербурга сию редкость природы.
   Модная басенка есть басня Крылова "Заяц на ловле", а почему? спрашивают меня любезные читатели. - Кто много знает, тот скоро состарится. Пословицы всегда говорят правду, да неужто вы так тупы, что не можете понять ни остроты этой басни, ни применения оной. Плохо! {К этому пассажу относится карикатура, изображающая льва, сидящего на своей добыче, в синей ленте через плечо, и держащего в лапе повидимому медаль на цветной ленточке, а перед ним зайца на задних лапках с красной лентой и орденом на шее. В первом изображен очевидно министр (гр. Разумовский), а во 2-м инспектор Фролов; в известной нац. песне о последнем встречается стих "Медали в вечной ты надежде" (см. выше, стр. 276). К. Г.}
   Модная глупость есть желание заводить знакомство с животными (animal) {Если читать это франц. слово с конца (как означено), получается имя Лямина - так звали царскосельского дворц. садовника. Вероятно это - выходка тоже на Мясоедова (см. карикатуру, где он на лошади встречается в саду с Ляминым). К. Г.}
   Модный Ширас есть.... не знаю, Господа!
  

 []

Загадка и Логогриф

  
      Простите, Господа,
       Когда,
      Желая вас занять игрою,
   Наскучу только вам усердием моим:
      Грех этот водится за мною
   Да только не за мной одним.
   Нус - эта мысль меня невольно ободряет;
      Я начинаю тем
      Что кашляю: гм - хем...
   Предположив, что всякий знает
      Овидия из вас,
   Metamorphoseon его читает,
      (Читает и подчас,
      Соскучив, засыпает;
   Однакож все слывет ученой головой)
   Я назову себя Фригийскою княжной,
      И самой той,
   Которая с тех пор, как языка лишилась,
   Так петь искусно научилась,
   Что чудом стал в природе голос мой
      (Однакоже, избави Боже,
      Кому другому сделать то же
       С собой, -
      Ему и мне закон иной).
   Вот вам на праздник наставленье,
      Прошу за это отгадать...
  
   Но вы, друзья, в недоуменье
   Неужто Логогриф придется мне писать?
   Уж видно так - для вас не жаль старанья.
      Внимания! Вниманья!
   Извольте видеть трех скотов.
        "Эк диво!
      Кричите вы - их столько...." - Справедливо!
      Наш век к несчастию таков,
       Не можно сделать двух шагов,
      Чтоб целой пары их не встретить;
   К тому же, Господа, позвольте вам заметить,
      Что одного - из вас никто
   Живого не видал - ручаюсь я за то,
      Но это было отступленье.
      Извольте слушать продолженье,
      И я вам покажу растенье,
   Которое даем мы лошадям своим;
      Найду охоты Синоним;
   В разрезе назову материи деленье;
      Означу два местоименья,
      И столько ж собственных имен
      Различных наций и времен -
      И наконец, друзья, скорее
      Пройду для вас без дальних слов:
       Орудие гребцов,
       Жилище пастухов,
       И голос злых волков,
       И голос нашего Орфея,
      Когда один с гитарой он поет;
       И то, что - не судите строго -
       У всех на голове растет;
       И то, чего здесь очень много,
       Но в чем - безделки - смыслу нет.
      Откройте ж Матушкин секрет.
  
  

Политика

  
   Од

Другие авторы
  • Креницын Александр Николаевич
  • Сафонов Сергей Александрович
  • Толстой Алексей Николаевич
  • Эдиет П. К.
  • Кольцов Алексей Васильевич
  • Алексеев Николай Николаевич
  • Шебуев Николай Георгиевич
  • Нефедов Филипп Диомидович
  • Аксакова Анна Федоровна
  • Андреевский Сергей Аркадьевич
  • Другие произведения
  • Анненский Иннокентий Федорович - Генрих Гейне и мы
  • Хомяков Алексей Степанович - Д. П. Святополк-Мирский. Славянофилы (Хомяков. Киреевский).
  • Языков Николай Михайлович - Сержант Сурмин
  • Михайловский Николай Константинович - Еще материалы для биографии Г. И. Успенского
  • Скиталец - Икар
  • Григорьев Аполлон Александрович - Парадоксы органической критики
  • Глаголь Сергей - Н. И. Беспалова, В. П. Сысоев. С. Глаголь
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич - Берви-Флеровский В. В.: биографическая справка
  • Гамсун Кнут - Максим Горький. Кнут Гамсун
  • Ростопчин Федор Васильевич - Ростопчин Ф. В.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 454 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа