Главная » Книги

Грот Константин Яковлевич - Пушкинский Лицей, Страница 25

Грот Константин Яковлевич - Пушкинский Лицей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

собраниях происходящему, скрепляет оный, отмечает получение поступающих бумаг и ведет журнал входящим и исходящим бумагам. Все текущие и неоконченные дела хранятся у него, а по окончании передаются Архивариусу.
   Архивариус заведывает всеми оконченными делами, которым ведет подробный реестр для справок. К нему также по истечении года поступают протоколы или журналы общества. По требованиям членов действительных сообщает он им под их расписки сочинения и суждения об оных, в Архиве находящиеся, и печется об исправном их возврате.
   Казначей собирает вносимые ежемесячно членами деньги, хранит оные и ведет приходно-расходные книги. Когда со временем образуется Библиотека Общества, то он имеет ее в своем ведомстве и за целость оной отвечает.
  

§ IV.

  
   Обязанности и занятия действительных членов. Действительные члены обязаны каждый в свою очередь прочесть в собрании какое-либо свое сочинение, рассуждение, а иногда и перевод, о коих по изъясненному ниже сего порядку производится общее суждение. При сем общество, имея в виду доставить членам своим сколько возможно более пользы, желает получать все таковые сочинения, предпочтительно на иностранных языках, для усовершенствования себя в оных.
  

§ V.

  
   Принятие членов. Каждый действительный член имеет право предлагать обществу нового члена к принятию. Для сего представляет он какое-либо его сочинение и при оном в запечатанном куверте имя сочинителя. Если при прочтении и подробном рассмотрении в обществе сочинение не будет совершенно одобрено оным, то, не открывая куверта, оный в самом собрании Президентом сожигается, а сочинение с отметкою по протоколу отдается в Архив. - Но если сочинение будет одобрено, то Президент в собрании открывает куверт и, объявляя об имени сочинителя, предлагает его собранию к баллотировке в члены действительные или почетные. Когда же по оной будет он принят, то сообщается ему о том именем общества через письмо от Президента, с означением, в действительные или почетные он принят члены. В первом случае приглашается он к присутствованию в первое собрание.
  

§ VI.

  
   Собрания. Собрания общества бывают частные или публичные. Частные собрания бывают каждую неделю, по пятницам в вечеру; при оных находятся одни только действительные члены. Публичные собрания бывают чрез два месяца или ближе по усмотрению общества и по соображению поступивших сочинений. К публичным собраниям приглашаются все воспитанники Лицея и со временем г. г. преподающие, Гувернеры и посторонние особы.
  

§ VII.

  
   Частные собрания. В частных собраниях, как выше сказано, участвуют одни только действительные члены. Все в частных собраниях происходящее, как то: чтение сочинений, суждения и критики об оных, поправки и перемены по общему мнению в сочинениях сделанные, принятие или неприятие какого-нибудь сочинения и пр. должно оставаться между членами и ни под каким видом не должно быть разглашаемо или пересказываемо посторонним лицам.
  

§ VIII.

  
   Ход и порядок частных собраний. При начале каждого собрания Секретарь читает составленный им Протокол последнего заседания, который всеми присутствующими подписывается. Потом Президент предлагает собранию чтение того сочинения, коего очередь. Чтение никогда никем не прерывается; но каждый член, имея перед собой тетрадь, делает для памяти в оной свои замечания, которые по окончании чтения сообщает собранию. Если замечания коротки и не требуют дальнейшего рассмотрения сочинения, то они сообщаются изустно и тогда суждение и возражения производятся также изустно и обращая все возражения к лицу Президента. Результат сего суждения вносится Секретарем в Протокол для наблюдения и исполнения. Но если критика такого рода, что требует пространнейшего изложения, то делается она письменно, и в таком случае Секретарь записывает, что такое-то сочинение отдано на рассмотрение такому-то из членов, который обязан представить свою критику неотменно к следующему собранию. Здесь она читается и когда по большинству голосов замечания сделанные признаны будут основательными, то сочинитель обязан исправить по оным свое сочинение к следующему собранию, разве пожелает он представить письменное опровержение тех замечаний. В таком случае представляется ему на то сроку до первого собрания, в коем уже по прочтении его опровержения большинством голосов решается о достоинстве сочинения и может ли оное быть принято для публичного чтения или нет. Если сочинение удостоено будет, то по записке о том в Протокол, оное отдается Секретарю для внесения оного в первое публичное собрание, а по прочтении там с отметкою поступает в Архив, равно как и неудостоенные сочинения. - Почетные члены не иначе участвуют в частных собраниях, как по особому личному приглашению.
  

§ IX.

  
   Публичные собрания. В публичных собраниях присутствуют вместе с действительными членами и почетные, и тогда в случае какой-либо баллотировки подают голоса. Им также предоставлено право в публичных собраниях произнести речи или читать какое-либо свое сочинение, с тем однако, чтоб таковые за неделю до собрания сообщены были чрез Секретаря Президенту для соображения.
  

§ Х.

  
   Ход и порядок публичных собраний. К публичным собраниям приглашаются все воспитанники Лицея, Профессора, и преподающие, а со временем и посторонние особы. Члены, как действительные, так и почетные сидят по старшинству поступления их за общим присутственным столом, а публика по сторонам. Каждое публичное собрание открывается речью говоренною кем-либо из членов. Речь сия должна быть предварительно читана и одобрена обществом. По окончании речи Президент, по утвержденному предварительно в частном собрании положению, вызывает того из членов, которому надлежит читать сочинение. Во время публичных собраний и чтений не допускаются никакие замечания; но имеющие таковые могут доставлять оные за подписанием своим к Секретарю Общества, которое с признательностию приимет оные на рассмотрение в первом частном собрании. Расположение предметов чтения в публичных собраниях должно быть сколь возможно разнообразным.
  

§ XI.

  
   Годичное Собрание. В конце каждого года, в день рождения Благословенного Основателя, Покровителя и Благотворителя Лицея, (то есть 12 декабря) бывает чрезвычайное публичное собрание, к коему приглашается и публика. В сем собрании между прочим Секретарь читает годовой отчет или обозрение занятий и успехов общества в течение прошедшего года.
  

§ XII.

  
   Протоколы. Все в собраниях происходящее вносится в Протокол. Так как предметы и образ суждений в частных и публичных собраниях совершенно различны, и первые должны быть тайною между действительными членами, то протоколы обоих ведутся совершенно отдельно; протоколы частных заседаний подписываются только одними действительными членами, протокол же публичных подписывается всеми присутствовавшими действительными и почетными членами.
  

§ XIII.

  
   Архив. Архив общества составлен: 1) из всех сочинений, одобренных и вследствие того в публичных собраниях читанных; 2) из всех письменных замечаний, критик, антикритик и пр. относительно сочинений сих; 3) из всех сочинений, одобренных обществом; 4) из протоколов по прошествии года, и 5) из всех прочих бумаг, к сим протоколам принадлежащих или по оным для сдачи в Архив назначенных. За порядок и целость Архива отвечает Архивариус, а по сему выдает требуемые членами для справок бумаги не иначе как под расписку и о возвращении оных имеет попечение.
  

§ XIV.

  
   Касса Общества. Каждый действительный член обязан вносить ежемесячно два
   рубля в общественную кассу. Деньги сии назначаются на постепенное приобретение лексиконов, словарей и тому подобных книг, которые нужны и полезны могут быть для справок при занятиях членов по разным отраслям наук и словесности. Каждый член имеет право предлагать обществу приобретение таковой книги, если она найдена будет полезною и действительно соответствующею предполагаемой цели, то по соображению способов кассы, покупка оной определяется по протоколу. Касса хранится у Казначея, который ведет всему верный счет.
  

§ XV.

  
   Задачи. Общество при каждом публичном собрании задает два или три предмета для сочинений или переводов и назначает срок, к которому оные должны быть окончены. В таковых сочинениях могут участвовать не только члены общества и воспитанники Лицея, но и посторонние любители наук, если найдутся желающие. Сделанные по сим задачам сочинения должны быть доставлены в положенный срок к Секретарю общества с наблюдением того самого порядка, относительно имени сочинителя, какой наблюдается (§ V) при избрании в члены. Одобренное обществом по большинству голосов сочинение вносится по заглавию и с именем сочинителя в протокол и по усмотрению может быть читано в публичном собрании. По одобрении и принятии такового сочинения, посылается сочинителю благодарственный лист от общества, за подписанием всех действительных членов.
  

§ XVI.

  
   Подпись на сочинениях. Сочинения, от посторонних лиц доставляемые, могут быть и без имени сочинителя и вместо оного иметь только какой-либо эпиграф для означения оных. Но замечания и критики никогда и ни под каким видом не могут быть приняты иначе, как за подписанием сочинителя, и всякое таковое безымянное сочинение остается без внимания и в собрании сожигается.
  

§ XVII.

  
   Выбывшие из Лицея члены общества. Все воспитанники Лицея, бывшие не менее одного года действительными членами сего общества, и после выхода своего остаются почетными членами общества и пользуются всеми правами оным присвоенными.
  

§ XVIII.

  
   Каждый вновь поступающий член, обязываясь исполнять и поддерживать сей Устав, подписывает оный в первое собрание, в которое он приглашен будет.
  

§ XIX.

  
   Хотя и нет причины предполагать, чтобы кто-либо из членов общества захотел нарушить которое-нибудь из правил сего Устава; а паче всего разглашать что-либо о частных действиях общества, однако, если бы против чаяния сие могло случиться, то по точном в том удостоверении таковой по большинству голосов и по записке о том в протоколе исключается из общества.
  

§ ХХ.

  
   Общество предоставляет себе право впоследствии времени по усмотрению надобности и для вящей пользы делать в сем уставе отмены и прибавления.

Председатель Егор Энгельгардт.

Андрей Белуха-Кохановский.

Дмитрий Замятнин.

Сергей Убри.

Эдмунд Самсон.

Андрей Малиновский.

Николай Васьков.

Александр Сакен.

  

Речь произнесенная Президентом Общества,

Е. А. Энгельгардтом в первом его собрании 11 ноября 1821 г.

  
   Messieurs,
   Je croirais avilir une réunion formée par le beau désir de s'instruire et animée par la franchise, la concorde et, l'amitié reci proques, si je voulais débiter ici devant vous un assemblage de paroles arrangées d'après les règles de l'art oratoire, un discours en forme! Non, Messieurs, je n'aspire point à la couronne d'orateur, et je ne parle ici que pour satisfaire un besoin da mon coeur en vous exprimant - la satisfaction pure que je ressens en voyant se réaliser une idée que je porte depuis longtemps avec moi, de la voir réalisée, non pas par une suite de longues persuasions de ma part, non pas par condescendance pour l'opinion d'un Supérieur, maiscomme résultat de votre propre raisonnement qui vous en a montré l'utilité.
   Oui, Messieurs, cette réunion est votre ouvrage-je n'y ai que le mince mérite d'en avoir passagèrement indiqué le principe, qui a germé dans vous et qui a produit cet intéressant résultat. Vous avez énoncé dans l'introduction de notre règlement le but de cette réunion littéraire, celui de faire mûrir et d'utiliser par l'échange réciproque, par le frottement des idées, les connaissances théorétiques que vous avez acquises dans notre bon et cher Lycée, dont la réputation fondée sur les succès de ses élèves dans le monde et sur l'utilité dont ils seront un jour à leur patrie et à leur Souverain-Bienfaiteur, doit toujours être l'objet principal de votre sollicitude. Vous l'avez énoncé ce but-je ne doute nullement, que vous ne mettiez tous vos soins à y parvenir et que vous ne souteniez votre entreprise avec une noble persévérance, en éloignant de cette réunion vouée à la bonne cause commune, jusqu' à l'ombre d'égoisme ou de personnalité, que détruirait notre association amicale.
   Tel est notre but, Messieurs, tels sont les principes, qui doivent nous guider, pour y atteindre, et nous y atteindrons!
   Outre ce résultat prononcé, j'en pressens encore un autre, qui y est étroitement lié et qui ne m'est pas moins précieux: - je prévois que cette réunion, purement littéraire, en amènera une autre - morale, tout aussi utile et - pourquoi ne le dirais-je pas - plus intéressante encere. Cette réunion littéraire resserera encore les liens de confiance, de franchise et d'amitié qni nous unissent déjà et qui - je suis fier de le dire - ne se trouvent guère à ce point dans aucun autre institut entre l'instituteur et les élèves.
   Oui, mes bons amis, cette union de coeur, qui produit par amour, par reconnaissance et non par la crainte une soumission, une obéissance solides, et que le vulgaire ne saurait concevoir, parcequ'il ne saurait la sentir, cette union de coeurs qui me dédommage de mille désagréments attachés à mes fonctions et à la manière dont j'aime à les remplir, cette union dis-je, gagnera encore de solidité par nos soirées littéraires. Nous nous y rapprocherons, nous nous y lierons plus étroitment et cetle liaison formée et consolidée ici dans cet azyle de la paix et de l'amitié, durera je l'espère bien au delà de votre séjour au Lycée. Notre anneau de fer en sera le symbole! Les distances et les devoirs pourront quelquefois nous éloigner les uns des autres, mais jamais nous séparer.
   Que le Lycée nous soit cher à jamais, qu'il soit toujours notre point de réunion! Et quand je n'y serai plus, et quand je n'existerai plus - mes amis, aimez le Lycée, soyez toujours unis comme les mains de notre anneau.

G. Engelhardt.1

  
   1 Думаю, я унизил бы общество, созданное доброй волей для просвещения и воодушевленное искренностью, согласием и взаимной дружбой, если бы захотел произносить здесь перед вами сочетания слов, упорядоченные согласно правилам ораторского искусства, формальную речь! Нет. Господа, я не претендую на лавры оратора, я говорю здесь лишь для того, чтобы удовлетворить потребность моего сердца - то чистое удовлетворение, которое я чувствую при виде того, как реализуется идея, которую я давно вынашивал, видеть ее реализующейся не посредством череды долгих убеждений с моей сторон, не благодаря уступке мнению вышестоящего, но как результат вашего собственного рассуждения, показавшего вам ее пользу.
   Да, господа, это общество - ваше создание, моя заслуга в нем невелика, я лишь отметил мимоходом тот принцип, который пророс в вашей среде, и произвел этот интересный результат. Вы объявили во вступлении к нашему уставу цель этого литературного общества - развить и использовать путем общения и обмена идеями, те теоретические знания, которые вы получили в нашем славном и дорогом Лицее, чья репутация основана на успехе его воспитанников в свете и на той пользе, которую они принесут однажды своей родине и своему Всемилостивейшему Государю - должна всегда быть главным предметом вашей заботы. Вы объявили об этой цели - и я ничуть не сомневаюсь, что вы приложите все свои силы для достижения ее и поддержите ваше предприятие с благородным упорством, удаляя из этого общества, посвященного доброму общему делу, даже тень эгоизма или субъективности, которые разрушили бы наш дружественный союз.
   Такова наша цель, господа, таковы наши принципы, которым мы должны следовать, чтобы ее достичь, и мы ее достигнем!
   Кроме этого, я настаиваю еще на другом, что тесно связано и для меня не менее драгоценно: - я предвижу, что это сообщество, чисто литературное, приведет нас к другому - нравственному, также полезному и - почему бы нет - еще более интересному. Это литературное общество создаст узы доверия, чистосердечия и дружбы, которые уже нас объединяют, и которые - я горд тем, что могу сказать это - не существуют больше ни в одном учебном заведении между преподавателем и учащимися.
   Да, мои добрые друзья, этот союз сердец, порожденный любовью, признательностью, а вовсе не страхом, покорностью, послушанием, чего не может понять пошлость, потому что она не сможет почувствовать его, этот союз сердец, который вознаграждает меня за тысячу неприятностей, связанных с моей должностью и тем способом, которым я ее исполняю, этот союз, повторяю, еще более упрочится благодаря нашим литературным вечерам. Там мы сблизимся, завяжем более тесные отношения, и эта связь, созданная и упроченная здесь, в этой обители мира и дружбы, надеюсь, продлится во все время вашего пребывания в Лицее. Наши железные кольца будут ее символом! Расстояния и обстоятельства смогут нас удалить друг от друга, но никогда не смогут разлучить.
   Пусть Лицей будет дорог нам всегда, пусть он всегда будет местом наших встреч! И когда меня здесь уже не будет, и когда меня совсем не будет - друзья мои, любите Лицей, будьте всегда едины как руки, сомкнутые в кольцо.

Е. Энгельгардт (франц.)

  

Протокол первому частному заседанию,

состоявшемуся ноября 11-го дня 1821 года

  

No 1

  
   Собрание было открыто речью Президента, произнесенною им самим в присутствии всех членов.
   В первом собрании общества присутствовали под председательством Г-на Директора Лицея, учредители общества: Белуха-Кохановский, Замятин, Убрий, Самсон, Малиновский и Васьков.
   Положено сообщить сию речь Архивариусу для всегдашнего хранения в Архиве общества.
  
   Рассуждаемо было о правилах на коих должно быть основано сие общество.
   Положено при прочтении сих правил и по некоторым в оных переменах, их утвердить, и взяв с них белую копию, хранить оную в Архиве за подписанием всех присутствующих.
   Положено по общему соглашению избрать: в Секретари Замятнина, в Архивариусы - Убри, в Казначеи - Белуху-Кохановского.
  
   Председатель предложил собранию о необходимости немедленно приступить на основании правил статьи 1-ой к выбору Секретаря, Архивариуса и Казначея.
   Он же предложил и назначить очередь, соображаясь с коей каждый должен читать свое сочинение.
   Положено назначить порядок сей очереди жеребьем, по коему вышло, что первый читает: Андрей Белуха-Кохановский, второй Дмитрий Замят-нин, третий Сергей Убри, четвертый Эдмунд Самсон, пятый Андрей Малиновский и шестой Николай Васьков.

Председатель Егор Энгельгардт.

Андрей Белуха-Кохановский

Дмитрий Замятнин.

Сергей Убри.

Эдмунд Самсон.

Андрей Малиновский.

Николай Васьков.

(Подписи собственноручные).

  

Протокол пятого частного заседания,

состоявшегося Декабря 9-го дня 1821 года

  

No 5

  
   В силу Устава статьи XV, каждый из членов представил по 3 программы для предложения оных Публике в собрании 12 числа сего месяца.
   Общество, нашед предложение всех сих предметов публике излишним, почло за нужное избрать для сего только следующие шесть:
   1. Pourquoi la civilisation des peuples est-elle ordinairement accompagnée de la corruption des moeurs? En serait-elle la source et peut on avec raison avancer que la civilisation amène la dègènèration et l'affaiblissement des peuples et des états? {Почему развитие народов обычно сопровождается порчей нравов? (франц.)}
   2. Eloge satyrique de la calomnie. {Сатирическая похвала клевете (франц.)}
   3. La bataille de Poultava, ses suites et son influence sur les événements de ces temps {Полтавская битва, ее последствия и ее влияние на современные ей события. (франц.)}.
   4. Esquisse de l'histoire de l'ordre de Malthe depuis son origine jusqu à son extinction {Очерк истории Мальтийского ордена от зарождения до угасания (франц.)}.
   5. La puissance de l'habitude (sujet comique) {Сила привычки (комический сюжет) (франц.)}.
   6. Esquisse biographique de trois hommes marquants dans l'antiquité, dans le moyen âge et dans l'histoire moderne. Parallèle charactèristique entre ces personnages {Биографический очерк трех замечательных людей античности, средневековья и современной истории. Характерные параллели между этими персонажами (франц.)}.
   Положено: означенные копию и подлинник приобщить к делам общества, а в рассуждении торжественного собрания ожидать разрешения Г-на Министра.
  
   Вслед за сим Господин Председатель объявил собранию, что он по долгу своему донес Г-ну Министру Духовных Дел и Народного Просвещения как вообще об образовании сего общества, так и о предполагаемом в день рождения Всемилостивейшего Государя Императора первом торжественном собрании, на что и испрашивал дозволения Его Сиятельства. На сие получен письменный отзыв Г-на Министра на имя Председателя, с предписанием представить немедленно Устав общества для поднесения оного на Высочайшее Его Императорского Величества усмотрение. Во исполнение того он Председатель препроводил копию с Устава Г-ну Министру при донесении своем, которое при сем предложил в копии Обществу, равно как и означенное отношение Г-на Министра в подлиннике. Наконец, читано было членом Общества Самсоном собственное сочинение под заглавием: Traite des Nègres {Торговля неграми (франц.)}.
   Положено было, чтобы сочинитель по некоторым значительным переменам доставил оное Обществу для хранения в Архиве.

Егор Энгельгардт.

Андрей Белуха-Кохановский

Дмитрий Замятнин.

Сергей Убри.

Эдмунд Самсон.

Андрей Малиновский.

Николай Васьков.

  

Протокол чрезвычайного частного собрания,

состоявшегося Генваря 14-го дня, 1822-го года

  

No 1

  
   Заседание открылось речью Г-на Президента, в коей он сообщил членам отношение Г-на Министра духовных дел и народного просвещения на имя его, в коем изображена Высочайшая Его Императорского Величества воля о прекращении Общества Лицейских друзей полезного. Г-н Президент сообщив о сем собранию, предложил оному во исполнение сей Высочайшей воли немедленно прекратить действия общества и оное уничтожить.1
  
   1 Нельзя не привести здесь этой суровой характерной резолюции: "Милостивый государь мой, Егор Антонович! Присланный при письме вашего превосходительства от 6-го числа минувшего декабря проект правил для учреждения, между воспитанниками Императорского Царскосельского Лицея, общества, под названием: Лицейские друзья полезного, доводил я до сведения Государя Императора. Его Величество, по прочтении сих правил, соизволил признать учреждение такого общества между воспитанниками лицея неприличным и ненужным: во-первых, потому что занятия, предполагаемые для сего общества, будут слишком их развлекать и отнимать у них время, необходимое на повторение уроков и на упражнения гораздо полезнейшие по разным предметам учения; во-вторых, самые так называемые литературные труды учащихся не могут еще никак составлять предмета чтения для публичных собраний и собственные их суждения о сочинениях и переводах должны быть еще столько недостаточны, что им следует более слушать мнения знающих и опытных, нежели проявлять мысли свои о том, чему еще обучаются и чего потому основательно знать не могут, в-третьих, позволение воспитанникам заседать в собраниях на ряду с своими наставниками и воспитателями отнимает у них должное уважение к начальствующим над ними.
   По всем сим причинам Государю Императору не угодно учреждение такого Общества между воспитанниками.
   Уведомляя вас о сем, с совершенным почтением имею честь быть
  

Вашего превосходительства покорнейшим слугою Князь Александр Голицын.

No 3. В С.-Петербурге 11 генваря 1822".

  
   Прекратить существование Общества Лицейских друзей полезного c сего Генваря 14-го дня, положено все поныне состоявшиеся Протоколы, Устав Общества, сочинения и прочие бумаги доставить Г-ну Президенту на сохранение в особо запечатанном куверте, приобщив к тому и ныне произнесенную речь Г-на Президента, равно как и отношение Г-на Министра Духовных дел и народного просвещения об уничтожении общества.

Егор Энгельгардт.

Андрей Белуха-Кохановский

Дмитрий Замятнин.

Сергей Убри.

Эдмунд Самсон.

Андрей Малиновский.

Николай Васьков.

Александр Сакен.

Журналы, издававшиеся на III курсе

  
   III-й курс Царскосельского Лицея, к которому принадлежал Д. Н. Замятнин, и который в лицейской старине оставил по себе такой любопытный памятник умственной серьезности, деловитости и литературных интересов, как знаменитое "Общество друзей полезного", оставил потомству еще и другое яркое свидетельство этого литературного, умственно- и нравственно-пробужденного настроения. Этот памятник - плоды постоянных литературных упражнений воспитанников в виде Журналов, издававшихся почти непрерывно в период 1818-1821 г., бережно сохраненных Д. И. Замятниным и переданных им моему отцу, вероятно вместе с другими бумагами. Следует вспомнить, что к этому курсу принадлежал сын директора Лицея Максим Егор. Энгельгардт, а потому - надо думать - старый директор, хотя, как образцовый начальник и педагог, отличавшийся высоким беспристрастием, относился к этому курсу тем с большею отеческою заботливостью и попечением; за это несомненно и воспитанники (по крайней мере большинство) платили ему соответственными чувствами глубокого уважения и благодарности, ценя его истинные достоинства редкого педагога и видя противные ему, уже явные в 1820 г., течения на верхах, на что имеются указания и в сохранившихся рукописях. (См. напр., в нижепомещаемых статьях: "Взгляд на состояние любезного отечества" - в No 1 "Лицейского Аргуса" и "Письмо из города Лицея" в журн. "Муза возобновленного Лицея").
   Сохранилось семь различных, последовательно издававшихся разного наименования журналов - в 17 NoNo или тетрадках разного формата и вида, писанных несколькими почерками, по большей части очень тщательно. Издателями и авторами были без сомнения (как мы это видим и на I курсе) всего несколько лиц - "записных" любителей этих литературных упражнений и сочинителей в разных родах: прозе, стихах, сатире, эпиграмме, критике и etc. Вследствие анонимности журнальных статей - имена их нам, к сожалению, неизвестны. Возможны, конечно, разные догадки, но для их проверки потребовалось бы особое исследование. Одно можно сказать с полною вероятностью: что к числу этих издателей-авторов в лиц. журналах III к. не могли не принадлежать по крайней мере некоторые из известных нам членов основанного Е. А. Энгельгардтом в 1821 г. литературного общества, очевидно уже раньше заявившие себя своим литературным направлением и любовью к словесности. Это были, кроме самого Д. Н. Замятина (у которого недаром и сохранились эти журналы!), еще А. А. Белуха-Кохановский, С. П. Убри, Н. И. Васьков, А. В. Малиновский, Э. Самсон. Очень вероятно, что, если не все, то некоторые из них, принимали в свое время деятельное участие в "журнальном" сочинительстве.
   Содержание и характер дошедших до нас журналов очень разнообразны: некоторые держатся серьезного, очень благонамеренного и даже немножко сентиментального направления и тона, другие - сатирического, шутливого и насмешливо-веселого. В последних встречаем и едкую критику, и полемику (иногда между издателями и неудовлетворенными их читателями), а также постоянные сатирические выходки и насмешки по адресу педагогов, особенно гувернеров ("консулов"), и товарищей, причем известные лица и в той или другой категории (как это было на 1-м курсе) являлись излюбленной мишенью для всяких нападок, шуток и острословия {Из наставников такой мишенью был, по-видимому, гувернер Фотий П. Калинин, который в статьях журналов именуется то прямо Фотием, то буквами.}. В рассматриваемых журналах есть много общего с журналами 1-го курса - по общему характеру и схеме, по отделам содержания, но индивидуальные особенности и условия жизни и развития того и другого курса делают отличия между ними весьма существенными и резкими. Гений Пушкина и таланты его курса не могли не дать особенного отпечатка силы и бойкости даже самым пустым и иногда пошловатым выдумкам и пробам пера сочинителей-сотрудников "Лицейск. Мудреца". В журналах III к. недостает этой острой и подчас злой, изобретательной шутки, нет той жизни и через край льющейся веселости, нет, наконец, признаков той литературной начитанности и соприкосновения с общественною жизнью, которые бросаются в глаза в литературных упражнениях товарищей Пушкина. Затем - в то время как в журналах I курса поэзия и стихотворство всякого рода занимают первенствующее место, - в журналах III курса этот род не только отходит на задний план, но представлен сравнительно очень бледным и ничтожным образом. Быть может, все стихотворное в этих журналах принадлежит одному или - много - двум лицам. Впрочем и здесь помещены образчики своего рода "национальных песен", традиционно сочинявшихся вероятно и преемниками лицейских первенцев.
   Зато для изображения и характеристики жизни и быта Лицея этих лет (1818-21 гг.) - по непосредственному отношению содержания своего к этой жизни, к быту Лицея и отношениям воспитанников между собой и к наставникам, - эти журналы дают очень много: они полны мелких подробностей, описаний и черт, и из них бытописатель старого Лицея может извлечь не мало штрихов в дополнение к тому, что известно из остатков архива 1-го курса.
   В этом смысле любопытны бывшие в большом ходу у сотрудников журналов иносказательные описания Лицея и его педагогического и ученического состава - под видом государства ("республики") или города с подразделением их на территории или на кварталы, с разрядами жителей или национальностями, и с соответственными наименованиями. Так как внутренние порядки и быт в Лицее оставались неизменными в первое его 10-летие с лишком, в которое входит и семилетнее директорство Е. А. Энгельгардта (1816-1823), то изображаемые в этих описаниях характер и черты их могут быть в значительной мере применены и к Пушкинскому времени. Нельзя поэтому не отнестись с особенным вниманием к таким статьям, как "Нечто о жителях Лицея", "Описание города Лицея", "Черты землеописания владений мал. Лицея", "Взгляд на состояние любезного отечества" и т. д., или к отделу "Внутренних известий" (с сообщениями о том, что творилось в разных лицейских "кварталах"). Любопытны также некоторые статьи, имеющие сюжетом некоторые выдающиеся эпизоды и случаи из лицейской жизни. Курьезны (хотя в большинстве для нас непонятны) в одном из журналов "Отрывки из лицейского словаря" (особые слова и изречения, имевшие свое происхождение и свой смысл).
   Наконец заслуживают особого внимания - по своему общему историческому (для старого лицея и для данного периода) характеру и значению следующие статьи: "Обозрение наших журналов" (именно за 1818-19 гг.) - в "Лицейском Аргусе" (No 2), "Дух нашей истории" (в No 3 того же журнала) и наконец особенно интересное "Письмо из города Лицея" в журнале (последнем) конца 1821 г. "Муза возобновленного Лицея" (No 1), где уже видна в авторе и зрелость мысли и большая вдумчивость и рассудительность. Это было время неофициального открытия и деятельности знаменитого в летописях старого лицея "Общества Друзей Полезного".
   Мы дадим здесь общий перечень и описание сохранившихся журналов, а затем позволим себе привести несколько наиболее характерных и важных в историческом отношении извлечений из журналов, в том числе выше отмеченные наиболее интересные статьи.
   I. Журнал "Весна" - два номера - вышли весной 1818 г. (в No 1 под вводной статьей стоит: Лицей 1818 г. февраля 17 дня). Это 1-й журнал: в нем те же отделы, что и в последующих: Проза, Стихотворения и Смесь. - См. ниже ст. "От издателей" и статью "Обозрение журналов".
   II. Журнал "Свободные часы" - пять NoNo с эпиграфом из Boileau:
  
   "Craignez vous pour vos écrits la censure publique?
   Soyez à vous-même un sévère critique"1.
  
   1 Буало: "Опасаетесь ли вы суда общественности над вашими сочинениями? Станьте суровым критиком сами себе". (франц.)
  
   No 1, как видно из даты под оглавлением, вышел 1 декабря 1818 г. Из этого No печатаем ниже статейку "Потопленье". К лицейской жизни имеют отношение еще стихотворения "Исповедь" (на гувернера Ф. Калинина) и ст. "Опекун".
   No 2 вышел 15 дек. 1818 г. Содержание: Проза: Изгнание иезуитов из П.; Нечаянное нападение Ф...я (? Фотия, т. е. гуверн. Калинина); Нечто о жителях Лицея.
   Последняя статья начинается так:
   "Город Малый-Лицей {Под "Малым Лицеем" следует, как кажется, разуметь младшее отделение Лицея, так как 6-ти летний курс его разделяется на два трехлетия.} лежит под 59° сев. шир. на возвышенном месте, и есть совершенный Рим нашей Республики, а следовательно центр наук, художеств, политики и проч.".
   No 3 - янв. 5, 1819 года (здесь окончание статьи о жителях Лицея).
   No 4 - янв. 26, 1819 г. Между прочим находим здесь статью "О критике", которая начинается так:
   "Странным, может быть, покажется читателям сего журнала, что в нем не помещают разборов сочинений. Легко угадать причину: теперь лишь только начинает возникать у нас словесность: строгая критика может воспрепятствовать ее распространению. По первым опытам не всегда можно заключать об успехах впоследствии. Но с позволения публики я осмелюсь объявить мое мнение о сем предмете"...
   В заметке "Библиография" находим пренебрежительный и неблагосклонный отзыв о возникшем тогда, вероятно, исключительно юмористическом журнале (стихотворном) "Веселый нас".
   No 5 - февр. 16, 1819 г. Здесь в "Смеси" находим маленькую язвительную отповедь "Веселому часу" на его ответ на упомянутый о нем отзыв.
   III. Третьим (или 4-м, если считать "Веселый чао) по времени журналом был по характеру более забавный и легкий: журн. "Сотрудники Мома" (или "Лицейский Мом"), три NoNo с виньеткой на заглавном листе, изображающей пляшущего Мома (Momus), бога насмешки в костюме полосатого шута с дурацким колпаком и лирою.
   Эпиграф взят из Beaumarchais:
  
   "Si ce gai, ce fol ouvrage
   Renfermait quelque leèon:
   En faveur du badinage
   Faites grâce à la raison!"1.
  
   1 Бомарше: "Этот веселый, дурашливый труд не таит ли в себе урок: отдавая должное балагурству, окажите милость и рассудку!" (франц.)
  
   No 1 - Лицей, октября 26, 1819 г. - Здесь вводная статейка "От издателей", мотивирующая издание такого веселого, шутливого журнала. Содержание журнала действительно соответствует целям издателей: юмористика и сатира (напр., над педагогами) в нем преобладают.
   No 2 - ноября 22, 1819 г. В нем две первые статьи посвящены полемике. Кто-то из читателей выступил с довольно резким осуждением сатирической задачи и характера журнала, высказывая свою приверженность серьезному и поучительному роду этой журнальной литературы и доказывая предосудительность насмешек над наставниками и товарищами.
   В "Ответе" своем издатели не менее резко (называя противника "лицемером") отстаивают свой взгляд и свое предприятие и осыпают своего критика очень нелестными упреками.
   Сатиру над кем-то из товарищей и над педагогами представляют и статьи: "Портрет NN" и "Суд Миноса".
   No 3 - декабря 12, 1819 г. Заключает в себе статью "Черты землеописания владений Малого Лицея", которую приводим ниже. Другие статьи, стихи, эпиграммы и, наконец, "песни" (на разные голоса) - в роде известных нам "национальных", - все это сатирические выходки на лицейских. В заключение находим стихотворное "Прощание сотрудника Мома", повидимому прекратившего свое существование по требованию педагогической власти за слишком открытую и злую насмешку ("Труды бродяг парнасских... Гнев Феба возбудили...")
   IV. Журн. "Беседа в Пиитическом квартале". Два NoNo. Он издавался в начале 1820 года. Его эпиграф взят из Pope:
  
   "Plus notre esprit est fort,
      Plus il faut qu'il agisse;
   Il meurt dans le repos,
      Il vit dans l'exercice."1
  
   1 Попа: Чем сильнее наш разум, тем больше он должен действовать; В покое он умирает, он живет в упражнении (франц.)
  
   Этот журнал отличается от других тем, что к его NoNo приложены акварельные рисунки, но, конечно, далеко уступающие карикатурам "Л. Мудреца".
   No 1 - вышел 22 янв. 1820г. В нем находим статью "От издателей", которую, в виду ее интереса, считаем не лишним привести здесь. Отсюда узнаем, что издавался около этого времени еще неизвестный нам журнал "Неопытная Муза".
   "Участие, изъявляемое публикою при появлении изданий периодических, заставляет нас справедливо заключить, что она чувствует удовольствие и пользу, которую они могут доставить. Благодарны ей тем более, что через то избавляемся труда писать панегирик журналам, в котором, при всем нашем отвращении от педантства, могли бы вкрастся некоторые оттенки сего зловредного и, как опыт научает нас, усыпительного искусства привлекать удивление невежд и насмешки просвещенных. - Впрочем, вспоминая уважение, должное почтенным наставникам нашим, не осмеливаемся более порицать педантства. Чтобы удовлетворить справедливому любопытству читателей, мы скажем несколько слов о плане нашего журнала; не говорим о цели: ибо в новейшие времена просвещения издатели "Неопытной Музы" решили сию таинственную задачу, открыв, что цель периодического издания есть усовершенствование в отечественной словесности.
   Название не определяет род сочинений, коими будет наполнен журнал сей. Но в сем отношении цензура не будет строгая, и мы не откажемся поместить, после похвального слова нашим консулам или наставникам, наивную национальную песню, после эпиграммы на политиков, их замечания о превоначальной причине переворотов в нашем Государстве, и жалобные звуки романсов и нежных посланий не заглушат колкие насмешки питомцев Мома. - И так, истинный талант в каком бы роде ни было - найдет в сем журнале место для творений своих".
   Таким образом, это первый журнал смешанного характера, где рядом с серьезным встречается и насмешливое и юмористическое, по большей части относящееся к лицейской жизни. В "Смеси" рядом с "Внутренними Известиями" находим уже упомянутый выше "Отрывок из Лицейского Словаря".
   No 2 - февраля 15

Другие авторы
  • Архангельский Александр Григорьевич
  • Аммосов Александр Николаевич
  • Новиков Николай Иванович
  • Салов Илья Александрович
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Курсинский Александр Антонович
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна
  • Фельдеке Генрих Фон
  • Дан Феликс
  • Ницше Фридрих
  • Другие произведения
  • Салов Илья Александрович - Шуклинский Пирогов
  • Федоров Николай Федорович - О пределах из "вне" и из "внутри"
  • Шаликов Петр Иванович - Новое путешествие в Малороссию
  • Измайлов Александр Ефимович - А. Е. Измайлов: биографическая справка
  • Коллинз Уилки - Тайна
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Гусятница у колодца
  • Словцов Петр Андреевич - Словцов П. А.: биографическая справка
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Бестужев М. А.
  • Оленин-Волгарь Петр Алексеевич - Под небом южной ночи
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - В. Перельмутер. Прозёванный гений
  • Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
    Просмотров: 431 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа