Главная » Книги

Жуковский Василий Андреевич - В.А. Жуковский в воспоминаниях современников, Страница 39

Жуковский Василий Андреевич - В.А. Жуковский в воспоминаниях современников



в чужой конец,
   Но нас чувства с ним связали,
   Но он сердцем нам близнец;
   Ни разлуки нет, ни дали
   Для сочувственных сердец.
   Нежной дружбы тайной силой
   И судьбе наперелом
   В нас заочно - друг наш милый,
   И мы жизнью сердца - в нем.
      Будь наш тост ему отраден,
      И от города Петра
      Пусть отгрянет в Баден-Баден
      Наше русское ура!
   Тихо-радостной тоскою
   В этот час объятый сам,
   Может статься, он мечтою
   К нам прильнул и внемлет нам
   И улыбкой и слезою
   Откликается друзьям!
   Радость в нем с печалью спорит,
   Он и счастлив и грустит,
   Нашим песням молча вторит
   И друзей благодарит.
      Будь наш тост ему отраден,
      И от города Петра
      Пусть отгрянет в Баден-Баден
      Наше русское ура!
                      Январь 1849
  

В. Ф. РАЕВСКИЙ

  

12. ИЗ "ПЕСНИ ВОИНОВ ПЕРЕД СРАЖЕНИЕМ"

  
   <...> Пусть дети неги и порока
   С увялой, рабскою душой
   Трепещут гибельного рока,
   Неразлучимого с войной,
   И спят на ложе пресыщенья,
   Когда их братья кровь лиют.
   Постыдной доле их - презренье!
   Во тьме дни слабых протекут!
   А нам отчизны взор - награда
   И милых по сердцу привет,
   Низвергнем сонмы супостата,
   И с славой нам восплещет свет!..
   Краса певцов, наш бард любимый,
   Жуковский в струны загремит,
   И глас его непобедимых
   Венком бессмертья отличит.
   И юный росс, приникший слухом
   К его цевнице золотой,
   Геройским вспыхивает духом
   И, как с гнезда орел младой,
   Взлетит искать добычи бранной
   Вослед испытанным вождям...
   О други! близок час желанный,
   И близок грозный час врагам, -
   Певцы передадут потомству
   Наш подвиг, славу, торжество.
   Устроим гибель вероломству,
   Дух мести - наше божество!
        &nbsp;                 1812-1813
  

А. Ф. ВОЕЙКОВ

13. К Ж<УКОВСКОМУ>

  
   Ты, который с равной легкостью,
   С равным даром пишешь сказочки,
   Оды, песни и элегии;
   Муз любимец и учитель мой
   В описательной поэзии!1
   Добрый друг, открой мне таинства!
   Где ты взял талант божественный
   Восхищать, обворожать умы,
   Нежить сердце, вображение?
   Не Зевес ли положил печать
   На челе твоем возвышенном?
   Не Минерва ль обрекла тебя
   При рожденье чистым музам в дар?
   Нам талантов приобресть нельзя,
   Мы с талантами рождаемся.
   Все пиитики, риторики,
   Все Лагарпы, Аристотели
   Не соделают поэтами.
   Что наука? Кормчий смысленный,
   Искушенный и воспитанный
   В школе времени и опытов;
   Но без ветра морем плыть нельзя
   И писать без дарования.
   Ты поэтом родился на свет,
   В колыбели повит лаврами.
   Родился - и улыбнулася
   Мать-природа сыну милому,
   И все виды для очей твоих
   В красоту преобразилися,
   И все звуки для ушей твоих -
   В сладкогласие небесное.
   Представляешь ли Фантазию,
   Как она по свету рыскает,
   Подостлавши самолет-ковер,
   Алый мак держа в одной руке,
   А в другой ширинку белую,-
   Претворяешь в пурпур рубище,
   В пышный храм шалаш соломенный,
   Узы тяжкие железные
   В вязь легчайшую, цветочную.
   Все блестящи краски радуги
   На палитру натираешь ты,
   Все цветы, в полях растущие,
   Разноцветны, разновидные,
   Рвешь, плетешь из всех один венок
   И венчаешь им прелестную
   Дщерь Зевесову - Фантазию.
  
   Со друзьями ли беседуешь
   Под покровом кленов сетчатым,
   На ковре лугов узорчатом,
   Где ручей журчит по камушкам,
   Где шум сладкий бродит по лесу, -
   Ты, сливая голос с лирою,
   Поощряешь к наслаждениям,
   К сладострастию изящному.
   "О друзья мои!2 - вещаешь ты. -
   Жизнь есть миг, она пройдет, как сон,
   Как улыбки след прелестныя,
   Как минутный Филомелы глас
   Умолкает за долиною.
   Посмотрите, как за часом час
   Оставляет нас украдкою.
   И как знать? Быть может, завтра же
   Мы уснем в могиле праотцев;
   Так почто же дни столь краткие
   Отравлять еще заботами,
   Подлой страстью сребролюбия
   Домогаться пресмыканием
   Мзды за низкость жалких почестей?
   Насладимся днем сегодняшним!
   В чаше радости потопим грусть
   И, стаканом об стакан стуча,
   Смерть попросим, чтоб нечаянно
   Посетила среди пиршества,
   Так, как добрый, но нежданный друг".
   Иль с Людмилою тоску делишь
   О потере друга милого.
   Иль с Светланою прелестною
   Вечерком крещенским резвишься,
   Топишь в чашу белый ярый воск
   И, бросая свой зол от перстень,
   Ты поешь подблюдны песенки3.
  
   О соперник Гете, Бюргера!
   Этой сладкою поэзией,
   Этой милой философией
   Ты пленяешь, восхищаешь нас;
   Превосходен и в безделицах,
   Кисть Альбана в самых мелочах.
   Но почто же, мой почтенный друг,
   Ты с цветка лишь на цветок летишь
   Так, как пчелка златокрылая,
   Так, как резвый мотылек весной?
   Ты умеешь соколом парить
   И конем лететь чрез поприще.
   Состязайся ж с исполинами,
   С увенчанными поэтами;
   Соверши двенадцать подвигов:
   Напиши четыре части дня,
   Напиши четыре времени4,
   Напиши поэму славную,
   В русском вкусе повесть древнюю, -
   Будь наш Виланд, Ариост, Баян!
   Мы имели славных витязей,
   Святослава со Добрынею;
   А Владимир - русско солнышко,
   Наш Готфред или Великий Карл;
   А Димитрий - басурманов бич;
   Петр - Сампсон, раздравший челюсть льва,
   Великан между великими;
   А Суворов - меч отечества,
   Затемнивший славой подвигов
   Александра, Карла, Цесаря;
   А Кутузов - щит отечества,
   Мышцей крепкою, высокою
   Сокрушивший тьмы и тысячи
   Колесниц, коней и всадников
   Так, как ветр великий севера
   Истребляет пруги алчные,
   Губит жабы ядовитые,
   Из гнилых болот излезшие
   И на нивах воссмердевшие;
   А Платов, который так, как волхв,
   Серым волком рыщет по лесу,
   Сизым орлом по поднебесью,
   Щукой зоркой по реке плывет
   И в единый миг и там и здесь
   Колет, гонит и в полон берет!
  
   Выбирай, соображай, твори!
   Много славы, много трудностей.
   Слава ценится опасностью,
   Одоленными препятствами.
   В колыбели сын Юпитеров
   Задушил змей черных зависти,
   Но зато Иракл на небо взят;
   И тебе, орел поэзии,
   Подле Грея, подле Томсона
   Место на небе готовится!
    &nbsp;                   7 января 1813
  

14. ИЗ "ДОМА СУМАСШЕДШИХ"

  
   Вот Ж<уковск>ий! - В саван длинный
      Скутан, лапочки крестом,
   Ноги вытянувши чинно,
      Черта дразнит языком.
   Видеть ведьму вображает:
      То глазком ей подмигнет,
   То кадит и отпевает,
      И трезвонит и ревет1.
                          1814-1830
  

А. С. ПУШКИН

  

15. К ЖУКОВСКОМУ

  
      Благослови, поэт!.. В тиши парнасской сени
   Я с трепетом склонил пред музами колени.
   Опасною тропой с надеждой полетел,
   Мне жребий вынул Феб, и лира мой удел.
   Страшусь, неопытный, бесславного паденья,
   Но пылкого смирить не в силах я влеченья,
   Не грозный приговор на гибель внемлю я:
   Сокрытого в веках священный судия (*)
   Страж верный прошлых лет, наперсник муз любимый
   И бледной зависти предмет неколебимый
   Приветливым меня вниманьем ободрил;
   И Дмитрев слабый дар с улыбкой похвалил;
   И славный старец наш, царей певец избранный (**)
   Крылатым гением и грацией венчанный,
   В слезах обнял меня дрожащею рукой
   И счастье мне предрек, незнаемое мной.
   И ты, природою на песни обреченный!
   Не ты ль мне руку дал в завет любви священный?
   Могу ль забыть я час, когда перед тобой
   Безмолвный я стоял, и молнийной струей
   Душа к возвышенной душе твоей летела
   И, тайно съединясь, в восторгах пламенела1, -
   Нет, нет! решился я - без страха в трудный путь,
   Отважной верою исполнилася грудь.
   Творцы бессмертные, питомцы вдохновенья!..
   Вы цель мне кажете в туманах отдаленья,
   Лечу к безвестному2 отважною мечтой,
   И, мнится, гений ваш промчался надо мной!
  
      Но что? Под грозною парнасскою скалою
   Какое зрелище открылось предо мною?
   В ужасной темноте пещерной глубины
   Вражды и зависти угрюмые сыны,
   Возвышенных творцов зоилы записные
   Сидят - бессмыслицы дружины боевые.
   Далеко диких лир несется резкий вой,
   Варяжские стихи визжит варягов строй.
   Смех общий им ответ; над мрачными толпами
   Во мгле два призрака склонилися главами3.
   Один на груды сел и прозы и стихов -
   Тяжелые плоды полунощных трудов,
   Усопших од, поэм забвенные могилы!
   С улыбкой внемлет вой стопосложитель хилый:
   Пред ним растерзанный стенает Тилемах;
   Железное перо скрыпит в его перстах
   И тянет за собой гекзаметры сухие,
   Спондеи жесткие и дактилы тугие.
   Ретивой музою прославленный певец,
   Гордись - ты Мевия4 надутый образец!
   Но кто другой, в дыму безумного куренья,
   Стоит среди толпы друзей непросвещенья?
   Торжественной хвалы к нему несется шум:
   Он - он под рифмою попрал и вкус и ум;
   Ты ль это, слабое дитя чужих уроков,
   Завистливый гордец, холодный Сумароков,
   Без силы, без огня, с посредственным умом,
   Предрассуждениям обязанный венцом
   И с Пинда сброшенный, и проклятый Расином?
   Ему ли, карлику, тягаться с исполином?
   Ему ль оспоривать тот лавровый венец,
   В котором возблистал бессмертный наш певец,
   Веселье россиян, полунощное диво (***)?..
   Нет! в тихой Лете он потонет молчаливо,
   Уж на челе его забвения печать,
   Предбудущим векам что мог он передать?
   Страшилась грация цинической свирели,
   И персты грубые на лире костенели.
   Пусть будет Мевием в речах превознесен -
   Явится Депрео, исчезнет Шапелен5.
  
      И что ж? всегда смешным останется смешное;
   Невежду пестует невежество слепое.
   Оно сокрыло их во мрачный свой приют;
   Там прозу и стихи отважно все куют,
   Там все враги наук, все глухи - лишь не немы,
   Те слогом Никона печатают поэмы,
   Одни славянских од громады громоздят,
   Другие в бешеных трагедиях хрипят,
   Тот, верный своему мятежному союзу6,
   На сцену возведя зевающую музу,
   Бессмертных гениев сорвать с Парнаса мнит.
   Рука содрогнулась, удар его скользит,
   Вотще бросается с завистливым кинжалом,
   Куплетом ранен он, низвержен в прах журналом,-
   При свистах критики к собратьям он бежит...
   И маковый венец Феспису ими свит.
   Все, руку положив на том "Тилемахиды",
   Клянутся отомстить сотрудников обиды,
   Волнуясь, восстают неистовой толпой.
   Беда, кто в свет рожден с чувствительной душой!
   Кто тайно мог пленить красавиц нежной лирой,
   Кто смело просвистал шутливою сатирой,
   Кто выражается правдивым языком
   И русской глупости не хочет бить челом!..
   Он враг отечества, он сеятель разврата!
   И речи сыплются дождем на супостата.
  
      И вы восстаньте же, парнасские жрецы,
   Природой и трудом воспитанны певцы
   В счастливой ереси и вкуса и ученья,
   Разите дерзостных друзей непросвещенья.
   Отмститель гения, друг истины, поэт!
   Лиющая с небес и жизнь и вечный свет,
   Стрелою гибели десница Аполлона
   Сражает наконец ужасного Пифона.
   Смотрите: поражен враждебными стрелами,
   С потухшим факелом, с недвижными крылами
   К вам Озерова дух взывает: други! месть!..
   Вам оскорбленный вкус, вам знанья дали весть -
   Летите на врагов: и Феб и музы с вами!
   Разите варваров кровавыми стихами;
   Невежество, смирясь, потупит хладный взор,
   Спесивых риторов безграмотный собор...
  
      Но вижу: возвещать нам истины опасно,
   Уж Мевий на меня нахмурился ужасно,
   И смертный приговор талантам возгремел.
   Гонения терпеть ужель и мой удел?
   Что нужды? смело в даль, дорогою прямою,
   Ученью руку дав, поддержанный тобою,
   Их злобы не страшусь; мне твердый Карамзин,
   Мне ты пример. Что крик безумных сих дружин?
   Пускай беседуют отверженные Феба;
   Им прозы, ни стихов не послан дар от неба.
   Их слава - им же стыд; творенья - смех уму;
   И в тьме возникшие низвергнутся во тьму.
      &nbsp;                                    1816
   (* Карамзин, ** Державин, *** Ломоносов.)
  

16. ЖУКОВСКОМУ

  
   Когда, к мечтательному миру
   Стремясь возвышенной душой,
   Ты держишь на коленах лиру
   Нетерпеливою рукой;
   Когда сменяются виденья
   Перед тобой в волшебной мгле
   И быстрый холод вдохновенья
   Власы подъемлет на челе, -
   Ты прав, творишь ты для немногих1,
   Не для завистливых судей,
   Не для сбирателей убогих
   Чужих суждений и вестей,
   Но для друзей таланта строгих,
   Священной истины друзей2.
   Не всякого полюбит счастье,
   Не все родились для венцов.
   Блажен, кто знает сладострастье
   Высоких мыслей и стихов!
   Кто наслаждение прекрасным
   В прекрасный получил удел
   И твой восторг уразумел
   Восторгом пламенным и ясным.
            &nbsp;               1818
  

17. К ПОРТРЕТУ ЖУКОВСКОГО

  
   Его стихов пленительная сладость
   Пройдет веков завистливую даль,
   И, внемля им, вздохнет о славе младость,
   Утешится безмолвная печаль
   И резвая задумается радость.
                &nbsp;         1818
  

М. В. МИЛОНОВ

18. К В. А. ЖУКОВСКОМУ

(На получение экземпляра его стихотворений1)

  
   Желанный дар из рук любимого поэта,
   Стань в ряд с Державиным в почетный уголок;
   Пусть ищет кто другой забав ничтожных света:
   В вас сердца моего утеха и урок!
   При вашем имени о свете забываю
   И, силою благой фантазии влеком,
   В мир лучший, в мир другой мечтой перелетаю,
   Который лишь душам возвышенным знаком,
   Где все, что на земле возможет быть прелестно
   И радости небес для сердца прорицать,
   Рукою собрано поэзии чудесной -
   Олимп, где жрец ее дерзает обитать!
   Туда меня, поэт, твой гений увлекает...
   О, если бы его имел я силу крил!
   Венец его в лучах бессмертия сияет:
   Он лиру лишь добру и славе посвятил.
   Пускай достоинства свет видит равнодушно, -
   Поэту ль от него отличия искать?
   Пусть будет он сокрыт от знатности бездушной,
   Пусть будет злость его и зависть помрачать -
   Не знает низких средств души высокой сила,
   Он будет лишь одно прекрасное любить,
   Судьба его сама от смертных отличила,
   И чувств его ничто не может изменить!
   Завиден для меня путь, избранный тобою,
   Стезя, ведущая так близко до сердец.
   Скажи, исполненный когда самим собою,
   Страсть к славе и добру, поэзии мудрец,
   С волшебной силою ты передать желаешь
   И чувства упоить сей страстию благой, -
   Скажи мне, не в себе ль награду обретаешь?
   И высший смертных долг исполнен уж тобой!
   Ты любишь и поешь в восторге добродетель.
   Круг мирных дел певца пускай судьба стеснит,
   Но дух его парит, величия свидетель,
   И с гордостью венок достоинству дарит.
   Как живы для меня, поэт, твои картины,
   Наставник в коих твой, натура, вся видна:
   Сей вечер сумрачный, сходящий на долины,
   И обаяния владычица, луна,
   Что, медленно взойдя в среду небес обширных,
   Сребристою струей рассекла мрачный ток,
   Близ коего один, в мечтах, при звуках лирных,
   Ты внемлешь быстрых лет катящийся поток,
   И время отдает тебе минувши годы,
   Надеяся тобой украсить в мире след,
   О, нежных сердца чувств, поэт любви, природы!
   Минуты сей восторг дороже многих лет!
   С какою прелестью своей неизъяснимой
   Ты благ утраченных нам кажешь скорбный вид!
   Он скрылся, призрак сей, вовек невозвратимый,
   Но живо моему он сердцу говорит!
   И к праху самому, дух нежный, пламенея,
   Мечтание пред ним слиялось с бытием -
   Я зрю: горит лучом столб бледный мавзолея,
   И гений внемлет глас при камне гробовом!
   Верь: лучший наш удел - сия страна мечтаний,
   Где мысль, свободна уз, полет свой соверша,
   Бросает свет на путь тернистый испытаний -
   И чувствует свое величие душа.
    ;                                   1818
  

19

  

* * *

  
   Жуковский, не забудь Милонова ты вечно,
   Который говорит тебе чистосердечно,
   Что начал чепуху ты врать уж не путем.
   Итак, останемся мы каждый при своем -
   С галиматьею1 ты, а я с парнасским жалом,
   Зовись ты Шиллером, зовусь я Ювеналом;
   Потомство судит нас, а не твои друзья,
   А Блудов, кажется, меж нами не судья2.
                   &nbsp;            М. Милонов,
          обнимающий с почтением Жуковского
    &nbsp;                        3 сентября 1818
  

И. И. КОЗЛОВ

  

20. К ДРУГУ В<АСИЛИЮ> А<НДРЕЕВИЧУ> Ж<УКОВСКОМУ>

ПО ВОЗВРАЩЕНИИ ЕГО ИЗ ПУТЕШЕСТВИЯ1

  
   Опять ты здесь! опять судьбою
   Дано мне вместе быть с тобою!
   И взор хотя потухший мой
   Уж взоров друга не встречает,
   Но сердцу внятный голос твой
   Глубоко в душу проникает.
   О, долго в дальней стороне
   Ты зажился, наш путник милый!2
   И сей разлуки год унылый,
   Мой друг, был черным годом мне!
   Но я любить не разучился,
   Друзей моих не забывал,
   От них нигде не отставал
   И часто мысленно носился
   С тобою выше облаков,
   В стране, где посреди снегов3
   Весна роскошно зеленеет,
   Где виноград душистый рдеет,
   Дубровы мирные шумят,
   Луга красуются цветами
   И вековые льды горят
   Небесной радуги огнями.
   И часто, часто я с тобой
   Альпийских ветров слушал вой,
   И мрачных сосн суровый ропот,
   И тайный их полночный шепот;
   Смотрел, как с гор поток там бьет
   И грохот в рощах раздается;
   Здесь, рухнув, лавина падет,
   Чрез села страшный путь берет
   И лавой снежною несется.
   Но вид угрюмой красоты
   От сердца гонит прочь мечты -
   И нас в священный трепет вводит.
   Бывало, чаще в мысль приходит,
   Когда уж месяц над рекой,
   Что друг вечернею порой
   В раздумье по долинам бродит,
   Плывет по тихим озерам
   И, к синим их склонен струям,
   В часы сердечного мечтанья
   Чужим передает волнам
   Родимых волн воспоминанья
   И дальних милых тех полей,
   Где он в беспечности своей
   Жизнь встретил, счастью доверяясь,
   Когда надежда, улыбаясь,
   Тропинкой призраков вела:
   Там он лелеял грусть и радость,
   И в вдохновеньях там цвела
   Его задумчивая младость.
   И кто ж весну свою забыл?
   Кто не живет воспоминаньем?
   И я его очарованьем
   Бываю менее уныл,
   Улыбку иногда встречаю
   И, весь в минувшем, забываю,
   Как в непреклонности своей
   Судьба карать меня умеет,-
   И память прежних светлых дней
   Тоской отрадною мне веет.
   И я, мой друг, и я мечтал!
   Я видел сон любви и счастья,
   Я свято сердцем уповал,
   Что нет под небом им ненастья;
   С зарей, ты знаешь, юных дней,
   Пленен любимою мечтою,
   Стремился я за ней одною,
   И без нее мне белый свет
   Казался степью лишь пустою;
   С душой, наполненной огнем,
   Я волн и бурь не устрашился
   И в легком челноке моем
   Отважно по морю пустился.
   Меня манил надежды луч,
   И, как гроза ни бунтовала,

Категория: Книги | Добавил: Anul_Karapetyan (23.11.2012)
Просмотров: 225 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа